Диалог "Менон"

Здесь Платон снова рассматривает проблемы познания. Согласно Платону, познание – это анамнез (греч. anamnesis – воспоминание), т.е. форма воспоминания того, что заложено в душе. Душа относится к миру идей, она владеет истиной как своей сутью. Как Платон это доказывает? Многие вещи, которые мы чувственно воспринимали как круглые, квадратные, большие, малые и т.д., зачастую не всегда соответствуют нашим понятиям о круглом, квадратном, большом и т.п., однако наш чувственный опыт ничуть не побуждает нас отказаться от этих понятий. Происходит это потому, что источник этих понятий внутри нас, он присущ познающему субъекту объективно: эти понятия не создаются субъектом познания, они им "вспоминаются". То же можно сказать и о других понятиях, таких как прекрасное, истинное, благое и т.п.[1] Платон не отвергает чувственное познание, но считает его несовершенным: оно обманчиво, оно лишь докса (мнение); истинное познание – это познание идей. Что же касается искусства, то оно – лишь мимесис, подражание чувственному миру, который является копией умопостигаемого мира идей, поэтому искусство не только не раскрывает истину, оно её затемняет, и потому поэты должны быть изгнаны из идеального государства (диалог "Государство"). В диалоге "Менон" Платон касается и этических проблем: добро – высшая цель человека; оно выражается не в индивидуальном счастье, а в гармоничной социальной жизни. Души людей, живущих лишь страстями своего тела, после распада тела попадают в тело животных.

Диалог "Федон"

В этом диалоге рассказывается о том, как друзья Сократа приходят к нему в темницу и проводят последние часы в беседе с ним. На первый взгляд Сократ находится в тюрьме потому, что пришел туда сам, на собственных ногах, движимых сокращениями мускулов и нервов. Но нет, говорит Платон, причина здесь другая – морально-духовного порядка. Моральный выбор приводит в движение ноги, всё тело человека. Иначе говоря, всякая вещь физического, чувственного мира имеет свою высшую идеальную метафизическую причину (об этом Платон говорит в диалоге "Федр"), Подлинное познание – рационально: подлинно то, что может быть схвачено лишь интеллектуально. Доводы Логоса – вот путь к истине вещей. Это, в сущности, обусловлено объективно, ибо последняя причина конкретной вещи не может быть чем-то чувственным, но является умопостигаемым. Например, мы говорим: красивая вещь. Почему? Объясняем: таков её цвет, фигура и т.д. Однако для Платона все это следствие. Есть чистая форма Красоты в себе идея красоты, которая и определяет, какие вещи, данные нам в опыте, являются красивыми. Цвет, форма – лишь средство, способ обнаружения красоты.

Диалог "Теэтет"

В этом диалоге Платон подвергает разрушительной критике сенсуалистическую теорию познания, разрабатываемую софистами. Здесь Сократ, беседуя со своими друзьями, среди которых находится юный Теэтет, ставит вопрос: "Что такое знание?".

Согласно Платону Единое охватывает все бытие. Ум – творец бытия•, ум упорядочивает бытие, которое душа одушевляет. Бытие познается с помощью диалектики, а природа, поскольку она – не истинное бытие, познается с помощью мифологии. В завершенном виде познание есть чистая форма любви, а подлинная любовь – чистая форма познания. Синтез любви и познания рождает экстаз.

Философия Аристотеля

Выдающийся философ античности Аристотель (384-322 до н.э.) разделяет все науки на три группы:

  • 1) теоретические, те, которые содержат знания ради него самого;
  • 2) практические, которые добиваются знания ради достижения морального совершенствования;
  • 3) продуктивные, их цель – производство тех или иных объектов.

Самый высокий статус принадлежит теоретическим наукам (метафизике, физике и математике). Метафизика исследует причины первых и высших начал, познает Бытие и Бога. Заметим, что "метафизика" – термин не Аристотеля, а его учеников. Сам он употреблял термины "первая философия" или теология в отличие от "второй философии" – физики. Метафизика – высшая наука; ибо все остальные науки необходимы людям, она же – чистая жажда знаний.

Каковы же первые начала, первые причины? Их четыре: формальная, материальная, действующая и финальная.

Первые две образуют все вещи; они достаточны, если вещи рассматривать в теории. Но если речь идет о становлении, то здесь нужно подключать причины двигательные и финальные (ибо нужно познать, как, почему явление возникло, в каком направлении развивается, какова цель его развития). В отличие от Платона Аристотель включает в бытие как умопостигаемый, так и чувственный мир: мир один, сущность присуща самим вещам. При этом он выстраивает некую иерархию смыслов бытия.

  • 1. Бытие в себе. Это высший род бытия, он означает субстанцию (или сущность), качество, количество, отношение, действие, страдание, место, время.
  • 2. Бытие как акт и потенция. Пример такого рода бытия: человек закрывает глаза и (потенциально и актуально) становится временно незрячим.
  • 3. Бытие как акциденция[2]. Это случайное бытие (то, что есть в данный момент, т.е. не всегда и не по преимуществу).
  • 4. Бытие как истина. Бытие этого рода относится к интеллекту, рассматривающему вещи как соответствующие реальности, либо как не соответствующие ей.

Материя – начало, образующее чувственно воспринимаемую реальность; сама по себе она – недетерминированная потенциальность, которая может актуализироваться, лишь приняв форму. Форма – сущность вещи, но не в платоновском смысле. Аристотелевская форма внутренне присуща самой вещи. Единство формы и материи и есть субстанция. Аристотель признает также неподвижную сверхчувственную субстанцию, первоначало, чистый акт, главную целевую причину, которая обусловливает стремление к совершенству, – это Бог. Бог – это, по сути, Разум, "мышление о мышлении".

Высшее знание – научное; это знание о бытии – созерцание, теория, умозрение. Искусство суть производство вещей; оно ниже науки, но также может содержать истинные суждения. Опыт – вот исходная точка знания. Его основа – ощущение. Без ощущения нет достоверного знания; в нем ум постигает сам предмет ощущения: в единичном непосредственно постигает род, в Каллии[3] – человека. Однако это непосредственное постижение общего в единичном все- таки отличается от подлинного знания – это мнение, оно зачастую основывается на вероятных основаниях. Для мнения или для веры справедливо, что по отношению к ним всегда возможны иное мнение или другая вера. Мнение может быть и истинным, но оно никогда не может быть незыблемым.

По Аристотелю, предмет знания и научное знание о нем существуют в единстве. Предмет сам по себе только возможный предмет знания.

Знание есть род обладания, т.е. способ бытия специфического вида. Научное знание характеризуется тремя основными чертами:

  • 1) доказательность, т.е. всеобщность и необходимость;
  • 2) способность объяснения;
  • 3) сочетание единства со степенями подчинения.

Доказательство может быть доказательством только

того, что не может происходить иначе; это заключение из начал истинных и необходимых (общих). Если мы знаем сущность бытия вещи, то мы знаем каждую вещь. Научный вывод характеризуется всегда необходимостью своего содержания и всеобщностью своего применения. Все это обусловливает объяснительный характер знания. Это значит, что научное знание, во-первых, фиксирует некий факт, во-вторых, выясняет его причину, в силу которой вещь не только существует, но и не может существовать иначе, в-третьих, знание есть исследование сущности факта, в- четвертых, знание есть исследование условий, от которых зависит существование факта. В конечном счете, суть доказательства, по Аристотелю, есть познание причины: "Если тот, кто при наличии доказательства [предмета] не имеет понятия о том, почему [предмет] есть, то он [предмета] не знает". Таким образом, процесс познания неизбежно приводит к познанию понятий, которые являются первыми сами по себе; они не доказываются, а постигаются только умом.

По Аристотелю, логика (философ называет её аналитической) – это не отдельная наука, а оружие (орган) всякой науки. Основные идеи логики: идеи об умозаключениях и доказательствах. Задача логики – исследование методов достижения истинного знания. Метод, приближающий к научному, но дающий пока только вероятностное знание, Аристотель называет диалектикой.

Вспомним: у Сократа диалектика – это способ отыскания достоверного знания посредством анализа противоречий в различных представлениях о его предмете. Для Платона диалектика – это учение о познании истинно сущего, достигаемого посредством упражнения ума в созерцании бестелесных эйдосов (идей). По Аристотелю, диалектика – метод, способ преодоления формальных противоречий в ходе обсуждения того или иного вопроса. Это достигается посредством развития умозаключений, силлогизмов, освобождения их от противоречий. Знание, достигаемое таким образом, пока еще не истинное, но только – вероятностное.

Метод усмотрения общего (т.е. научного знания) через частное – это индукция[4]. Мы научаемся [чему-нибудь] либо через индукцию, либо посредством доказательства. Индукция, конечно же, подводит к знанию общего, но все-таки лишь дедукция[5] возвышает знание до сферы науки. Лишь дедукция становится доказательством. Только дедукция может дать причинное объяснение, в то время как индукция направляет мысль к сущности, к общему.

В конечном счете, действительный мир познания – это мир, где действует ум. По Аристотелю, ум выше, чем наука: наука не может иметь своим предметом начала знания – это сфера ума. Причем, считает Аристотель, никто нс обладает полной истиной, но никто и не лишен ее совершенно. Совокупность идей – вот, по Аристотелю, самое важное.

Космические воззрения Аристотеля сводятся к следующему. Мир имеет форму шара – радиус сто большой, но все же конечен. За пределами шара пребывает Бог. Земля имеет шаровидную форму и неподвижно пребывает в центре шара – Вселенной. Вообще, по Аристотелю, вся Вселенная – это совокупность шаров – сфер, находящихся одни внутри других и передающих друг другу свои движения. Крайняя, внешняя сфера – это сфера неподвижных звезд; с ней соприкасается неподвижный перводвигатель мира. Оставаясь неподвижной, внешняя сфера передает движения всем остальным сферам. Между крайней сферой и неподвижной Землей располагаются сферы планет, Солнца и Луны. Предметы на земле состоят из четырех элементов: земли, воды, воздуха и огня. Небесные тела и само небо состоят из эфира – это более совершенные существа, чем земля.

Важные мысли высказал Аристотель относительно этики человека. Он критически отнесся к утверждению Сократа о том, что добро есть правильное усмотрение. По Аристотелю, в состав добродетели входят не только знания, но также склонности и нравы. Душа, сердце человека должны воспринимать добро. Добродетель нельзя сводить лишь к знанию, но, бесспорно, без знания она не существует. Сократ не прав, сводя добродетель к правильному усмотрению, но, бесспорно, добродетель выступает с правильным усмотрением, подчеркивает Аристотель. В любом случае, главное мерило добродетели – поступок. По мнению философа, все поступки человека тяготеют к неким целям как к благу. Последняя цель, последнее благо человека – счастье. Что такое счастье? Наслаждение ли, почет, успех, богатство? Все это рабская жизнь, достойная лишь животного, считает Аристотель. По его мнению, высшее благо и счастье для человека – самосовершенствование. Счастье – жить в согласии с добродетелью всю жизнь: "На самом деле, одна ласточка не делает весны, или даже дня весны; один день не делает человека блаженным и счастливым".

Этическая добродетель, достоинство практического поведения относятся к сфере разума: разум привносит "точную меру", обеспечивает средний путь между крайностями. С точки зрения Аристотеля, главная философская категория – умеренность, середина. Так, мужество – это путь между безрассудством и трусостью, щедрость – мера между жадностью и расточительством. Добродетель – это род умеренности, удерживающий нас от ошибок, к которым ведут страсти. Высшая добродетель – справедливость: лишь по справедливости можно определить меру всем благам. Форма справедливости, относящаяся к материальным благам, делится на два вида: распределяющая справедливость и справедливость уравнивающая. Принципом распределяющей справедливости оказывается моральное достоинство лиц, между которыми производится распределение благ. При уравнивающей справедливости действует принцип сравнения лиц с точки зрения экономической эффективности их деятельности: "Общество держится тем, что каждому воздается пропорционально его деятельности".

Блаженства и счастья человек может достигнуть, лишь совершенствуя себя в мудрости, в созерцательной активности, стремясь к бесконечному. Именно потому, что мы люди, и именно потому, что мы смертны, мы не должны ограничиваться тем, что конечно и соразмерно человеку. Мы должны измерять себя тем, что бессмертно, жить в соответствии с наиболее благородной частью в нас. Животные непричастны к понятию счастья, ибо лишены этой способности. Боги в блаженной жизни счастливы постоянно. Человек же имеет счастье в той мере, в какой он способен достичь познания метафизической реальности, т.е. познания божественного.

Согласно Аристотелю, высшей формой общения между людьми является государство. Человек – животное политическое: тот, кто не нуждается в государстве, кто не является частью государства, тот либо зверь, либо Бог. Государство существует ради благой жизни; оно выше индивида и семьи. Совершенный человек – это совершенный гражданин. Цель совершенного гражданина – совершенное государство. Идеальное государство – это нс результат созидания на месте разрушения, а следствие постепенного совершенствования всего существующего. Социальная структура государства, по мнению Аристотеля, такова: земледельцы → ремесленники → торговцы → наемные работники → военные → лица, облаченные законосовещательной властью. Лишь два последних сословия образуют душу государства, являются его подлинными гражданами.

Аристотель выделяет три "правильные" формы правления – монархию, аристократию и политию, а также три "неправильные" формы – тиранию, олигархию и демократию. С реалистической точки зрения самая лучшая форма правления – полития, ибо она воплощает средний путь между олигархией и демократией. Аристотель – приверженец частной собственности. По его мнению, наличие частной собственности обусловлено естественным чувством любви человека к самому себе. Но эгоизм как чрезмерную степень любви к себе Аристотель отвергает: "Тот человек по-настоящему любит себя, который любит разум и служит ему".

Аристотеля высоко ценили мыслители последующих эпох, в частности арабский мыслитель Фараби[6], получивший прозвище "Второй учитель" (т.е. после Аристотеля, которого Фараби комментировал). Аристотель был признанным авторитетом в эпоху Средневековья. Гуманисты, просветители, отвергнув спекулятивную философию схоластов, также отнеслись к Аристотелю с уважением.

К. Маркс (1818-1883) считал Аристотеля "величайшим мыслителем древности". По словам Ф. Энгельса (1820-1895), это – "самая универсальная голова" среди греческих философов. Русский религиозный философ, поэт и публицист В. С. Соловьев (1853-1900) отмечал "редкий дар умозрения и синтеза", присущий Аристотелю. Высоко чтут Аристотеля и современные философы. В частности, А. Камю (1913-1960) считал, что "в ясности доказательств никто не превзошел Аристотеля", а X. Г. Гадамер (1900-2002) с большим уважением говорил об Аристотелевской этике.

  • [1] Об этом Платон говорит в диалоге "Федон".
  • [2] Акциденция (от лат. accidentia – случай) означает случайное, преходящее, несущественное свойство.
  • [3] Каллии (Callias) – один из богатейших и знатнейших афинских родов.
  • [4] Индукция (от лат. inductio – наведение) – умозаключение от фактов к некоторой гипотезе (общему утверждению).
  • [5] Дедукция (от лат. deductio – выведение) – вывод по правилам логики.
  • [6] Фараби (аль-Фараби) Лбу Наср ибн Мухаммед (870-950) – фило- соф, ученый-энциклопедист, один из главных представителей восточного аристотелизма.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >