Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Отход от прозападного курса

Постепенно Турецкая Республика стала осознавать, что Европа не стремится к тому, чтобы Турция прошла по пути евроинтеграции, а все эти годы государство просто использовалось руководством европейских стран. Страны Европы, охваченные миграционным кризисом и региональной экономической нестабильностью, действительно не желали видеть в числе европейских стран Турцию, которая как минимум отличалась по культурно-конфессиональному признаку, будучи страной с превалирующим исламским населением, а как максимум — имела ряд неразрешенных конфликтов как в регионе, так и с некоторыми странами Евросоюза и к тому же располагается в конфликтном регионе Ближнего Востока, имея при этом границы с охваченной войной Сирией и не менее нестабильными Ираком. Видимо, именно тогда Турция начала задумываться о переориентации своего внешнеполитического курса с Запада на Восток, однако долгое время не решалась это сделать.

Переломным моментом стал инцидент с российским самолетом Су-24, который был сбит турками в небе над Сирией в ноябре 2015 г. Тогда Турция, судя по всему, надеялась на то, что такими решительными действиями продемонстрирует Западу свою всестороннюю поддержку, навсегда закрепив союзнические связи с этими странами, однако ошиблась.

Соединенные Штаты не спешили оправдывать действия Турции, как не сделали этого и страны — участницы ЕС, в результате чего Турция собственноручно лишила себя союзника в лице России, так и не услышав при этом выгодных предложений от западных держав. На этом фоне в правящих кругах укреплялись неоосманские настроения и ослабевали идеи о необходимости построения демократического и светского общества. Р. Т. Эрдоган сменил либеральные лозунги антизападной риторикой, которая теперь усиливается с каждым днем.

В таких условиях стало очевидно, что отношения в формате Турция — ЕС обречены на неудачу. Турция уже не стремится выполнять требования Евросоюза и больше не опасается антидемократических мер, которые могут существенно испортить ее репутацию на Западе.

Антиамериканская и антиевропейская риторика, арест западных журналистов, стремление укрепить вертикаль власти посредством проведения референдума и укрепляющаяся в турецком обществе исламизация в прямом смысле слова стали постулатами новой политики Турции, которая больше не ориентируется на Запад. В связи с этим президент Эрдоган неоднократно заявлял о том, что Турция устала и больше не желает быть марионеткой в руках Евросоюза.

Однако крайней стадией турецко-европейских противоречий стала ситуация накануне конституционного референдума 2017 г. Дипломатические скандалы сразу с несколькими странами ЕС фактически стали точкой отсчета нового этапа кризиса.

Весной 2017 г. ряд европейских стран, в том числе Германия, запретили проводить агитационные митинги в поддержку референдума. Более того, в Нидерландах самолету министра иностранных дел Турции, который должен был выступить перед турецкой общиной, отказали в посадке, что является грубейшим нарушением дипломатического протокола, а после этого из страны был выслан еще один высокопоставленный министр[1].

В привычной ему манере, совершенно не подбирая слов, Р. Т. Эрдоган обвинил упомянутые страны в исламофобии, сравнив их режимы с нацистскими. Важно отметить, что в преддверии президентских и парламентских выборов, запланированных на июнь 2018 г., Эрдоган все же сумел посетить Великобританию и встретиться с турецкой общиной в Сараево, однако реакция Европы на это событие говорит о том, что президент Турции не является долгожданным гостем на европейском пространстве, а критика политики западных стран, озвученная им с трибуны Королевского института международных отношений, в очередной раз свидетельствует о сохранении непримиримых противоречий, подрывающих позитивное развитие двусторонних контактов.

Не лучше складывается ситуация на американском направлении. В рамках неоосманизма Р. Т. Эрдоган бросает США достаточно смелые вызовы, позволяя себе критиковать их политику на мировой арене, обвиняя в поставках вооружений курдам в Сирии и игнорировании позиций Турции по ряду внешнеполитических вопросов.

Ситуация особенно обострилась после попытки государственного переворота в Турции 15 июля 2016 г., когда США отказали Турецкой Республике в экстрадиции Ф. Гюлена, который, по мнению Турции, является одним из организаторов неудавшегося военного переворота.

В настоящий период высокопоставленные лица Турецкой Республики попеременно заявляют о желании выйти из НАТО и присоединиться к ШОС. И несмотря на то, что даже в условиях трансформирующейся внешней политики Турции такого рода заявления едва ли можно считать серьезными, вполне реалистичной представляется попытка Турции перевооружить свою армию, заменив технику НАТО боеприпасами собственного производства, а также российской техникой в виде ЗРК С-400, несовместимыми с аналогичными системами Североатлантического альянса. Это определенно вызывает недовольство западных коллег.

В то же время достаточно серьезные противоречия между Турцией и США возникли по поводу решения Америки выйти из ядерного соглашения по Ирану, а также признания Иерусалима столицей Израиля, мгновенно ставшими предметом критики президента Турции.

Что касается Соединенных Штатов, то они не собираются признавать самостоятельность Турецкой Республики, которую государство стремится продемонстрировать на внешнеполитической арене. США привыкли к тому, что Турция является посредником Запада на Ближнем Востоке, которому не свойственно иметь мнение, отличающееся от западного, и поэтому пытаются ультимативным образом оказать влияние на переменчивую политику Анкары.

Однако Р. Т. Эрдоган настроен серьезно и не желает, чтобы кто-то указывал Турции на ее внешнеполитические приоритеты, которые сегодня полностью определены идеологемой не- оосманизма.

Таким образом, стремление демократизировать Турцию как со стороны ЕС, так и со стороны США, привело только к большей консерватизации турецкого общества[2]. Турецкая Республика поняла, что не получает той поддержки от государств западного мира, которую ей хотелось бы иметь. На Западе не стремятся учитывать ее интересы, не поддерживают в вопросах вступления в ЕС, осуществления сирийской политики и даже выдачи Ф. Гюлена — одного из главных личных врагов Р. Т. Эрдогана.

Все эти факторы, безусловно, повлияли на решение Турции отойти от прозападного внешнеполитического курса. Сегодня политика страны в отношении Запада переживает новый этап, характеризующийся переходом от состояния союзничества в состояние обычного сотрудничества, которое периодически сменяется конфронтацией и соперничеством в борьбе за лидерство.

Турция ясно дает понять, что зависимость от Запада больше не входит в ее национальные интересы, страна стремится войти в состав мировых держав. Несмотря на уверенность Турции в своих силах, вопрос заключается в том, насколько возможно такое лидерство без поддержки США и стран Европы, которые являются одними из важнейших акторов на международной арене.

В настоящее время Турция пытается проводить многовекторное сотрудничество. Важно понимать, что до тех пор, пока Турция является членом НАТО и кандидатом на вступление в ЕС, ей так или иначе придется учитывать мнение западных коллег, а повсеместная критика стран, которые еще совсем недавно были ближайшими союзниками, в итоге приведет только к дальнейшей изоляции.

Контрольные вопросы

  • 1. Когда начали формироваться американо-османские отношения?
  • 2. С какой целью Турция начала проводить антикоммунистическую политику?
  • 3. В каком году и по какой причине Турция вступила в НАТО?
  • 4. Каковы причины отхода Турции от прозападного внешнеполитического курса?
  • 5. В чем заключаются современные противоречия Турции и США?

Литература

  • 1. Larrabee, F. S. The ‘New Turkey’ and American-Turkish Relations.
  • 2. Larrabee, F. S. Turkey as a U.S. Security Partner RAND — 2008. URL: https://www.rand.org/pubs/monographs/MG694.html.
  • 3. Ttirkiye — Amerika Birle§ik Devletleri Siyasi ve Ekonomik ili§kileri Tiirkiye Cumhuriyeti Di§i§leri Bakanhgi. URL: http://www.mfa.gov.tr/ turkiye-amerika-birlesik-devletleri-siyasi-iliskileri.tr.mfa.
  • 4. Гаджиев, А. Г. Особенности развития отношений между Турцией и ЕС в период правления Партии справедливости и развития / А. Г. Гаджиев // Эпоха правления в Турции Партии справедливости и развития: промежуточные итоги и прогнозы. (2002—2015); ответственные редакторы Н. Ю. Ульченко, И. И. Иванова. — Москва : Ин-т востоковедения РАН, 2017. — 180 с.
  • 5. Дружиловский, С. Б. Турция: привычка управлять / С. Б. Дружи- ловский. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_596.
  • 6. Киреев, Н. Г. История Турции. XX век / Н. Г. Киреев. — Москва : Ин-т востоковедения РАН ; Крафт+, 2007. — 308 с.
  • 7. Кудряшова, Ю. С. Турция и Европейский союз: история, проблемы и перспективы взаимодействия / Ю. С. Кудряшова. URL: http://book. iimes.su/wp-content/uploads/main/tur2010.pdf.

  • [1] Рар А. Турция — ЕС: начало большого противостояния? URL: http://ru.valdaiclub.com/a/highlights/turtsiya-es-nachalo-bolshogo-protivostoyaniya/.
  • [2] Аватков В. Оборона через лидерство: Турция накануне референдумао конституции. URL: http://ru.valdaiclub.com/files/15431/.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>