Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Процесс разработки и принятия внешнеполитического курса Турции

Как уже отмечалось, разработка внешнеполитических принципов государства во многом определена конституцией государства, которая регулирует процессы, связанные с этой деятельностью. На основании этого же закона главная роль распорядителя внешней политики отведена президенту и премьер-министру, однако ряд министерств и ведомств также являются неотъемлемой частью формирования внешнеполитического курса.

Законодательная власть Турции принадлежит Великому национальному собранию Турции (ВНСТ), исполнительная — президенту и Совету министров.

Помимо перечисленного, существенное влияние на формирование внешнеполитических ориентиров оказывают политические партии. В программе каждой из них предусмотрена определенная стратегия внешнеполитических действий, призванная определить важнейшие направления внешнеполитической деятельности.

Начиная с 2002 г. правящей партией в Турции остается Партия справедливости и развития (ПСР). Направления внешней политики партии менялись в условиях перемен на мировом пространстве. Например, если до событий «арабской весны»

Турция была ориентирована на достижение собственных интересов и лидерства, то уже в 2015 г. основой внешнеполитического курса считалось проведение «эффективной, справедливой и достойной уважения внешней политики»[1]. В настоящее время Турция постепенно отходит и от этих принципов, в какой- то степени возвращаясь к построению внешнеполитического курса, сосредоточенного прежде всего на достижении национальных интересов.

Основные внешнеполитические принципы другой Народнореспубликанской партии, самой первой партии Республиканской Турции, созданной основателем государства М. К. Ататюр- ком, которая сегодня составляет ядро действующей в стране оппозиции, также основываются на необходимости обеспечения безопасности граждан и развитии контактов на региональном и международном уровнях. При этом осуществляться внешняя политика должна на базе демократических ценностей при сохранении традиций и историко-культурного наследия государства.

Не остаются в стороне и националистические объединения, принимающие активное участие в разработке внешнеполитического курса. Так, позиции Партии национального движения (ПНД), которая является одной из главных оппозиционных сил, по вопросам внешней политики парадоксально схожи с современным курсом, проводимым правящей ПСР. Согласно программе партии, Турция рассматривается в качестве влиятельной силы, способной получить статус мировой державы, а внешнеполитическая деятельность государства должна быть сконцентрирована на формировании тюркского мира при непосредственном осуществлении пан- тюркистских идей[2].

Одна из самых молодых партий на политической арене Турецкой Республики, начавшей свою деятельность лишь в 2012 г., является Демократическая партия народов (ДПН), преимущественно состоящая из национальных меньшинств, защита прав которых и является основным направлением деятельности[3]. Что касается внешнеполитических принципов, то партия выступает за расширение связей за рубежом, координацию действий и решение всех внешнеполитических противоречий, в том числе и армянского вопроса[4].

Помимо политических партий, в вопросе принятия внешнеполитических решений сегодня значительно возрастает роль негосударственных или аффилированных с государством акторов. Главная роль отведена мозговым аналитическим центрам, которые с начала 1990-х гг. все активнее участвуют в разработках внешнеполитических концепций.

Подобные организации нередко издают научные работы, монографии, проводят экспертные заседания и круглые столы для обсуждения и принятия каких-либо конкретных решений внешней политики. В настоящее время, по разным данным, на территории Турции функционируют приблизительно 50 центров, занимающихся исследованиями в области внешней политики и международных отношений. Среди наиболее крупных стоит отметить SAM (при МИДе Турции), TURKSAM, BiLGESAM, TASAM, ESAM, DPE и др.[5]

Стоит также отметить, что деятельность организаций, как правило, разделена в соответствии с тем направлением, на которое этот центр ориентирован. Такое эффективное распределение позволяет каждой аналитической организации сконцентрироваться на отдельном вопросе, подробно проанализировав возможности государства в рамках определенной тематики.

Например, один из старейших — Центр экономических и социальных исследований (ESAM) изучает политику и перспективы Турции на внешнеполитической арене с точки зрения экономических связей; Институт внешней политики (DPE) исследует Турцию в контексте международных отношений, в особенности на пространстве ЕС, Кипра, Балкан и Кавказа.

Вместе с этим ряд центров проводит комплексные исследования, затрагивая как внешнеэкономическую деятельность, так и внешнеполитическую и даже межкультурную. К таковым можно отнести SAM, TASAM, имеющий около 10 специальных департаментов по различным направлениям деятельности, BILGESAM[6] и др.

Существенное влияние на разработку внешнеполитических решений также оказывают профсоюзы, такие как TUSiAD, MUSiAD и ряд других, религиозные объединения, в частности, джемааты и тарикаты, и некоммерческие организации, которые, в свою очередь, подразделяются на некоммерческие партнерства (дернеки) и специализированные фонды (вакфы) и нередко занимаются финансированием определенных проектов.

Отдельно стоит упомянуть роль армии, которая на протяжении долгих лет фактически являлась определяющей силой политического процесса Турецкой Республики, а генералитет имел полноту власти в принятии решений — как внутриполитических, так и внешнеполитических. В условиях проводимой ПСР политики ситуация в современной Турции складывается иначе — позиции армии на политической арене в наши дни можно считать утраченными, как и право военных влиять на политику государства. Особенно четко такая тенденция была выражена после неудачного переворота в июле 2016 г. В результате этих событий военные, потерпевшие поражение, последовательно лишаются прежних привилегий, в том числе и полномочий в сфере внешнеполитического регулирования.

  • [1] Внешнеполитический дискурс ведущих субъектов турецкой политики(2010 — лето 2015 г.) / под ред. В. А. Аваткова. М. : Паблис, 2015. С. 6.
  • [2] Аватков В., Хрусталёва Е. Парламентские выборы в Турции: как программа турецких националистов затрагивает интересы России. URL: https://mgimo.ru/about/news/experts/272609/.
  • [3] Турецкие расклады. Левые защищают национальные меньшинства и получают боевой опыт в Сирии. URL: https://topwar.ru/98330-tureckie-rasklady-levye-zaschischayut-nacionalnye-menshinstva-i-poluchayut-boevoy-opyt-v-sirii.html.
  • [4] Внешнеполитический дискурс. С. 30.
  • [5] Аватков В. А., Видяйкин А. С. Деятельность аналитических центровв Турции при правлении Партии справедливости и развития. URL: http://www.vestnik.mgimo.ru/razdely/politologiya/deyatelnost-analiticheskih-centrov-v-turcii-pri-pravlenii-partii-cpravedlivosti.
  • [6] Аватков В. А., Видяйкин А. С. Указ. соч.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>