Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ТУРЦИИ

Из многочисленного списка проблем, с которыми сталкиваются региональные и мировые державы, вопрос территориальной целостности является одним из важнейших для любого государства. Особенность современной мировой политики состоит в том, что значительная часть конфликтов, возникающих на международном пространстве, происходит именно из-за территориальных противоречий, а почти каждое второе государство мира так или иначе подвержено разногласиям на территориальной почве.

Чаще всего государства не могут решить, кому принадлежит та или иная часть земли, которая за многолетнюю историю успела побывать в составе двух или более государств и сменить так много наименований, что ни один исторический документ не в силах восстановить справедливость и поставить точку во многовековых спорах. Именно поэтому в большинстве случаев урегулировать такие конфликты практически невозможно, а если достижение компромисса все же случается, то, как правило, этот процесс требует максимум сил, долгих лет исследований и переговоров, а в особо тяжелых случаях — человеческих жертв.

Конфликтный Ближний Восток всегда был и остается центром территориальных споров, часть которых переросла в настоящие международные конфликты и потребовала прямого вмешательства внешних игроков, чтобы не допустить крупномасштабных вооруженных столкновений.

В таких условиях разногласия по вопросу принадлежности территорий не обошли стороной и Турецкую Республику, которая за многолетнюю историю накопила значимую долю территориальных противоречий, большинство которых также имеет не поддающийся урегулированию характер.

Расположение в нестабильном ближневосточном регионе наряду с территориальными конфликтами в значительной степени подрывает позиции Турции как на региональной, так и на мировой арене, а также прямо влияет на двусторонние отношения Турции с рядом государств.

Образование Турецкой Республики

Учитывая негативный характер территориальных противоречий, представить, что Турция как-либо могла избежать их, учитывая условия, в которых было сформировано государство, достаточно сложно. На протяжении многих веков существования Османской империи, владения которой занимали значительную часть территорий мира, вопрос земельного деления не касался государства, уверено присоединявшего себе новые регионы, тем самым расширяя свои границы.

Первая мировая война изменила мировую расстановку сил, а также раскроила карту владений Османской империи, превратив ее из самого влиятельного государства мира в государственное образование с нерешенной территориальной судьбой. По окончании войны державы Антанты, преследовавшие цель расширения влияния на Ближнем Востоке, вынудили империю подписать Мудросское перемирие в 1918 г.[1], а через два года, в 1920 г., — Севрский договор[2], который существенно сократил территориальные владения государства. И хотя впоследствии договор 1920 г. так и не был ратифицирован турецкой стороной, продиктованные им условия в значительной степени подорвали влияние когда-то могущественной империи.

После этого под предводительством генерала османской армии М. Кемаля была развернута масштабная национально- освободительная борьба, которая в итоге привела к образованию республиканского государства. В результате Лозаннской конференции, начавшейся в 1922 г., в следующем году был подписан Лозаннский договор[3], официально закрепивший современные границы Турецкой Республики и оформивший распад Османской империи.

По договору Турция лишилась контроля над значительной частью территорий, однако сохранила за собой Восточную Фракию, Измир, а также ряд земель, которые она утратила в результате подписания Севрского договора.

Приоритетным для Турции оставался вопрос геостратегических черноморских проливов. Договор предусматривал достаточно жесткие условия для Турции: в мирное и военное время разрешался проход через проливы военных и торговых судов, а также предполагалась демилитаризация Босфора и Дарданелл. Кроме этого, была создана специальная Комиссия проливов, в которую вошли представители ряда стран, в том числе и России.

В частности, были достигнуты некоторые договоренности с Грецией, которая обязалась возместить ущерб, причиненный эллинской армией, а Турция, в свою очередь, отказалась от претензий на репарации. Помимо этого, между странами был проведен обмен населением, который был достаточно неравномерным и стал причиной социального кризиса в Греции, которая приняла около 1,5 млн христиан, выселенных с территории Турции, в то время как количество покинувших Грецию мусульман достигало лишь 0,5 млн.

Ратификация договора Турцией прошла 23 августа 1923 г., а 6 августа 1924 г. к ней присоединились остальные стороны. Исключением стало Королевство сербов, хорватов и словенцев, которое не признало пункт договора, обязывающего его выплатить часть османского долга. Именно по этой причине, ввиду отсутствия ратификации одной из сторон, договор в какой- то степени можно считать недействительным. В то же время, никакого другого договора или соглашения, определяющего границы республиканской Турции, заключено не было, поэтому в международном сообществе принято считать, что именно Лозаннский договор закрепил за государством территории, входящие сегодня в состав Турции.

Подписание этого договора, безусловно, стало одним из важнейших событий в истории Турецкой Республики поствоенного периода. С одной стороны, в непростое для Турции время ратификация договора стала единственным спасением государства, которое в противном случае могло было быть разделено на сферы влияния и полностью утратить свою независимость.

С другой стороны, договор, который ущемлял интересы Турции по ряду вопросов, в особенности по территориальному, не мог полностью устраивать государство — наследника великой Османской империи.

Остался нерешенным ряд вопросов, большинство которых имело для Турции первостепенное значение. К примеру, поводом для споров стала государственная граница с Ираком, а точнее, с его приграничными районами, богатыми нефтяными ресурсами. Не сумев отстоять свои права на земли Мосула, Турция была вынуждена согласиться с выдвинутыми Великобританией условиями, а оккупированный Британией вилайет с согласия Лиги Наций отошел в состав Ирака. И хотя формально Турция заключила с Великобританией договор о признании границы, который также предусматривал доступ к природным ресурсам региона[4], национальные интересы государства не позволяли и до сих пор не позволяют Турции полностью отказаться от региона. Помимо природных богатств, данный регион также имеет для Турции важное значение стратегического пункта при осуществлении контроля за представителями курдского народа[5].

Таким образом, противоречия, которые образовались в результате подписания Лозаннского договора, открыли путь разногласиям Турции с рядом стран, в том числе с Кипром, Грецией, Арменией, Сирией, Ираком, а также курдскими регионами. В настоящее время Турция, которая взяла на вооружение не- оосманский внешнеполитический курс, до сих пор не может смириться с результатами договора, а противоречия с упомянутыми странами на территориальной почве усиливаются с каждым днем.

  • [1] Mondros Mutarekenamesi. URL: http://www.ttk.gov.tr/wp-content/uploads/2016/11/7-Mondros.pdf.
  • [2] Sevr Andla§masi. URL: http://www.ttk.gov.tr/wp-content/uploads/2016/11 /6-Sevr.pdf.
  • [3] Lozan Sulh Miuahedenamesinin kabuliine dair kanunlar. URL: http://www.ttk.gov.tr/wp-content/uploads/2016/ll/3-Lozanl3-357.pdf.
  • [4] Тюкалов М. Борьба за иракскую нефть и «мосульский конфликт» (1923—1926 гг.) в контексте «восточного вопроса». URL: http://adjara.gov.ge/uploads/Docs/b5fle72e0b25469d94d743793el3.pdf.
  • [5] Тюкалов М. Указ. соч.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>