Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Политика Турции на современном Ближнем и Среднем Востоке

Современная Турецкая Республика рассматривает Ближний Восток как один из главных регионов своей внешней политики и сферу своего влияния, а себя — как лидера этого региона. Такая политика была начата руководством Турции после планомерного отхода государства от западоцентричного внешнеполитического курса, ознаменовавшегося разворотом на Восток.

Сегодня Турция старается установить многовекторное сотрудничество со странами региона и закрепить диалог с ключевыми из них. В то же время в задачи современной Турецкой Республики входит укрепление своего влияния на региональной арене, что, в свою очередь, не слишком радует других ближневосточных игроков.

Турция в первое десятилетие XXI в. имела хорошие отношения с суннитскими монархиями Персидского залива, в частности, как уже отмечалось, с Саудовской Аравией и Катаром, внешнеполитические интересы которых по многим вопросам совпадали. Помимо дружественных отношений с этими странами, которые подтверждаются частыми визитами на высшем уровне, Саудовская Аравия, например, является значимым торговым партнером Турции[1].

Несмотря на это, последняя сегодня не имеет крепких союзов на Ближнем Востоке, поскольку сотрудничество с большинством монархий Персидского залива продиктовано национальными интересами каждого из государств, и оно будет продолжаться до тех пор, пока это выгодно обеим сторонам.

С некоторыми странами Турции так и не удается нормализировать отношения еще со времен начала «арабской весны». Помимо Сирии в этот список также входит Египет, поскольку Турция до сих пор обвиняет президента А. Ф. ас-Сиси в том, что он пришел к власти незаконным путем.

Также остаются сложными отношения Турции с Израилем на фоне того, что стороны занимают противоположные позиции в вопросе арабо-израильского конфликта. Турция позиционирует себя как центр мусульманского мира, считая своим долгом оказывать поддержку палестинцам, однако Израиль такое положение дел не устраивает.

Особенно двусторонние отношения между странами обострились на фоне участия Турецкой Республики в гуманитарной операции «Флотилия Свободы», а точнее — после того, как израильские силы высадились на турецкое судно «Мави Марма- ра», открыв огонь по находившимся там людям[2].

Даже несмотря на последующее частичное восстановление отношений, Турция нередко критикуется израильскими властями за налаживание контактов с Ираном, а Израиль — Турцией за обострение конфликтов в секторе Газа.

Так, в марте 2018 г. на волне активизации волнений в регионе, а также переноса посольства США в Иерусалим президент Турции раскритиковал Израиль, назвав его террористическим государством, объявил трехдневный траур по погибшим в столкновениях палестинцам и даже выступил с инициативой созыва чрезвычайного совещания Организации исламского сотрудничества.

В то же время сегодня прослеживается отрицательная динамика двусторонних отношений с рядом стран по причине слишком самостоятельной политики Турецкой Республики. Вмешательство в сирийский конфликт, проведение военных операций в Сирии и Ираке вызывают негативную реакцию стран региона, которые не согласны с неоосманскими настроениями Турции.

Современная Турецкая Республика пытается за счет целого ряда проектов воссоздать в новом виде Османскую империю под своим предводительством, однако такой сценарий развития событий неприемлем для ряда государств, и в первую очередь — для Саудовской Аравии, Израиля и Ирана. Чтобы продемонстрировать свои амбиции, Турция пытается участвовать во всех политических процессах на Ближнем Востоке, иногда косвенно относящихся к Турции.

Например, она активно участвовала в качестве посредника в катарском дипломатическом кризисе летом 2017 г., когда ряд арабских стран разорвали дипломатические отношения с Катаром, обвинив его в пособничестве терроризму. Конечно же, Турция как одна из главных союзников Катара не могла игнорировать попытки его изоляции, а после того, как Катар отказался выполнять ряд условий, выдвинутых разорвавшими отношения странами для восстановления контактов, среди которых были пункты о приостановлении дипломатических отношений с Ираном и военном сотрудничестве с Турцией, Турецкая Республика, видимо, посчитала своей миссией защитить Катар и примирить его со странами региона.

Для этого Турция даже нанесла визиты в ряд государств, в том числе и в дружественную Саудовскую Аравию, однако по понятным причинам монархии Персидского залива, как и другие страны арабского мира, в таком посредничестве не заинтересованы, поэтому ситуация так и осталась неурегулированной.

Кроме этого, Турция позиционирует себя как одного из главных поставщиков гуманитарной помощи, в том числе и на Ближнем Востоке. Турция оказывает гуманитарное содействие Йемену, поддерживая суннитские силы, а также проживающим в Палестине мусульманам.

Таким образом, сегодня политика Турции на Ближнем Востоке отражает ситуацию на внутриполитической повестке дня. В Турции с каждым днем усиливаются процессы исламизации и консерватизации общества, а внешняя политика умело подстраивается руководством под эти стандарты.

Однако в любом случае в проводимой Турцией политике есть свои риски, ведь если такого рода процессы исламизации станут носить радикальный характер, в результате чего Турция перейдет к исламскому правлению и продолжит укреплять свое влияние, ей будут необходимы прочные контакты со странами региона, которые в настоящее время находятся под угрозой из- за зачастую неоправданных амбиций Турецкой Республики.

Контрольные вопросы

  • 1. Какие цели Турция преследовала на Ближнем Востоке в период «арабской весны»?
  • 2. Какие события предшествовали началу турецко-сирийского конфликта?
  • 3. Каковы цели военных операций Турции, проводимых на территории Сирии?
  • 4. Каковы основные результаты трехсторонних переговоров в рамках астанинского процесса на современном этапе?
  • 5. Как складываются отношения Турции с Египтом и Израилем?

Литература

1. Baran, Z. Torn Country. Turkey Between Secularism and Islamism. Stanford, Hoover Institution Press, 2010.

  • 2. Аватков, В. А. Курдская проблема на турецком поле / В. А. Ават- ков. URL: http://www.vestnik.mgimo.ru/sites/default/files/pdf/19poli- tologiya_avatkov.pdf.
  • 3. Глазова, А. Влияние «арабской весны» на неарабские страны Ближнего Востока / А. Глазова, В. Иваненко, А. Колесников, И. Свистунова. URL: https://riss.rU/images/pdf/journal/2014/4/04_.pdf.
  • 4. Долгов, Б. В. Феномен «арабской весны» 2011—2016 гг.: причины, развитие, перспективы / Б. В. Долгов // Тунис, Египет, Ливия, Сирия, Алжир : монография / ответственный редактор И. Д. Звягельская. — Москва : Ленанд, 2017. — 200 с.
  • 5. Ахмедов, В. М. Конфликты и войны XXI века (Ближний Восток и Северная Африка) / В. М. Ахмедов [и др.]. — Москва : ИВ РАН, 2015. — 504 с.
  • 6. Надеин-Раевский, В. А. Внешняя политика Турции: ветры перемен / В. А. Надеин-Раевский. URL: https://www.imemo.ru/jour/meimo/ index.php?page_id=685&id = 643&jid=49&jj=49.
  • 7. Свистунова, И. А. Ближний Восток во внешней политике Турции в XXI в.: региональная стратегия / И. А. Свистунова. URL: https://riss. ru/bookstore/journal/2012-2/jl3/.

  • [1] Ttirkiye-Suudi Arabistan ili§kileri: Ankara-Riyad dostluk hatti. URL: http://politikaakademisi.org/2013/04/10/turkiye-suudi-arabistan-iliskileri-ankara-riyad-dostluk-hatti/.
  • [2] Надеин-Раевский В. А. Указ. соч.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>