Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Иные источники права, определяющие внешнюю политику государства

Среди других источников права, регулирующих внешнеполитическую деятельность Турции, можно выделить принимаемую каждые пять лет Советом безопасности «Красную книгу», которая также носит имя «секретной конституции» и подразумевает под собой документ, по форме представляющий собой концепцию национальной безопасности государства.

Помимо того, что данный документ принимается военными и рассматривает международные отношения прежде всего с точки зрения безопасности путем выявления потенциально опасных угроз как на региональном, так и на мировой уровне, «секретная конституция» с символичным названием действительно является документом, не подлежащим всеобщей огласке. Тем не менее тайна содержания документа периодически нарушалась, и выдержки «Красной книги» иногда появлялись на страницах различных СМИ[1].

Были случаи, когда к составлению документа привлекались не только военные, но и гражданская администрация. Примером может послужить Документ о политике в области национальной безопасности, принятый в 2010 г. Он исключил положения об опасности, которая могла исходить от гражданских групп. Такое решение вполне могло быть связано с тем, что деятельность правящей Партии справедливости и развития могла попасть в список осуществляющих деятельность в рамках радикального исламизма. Кроме этого, по сравнению с более ранними проектами Концепции национальной безопасности новый исключил такие страны, как Россия, Иран, Ирак и Греция, из списка угроз безопасности.

Исходя из того, что доктрины и другие научные работы не являются официально признанными источниками права в Турецкой Республике[2], а официальные внешнеполитические документы в открытом доступе найти практически невозможно, для анализа внешней политики Турции исследователями нередко используются научные труды, которые иногда в качестве исключения признаются госструктурами.

На практике таким исключением стала монография «Стратегическая глубина» Ахмета Давутоглу, который на момент написания книги являлся профессором Стамбульского университета, а в последствии занял пост министра иностранных дел Турецкой Республики. В работе изложены принципы внешней политики Турции. Кроме этого, министр является автором внешнеполитической стратегии от 2008 г. «Ноль проблем с соседями»[3], которая на протяжении долгого времени определяла направления внешней политики Турецкой Республики. Заключалась она, прежде всего, в ведении миролюбивой политики по отношению к соседям и невмешательстве во внутренние дела других государств.

Сегодня существует большое количество точек зрения относительно правильности реализации данной концепции, поскольку, учитывая противоречивую политику Турции в Сирии и Ираке, говорить о ее всеобъемлющем осуществлении не приходится. В настоящее время Турция руководствуется принципом внедрения «мягкой силы» во внешнюю политику, что предполагает нарушение принципа невмешательства, а «Ноль проблем с соседями» постепенно уступает идеологии неоосма- низма, укрепляющей свои позиции в качестве прообраза основы современного внешнеполитического курса.

Среди других работ важно отметить статью под названием «Внешняя политика Турции и Россия», которая в 2010 г. была опубликована в журнале «Россия в глобальной политике». Эта работа, как и многие другие ранние труды А. Давутоглу, ведет речь о принципе мироустройства Ататюрка «Мир в стране — мир во всем мире», который, однако, давно остался в прошлом.

А. Давутоглу формирует шесть принципов, на которые должна ориентироваться Турция для достижения справедливого мироустройства:

  • • первый принцип говорит о необходимости баланса сил между свободой и безопасностью. Иными словами, автор призывает не смешивать эти два понятия и выражает мысль о том, что одно не должно противоречить другому;
  • • второй, третий и четвертый принципы взаимозависимы и основаны на достижении общих целей, прежде всего эффективного сотрудничества, посредством координации совместных усилий государств как на региональной, так и на мировой арене;
  • • пятый и шестой принципы по сути отражают позицию Турции по поводу ее предназначения на международной арене. Исходя из данных положений, эта роль стремительно возрастает, причем как в рамках международных организаций, таких как НАТО, Организации исламского сотрудничества (ОИС) и Организация Объединенных Наций, так и в мире в целом.

Министр завершает свои доводы тремя «отличительными особенностями», свойственными, по его мнению, внешней политике Турции: ориентация на справедливое мироустройство, стремление решать конфликты вместо ведения ответной политики на возникающие угрозы и системный характер политики[4].

В теории все звучит относительно неплохо, однако, как показала практика, претворить все перечисленные идеи в жизнь оказалось достаточно проблематичным для турецкого истеблишмента. В период «арабской весны» Турция сама не смогла найти «баланс» между свободой и безопасностью, проводя свою политику в Сирии в контексте исключительно собственных интересов и идя вразрез со своими же утопичными принципами, тем самым собственноручно поставив под вопрос эффективность провозглашенных внешнеполитических принципов.

  • [1] Гурьев А. А. Новая концепция национальной безопасности Турции. URL:http://www.iimes.ru/?p=3905.
  • [2] Правовые системы стран мира : энцикл. справочник. URL: http://kommentarii.org/strani_mira_eciklopediy/turciy.htmL
  • [3] Дергачёв В. Турецкая геополитика. Доктрина «Ноль проблем с соседями» и Realpolitik. URL: http://dergachev.rU/geop_events/171215-01.html#.WoHJlq51-Um.
  • [4] Давутоглу А. Региональный подход к глобальному миру. Россия в глобальной политике — 2010. URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_23031291_94256570.pdf.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>