Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Основные направления современного внешнеполитического курса Турецкой Республики

Как уже отмечалось, современный внешнеполитический курс Турции, как правило, делят на два периода:

• прозападный, отличительной особенностью которого было стремление Турции к поиску контактов с Западом, в особенности с США, и приверженность демократическим и западным ценностям;

• современный этап, который характеризуется отходом от упомянутых прозападных принципов.

За последние годы внешняя политика Турецкой Республики претерпела значимые изменения. Она характеризуется, во-первых, поиском Турцией своего места в мире, во-вторых, чрезмерной самостоятельностью и амбициозностью государства, что, безусловно, прослеживается в методах реализации внешнеполитического курса.

Кроме этого, изменились и внешнеполитические направления, в рамках которых привыкла работать Турция, а если быть точнее — механизм реализации политики, проводимой по этим направлениям. Если еще несколько лет назад можно было с уверенностью утверждать, что внешняя политика Турции характеризовалась главенствующей ролью Соединенных Штатов Америки, то сегодня с подобными убеждениями можно поспорить, и небезосновательно.

Как известно, на протяжении долгого времени Турция ориентировалась на Запад, а США — главный партнер и союзник государства — и вовсе являлись примером для подражания в любой сфере политической жизни. Республика продолжительное время проводила политику в рамках взаимодействия с Соединенными Штатами и не скрывала, что отношения с Западом являются приоритетными.

Так продолжалось вплоть до недавнего времени, когда Турция решила в корне изменить свои внешнеполитические ориентиры. С одной стороны, произошло это достаточно резко, с другой стороны, на это у Турецкой Республики был ряд причин.

Предвыборная декларация правящей ПСР от 2011 г. говорит о том, что Турция является не просто страной на пространстве Ближнего Востока, а государством с ярко выраженным потенциалом для самостоятельного развития, в том числе — в роли не только регионального, но и мирового лидера[1].

Хотя роль сотрудничества с США также была выделена в качестве необходимой, лидеры партии, вероятно, понимали, что заявления о мировом лидерстве Турции не будут оценены партнером по НАТО, а значит, Турция уже тогда осознанно бросала вызов США и другим мировым державам, отчетливо понимая, что такие принципы идут вразрез с интересами многих акторов международных отношений. К тому же, если тогда, в 2011 г., подобные заявления могли рассматриваться как утопические, то сегодня, учитывая направление внешнеполитической деятельности Турции, страна настроена вполне серьезно, а ее намерения приобретают все более четкий и обоснованный характер.

В результате сегодня можно наблюдать постепенное укрепление антиамериканских настроений, которые только усиливаются с каждым днем в условиях быстроменяющейся международной обстановки.

Среди ключевых факторов, оказавших наибольшее влияние на двусторонние отношения США и Турции, можно отметить: несоответствие курса Б. Обамы (продолжающегося сегодня под эгидой Д. Трампа) в отношении Турции, который не учитывал в полной мере интересы страны-партнера, тому положению дел, на которые рассчитывала Турция; противоречия по курдскому и сирийскому вопросам, а также события июля 2016 г., в результате которых США не удовлетворили запрос Турции по вопросу экстрадиции Ф. Гюлена, обвиняемого последней в организации попытки государственного переворота.

Похожая ситуация складывается и на европейском пространстве. Несмотря на многолетнее сотрудничество в различных сферах, сценарий развития отношений Турции и государств Европы все больше и больше напоминает процесс, схожий с американо-турецким взаимодействием.

Отличительная особенность заключается в том, что камнем преткновения в отношениях между Европой и Турцией является вопрос вступления последней в Европейский союз. Турция поняла, что ее не слишком ждут в объединенной Европе, а ЕС, в свою очередь, понял, что совершил ошибку, много лет назад дав Турции надежду на вступление.

Инциденты, произошедшие весной 2017 г. между Турецкой Республикой и сразу двумя европейскими странами — Германией и Нидерландами, продемонстрировали сдвиг двусторонних отношений формата Турция — ЕС далеко не в сторону сотрудничества. Участники обоюдно решили завершить длительный и нерезультативный процесс под названием «Турция в ЕС» постепенным исключением друг друга из списка своих внешнеполитических интересов.

Несмотря на то что буквально год назад Европа рассматривалась в качестве ключевого партнера, тенденция охлаждения отношений продолжается, и даже специально созданный при турецком МИДе департамент по европейской проблематике в таких условиях не может выработать план действий, который в данном случае устроил бы всех.

Тем не менее отход от Запада не означает, что Турция потеряла последние контакты на внешнеполитической арене, хотя следует признать, что утрата такого союзника, как Соединенные Штаты Америки, для Турции сегодня ощутима как никогда.

«Разворот на Восток» — еще одно определение, которым принято называть современный внешнеполитический курс Турецкой Республики, символично говорит о новых горизонтах, в направлении которых сегодня предпочитает двигаться государство. В настоящее время Турция проводит собственную политику в отношении Сирии и Ирака, что, однако, носит противоречивый характер с точки зрения турецких позиций на мировой арене, и развивает отношения с другими региональными державами.

Помимо развития отношений с государствами — соседями Ближнего Востока и своими старыми партнерами, например Саудовской Аравией и Катаром, Турция с особым интересом смотрит в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона и Китая, в частности.

Учитывая, что дипломатические отношения между двумя государствами были установлены лишь в 1971 г., а до прихода к власти в Турции Партии справедливости и развития внешнеполитические ведомства и вовсе не уделяли должного внимания отношениям с КНР, говорить о каких-то значительных результатах двустороннего сотрудничества преждевременно. Однако в настоящий период Турция все чаще проявляет заинтересованность в развитии двусторонних связей, ведь республика имеет собственные интересы в отношении Китая, причем как экономические, так и этнонациональные (что выражается в наличии тюркоязычных народов в КНР), а заявления президента Р. Т. Эрдогана о желании Турции интегрироваться в ШОС[2] являются наглядным подтверждением сказанного.

Еще одним вектором внешней политики Турции является африканский континент, богатый природными ресурсами, где Турция уже долгие годы, начиная с 1998 г., успешно реализует свою внешнюю политику.

Особенно активное развитие отношений также ознаменовал приход к власти ПСР. «Африканская стратегия», принятая в 2003 г., запустила крупномасштабный процесс расширения зон влияния Турции на африканские территории. Большинство проектов, в которые активно инвестирует Турция, являются экономическими и образовательными. Кроме этого, ряд турецких бизнесменов поставляет гуманитарную и медицинскую помощи[3]. Примечательно, что африканское направление Турции, ввиду отсутствия на континенте мировых держав, является одним из самых стабильных и выгодных в контексте стремления Турция проводить всестороннюю политику по укреплению своего влияния.

Отдельного рассмотрения заслуживают отношения Российской Федерации и Турецкой Республики. Очевидным остается тот факт, что Россия всегда была особенно значимым государством для Турции. Особый интерес для республики всегда представляли тюркоязычные регионы России, куда Турция стремится распространить свое влияние в рамках формирования своего нового проекта под названием «Тюркский мир».

За многолетнюю историю дипломатических отношений два государства преуспели в выстраивании двусторонних отношений, особенно в экономическом секторе. Однако многомиллиардные контракты не способствовали сохранению дружественных отношений, а амбиции Турции в один момент вышли из-под контроля государства. Печальный результат такой политики вылился в открытый конфликт и кризис государств, который спровоцировал инцидент со сбитым российским Су-24 в небе над Сирией в ноябре 2015 г.

Некоторое время после этого события Турция пыталась показать, что такой сценарий осложнения отношений и планировался, однако впоследствии сама оказалась в ловушке своих амбиций и окончательно запуталась в своих приоритетах. Неоднозначная политика Запада по отношению к Турции повлияла в том числе и на пересмотр ее отношений с Российской Федерацией.

Уже к лету 2016 г. Турция сделала шаг навстречу «примирению», условно восстановив прежние контакты. Сегодня Россия действительно рассматривается Турцией в качестве ключевого партнера, однако на этот раз не только в сфере экономического, но и политического сотрудничества. Об этом говорит ряд проектов экономического характера, в том числе возведение атомной станции «Аккую» и реализация «Турецкого потока», а также политическая координация действий государств в рамках сирийского кризиса в формате Россия — Турция — Иран. Тем не менее, несмотря на такие успехи в области двустороннего сотрудничества, утверждать, что российско-турецкие отношения выведены на прежний уровень, нельзя.

Современную внешнеполитическую концепцию Турции нельзя определить однозначно. Государству свойственно менять политические ориентиры и направления деятельности. Отличительной чертой внешней политики страны на данном этапе является борьба противоположностей внутри правящей элиты. Ситуация, когда позиции некоторых официальных лиц по ряду вопросов противоречат той, что озвучивает глава государства, уже не является чем-то эксцентричным.

Очевидно, что во внутриполитических кругах Турецкой Республики, в том числе и тех, что оказывают прямое воздействие на формирование внешнеполитического курса, прослеживается разлад по поводу того, каким образом должна развиваться Турция. Несмотря на это, принцип, относительно объединяющий взгляды всех правящих лиц государства, заключается в том, что все они рассматривают Турцию как мировую державу, которой на международной арене должна быть отведена роль безоговорочного и не имеющего альтернативы лидера.

Для достижения этой цели Турция считает необходимым реализовать свои неоосманские принципы и заявить о себе в каждой точке Земного шара, ведь именно на этом базируется негласный внешнеполитический курс государства.

Многовекторная политика, которую пытается претворить в жизнь турецкое руководство, является, скорее, вспомогательным и поддерживающим механизмом ввиду отсутствия четкого плана действий. С точки зрения российских интересов, тенденции сближения с Россией и со странами Востока, безусловно, являются позитивным фактором, однако вопрос о том, сможет ли непоследовательная в действиях Турция в полной мере реализовать такого рода намерения, все еще остается открытым.

Контрольные вопросы

  • 1. Назовите основные нормативно-правовые документы, регулирующие внешнеполитический процесс в Турции. В чем заключается их особенность?
  • 2. Какие отличительные особенности внешней политики Турции выделяет А. Давутоглу?
  • 3. Каким образом политические партии оказывают влияние на формирование внешнеполитического курса Турции?
  • 4. Какую деятельность в сфере внешней политики осуществляют аналитические центры в Турции?
  • 5. На какие периоды можно разделить современный внешнеполитический курс Турции? Как их можно охарактеризовать?

Литература

  • 1. Внешнеполитический дискурс ведущих субъектов турецкой политики (2010 — лето 2015 г.) / под редакцией В. А. Аваткова. — Москва : Паблис, 2015. — 88 с.
  • 2. Давутоглу, А. Региональный подход к глобальному миру / А. До- вутолгу. URL: https://elibrary.ru/download/elibrary_23031291_94256570. pdf.
  • 3. Дружиловский, С. Б. Внутренние факторы формирования внешней политики Ирана и Турции / С. Б. Дружиловский // Вестник МГИМО- Университета. — 2010. — № 1. — С. 1—11.
  • 4. Иванов, С. М. Внешняя политика Турции и региональные кризисы / С. М. Иванов // Безопасность и контроль над вооружениями. 2015—2016 // Международное взаимодействие в борьбе с глобальными угрозами / ответственные редакторы А. Г. Арбатов, Н. И. Бубнова. — Москва : РОССПЭН, 2016. — С. 207—225.
  • 5. Надеин-Раевский, В. А. Внешняя политика Турции: ветры перемен / В. А. Надеин-Раевский. URL: https://www.imemo.ru/jour/meimo/ index.php?page_id=685&id=643&jid=49&jj=49.

  • [1] Аватков В. А. Внешнеполитическая идеология Турции: текущие тенденции и перспективы развития // Турция: новые реалии во внутренней политике и участие в региональных геополитических процессах / под ред. В. А. Ават-кова, С. Б. Дружиловского, А. В. Федорченко. М. : МГИМО-Университет, 2014.С. 13.
  • [2] Эрдоган: Турция может вступить в ШОС вместо ЕС. URL: http://www.bbc.com/russian/news-38043066.
  • [3] Мосаки Н. Африканская стратегия Турции. URL: https://iq.hse.ru/news/177674972.html.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>