Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сирийский кризис

Турция перешла от публичной критики официального Дамаска к открытой конфронтации спустя приблизительно год после начала войны в Сирии, в ходе которой между Вашингтоном и Анкарой также появились первые противоречия, заставившие Турцию задуматься о начале собственной политики, независимой от мнения и интересов Запада.

С осени 2012 г. турецкие войска начали наносить удары по сирийским районам, находящимся вблизи турецко-сирийской границы. Именно тогда турецкий парламент решил предоставить правительству Турции мандат для проведения трансграничных операций в Сирийской Арабской Республике. Поводом для таких решительных действий послужило попадание артиллерийских снарядов с сирийской территории в приграничный район Турции, в результате чего погибли турецкие граждане[1].

С тех пор подобные явления на турецко-сирийской границе не являются редкостью, а Турция с каждым днем стягивает все больше и больше сил к приграничным районам. При этом на начальной стадии турецко-сирийского конфликта Анкара предпочитала открывать огонь и вести «борьбу» со своей территории, однако через несколько лет уже вводила свои войска на территорию соседнего государства, осуществляя крупномасштабные военные операции в Сирии.

Первая такая операция под названием «Щит Евфрата» началась в августе 2016 г. Тогда Турция ввела свои войска в приграничный Джараблус без предупреждения правительства Сирии, что стало поводом для критики Турции со стороны Б. Асада, который неоднократно заявлял о том, что Турция нарушает суверенитет Сирии и требовал выведения войск.

Интересно, что эти события совпали с успехами курдских формирований и их продвижением вглубь региона, и не случайно. Операция «Щит Евфрата» начиналась турками под свойственным Турции предлогом обеспечения безопасности территории Турецкой Республики и ее граждан, а также борьбы с терроризмом, т. е., по мнению официальной Анкары, и с ИГИЛ, и с курдскими формированиями одновременно.

В начале операции правительство заявило, что Турция намерена освободить от боевиков Джераблус и Эль-Баб, а затем столицу Исламского государства Ракку и находящийся под контролем курдов Манбидж, что, вероятно, и являлось приоритетной задачей турецкой армии[2]. При этом следует отметить, что на самом деле цель почти всех турецких операций сводится к тому, чтобы помешать курдам, являющимся одной из сторон конфликта, задачей которых является создание автономии.

Для Турции подобные намерения курдских формирований являются прямой угрозой территориальной целостности государства. Проблема заключается в том, что курдские организации, функционирующие как на территории Турции (например, РПК), так и на территориях других государств, где проживает курдское национальное меньшинство, рассматриваются турецкими властями в качестве террористических[3].

В целом курды Турции, Ирана, Ирака и Сирии преследуют цель создания единого Курдистана, однако ни одна из перечисленных стран не готова предоставить свои государственные территории для помощи в решении данной проблемы. Турция, которую уже долгое время беспокоит существование Иракского Курдистана, теперь вынуждена контролировать также ситуацию в Сирии, поскольку создание любых курдских анклавов приведет к неизбежной потери части турецких земель.

Турецкая операция «Щит Евфрата» продолжалась приблизительно семь месяцев, за которые туркам удалось оттеснить курдские формирования от Евфрата. Объявляя о завершении операции, президент Турции не исключил, что данная военная компания может быть не единственной и Турция, возможно, еще вернется для проведения следующих операций.

Это и произошло в январе 2018 г., когда Турецкая Республика объявила о начале новой операции на территории Сирийской Арабской Республики, на этот раз в кантоне Африн на севере страны. Как и в случае с операцией «Щит Евфрата», новая военизированная акция под названием «Оливковая ветвь» была направлена против курдов. В отличие от предыдущей военной кампании, на этот раз Турции понадобилось всего несколько месяцев для того, чтобы освободить город от курдских формирований. И несмотря на то, что главная цель «Оливковой ветви» была достигнута и операция фактически завершена, это не означает, что Турция готова вывести свои войска из Сирии.

Такого рода военные операции Турции являются достаточно выгодным предлогом для введения своего военного контингента в Сирию, поскольку Турция стремится закрепить свои позиции на сирийских землях. Кроме этого, Р. Т. Эрдоган заявлял о том, что Турция будет проводить операции до тех пор, пока не сможет быть уверена в своей безопасности, и намекал на то, что «Оливковая ветвь» может получить свое развитие в сирийском Манбидже, где располагаются войска США, поэтому, скорее всего, Сирия еще не раз станет свидетелем проведения Турцией новых военных кампаний.

При этом интересно, что Турция рассматривает себя в качестве «спасителя» арабского мира, а подобные военные вмешательства активно пропагандируются в местных СМИ, чтобы подчеркнуть уникальность и региональное значение Турецкой Республики в глазах населения и мирового сообщества.

В настоящее время Турция, понимая неизбежность федерализации Сирийской Арабской Республики, стремится получить определенные сферы влияния, поэтому активно участвует в попытках урегулирования сирийского кризиса, при этом взаимодействуя с международным сообществом.

На протяжении долгого времени Турция предпочитала сотрудничать со своим главным союзником по НАТО Соединенными Штатами Америки. Однако непримиримые противоречия, которые выражаются в недовольстве Турцией по поводу поддержки США курдских формирований, поставок им вооружений, а также нежелании Белого дома учитывать интересы Турции привели к тому, что последняя была вынуждена искать других союзников для разрешения сирийского конфликта.

Одним из главных достижений на этом направлении можно считать астанинский процесс, проходящий в трехстороннем формате Россия — Турция — Иран. За несколько лет существования переговоров в Астане и проведения девяти встреч сторонам удалось достичь режима прекращения огня, подписать Меморандум о создании зон деэскалации, обсудить перспективы создания рабочей группы по разработке сирийской конституции и пр.[4] Сегодня у Турции в Сирии имеется три военные базы в провинции Алеппо[5], что еще раз говорит о ее постепенном укреплении на сирийских территориях. Кроме этого, Турция и США согласовали дорожную карту по Манбиджу[6], и, судя по намерениям руководства, на этом Турецкая Республика останавливаться не собирается.

  • [1] Правительство Турции получило мандат на военные операции в Сирии.URL: https://ria.ru/world/20121004/766131765.html.
  • [2] Турция сложила «Щит Евфрата». URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2017/03/31/58dcd0679a79470a56b67b71.
  • [3] Аватков В. А. Курдская проблема на турецком поле. URL: http://www.vestnik.mgimo.ru/sites/default/files/pdf/19poHtologiya_avatkov.pdf.
  • [4] Астанинский процесс. URL: http://www.kazembassy.ru/rus/mnogosto-ronnee_sotrudnichestvo/astaninskii_process/.
  • [5] Сирия сегодня: Турция построила три военные базы в Алеппо, СШАне могут требовать вывода воск Ирана. URL: https://riafan.ru/1059460-siriya-segodnya-turciya-postroila-tri-voennye-bazy-v-aleppo-ssha-ne-mogut-trebovat-vyvoda-voisk-irana.
  • [6] США и Турция одобрили дорожную карты по Манбиджу. URL: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5261845.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>