Полная версия

Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы производства следственных действий

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Проблемы производства очной ставки

Анализ материалов уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что следователи широко используют производство такого следственного действия как очная ставка. Практически в каждом третьем уголовном деле встречается протокол очной ставки[1]. Пропорциональное отношение участников очной ставки таково: 29 % — подозреваемый (обвиняемый), 46 % — свидетель, 25 % — потерпевший. Существенные противоречия между показаниями ранее допрошенных лиц устранены лишь в 3 % проведенных очных ставок. В подавляющем большинстве случаев ранее допрошенные лица подтвердили ранее данные показания.

Так, в ходе расследования следователем Следственного отдела по г. Петропавловску-Камчатскому уголовного дела о хищении наркотических средств из камеры хранения вещественных доказательств УВД по г. Петропавловску-Камчатскому, то есть о преступлении, предусмотренном п. «б» ч. 3 ст. 229 УК РФ, следователем произведены три очные ставки с участием обвиняемого Б. и сотрудниками полиции. Следует отметить, что данные следственные действия произведены во исполнение указаний, данных руководителем Следственного управления Следственного комитета РФ по Камчатскому краю.

В ходе проведенных очных ставок обвиняемый Б. подтвердил ранее данные им показания о непричастности к инкриминируемому преступлению, а свидетели повторно изложили обстоятельства, изобличающие Б. в совершении указанного преступления1.

Приведенный пример является типичным для значительного числа изученных уголовных дел. Зачастую очная ставка производится в случае, когда показания участвующих лиц диаметрально противоположны.

Необходимость производства очной ставки заключается в неспособности лица, осуществляющего предварительное расследование, установить истину по делу иным образом. Проведение данного следственного действия сводится к тому, чтобы вынудить одного из его участников согласиться с позицией другого лица. Устранение противоречий по делу таким способом не всегда способствует установлению истины.

Кроме того, имеют место случаи негативных последствий проведения очной ставки с целью устранения противоречий в показаниях. Например, в ходе расследования следователем Следственного отдела по г. Петропавловску-Камчатскому уголовного дела по обвинению Т., И. и А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), были проведены очные ставки между обвиняемыми.

Первоначально допрошенные И. и А. дали признательные показания, в том числе, изобличающие Т., который, в свою очередь, вину не признавал.

Между И. и Т., а также между А. и Т. были проведены очные ставки, в ходе которых И. и А. изменили свои показания и подтвердили показания Т.

Только суд дал соответствующую оценку проведенным в ходе предварительного следствия очным ставкам: «давая оценку показаниям И. и А. в ходе предварительного следствия, суд считает достоверными показания И. и А. на предварительном следствии и подтвержденные ими в ходе судебного разбирательства в присутствии Т., согласно которым Т. передал им листовки экстремистского содержания для расклеивания в общественном месте, дав для этого соответствующие указания. Принимая во внимание личность подсудимых И. и А., молодой возраст, а также условия их жизни и воспитания, суд критически относится к показаниям И. и А., данными на предварительном следствии в ходе очной ставки с Т. и считает доказанным то обстоятельство, что подсудимые могли испугаться Т., являющегося для ним «авторитетом» и отказаться от ранее данных показаний, уличающих Т. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ. Оснований для оговора И. и А. подсудимого Т. судом не установлено»[2].

Приведем еще один пример, свидетельствующий о возможности негативного воздействия производства данного следственного действия на результаты расследования уголовного дела.

20 октября 2010 г. в Следственное управление Следственного комитета РФ по Камчатскому краю обратилась гражданка М. с заявлением о совершении насильственных действий сексуального характера в отношении ее 7-летнего внука. О преступлении рассказал ей сам малолетний. После опроса потерпевшего следователь возбудил уголовное дело и задержал двух подозреваемых. Затем следователь произвел очную ставку между одним из подозреваемых и потерпевшим. Следует отметить, что участником очной ставки также являлся адвокат, приглашенный подозреваемым. По результатам очной ставки потерпевший отказался от ранее данных им показаний.

Вместе с тем, в ходе расследования уголовного дела было собрано достаточно доказательств вины обоих подозреваемых, им предъявлено обвинение, и в настоящее время дело направлено в суд для рассмотрения по существу. Как установлено в ходе следствия, при проведении очной ставки потерпевший, в силу малолетнего возраста, испугался окружающей обстановки, большого количества людей, психологического давления подозреваемого и адвоката1.

Безусловно, в описанном примере имел место и тактический просчет следствия.

В практической деятельности следственных органов достаточно распространены факты возвращения уголовного дела прокурором или судом для производства дополнительного расследования в связи с неустранением противоречий в показаниях путем проведения очной ставки.

Некоторые процессуалисты отмечают то обстоятельство, что очная ставка не оправдывает себя, как следственное действие.

Так, Желтобрюхов С. утверждает, что «очная ставка нежизнеспособна, поскольку уже разработана и успешно применяется следующая тактическая уловка. Подозреваемые, обвиняемые по совету защитников отказываются от дачи каких-либо показаний, пользуясь конституционным правом не свидетельствовать против себя самого. Дождавшись окончания предварительного расследования, они знакомятся со всеми материалами уголовного дела и только после этого, вместе с адвокатом, избирают линию защиты на суде. Это связано с тем, что при даче показаний подозреваемый, обвиняемый может сообщить не известные следствию обстоятельства.

Поэтому очная ставка превратилась в допрос одного лица — потерпевшего либо свидетеля, которого, как уже указывалось, помимо следователя допрашивают еще и отказавшийся от дачи показаний подозреваемый, обвиняемый, а также его защитник. Соответственно, изначально заложенного законодателем смыслового содержания и доказательственного значения, очная ставка уже не имеет.

Соответственно, и название данному следственному действию в уголовно-процессуальном законе должно быть иное, нежели очная ставка»[3].

Автор не склонен во всем соглашаться с мнением С. Желто- брюхова, поскольку во время проведения очной ставки с таким лицом, отказывающимся давать показания, может наступить переломный момент, когда молчавший участник очной ставки вдруг начинает говорить под воздействием изобличающих показаний второго лица. А аудио- и видеозаписи даже неполной очной ставки, с показаниями только одного участника, могут дать немало ценной информации следователю, оперативным работникам, психологам и психиатрам.

Кроме того, практика свидетельствует, что именно после проведения очных ставок, с изобличающими их лицами запирающиеся обвиняемые (даже в случае отказа от дачи показаний на очной ставке) допускают ряд опрометчивых действий, которые фиксируются при проведении оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 6 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», и служат поводом для получения новых доказательств вины[4].

Проведенный анализ проблем производства очной ставки требует соответствующих законодательных и судебных изменений. С целью пресечения «повального» и, как установлено, неэффективного производства очной ставки подозреваемого (обвиняемого) со свидетелем, потерпевшим, необходимы уточнения, разъясняющие, что существенные противоречия в показаниях подозреваемого (обвиняемого) с одной стороны, и, потерпевшего, либо свидетеля — с другой, не являются безусловным основанием для проведения очной ставки. Для исключения случаев противодействия расследованию посредством воздействия на участников процесса и затягивания процесса расследования следует изменить устоявшуюся судебную практику, требующую от органов расследования проведения очных ставок в целях устранения имеющихся в показаниях участников уголовного судопроизводства противоречий.

  • [1] Изучено 208 уголовных дел правоохранительных органов Камчатскогокрая, Иркутской области и г. Москвы.
  • [2] Архивное уголовное дело Петропавловск-Камчатского городского судаКамчатского края № 1/21-2009 (следственный номер № 817018).
  • [3] Желтобрюхов С. Очная ставка не оправдывает себя как следственноедействие // Российская юстиция. 2008. № 1.
  • [4] См., напр.: Китаев Н. Н. Очная ставка — эффективное следственноедействие в арсенале настоящих профессионалов // Российская юстиция.2008. № 4.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>