Полная версия

Главная arrow Прочие arrow Грозные явления природы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

«Чудесное сияние»

Знаменитый римский философ Сенека еще две тысячи лет назад писал, что во время сильных гроз можно видеть «звезды», спустившиеся с неба на паруса кораблей. Моряки, говорил он, думают, что это боги Кастор и Поллукс приходят им на помощь. Какие же это «звезды»? Их называют огнями святого Эльма.

Огни святого Эльма

Рис. 31. Огни святого Эльма

Однажды, когда корабли Христофора Колумба[1] плыли по морю, поднялась сильная буря.

Матросы перетрусили и начали было роптать на своего начальника за то, что он затеял такое опасное плавание. Черные облака нависли над морем; из них изредка вылетали молнии; корабли сильно качались на бушующих волнах. Чтобы успокоить матросов, Христофор Колумб приказал им выйти на палубу и посмотреть на мачты. На железных верхушках мачт красовались какие-то «огоньки» синеватого цвета; увидевши их, матросы очень обрадовались: они думали, что святой Эльм, которого они считали покровителем мореходов, послал им эти «огоньки» в знак своей к ним милости: не бойтесь, мол, все пройдет благополучно, и буря не причинит вам никакого вреда.

Другой знаменитый путешественник, современник Колумба Магеллан пишет: «В большие бури св. Эльм показывался на вершине мачты то с одной, то с двумя зажженными свечами. А моряки приветствовали его громкими восклицаниями и радостными слезами».

«Огни святого Эльма» — это просто электрическое сияние. Из железных наконечников на верхушках мачт вылетали тысячи маленьких электрических искр. Так как искр было очень много и они неслись быстро одна вслед за другой, то свет их сливался вместе и казался сиянием. Перед грозой и во время грозы, когда в воздухе и в тучах накопляется много электричества, электрические сияния появляются иногда на металлических шпицах башен, на церковных крестах, на концах ружейных штыков и других остроконечных металлических предметов. Но гроза проходит, в воздухе и в тучах электричество разрядится, и сияния пропадают. Электрические сияния особенно красивы, когда их сразу появляется много. Был, например, такой случай, о котором упоминает знаменитый римский полководец Юлий Цезарь. Несколько тысяч римских солдат, вооруженных копьями (дело было давно, еще до новой эры, когда о ружьях и помину не было), готовились к бою с неприятелем. Когда настала ночь, то над всем войском замелькали тысячи голубоватых огоньков. Это светилось электричество на концах копий. Все воины и их начальники приободрились: им казалось, что огоньки предвещают победу. Войско двинулось на неприятеля в надежде сокрушить его. Кому же огоньки сулили победу? Римлянам или их врагам? Никому, конечно, и не им было решать судьбу враждующих людей. Электрические сияния показались только потому, что ночь была облачная, приближалась гроза, в воздухе и в различных предметах накопилось много электричества, которое и обнаружилось в виде огненных язычков на концах копий.

Иногда перед грозой накопляется так много электричества, что оно начинает светиться над головами людей то в виде светящегося круга, то в виде огоньков. Бывает изредка и так, что от избытка электричества в воздухе облака, туман и дождевые капли светятся беловатым светом, градины выглядят так, точно они охвачены голубоватым пламенем. При этом всегда слышится легкий шум от потрескивания электрических искр.

Русский путешественник Пастухов однажды находился на вершине горы Халацы (Кавказский хребет), на высоте около ЗУ2 километров. И вот тут-то привелось ему увидеть свечение электричества, накопившегося в воздухе и в скалах. «Все окружающее наблюдателя пространство было покрыто огоньками. Усы, брови, волосы спутников Пастухова светились, бурки их, казалось, тлели. Мимо путешественников, жужжа, пролетали огненные шарики, круглые молнии».

Мы уже знаем, что смерч обыкновенно сопровождается грозой и что молнии нередко вылетают из самих крутящихся столбов; все это происходит оттого, что в воздухе, в земле и в воде накопляется много электрической энергии.

Почему при смерчах облако воронкой спускается к земле, а пыль с суши и вода с моря столбом тянутся кверху? Конечно, сам ветер, вертящийся вихрем, играет тут большую роль.

Но не он один — ему помогает и электричество. Электрическая энергия, собравшись в туче, которая опускается воронкой к земле, тянет вверх столбы песка и пыли или воды.

Ученый Бриссон, желая показать, какую роль играет электричество при смерчах, сделал такой опыт: налил в небольшую чашку воды и поднес к ней палочку, в которой было накоплено много электричества: вода в чашечке сейчас же поднялась небольшим бугром навстречу палочке, как вода в море подымается навстречу спускающейся туче.

Другой ученый, упоминавшийся уже нами Плантэ, провел этот опыт еще удачнее. Он также взял сосуд с водою, который должен был изображать маленькое море. В воду он провел от электрической машины проволоку (рис. 32), чтобы по ней пустить сюда электричество; конец другой такой же проволоки Плантэ обмотал сырой пропускной бумагой. Эта смоченная бумага должна была заменять собою облако; к ней по проволоке также притекало электричество. Когда Плантэ держал эту проволоку над сосудом с водою, вода в нем, точно во время водяного смерча, вспучилась и потянулась к бумаге, намотанной на проволоку.

Опыт Плантэ

Рис. 32. Опыт Плантэ

Итак, смерчи как на море, так и на суше образуются не только от ветра, но и от электричества, которое скопляется в воздухе, в облаках, в земле и в воде. И ничего тут сверхъестественного, «чудесного» нет.

В холодных странах земли, там, где зима продолжается 8—10 месяцев, редко бывают настоящие грозы. Там после шестимесячного дня наступает шестимесячная ночь. Солнце тогда совсем не показывается. Только луна и звезды видны на небе в эту долгую полярную ночь. И вот, как бы взамен скрывшегося солнца, наступают «тихие, бесшумные грозы», во время которых небо заливается красивым светом.

На дворе стоит морозная, звездная ночь. Сквозь легкий туман, плывущий в небе, на равнину падает слабый свет луны. Сияние, точно неясная заря, чуть-чуть мерцает на горизонте. Свет его становится все заметнее, и вскоре на небе загорается светлая дуга желтовато-белого цвета, как бы перекинутая с одного конца земли на другой. Дуга делается ярче, и свет луны перед нею кажется каким-то желтым, тусклым. Дуга растет. Вот она уже раза в три шире обыкновенной радуги. Тут вслед за нею появляются вторая, третья, четвертая... Все они светят сначала ровным, однообразным светом. И вдруг начинают выбрасывать целые снопы ослепительно ярких лучей — зеленых, золотистых, пурпуровых... Лучи эти играют, переливаются, трепещут. Временами края дуги приподнимаются, и тогда она сияет, точно роскошная разноцветная лента. Лента волнуется, извивается, свертывается и образует красивые широкие складки, как будто ее колышет все время легкий ветерок. Еще несколько минут она снова развертывается и вдруг разделяется надвое. Свет начинает ослабевать. Сияние меркнет и вновь загорается, а белоснежная равнина то освещается яркими переливами света, то вновь покрывается мраком. Дуги уже замирают. Чувствуется, что свет их гаснет, хотя минутами сияние вспыхивает бледным мерцанием. Вскоре и этого не видно. Сияние померкло. Все кончено. Северная бесшумная «гроза» миновала...

Северное сияние длится обыкновенно по нескольку часов. Бывают и такие случаи, когда оно не прекращается в течение 35—40 часов и даже, то усиливаясь, то ослабевая, в течение нескольких дней.

Свет северного сияния образуется, надо полагать, от света миллионов электрических искр, которые быстро следуют одна за другою. Свет их сливается в воздухе в одну сплошную яркую полосу, которая меняет место, цвет и форму, колышется и волнуется как будто от ветра.

Северное сияние лентой

Рис. 34. Северное сияние лентой

Каждая электрическая искра в этом сиянии издает небольшой треск; поэтому, когда показывается на небе северное сияние, слышен легкий шум, точно множество мелкие птиц шелестит в воздухе крыльями. В других, более теплых странах электричество выявляет себя в виде разрушительных молний и оглушительных ударов грома; здесь же в странах холодных, оно образует «бесшумную грозу», во время которой не видно молний и не слышно раскатов грома, а в воздухе блещет лишь чудное сияние.

Почти все ученые согласны в том, что северное сияние есть, по существу, электрическое сияние. Совсем другое дело, откуда берется здесь электричество. На этот счет ученые наших дней думают по-разному. Но многие из них склоняются к тому толкованию, которое дает норвежский ученый Аррениус. Попробую объяснить вкратце мысль этого ученого.

Прежде всего не мешает знать, что северное сияние часто рождается на высоте 200 и даже 300 километров над поверхностью земли. На этой высоте воздух страшно редкий, тут носятся лишь рассеянные частички его. Если это так, то, стало быть, и электричества должно быть здесь очень мало: ведь оно скопляется в частичках воздуха. А между тем дивный свет северного сияния может возникать лишь от больших запасов электричества. Откуда же они берутся?

Вот на этот вопрос и отвечает Аррениус.

Солнце — мы это знаем — громаднейший шар, поперечник которого в сто девять раз больше поперечника Земли. Шар этот сплошь сложен из раскаленных частичек различных газов и металлов. Миллионы таких частичек каждое мгновение отрываются от общей массы Солнца и уносятся в небесное пространство. Эту, как называет ее Аррениус, солнечную пыль можно прекрасно наблюдать во время полного солнечного затмения: тогда вокруг совершенно темного Солнца виден светлый венец (солнечный венец, солнечная корона, рис. 35): это и есть скопления «солнечной пыли».

Солнечная «корона»

Рис. 35. Солнечная «корона»

Солнце льет вокруг себя потоки света. Среди лучей его одни — видимые, другие — невидимые: глаз наш приметить их не может. Но эти «невидимые» лучи Солнца обладают замечательным свойством: они возбуждают электрическую энергию в тех телах, на которые падают.

Под напором солнечных лучей миллиарды этих заряженных электричеством пылинок пробегают небесное пространство и добираются до воздушной пелены, окружающей Землю, проникают в верхние слои нашей атмосферы[2] и, в свою очередь, заряжают ее электричеством: оно-то и является источником того света, который мы называем северным сиянием.

Итак, повторяя слова Аррениуса, мы можем сказать:

«В нашу атмосферу проникает солнечная пыль, заряженная электричеством, и вызывает северные сияния»...

Таковы те «чудеса», которые обычно вызывают у несведущих людей и суеверный страх, и мысль о каком-то «верховном существе», наделенном «чудотворной силой». Все, кому выгодно держать людей в темноте, стремятся укрепить в них и этот страх, и эту веру. Они стараются убедить их, будто «верховное существо», чтобы поразить нас своим «всемогуществом», посылает на землю «кровавые дожди», заставляет светиться море или верхушки колоколен, заливает очаровательной игрой красок снежные равнины полярных стран в пору царящей здесь долгой ночи. А между тем все эти «чудеса» возникают совершенно естественно и объясняются просто, не нуждаясь во вмешательстве богов или каких-либо иных таинственных добрых или злых «духов».

  • [1] Знаменитый путешественник, открывший в 1492 г. Америку.
  • [2] Воздушная пелена, окружающая нашу Землю, называется атмосферой.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>