Полная версия

Главная arrow Прочие arrow Грозные явления природы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Гибель Геркулана и Помпеи

У подножия Везувия, в цветущей и плодородной долине некогда находились многолюдные города — Геркулан и Помпея. И от обоих их после одного сильного извержение не осталось буквально ни следа: грязные потоки дождя смешанного с вулканическим пеплом, и грозная волна огненно-жидкой лавы затопили эти города.

Знаменитое извержение Везувия, уничтожившее их, случилось в 79 г. За 16 лет до гибели Геркулана и Помпеи в царствование жестокого римского императора Нерона произошло страшное землетрясение, которое разрушил с много величественных построек этих двух красивых городов. Прошло 15 лет. Везувий разразился грозным извержением, и города эти остались навеки погребенными: Гер кулан — главным образом под громадными потоками лавы, а Помпея — под толщами камней, пепла и липкой грязи.

В 1713 г. совершенно случайно люди наткнулись на уцелевшие остатки этих городов. Нужно было выкопать глубокий колодец в том месте, где некогда стоял один из погибших городов. Колодец выкопали, и он пришелся как раз над театром Геркулана, в котором нашли статуи греческого героя Геркулеса и египетской царицы Клеопатры.

Слух об этом открытии разнесся по всему миру. Множество любопытных стекалось сюда, чтобы полюбоваться найденными остатками давно погибших городов. Раскопки стали производить дальше, покопались глубже, и оба древних города предстали во всей своей мощной красоте. Огромные развалившиеся постройки, древние храмы и театры, множество памятников, частные и общественные здания уцелели, несмотря на то, что им пришлось очень долго лежать погребенными под тяжелыми, плотными пластами застывшей лавы и грязи.

Во время извержения, погубившего Геркулан и Помпею, погиб видный римский ученый Плиний. Об этом рассказал племянник Плиния в двух письмах, написанных более 18 веков назад. Не сохранись они, мы ничего не знали бы об извержении Везувия в 79 г.: это единственный документ, в котором рассказывается не только о смерти Плиния-натуралиста, но и о тех бедствиях, которые произвело тогда извержение Везувия. Письма эти — большие, обстоятельные. Я приведу из них два-три ярких отрывка.

«Мой дядя, — говорится в письме, — был тогда в Мизене — он управлял флотом. В девятый день перед сентябрьскими календами[1] мать моя сообщила ему, что появилась туча необычная и по размерам своим и по виду... Тотчас же дядя взошел на высокое место, откуда мог лучше наблюдать явление. Туча поднималась в воздухе, имея образ и подобие дерева, скорее всего — итальянской пинии (сосны), потому что, возносясь к небу, как исполинский ствол, она в вершине своей разветвлялась...

Дядя мой, в качестве ученого наблюдателя, нашел явление достойным более Внимательного исследования. Он... велит приготовить корабли и... спешит туда, откуда все бегут: направляет свои корабли в самое опасное место, до такой степени чуждый страха, что все последовательные изменения, все картины этого бедствия наблюдает, отмечает и диктует свои заметки.

Уже на корабли падал пепел более горячий и густой, по мере того как приближались к Везувию; падали и целые глыбы, черные камни, обожженные, изъеденные огнем; море внезапно обмелело, и берег был загроможден извержениями вулкана...

...На Везувии в различных местах сияли широкие огни и огромные зарева: темнота ночи еще усиливала блеск. Дядя успокаивал всех... Потом лег отдохнуть и в самом деле уснул. Но двор начинал до такой степени наполняться пеплом и камнями, что, останься он дольше в этом здании, ему было бы уже невозможно уйти. Его будят...

Всюду рассветало, а здесь по-прежнему была ночь, чернее, гуще всех ночей, хотя и озаряемая, как бы отблеском факелов, многими разнообразными огнями. Пошли на берег, чтобы посмотреть вблизи, не утихло ли море: но оно было такое же бурное и опасное для плавания, как раньше. Дядя лег на растянутый покров, два раза просил холодной воды и осушал кубок. Скоро огни и запах серы, предвещавший пламя, заставили его встать, а всех остальных обратили в бегство. Он подымается, опираясь на двух молодых рабов, и в то же мгновение падает мертвым. Я думаю, что густой дым остановил его дыхание и задушил его...»

Так погиб знаменитый римский ученый, мужественный и благородный человек, Плиний Старший в те роковые августовские дни 79 г., когда Везувий обнаружил всю разрушительную мощь свою и уничтожил два лежавших у его подножия города...

От Неаполя до Помпеи всего около часа езды по железной дороге.

Дорога идет по берегу Неаполитанского залива. Вид из окон вагона великолепный. Справа, когда едешь из Неаполя, — лазоревое море, слева — высится Везувий. У подножия его раскинулся злосчастный город Помпея.

Не без волнения проходишь в ворота, ведущие в город. Перед вами довольно просторная улица. Она вымощена большими камнями. На них и сейчас еще видны колеи, пробитые колесами экипажей. Тут же кое-где встречаются фонтаны, украшенные раковинами. К ним подходят трубы, проложенные под землей. По обеим сторонам улицы тянутся дома. Стены их местами вполне сохранились. Но странно! Крыш не видно: словно какой-то гигантский меч снес единым взмахом верхушки всех домов. Полы в некоторых зданиях узорчатые, сложены из мелких разноцветных кусочков камня: мозаика — так называется такая работа.

Раскопки в Помпее. Дом богатого гражданина

Рис. 50. Раскопки в Помпее. Дом богатого гражданина

Вот здание, уцелевшее лучше других. Оно принадлежало знатному римлянину. Остатки убранства, среди которого жили владельцы этого дома, и сейчас поражают вас своей красотой. Внутри дома — небольшой дворик, обнесенный мраморными колоннами. Посредине дворика — фонтан. Крутом расставлены мраморные столики, скамейки и тумбочки, а на тумбочках стоят различные фигуры, высеченные из великолепного, белоснежного мрамора. Вокруг дворика тянется крытая галерея. Отсюда двери ведут в комнаты. Комнат несколько. Везде полы узорчатые, стены расписные. Особенно красиво выглядит столовая. На стенах ее видны удивительно хорошо сохранившиеся рисунки: краски так ярки, точно их только что наложили; рисунки эти изображают охоту, жатву, сбор винограда и т. д. Тут же при доме имеются различные хозяйственные помещения: кухня, кладовая, пекарня. На кухне жаровня, треножники, котлы, глиняная посуда...

Идем дальше. Одна улица сменяется другой. Всюду развалины; голые стены наводят тоску и уныние. Перед вами точно какое-то кладбище. Улицы перекрещиваются узенькими переулками. Тут дома маленькие, тесно жмутся один к другому. Мы в квартале бедняков. Серо и неприглядно шла жизнь населения этого квартала; так же серо выглядят и сохранившиеся до наших дней остатки их жилищ. Проводник наш спешит: ему, очевидно, надоело в тысячу первый раз показывать и рассказывать путешественникам одно и то же. Но вот мы подошли к так называемому форуму (площади). Это когда-то было самое оживленное место в городе. А теперь... всюду развалины, груда холодных камней, замогильная тишина. Вот каменные возвышения, трибуны для ораторов. Дальше — базилика, громадное здание с остатками колонн: это — судилище; недалеко от него темница, в которой томились несчастные узники, пока грозный поток лавы не положил конец их страданиям, погубив заодно и судей.

Раскопки в Помпее

Рис. 51. Раскопки в Помпее

Тут же, на форуме, видны и остатки храмов, воздвигнутых в честь различных богов и императоров, которым поклонялись язычники-римляне: храм главного бога Юпитера, храм бога Аполлона, считавшегося покровителем искусства, и, наконец, храм, построенный в честь императора Веспасиана.

На форуме видны остатки и других сооружений. Из них особенно любопытны общественные бани, или, как называли их римляне, термы. Эти термы, как и многое другое в Помпее, сохранились очень хорошо. Вы входите сперва в комнату для раздевания (предбанник). Посредине комнаты — большой бассейн, а в стенах сделаны ниши, в которых купающиеся складывали свою одежду. Из раздевальни дверь ведет в горячее отделение. Тут два мраморных бассейна, один четырехугольный, другой круглый. И всюду видна забота не только об удобствах, но и о красоте. На стенах кое-где уцелели украшения.

Против бани — развалины трактира; там дальше пекарня, лавки, винные погреба с громадными кувшинами для сохранения вина и, наконец, выход на большую улицу, где опять ряды мрачных, полуразрушенных домов...

У входа в Помпею находится специальное помещение где хранятся различные предметы, найденные при раскопках. Много вещей из Помпеи и Геркулана перевезено Национальный музей в Неаполе.

Чего-чего тут только нет! Куски холста, веревки, рыболовные сети, сундуки, глиняная посуда, одежда, уцелевшая каким-то чудом, котлы, стеклянные изделия, сосуды, на полненные миндалем, каштанами, грецкими орехами и да же плодами, обгоревшие хлебы, коробочки с пилюлями и красками, баночки с целебными травами, рис, головки лука, яйцо, — настоящее куриное яйцо...

При раскопках нашлись кое-где и скелеты людей и животных, застигнутых несчастьем в самых, по-видимому различных положениях. Например, в казармах Помпеи были найдены скелеты двух солдат, закованных в колодки; в подвальном этаже одного загородного дома отысканы скелеты семнадцати человек, которые, видимо, спрятались сюда в надежде спастись от пепельного ливня.

Тут же, в подвале, сохранились кости женщины, — может быть, хозяйки этого дома, которая держала в руках своего ребенка. На ней висела золотая цепь, а на костях пальцев были надеты золотые кольца с драгоценными камнями. Скелеты домашних животных — лошади, собаки, петуха — также извлечены из-под толщи застывшей лавы и отвердевшей грязи. Среди раскопок попадаются вещи, очень ценнее для науки. Так например, в одной комнате — это была, должно быть, библиотека — нашли обгорелые свертки различных сочинений и среди них сочинения некоторых греческих мудрецов.

Наконец, мы направились по полю к громадному сооружению, которое тогда было откопано всего лишь наполовину.

Оно расположено кольцом. Вдоль стен с внутренней стороны тянутся громадные каменные ступени, которые пускаются к средине постройки. Здесь помещается круглая обширная площадка. В общем вся постройка напоминает наш цирк — круглый, похожий на громадную палатку: в ней на каменных ступеньках размещались тысячи зрителей, пришедших поглядеть на бой силачей друг с другом и с дикими зверями. Словом, эта громада, именуемая амфитеатром, служила для жителей Помпеи местом зрелищ и праздничных забав.

Скажем два слова о том, почему в Геркулане и Помпеи не все погибло.

Заливая города и села, лава и липкая грязь покрывали все, что встречалось им на пути. Роскошные постройки, здания, домашняя утварь, мраморные столы, статуи, скамейки железные, медные, серебряные и золотые вещи — все это облеплялось ими; затем лава (в Геркулане) остыла, грязь (в Помпее) высохла, и все эти предметы, заключенные точно в плотные и крепкие футляры, остались целы и невредимы, несмотря на 18 веков, которые им пришлось пробыть глубоко под землею.

Обратите внимание на рис. 52. Перед вами — гипсовый слепок человека, погибшего во время разрушения Помпеи. Откуда он взялся?

Одна из находок в Помпее

Рис. 52. Одна из находок в Помпее: погибший гладиатор

Когда грязевой поток ринулся на Помпею, то он проник в дома и подвалы, где прятались люди от постигшей их несчастья. Но смерти они не избегли: грязевой поток залил и их. Со временем грязь застыла, отвердела. Покрытые ею трупы людей превратились в прах и тлен. А «футляры» сохранились — сохранились с точным внутри отпечатком тела погибших. Если наполнить такой «футляр жидким гипсом, то, затвердев, он дает слепок человека в том виде, в том положении, с таким выражением лица, в каком смерть застигла его.

  • [1] По-нашему— 26 августа.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>