Полная версия

Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы производства следственных действий

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Актуальные проблемы производства отдельных следственных действий

В непосредственной деятельности следственных органов при производстве следственных действий возникают проблемы, связанные с несовершенством законодательных норм.

Выше рассматривались общие проблемы теории и законодательной регламентации производства следственных действий, исследовав которые, необходимо перейти к рассмотрению проблем производства отдельных следственных действий с учетом сложившейся правоприменительной практики.

Проблемы производства осмотра места происшествия

Аналитические отделы Следственного комитета РФ[1] в своих обзорах неоднократно указывали на то, что только 40 % протоколов осмотра места происшествия по уголовным делам об убийствах отвечают требованиям УПК РФ[2].

УПК РФ предусматривает 6 видов следственного осмотра: 1) места происшествия, 2) местности, 3) жилища, 4) иного помещения, 5) предметов и документов, 6) трупа (ст. 176, 178 УПК РФ).

Изучением уголовных дел установлено, что следственные действия — осмотр местности и осмотр иного помещения не производятся вообще; осмотр жилища и осмотр трупа производятся крайне редко (около 1 % каждого вида). Протокол осмотра места происшествия обнаружен в 90 % изученных дел, протокол осмотра предметов и документов — в 60 %[3].

То обстоятельство, что следователями (дознавателями) осмотр местности и осмотр иного помещения не производятся, обусловлено, прежде всего тем, что УПК РФ не разграничил данные следственные действия и не закрепил понятия «место происшествия», «местность», «иное помещение».

Изучением же самих протоколов осмотра места происшествия установлено, что ряд из них вполне могли именоваться протоколом осмотра местности, жилища, иного помещения, либо трупа соответственно.

Так, 20 марта 2010 г. Следственным отделом по г. Петропав- ловску-Камчатскому возбуждено уголовное дело по факту смерти П. с признаками насильственной смерти, то есть по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Согласно обстоятельствам дела, 20 марта 2010 г. пострадавший П. с телесными повреждениями в виде двух рубленых ран головы доставлен от дома № 7 по ул. Циолковского в г. Петро- павловске-Камчатском в Камчатскую краевую больницу, где через непродолжительное время скончался.

Следователь, получив соответствующее сообщение, произвел два осмотра места происшествия: 1) участка местности возле дома № 7 по ул. Циолковского и 2) помещения в Камчатской краевой больнице им. А. С. Лукашевского[4].

Полагаем, что второй осмотр необходимо было произвести по правилам производства осмотра трупа.

Причинами подобного рода нарушений, встречающихся довольно часто, является то, что в УПК РФ отсутствует четкое разграничение между видами осмотров. Осмотр места происшествия является универсальным видом осмотра, который полностью нивелирует значение осмотра местности, осмотра иного помещения и частично — осмотра жилища и осмотра трупа.

В приведенном примере «места происшествия» как такового не существовало, а имелся объект (труп), который необходимо было осмотреть.

Труп, находящийся на месте происшествия — неотъемлемый элемент его обстановки, который должен фиксироваться и описываться в первую очередь с точной «привязкой» к определенным ориентирам, с указанием мест расположения головы, ног, рук относительно их и т. д., чтобы в последующем обеспечить точное воспроизведение обстановки места происшествия при проверке на нем показаний подозреваемого или обвиняемого, следственном эксперименте и других процессуальных действиях по установлению фактических обстоятельств убийства. Значение соблюдения такого порядка описания трупа на месте происшествия для установления истины не один раз подтвердила следственная и судебная практика[5].

Само понятие «место происшествия» не нашло законодательного закрепления. На практике нередко возникает необходимость проведения осмотра места происшествия в жилище. При этом, в связи с отсутствием необходимых разъяснений в законе, как правило, возникают следующие вопросы:

  • 1) следует ли получать судебное решение на осмотр места происшествия в жилище в случае отсутствия согласия проживающих в нем лиц, либо руководствоваться нормами УПК РФ, регламентирующими осмотр места происшествия вообще;
  • 2) можно ли производить осмотр жилища, являющегося местом происшествия, до возбуждения уголовного дела.

Факт возникновения данных вопросов у следователей и дознавателей свидетельствует о несовершенстве процессуальной регламентации данного следственного действия.

Перед практическими работниками был поставлен вопрос: «Необходимо провести осмотр трупа в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц (уголовное дело не возбуждено). Определите Ваши действия». 78 % респондентов ответили, что произведут осмотр места происшествия, 9 % — осмотр трупа, 3 % — осмотр жилища, 7 % сказали о том, что возбудят уголовное дело и произведут осмотр жилища, 2 % указывают на необходимость возбуждения уголовного дела и производства осмотра трупа[6].

Каквидно, большинство следователей (дознавателей) пришли к выводу о необходимости производства в данном случае осмотра места происшествия. Однако будет ли данное следственное действие полностью отвечать требованиям УПК РФ? Полагаю, что это далеко не так, однако прецедентов признания произведенного таким образом осмотра места происшествия не встречалось.

В этой связи следует обратить внимание на то, что согласно позиции Конституционного суда РФ, сформулированной в Определении от 6 июля 2010 г. № 911-0-0, нормы, регламентирующие проведение проверки показаний на месте (ст. 194 УПК РФ)

(родственного осмотру следственного действия), не содержат дозволения проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц[7].

В настоящее время практикой выработан следующий отвечающий требованиям закона алгоритм производства осмотра места происшествия в жилище. В соответствии с принципом неприкосновенности жилища, следует испрашивать согласие проживающих и находящихся в жилище лиц. В случае отказа в даче такого согласия, но необходимости производства осмотра в связи с его неотложностью, следует руководствоваться требованиями ч. 5 ст. 165 УПК РФ. Для этого первоначально на месте происшествия необходимо решить вопрос о возбуждении уголовного дела, а затем вынести постановление о необходимости осмотра жилища без судебного решения и произвести соответствующий осмотр, уведомив судью и прокурора[8].

Однако данный алгоритм на практике реализовать весьма проблематично, поскольку возбудить уголовное дело, не имея на то достаточных оснований, невозможно, а получить эти основания можно лишь произведя осмотр.

Проблема невозможности произвести осмотр места происшествия в жилище при отсутствии согласия проживающих в данном жилище лиц и без судебного решения обозначается некоторыми процессуалистами, однако, разрешения не находит[9].

В настоящее время большинство авторов исходят из концепции неприкосновенности жилища — невозможности производства осмотра места происшествия в нем при отсутствии согласия проживающих в данном жилище лиц и без судебного решения[10].

Анализ протоколов осмотра места происшествия, произведенных в жилище, показывает, что согласие проживающих в нем лиц получено в 63 % случаев, в остальных — такого согласил не испрошено вообще. Случаев возражений проживающих на производство осмотра места происшествия в их жилище не выявлено[11].

Кроме того, не зафиксированы факты, когда осмотр места происшествия в жилище произведен по правилам, предусмотренным ч. 5 ст. 165 УПК РФ, регламентирующей производство следственного действия в жилище с последующим уведомлением судьи и прокурора.

Сам факт согласия фиксируется отдельным заявлением, либо, в большинстве случаев, в начале протокола, а именно, в графах о разъяснении порядка осмотра.

Полагаем, что испрашивать согласие проживающего лица на осмотр его жилища, когда в нем находится труп, нецелесообразно. Такой осмотр практически в любом случае производить необходимо. В следственной практике зачастую встречаются убийства, совершенные в жилище лицами по месту своего проживания. Спрашивать согласие на осмотр у преступника, который к тому же может успеть приобрести процессуальный статус подозреваемого, представляется излишним.

Так, 8 апреля 2010 г. в отдел милиции (ныне полиции) г. Пе- тропавловска-Камчатского поступил звонок гражданина К., который сообщил, что совершил убийство пришедшего к нему в гости знакомого. Следователем осуществлен выезд на место происшествия — квартиру, где произошло убийство. Прибыв на место, следственно-оперативная группа застала гражданина К., который сидел на лестнице перед входом в квартиру. Проверив его личность, а также уточнив у него обстоятельства произошедшего, следователем был задан соответствующий вопрос о согласии на производство осмотра жилища. Гражданин К. ответил категорическим отказом, несмотря на то, что выказывал желание написать явку с повинной[12].

Как же поступить следователю в данной ситуации, чтобы соблюсти требования УПК? Возбудить уголовное дело, вынести постановление о необходимости осмотра жилища без судебного решения и произвести соответствующий осмотр, уведомив судью и прокурора? Но ведь достаточных законных оснований для возбуждения уголовного дела еще не имеется.

В описанной ситуации следователем произведен осмотр места происшествия, в ходе которого зафиксирована обстановка произошедшего, осмотрен труп, изъято орудие преступления (нож), обнаружены другие следы преступления. После этого возбуждено уголовное дело, которое направлено в суд и гражданин К. осужден приговором суда. Произведенный осмотр места происшествия недопустимым доказательством не признан.

В связи с изложенным, предлагаем дать законодательное определение места происшествия в следующей редакции, изложив его отдельным пунктом в ст. 5 УПК РФ: «место происшествия — часть территории и расположенные на ней объекты (в том числе все виды помещений или жилище), в пределах которых произошло происшествие, то есть событие, нарушающее обычный порядок жизнедеятельности людей и имеющее признаки уголовно наказуемого деяния». При наличии такого определения вопрос о необходимости получения согласия в случае производства осмотра места происшествия в жилище, а также вопрос о возможности производства такого осмотра до возбуждения уголовного дела, отпадают.

Не нарушая принцип неприкосновенности жилища, закрепленный Конституцией РФ, считаю возможным установить судебный контроль над производством осмотра места происшествия в жилище, путем обязательного уведомления судьи и прокурора о проведенном осмотре, которые дают оценку законности либо незаконности данного следственного действия.

С учетом изложенного, предлагаем дополнить ст. 177 УПК РФ п. 5.1 следующего содержания:

«Осмотр места происшествия в жилище производится на основании постановления следователя. В течение 24 часов с момента окончания производства такого следственного действия следователь уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве.

Получив указанное уведомление судья, в срок, предусмотренный частью второй настоящей статьи, проверяет законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, признаются недопустимыми в соответствии со ст. 75 настоящего Кодекса».

С. Б. Российский в исследовании судебного контроля над производством следственных действий пришел к необходимости использования в уголовном судопроизводстве исключительно последующего характера судебного контроля над следственными действиями, совершаемыми в жилище[13]. Автор утверждает, что «предварительный судебный контроль представляет собой весьма слабую, малоэффективную и достаточно сомнительную процессуальную гарантию. Более того, его использование оказывает скорее негативное влияние на современную правоприменительную практику. Представляется, что механизм последующего судебного контроля будет служить гарантией не только законности, но и обоснованности проведения осмотра, обыска или выемки. Он позволит уже по факту сопоставить изложенные в постановлении следователя или дознавателя основания с реальной картиной следственного действия (с протоколом, с объяснениями заинтересованных лиц и т. д.)»

Не вдаваясь в полемику о предварительном и последующем судебном контроле за производством следственных действий, совершаемых в жилище, отмечу лишь то, что предварительный контроль все же в большей мере предупреждает возможные нарушения конституционного права граждан на неприкосновенность жилища, последующий — более эффективен в выявлении возможных нарушений, допущенных при производстве того либо иного следственного действия.

Предварительный судебный контроль в случае производства осмотра места происшествия в жилище неприменим еще по одной веской причине. Подобного рода осмотры проводятся, как правило, до возбуждения уголовного дела и в подавляющем большинстве случаев относятся к категории следственного действия, не терпящего отлагательства. В самой сути данного следственного действия заложена его неотложность, необходимость скорейшей фиксации и установления следов преступления.

Об этом свидетельствует проведенное исследование. По 72 % изученных уголовных дел осмотр места происшествия произведен до возбуждения уголовного дела. В случаях, когда осмотр места происшествия производился в жилище, удельный вес осмотров, произведенных до возбуждения уголовного дела, составил 84 %. Изучение же самих протоколов показало, что практически во всех случаях осмотр места происшествия в жилище требовал производства безотлагательно[14].

При производстве следственного осмотра в жилище возникает вопрос: что понимает законодатель под «жилищем»? Содержание понятия «жилище» в УПК РФ и УК РФ неодинаково. В п. 10 ст. 5 УПК РФ говорится, что жилище — это индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания. В то же время, в примечании к ст. 139 УК РФ зафиксировано, что жилище — индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но предназначенное для временного проживания.

Считаю, что определение, представленное в УК РФ, более удачно, поскольку в соответствии с УПК РФ жилищем можно, например, признать подвал, сарай, трансформаторные будки, насосные станции, трубопроводы, заброшенные здания и тому подобные строения и сооружения, используемые для временного проживания лицами без определенного места жительства. В этих случаях, если точно следовать УПК РФ, требуется судебное решение на осмотр данных строений и сооружений. Следует отметить, что при производстве обыска или выемки в таких помещениях также может возникнуть вопрос о получении судебного решения.

В следственной практике одного из территориальных подразделений Следственного комитета РФ по Иркутской области возникла необходимость производства осмотра места происшествия в канализационном коллекторе, который использовало как жилище лицо без определенного места жительства. При этом человек, находившийся в данном «жилище», возражал против осмотра. Несмотря на отсутствие его согласия, осмотр места происшествия был проведен. В дальнейшем вопрос о недопустимости данного доказательства не возникал ни на следствии, ни в суде.

Полагаю, что необходимо устранить различие в уголовном и уголовно-процессуальном определении жилища, приняв за эталон (как более точное и не допускающее толкований) понятие, изложенное в УК РФ. Предлагаемые изменения позволят с большей определенностью принимать решения о производстве осмотров, а также обысков и выемок в жилых помещениях.

  • [1] Здесь и далее под Следственным комитетом РФ понимается как ныне существующий Следственный комитет РФ, так и Следственный комитет при прокуратуре РФ, существовавший в период с 7 сентября 2007 г. до 15 января 2011 г.
  • [2] Информационное письмо «О причинах неквалифицированного производства первоначальных следственных действий» от 8 июля 2009 г., подписанное заместителем Председателя Следственного комитета при прокуратуреРФ В. И. Пискаревым; Решение коллегии Следственного комитета при прокуратуре РФ от 29 апреля 2009 г. «О влиянии качества производства первоначальных следственных действий на раскрытие и расследование тяжкихи особо тяжких преступлений против личности и причины их неквалифицированного производства. Состояние взаимодействия с учреждениями (специалистами) судебно-медицинской экспертной службы», подписанное Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ А. И. Бастрыкиным.
  • [3] Изучено 208 уголовных дел правоохранительных органов Камчатскогокрая, Иркутской области и г. Москвы.
  • [4] Уголовное дело следственного отдела по г. Петропавловску-Камчатско-му Следственного управления Следственного комитета РФ по Камчатскомукраю № 17044.
  • [5] Исаенко В. О проблемах единообразного толкования и применениянорм УПК РФ о производстве отдельных следственных действий // Уголовноеправо. 2009. № 2.
  • [6] Опрошено 204 работника органов следствия, дознания, прокуратуры.
  • [7] Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2010 г. № 911-0-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киятова Николая Анатольевича на нарушение его конституционных прав положениямист. 194 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  • [8] Варпаховская Е. М. Производство следственных действий в Российскомуголовном судопроизводстве: правовое регулирование и вопросы применения. Иркутск, 2006. С. 40—41.
  • [9] См., например: Янкин А. Н. Актуальные вопросы производства осмотражилища // Российский следователь, 2008. № 10. С. 3—4.
  • [10] См., например: Герасимова Л. И. Реализация принципа неприкосновенности жилища при производстве следственных действий // Адвокат. 2005. № 1.
  • [11] Изучено 208 уголовных дел и 338 материалов проверок правоохранительных органов Камчатского края, Иркутской области и г. Москвы.
  • [12] Уголовное дело следственного отдела по г. Петропавловску-Камчатско-му Следственного управления Следственного комитета РФ по Камчатскомукраю № 17052.
  • [13] Российский С. Б. Нужен ли предварительный судебный контроль за производством следственных действий в жилище? // Российский судья. 2009.№ 8, 9.
  • [14] Изучено 208 уголовных дел правоохранительных органов Камчатскогокрая, Иркутской области и г. Москвы.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>