Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сирийский вопрос

Одним из центральных территориальных конфликтов, в котором не последнее место занимает Турция, является вопрос принадлежности турецкой провинции Хатай. И хотя с момента возникновения данного спора прошло достаточно много времени, именно он по-прежнему остается дестабилизирующим фактором двусторонних отношений между Сирией и Турцией.

Турецко-сирийский приграничный конфликт развернулся, как и многие другие, после Первой мировой войны, когда между гегемонами того времени остро стоял вопрос перераспределения сфер влияния. Для урегулирования возникших споров и разногласий в итальянском городе Сан-Ремо была созвана специальная конференция, по итогам которой Франция получила мандат на управление Ливаном и Сирией.

В 1920-х гг. для борьбы с местным населением, не желающим подчиняться Франции, она начала политику дробления территории на мелкие государственные образования, которых насчитывалось пять[1]. Первые противоречия возникли в 1921 г., когда находящийся в северной части страны и считавшийся частью государства Халеб (Алеппо) Александреттский санджак получил статус автономии, который сохранился даже после создания единого государства Сирии в 1925 г.[2]

Турция, только что пережившая значительные территориальные потери, в лице основателя республики М. К. Ататюрка заявила, что никогда не признает французский контроль над упомянутой территорией, обосновав свою позицию следующим аргументом — данные земли веками принадлежали Турции, а значит, не могут рассматриваться в качестве территорий других стран.

В таких заявлениях уже тогда прослеживались намерения Турции вести борьбу за возвращение потерянных территорий[3]. В каком-то смысле такие претензии нельзя назвать безосновательными — Сирия, действительно, с первой половины XVI в. входила в состав Османской империи, а «Национальный обет», или декларация независимости, ратифицированная в 1920 г., определила территории Сирии как неотъемлемую часть Турции[4]. Более того, население Александреттского санджака, на который предъявляла претензии Турции, также было неоднородно: за исключением арабов и ряда других национальностей, значительную его долю составляли турки[5].

Тем не менее даже этих доказательств было недостаточно: «Национальный обет» не имел статус международного соглашения, поскольку его положения были приняты только Турцией и не признаны мировым сообществом, а отсылки турецкого руководства к истории Османской империи, которой на тот момент уже не существовало, также не рассматривались в качестве весомого аргумента.

Хотя мировое сообщество изначально скептически отнеслось к заявлениям Турции, турецкое население Александретт- ского санджака, наоборот, красноречивые речи Ататюрка услышало и, вероятно, восприняло как побуждение к действию. В 1930-е гг. на территории санджака было развернуто крупномасштабное национальное движение, к которому также добавилось то обстоятельство, что М. К. Ататюрк принял решение вынести данный вопрос на рассмотрение Лиги Наций, а Алек- сандреттский санджак внезапно переименовал в Хатай.

Понимая, что сдерживать растущее сопротивление не удастся, власти были вынуждены пойти на некоторые уступки. В частности, была принята конституция, определяющая Хатай как суверенное государство, где позже будут приняты практически все законы, действующие на территории Турции, турецкий язык получит статус государственного, а турецкая лира станет официальной валютой[5].

Уже тогда было понятно, что Александреттский санджак (Хатай), с наименьшей степенью вероятности останется в составе Сирии. Накануне Второй мировой войны на фоне происходивших в мире событий мировые державы того времени были заинтересованы в поиске союзников, поэтому приняли решение уступить Турции Хатай. В 1939 г., подписав соглашение с Францией, Турция аннексировала территорию[5], тем самым создав одно из самых крупных турецко-сирийских противоречий. После присоединения санджака, который стал шестым вилайетом Турции, с его территории были выведены сосредоточенные там французские войска, а по Сирии прокатилась новая волна протестов[8].

С началом военных действий в Сирии в 2011 г., резким ухудшением двусторонних отношений с Турцией и появлением на политической арене таких игроков, как курды, территориальный вопрос вновь стал актуальным. И если Сирия отдает приоритет борьбе с террористическими образованиями и сохранению государственности, то курды решительно настроены на создание собственного государства — анклава, где земли турецкой провинции Хатай в этом контексте представляют особый интерес.

  • [1] Пир-Будагова Э. П. История Сирии. XX век . М. : Ин-т востоковеденияРАН, 2015. С. 23—26.
  • [2] Пир-Будагова Э. П. Указ. соч. С. 26.
  • [3] Дергачёв В. Ближний Восток. Сирия. Турецко-сирийский вековой конфликт. URL: Umhttp://dergachev.ru/geop_events/020116—03.html#.WlNtQrdl-Un.
  • [4] Исаев А. Фантомные боли политики Анкары. URL: https://interaffairs.ru/news/printable/14343.
  • [5] Дергачёв В. Указ. соч.
  • [6] Дергачёв В. Указ. соч.
  • [7] Дергачёв В. Указ. соч.
  • [8] Пир-Будагова Э. П. Указ. соч. С. 55.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>