Полная версия

Главная arrow Политология arrow Внешняя политика турции. 2002—2018

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Российско-турецкие отношения на современном этапе

27 июня 2016 г. президент Турции Р. Т. Эрдоган направил послание Президенту Российской Федерации, в котором выразил желание восстановить дружественные российско-турецкие отношения. Через несколько дней, 29 июня, главы двух государств провели телефонные переговоры, которые дали старт возобновлению российско-турецкого сотрудничества.

В июле 2016 г. в Турции произошла попытка государственного переворота, в ходе которой Р. Т. Эрдоган вновь не добился содействия Соединенных Штатов, но был поддержан Президентом Российской Федерации, осудившим действия организаторов, что, вероятно, еще раз показало Турции реальное положение дел на международной арене и незаинтересованность в ней стран Запада.

В августе 2016 г., когда президент Турции Р. Т. Эрдоган нанес визит в Санкт-Петербург, состоялась первая встреча лидеров государств с момента начала кризиса. Стороны обсудили ключевые вопросы, находящиеся на повестке дня, в том числе и вопрос восстановления двусторонних отношений.

По итогам переговоров было объявлено о решимости и стремлении сторон вывести отношения на докризисный уровень, а также было принято решение возобновить реализацию крупнейших совместных экономических проектов — газопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую».

С этого момента главы двух государств достаточно часто пересекались на различных форумах и переговорах. В частности, президенты виделись в ходе саммита G20 в Китае, на Всемирном энергетическом форуме в Стамбуле, а также в ходе двусторонних переговоров в Москве[1].

Следует отметить, что практически на всех переговорах турецкой стороной поднималась тема антитурецких санкций. Особенно Турцию беспокоили экономические ограничения, в частности, эмбарго на турецкие томаты, однако Россия не торопилась снимать их. В ответ на это Турция отменила беспошлинный ввоз в страну российской пшеницы — крупнейшей статьи экспорта России в Турцию, фактически сделав данные поставки невыгодными и невозможными для российской стороны.

Однако даже тогда действия Турции не поддавались разумному объяснению, ведь отношения двух стран только начали восстанавливаться, и было понятно, что такие действия только усугубят находящееся в стадии восстановления двустороннее сотрудничество. Вероятно, Турция по-прежнему жила имперскими амбициями и хотела показать России свою независимость, заставив ее тем самым снять оставшиеся ограничения, однако Россия на такие провокации не поддалась.

На встрече двух президентов в Сочи в мае 2017 г. Турция добилась отмены санкций в отношении всех товаров, кроме томатов, и, в свою очередь, отменила введенные ранее пошлины на пшеницу. Ограничения на томаты снимались российской стороной постепенно, и окончательно были отменены только годом позже — в мае 2018 г.

Таким образом, доля России в совокупном обороте Турции выросла до 5,7 % по состоянию на 2017 г. (в 2016 г. данный показатель составлял 4,9 %), и главная цель была достигнута — отношения двух стран вышли на докризисный уровень.

Помимо этого, Россия стала третьей страной в списке основных внешнеторговых партнеров Турецкой Республики, также заняв 11-е место в рейтинге по экспорту и 3-е по импорту[2].

В настоящее время страны активно реализуют совместные проекты. Так, в 2018 г. завершилось строительство морской части «Турецкого потока» и было начато строительство сухопутной ветки, которую реализует совместная российско-турецкая компания. Также в апреле президентами государств был дан старт строительству атомной электростанции «Аккую», первый энергоблок которой планируется запустить уже к 2023 г. — столетию Турецкой Республики.

Не менее важным стало укрепление военно-технического партнерства Турции и России. Как известно, стороны подписали контракт на поставки российских зенитных ракетных комплексов С-400 «Триумф», несовместимых с комплексами НАТО. Тот факт, что Турция серьезно намерена частично отказаться от западных вооружений в пользу российских, вместе с ее заявлениями о возможном выходе из НАТО и присоединении к ШОС говорит только об одном — Турция переживает переломный этап в своей истории и готова кардинально пересмотреть свою внешнюю политику, годами ориентированную на Запад.

Поняв, что для взаимовыгодных отношений необходимы регулярные политические контакты, Россия и Турция активизировали политическое сотрудничество в различных областях. В настоящее время переориентация внешнеполитического курса Турецкой Республики с Запада на Восток становится все очевиднее.

Турция, вероятно, убедилась в том, что Россия на протяжении всей истории двусторонних отношений являлась одним из тех немногих союзников, которые были готовы учитывать не только свои собственные интересы, но и интересы партнеров, чего нельзя было сказать о Западе во главе с США. Именно по этой причине потепление двусторонних отношений Москвы и Анкары сопровождалось активным взаимодействием по ключевым внешнеполитическим вопросам.

Особенно плодотворное сотрудничество было налажено в обеспечении безопасности в рамках переговоров в Астане по вопросу сирийского урегулирования, которые были начаты в январе 2017 г., после того как стало понятно, что женевский процесс, осуществляемый под эгидой ООН, не приносит желаемых результатов.

В так называемом астанинском процессе принимают участие главы трех государств — России, Турции и Ирана. Такой трехсторонний формат переговоров был создан с целью обсуждения сирийской проблематики непосредственно с теми странами, которые наиболее вовлечены в конфликт.

В настоящий период времени саммиты в Астане иногда подвергаются критике, в основном на Западе. Во многом западный мир демонстрирует такую реакцию по причине того, что страны, принадлежащие к западной части мира, возмущают значительные успехи, достигнутые тремя странами всего за девять проведенных встреч[3], при том что «миротворцам» из Женевы не удалось добиться даже половины этого.

Вдобавок сейчас, в эпоху формирующейся полицентрично- сти, у треугольника Россия — Турция — Иран есть все шансы стать одним из центров будущей системы международных отношений, и, конечно же, страны Запада никогда не смогут смириться с такими реалиями.

Сложно не согласиться с тем, что астанинский процесс стал большим успехом, и прежде всего успехом российской дипломатии. Именно России удалось сделать практически невыполнимое — усадить за один стол переговоров Турцию и Иран, издавна являющихся геополитическими соперниками, а также делегацию сирийского официального правительства и представителей сирийской вооруженной оппозиции, обычно предпочитающей игнорировать международные попытки урегулирования конфликта.

При этом важно понимать, что астанинский процесс не является альтернативой аналогичному процессу в Женеве, в чем, как правило, обвиняют его учредителей. Переговоры в Астане — процесс, проходящий параллельно женевскому и не нацеленный на то, чтобы стать его аналогом. В то же время, помимо астанинского диалога, Россия и Турция обсуждают сирийский кризис, а точнее варианты его урегулирования, в двухстороннем формате. Одним из результатов таких обсуждений стало создание четырех зон деэскалации в Сирии и координация военных действий.

Тем не менее далеко не всех акторов международных отношений устраивает подобное положение дел и активизация российско-турецкого взаимодействия, которому всячески пытаются помешать.

Доказательством сказанного служит случай с убийством российского посла в Анкаре А. Г. Карлова в декабре 2016 г., которое во властных кругах России и Турции оценили как провокацию, направленную на срыв нормализации российско-турецких отношений.

Несмотря на активизацию двустороннего диалога, между Российской Федерацией и Турецкой Республикой по-прежнему сохраняются противоречия по различным вопросам. В частности, камнем преткновения стал вопрос присоединения к России Крымского полуострова в 2014 г. Турция, живущая имперскими амбициями, до сих пор отказывается признать эту территорию частью России, призывая страны Запада не забывать о российской «аннексии», что, безусловно, является тревожным сигналом.

Более того, как бы ни хотелось Турции, и как бы красноречиво Р. Т. Эрдоган не называл В. В. Путина своим другом, Россия уже никогда не сможет доверять государству после событий осени 2015 г., и будет стремиться выстраивать наиболее осторожную и аккуратную политику в отношении Анкары.

Таким образом, в настоящий период отношения России и Турции пережили кризис 2015 г., сумев нормализовать сотрудничество во всех областях, в том числе и в политической сфере, что демонстрирует положительную динамику развития контактов.

Стремление Турции взаимодействовать со странами Востока и с Россией также говорит о новых приоритетах государства, что соответствует российским национальным интересам. Задача России на данный момент заключается в том, чтобы удержать Турцию на данном направлении, не позволив свернуть с нового внешнеполитического курса. Для этого необходимо и дальше развивать двусторонние контакты, причем во всех областях, не делая акцента исключительно на экономику.

Как показала практика, когда не происходит обмена мнениями по внешнеполитическим вопросам и накапливаются взаимные противоречия, выгодные экономические контракты не спасают положение, а отношения рушатся лишь одним необдуманным действием. При этом принципиально важно, что для дальнейшей кооперации необходимо взаимное желание и активное участие обеих сторон, и здесь приоритетный выбор остается за Турцией, которая в настоящий период находится на внешнеполитическом распутье.

Контрольные вопросы

  • 1. Когда возникли первые контакты России и Османской империи?
  • 2. Каково значение Договора о дружбе и братстве, подписанного в 1921 г.?
  • 3. Как изменилась политика Турции в отношении СССР после смерти М. К. Ататюрка?
  • 4. На какие этапы можно разделить политику Турции в отношении России в начале XXI в.?
  • 5. Перечислите основные современные договоры и соглашения, подписанные между Россией и Турцией. Какие сферы двусторонних отношений они охватывают?
  • 6. По каким направлениям развивается современное российско- турецкое сотрудничество?

Литература

  • 1. Аватков, В. А. Россия и Турция: вместе или порознь? / В. А. Ават- ков. — Москва : Международные отношения, 2015. — 287 с.
  • 2. Договор об основах отношений Российской Федерации и Турецкой Республики. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/international_ contracts/2_contract/-/storage-viewer/bilateral/page-351/48617.
  • 3. Дружиловский, С. Б. О перспективах восстановления российско- турецких отношений / С. Б. Дружиловский // Человеческий капитал. — 2016. — № 2. — С. 88—89.
  • 4. История российско-турецкий отношений. URL: https://istanbul. mid.ru/aktual-naa-informacia-o-rossijsko-tureckih-otnoseniah.
  • 5. Кудряшова, Ю. С. Активизация российско-турецких отношений: сущность и перспективы / Ю. С. Кудряшова // Вестник МГИМО-Уни- верситета. — 2012. — № 5. — С. 38—39.
  • 6. Мозлоев, А. Т. Россия — Турция: существуют ли перспективы сотрудничества? / А. Т. Мозлоев // Человеческий капитал. — 2016. — № 2. — С. 21—23.

  • [1] История российско-турецкий отношений. URL: https://istanbul.mid.ru/aktual-naa-informacia-o-rossijsko-tureckih-otnoseniah.
  • [2] Годовой обзор экономики Турции за 2017 г. URL: http://www.ved.gov.ru/exportcountries/economics_review/.
  • [3] Астанинский процесс.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>