Полная версия

Главная arrow История arrow История арабских стран

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

АРАБСКИЕ СТРАНЫ В ДРЕВНОСТИ И В ПЕРИОД СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Доисламская Аравия

Арабские племена издревле проживали на территории Аравийского полуострова. Они относились к семитам, чья древняя история была связана с прошлым шумеров, с которыми они активно контактировали. Семитское население полуострова занималось кочевым хозяйством, земледелием и торговлей. На тип хозяйственной деятельности влиял ландшафтно-климатический фактор, который заставлял одни племена проживать в пустынной и полупустынной местности, в то время как другим выпало осваивать оазисы, хорошо приспособленные для выращивания различных злаков.

Аравия является огромным полуостровом, общая площадь которого занимает 3 млн кв. км. Его береговая линия превышает 5500 км и отличается малой изрезанностью. Это массивное плато, которое круто поднимается за прибрежной полосой Красного моря, а затем понижается к востоку в сторону Ирака и Персидского залива. В разных частях полуострова встречаются цепи гор, некоторые из которых превышают высотой 3000 м над уровнем моря. Своеобразие местному рельефу придают сухие русла рек, которые наполняются водой лишь во время обильных дождей, что случается крайне редко. Арабы называли их вади и использовали в качестве путеводных ориентиров.

За последние полтора — два тысячелетия климат Аравии не менялся, что находит подтверждение среди прочего и в исторических источниках, мемуарах многочисленных путешественников, которые посещали эту землю. Местное население хорошо приспособилось переносить высокие температуры, но малейший холод вызывал дрожь. В течение суток окружающая среда могла подвергаться сильным температурным колебаниям, и, если днем было весьма жарко, ночами ощущалось значительное понижение температуры. В местных преданиях есть немало поэтических сюжетов, связанных с рассказами о храбрецах, которые стойко переносили непогоду, в то время как другие воины даже сжигали свои лук и стрелы, чтобы согреться.

Наиболее благоприятные для жизни районы располагались на юго- западе полуострова. Они получили название Счастливая Аравия и издревле воспевались как благословенная земля, на которой располагались богатые торговые и ремесленные центры. Вопреки сложившимся стереотипам, Аравия не являлась песчано-каменистой пустыней. Значительная часть ее пространств относится к степям и полупустыням, вполне пригодным для жизни. Даже небольшой дождь превращал такую пустыню в цветущий сад. Но если дожди не выпадали в течение нескольких лет, арабы называли такие годы «серыми», что объяснялось сероватым цветом, начинавшим преобладать в пустыне.

После обильных дождей появлялись естественные водоемы — га- диры. В наиболее крупных из них вода могла сохраняться до трех месяцев; правда, нередко она содержала высокий процент соли и была непригодна для употребления. Сами арабы предпочитали использовать воду из колодцев, где она проходила естественную фильтрацию через толстый слой песка.

Со временем народы Аравии выработали оптимальную модель хозяйственного и общественного устройства, которые лучше всего соответствовали специфике региона. Так, кочевые племена бедуинов[1] сумели приручить верблюдов, с помощью которых пересекали огромные пространства Аравии. Самым распространенным видом верблюдов в этих местах были дромедары — одногорбые животные, которых иногда называют махари. Они были одомашнены около 6 тыс. лет назад и с тех пор активно использовались людьми. Это очень неприхотливые животные, которым достаточно в день употреблять в пищу около 3 кг колючек и сухих веток. Впрочем, кормом верблюду могли стать толченые косточки фиников и даже саранча и сардины. При этом верблюд в состоянии перевозить на себе до 350 кг груза, а его передвижение за сутки достигает 100 километров. Весьма важно то, что верблюды могли до 30 дней обходиться без водопоя, но зато при необходимости были способны поглотить до 100 литров воды.

Верблюды не только перевозили скарб бедуинов, но еще давали мясо-молочные продукты, их шерсть шла на изготовление одежды и войлока для перевозимых жилищ — кибиток. Верблюжье молоко и финики нередко были основой рациона местных кочевников. Учитывая, что верблюдица могла принести лишь одного детеныша в два года, мясо верблюдов арабы употребляли очень редко, только в праздники и при приеме гостя. Из верблюжьей кожи изготавливали легкую и прочную обувь. Даже навоз был приспособлен для нужд кочевников. Он использовался как топливо в лишенной растительности местности. Без этих животных освоить территорию полуострова было бы невозможно.

Недаром арабы почитали это животное и измеряли благосостояние их числом. Уместно вспомнить легенду, которая нашла отражение в священной для мусульман книге — Коране, где несколько сур повествуют о «верблюдице Салиха». Бог послал ее людям из народа самудян и повелел беречь, но они ослушались воли небес и убили животное. За это они были истреблены в назидание другим грешникам. Если арабские поэты доисламской эпохи хотели воспеть достоинства девушки, они нередко использовали прием сравнения с частями тела этого животного.

Первое время кочевники ездили на верблюдах верхом без применения седла. Это затрудняло их использование в военном деле. Но примерно в III в. до н. э. была придумана удобная конструкция, состоявшая из подушек и скоб, которые образовывали каркас вокруг верблюжьего горба, и это позволило стать дромедару еще и весьма опасным боевым животным. Сидя на нем, арабские всадники не только совершали стремительные переходы, но и могли стрелять из лука и использовать холодное оружие в рукопашном бою. Существует любопытная гипотеза о том, что и арабская поэзия связана с этим животным. Его мерный шаг был для бедуина своеобразным метрономом, к которому он подстраивался в своих песнях.

Другие виды животных — кони, овцы, козы — не получили такого распространения. Они не могли тягаться с верблюдами по своей приспособленности к потребностям кочевников. Впрочем, арабские скакуны также отличались своей быстротой и выносливостью, что прославило их далеко за пределами Аравийского полуострова. По отношению к лошади арабы были даже более заботливы, чем к верблюду, и она являлась предметом гордости и престижа владельца. Восхваляя скакуна, говорили, что он имеет «подвздошную часть газели, голени страуса, бег волка, а скок лисенка». Для породистой лошади нередко заводили специальную верблюдицу, которая поила ее своим молоком.

Как правило, арабский род насчитывал до 100—150 шатров, или бейтов, в которых проживала одна семья. Известны случаи, когда одно становище состояло из полутысячи палаток. В отличие от кочевых сородичей оседлые арабы проживали в глинобитных мазанках, из которых состояли селения или городские кварталы.

Территориально-родственное объединение составляло ахл или шум. Во главе племени был предводитель — сейид, которого в дальнейшем стали называть шейхом. В его обязанность входило принимать различные хозяйственные решения, вести переговоры с другими племенами. В военное время сейид командовал своими соплеменниками и назывался раис. В своих действиях сейид должен был учитывать мнение меджлиса (собрания), в которое входили наиболее уважаемые и состоятельные члены племени.

Родственные связи играли огромную роль в жизни араба. За обиду, нанесенную любому члену племени, готовы были мстить все его родственники. Вне коллектива прожить было невозможно, а потому изгнанники старались обрести покровительство другого племени, становясь маула (клиентом) либо сейида, либо другого влиятельного человека.

До принятия ислама арабы исповедовали различные языческие культы. Наиболее древние религиозные традиции были связаны с фетишизмом, тотемизмом и анимизмом. Поклонялись камням метеоритного и вулканического происхождения, названия многих племен были связаны с животными-прародителями, убивать и употреблять в пищу мясо которых запрещалось. Повсеместно существовала вера в существ из огня и воздуха — джиннов.

Говорить об изолированности и замкнутости местных сообществ нельзя. Они были активно вовлечены в транзитную торговлю и поддерживали регулярные контакты со многими странами и народами Востока. Торговые пути проходили не только по суше, но и по морю. Уже в доисламский период местные мореплаватели регулярно посещали Африку, бывали, возможно, в Индии и на Цейлоне. Это неминуемо втягивало арабов в те политические процессы, которые происходили как в самой Аравии, так и за ее пределами, стимулировало развитие общественных отношений в самих семитских племенах.

Уже в 1-м тысячелетии до н. э. кочевники, установившие контроль над всеми северными районами Аравийского полуострова, сумели создать здесь протогосударственные образования, которые достаточно успешно противостояли таким мощным державам древности, как Ассирия, Вавилония, Персия. Пришлось столкнуться бедуинам и с непобедимой фалангой Александра Македонского, походы которого затронули северную часть территории их проживания.

Кормящий ландшафт Аравии был ограничен, а потому время от времени часть местных племен вынуждена была покидать ее пределы и устремлялась на новые земли. Помимо природных и демографических факторов, на эти процессы влияли и социальные причины. Формирующаяся у арабов племенная верхушка была заинтересована в притоке богатств, которые могли закрепить их привилегированный статус. Обычно бедуинов привлекали плодородные земли Двуречья и Западной Азии, где в итоге и поселилась часть семитских племен, дав начало таким народам, как аккадцы, амореи, арамеи и халдеи, этногенез которых, впрочем, до сих пор остается предметом научных дискуссий.

Но такие масштабные этнические перемещения происходили редко. Семиты предпочитали не нарушать сложившийся миропорядок, прекрасно понимая, что любые военно-политические волнения лишь мешают хорошо отлаженному механизму торговли. А она, в отличие от войны с ее неопределенностью и опасностями, приносила устойчивый и немалый доход. Прежде всего, от коммерции обогащались шейхи, а часть прибыли доставалась и рядовым общинникам. От бесперебойной торговли богатели и города, которые располагались преимущественно в прибрежных районах Аравии.

Этническое ядро местных городов базировалось на племенной основе. Каждый город был центром близлежащей сельскохозяйственной округи, которая снабжала его продовольствием. Местные земледельцы выращивали зерновые культуры, финики, виноград, различные пряности. Кроме этого, разводили верблюдов и овец. Непосредственно на территории города жили ремесленники, и здесь же совершался торговый обмен. Пространство города ограничивалось размерами оазиса, на базе которого он и возникал. К числу древнейших городов относился порт Саба, который возник, видимо, не позднее VIII в. до н. э. и разбогател за счет транзитной торговли между Индией, восточным побережьем Африки и греческими городами. На его основе возникло государство, которое сыграло важную роль в истории арабов.

В основе его социального устройства находилась кровнородственная община. За ней закреплялись земельные наделы, оплата за которые шла в казну правителя или храма. Кроме того, общинники могли нести и трудовые повинности на различных общественных работах. Возникшее имущественное неравенство со временем привело к неравенству социальному. Такое положение было закреплено как обычаями, так и юридическими документами. Иноземцы и рабы, которые проживали на территории городов-государств, трудились на храмовых землях либо получали от государства участки на правах условного владения. Они не имели тех прав, которыми наделялись свободные общинники. Последние, впрочем, также могли рассчитывать на участок земли из государственных земель, если собственного надела им не хватало.

Во главе государства находились жрецы или эпонимы. Их власть была ограничена определенным сроком, на который они избирались для выполнения своих обязанностей. В отличие от временных правителей, министры-мукаррибы получали власть по наследству. В случае войны они становились царями, получали титул малика. В этом случае их власть расширялась, что давало возможность в дальнейшем еще больше укрепить свое положение в местном обществе. На рубеже нашей эры мы видим маликов Сабы единовластными правителями, которые руководили своей страной совместно с советом из числа представителей родовой знати.

Занимаясь транзитной торговлей, Саба поставляла из Африки и Индии драгоценные камни, ювелирные украшения, добавляя к ним собственные пряности, благовония, продукты питания. Караваны бедуинов переправляли все эти товары до необходимых точек маршрута и всегда были востребованы купцами. Таким образом, выгоды от сложившейся экономической конъюнктуры получали как города, так и кочевники, заинтересованные друг в друге.

Благодаря строительству близ столицы огромной плотины удалось превратить до этого бесплодные территории в настоящую житницу. Это привело к увеличению численности населения в царстве, повысило роль государства в жизни местных народов.

Однако во II—I веках до н. э. ситуация изменилась, что имело печальные последствия для местных купцов. Привычные логистические маршруты меняются на новые. Активное использование морских путей привело к тому, что значительный объем товаров теперь переправлялся из Египта в Индию на кораблях. Кроме того, многие купцы предпочли возить свои ценности через Парфию, сосредоточившись, таким образом, на северных маршрутах и обходя южную часть Аравийского полуострова. Спасением для местных жителей стали войны между парфянами и римлянами, которые вновь вызвали интерес к старым маршрутам. Пусть и занимавшие больше времени, они обладали большей безопасностью, что делало их использование обоснованным и рентабельным.

Ни птолемеевский Египет, ни Парфия не смогли противостоять победному натиску Рима и оказались включены в состав империи. Это благотворно сказалось на ситуации в южной Аравии. Ситуация не изменилась и после того, как лидирующие позиции перешли к Византийскому государству. По-прежнему поток пряностей, благовоний и драгоценностей шел через Счастливую Аравию.

К рубежу нашей эры некогда могущественная Саба приходит в упадок. Ей на смену выдвигается новое государство Химьяритов. Располагавшееся преимущественно на территории современного Йемена, оно активно контактировало с эфиопскими племенами, демонстрируя успехи как в торговле, так и в политике.

Первые упоминания о химьяритах относятся ко II—I векам до н. э. Это племя, поначалу мало отличавшееся от таких же кочевых объединений, сумело ко второй половине I в. до н. э. стать главной силой в регионе, подчинив себе Сабу и переняв у нее многие культурные особенности, в том числе и элементы политического устройства.

Восточные районы Африканского континента, где находилась наследница древней Нубии — Эфиопия, считались одними из наиболее развитых районов этих земель. Так сложилось, что местные государственные образования не отличались стабильностью и нередко переживали глубокие кризисы, чем и пользовались их соседи. Хотя в начале 1-го тысячелетия до н. э. эфиопы дважды захватывали Египет, но удержать его в своей власти не могли. Каждый раз внутренние неурядицы приводили к деградации их государства. На смену Напатскому царству, столица которого и дала название этому государству, приходит царство Мероэ, состоявшее из множества полунезависимых от центральной власти княжеств. Во главе их находились племенные вожди, стремившиеся сохранять автономию и опиравшиеся прежде всего на своих сородичей. Естественно, что, когда этой территорией заинтересовался Рим, на рубеже нашей эры подчинивший себе Египет, противостоять ему разрозненные мероиты не могли.

Новым эфиопским лидером стало государство Аксум, которое принялось активно вмешиваться в жизнь своих аравийских соседей — Сабы и Химьярита. Не исключено, что своим появлением Аксум был обязан активной миграции выходцев из Аравии на свою территорию. Среди переселенцев было немало людей, имевших богатый опыт ведения торговли, которые и на новом месте продолжали заниматься этой деятельностью. Сюда потянулись и купцы из Греции и Рима. Неудивительно, что вскоре Аксум стал крупнейшим торговым центром тогдашней Ойкумены.

Постепенно поглощая остатки Мероэ, государство Аксум стало проводить активную экспансию на сопредельные территории. Его экономическая мощь, помимо торговли, опиралась на орошаемое земледелие, требовавшее серьезных усилий по поддержанию в рабочем состоянии ирригационных сооружений, и скотоводство.

При царе Эзане, правившем в середине IV в., в Аксуме быстро распространяется христианство. Это свидетельствовало как о социальной и культурной зрелости эфиопского общества, так и о его внешнеполитических приоритетах и предпочтениях. Через религиозные связи это государство достаточно прочно сблизилось с Египтом и Византией, которые считались приоритетными торговыми и политическими партнерами Аксума. Одновременно это привело к обострению отношений с арабскими племенами, для которых усиление африканского государства несло угрозу потери как торговых барышей, так и суверенитета.

Религия играла важную роль в политических предпочтениях местных владык. Арабам были известны христианство и иудаизм, которые исповедовали купцы, регулярно приезжавшие на территорию Аравии. Но сами арабы предпочитали придерживаться собственных языческих воззрений, которые соответствовали их уровню социального и культурного развития. Среди культовых центров местных племен выделялся храм Кааба, который находился в городе Мекка, расположенном на западном побережье полуострова. Мекка играла важную роль в торговле арабов, а потому сюда нередко приезжали бедуины, которые посещали и священное для них место.

Контролировалась Мекка преимущественно племенем курайшитов, которые ежегодно отправляли по разным маршрутам не менее двух караванов, перевозивших ценности, исчислявшиеся десятками тысяч золотых монет. Каждый такой караван состоял из одной— двух тысяч верблюдов, и к его охране привлекались опытные и хорошо вооруженные воины.

Постепенно у арабов возникла необходимость в религиозных изменениях, так как прежние верования уже не удовлетворяли потребностям общества. Особенно это было заметно в государстве Химьяритов, где местные владыки находились под влиянием монотеистических традиций иудаизма и христианства. В начале VI в. эта тенденция усиливается, что находит отражение и в политическом курсе правителей страны.

Когда к власти в Химьярите в 517 г. пришел правитель Зу-Нувас, он отдал предпочтение иудейской вере и начал враждовать с эфиопами и византийцами. Запретив ромейским конкурентам торговать на территории своей страны и фактически разорвав связи между Аксумом и Константинополем, он стал получать все выгоды от сложившейся монополии. Не останавливаясь на этом, он начал физическое уничтожение христианского населения.

Закончилось это тем, что армия аксумитов высадилась на территории его страны и начала разорять местные поселения. Хотя вторжение аксумцев и удалось отразить, последствия вражды оказались весьма драматичными. Взаимное истребление привело к упадку торговли, а это, помимо материальных потерь, вызвало недовольство среди знати. Привыкнув к тем выгодам, которые она получала от обслуживания международных транзитов, верхушка арабских племен была крайне недовольна сложившейся ситуацией.

И без того не отличавшаяся централизацией страна еще больше погружалась в пучину межплеменных распрей. Когда аксумцы в 525 г. предприняли новую военную экспедицию, она завершилась их полным успехом. Пытавшийся остановить вторжение Зу-Нувас пал в бою. Новый правитель Химьярита принял крещение и признал над собой власть эфиопского негуса (правителя) Элла Асбаха. Впрочем, его правление длилось недолго, и в результате переворота к власти пришел один из эфиопских командиров — Абрахам.

По приказу нового владыки в столице — городе Сане — стали возводить крупный христианский храм. Абрахам проводил активную завоевательную политику. Так, по его приказу в 570 г. был организован поход на Мекку, который получил название «поход слона». В войске правителя Химьярита были эти могучие животные, и лишь начавшаяся эпидемия оспы (по другим данным — чумы, распространение которой впервые фиксируется при византийском императоре Юстиниане I, и потом на протяжении двух веков опустошавшей целые регионы) не позволила осуществиться его замыслам. Считалось, что причиной похода послужило желание Абрахама ликвидировать этот религиозный центр и стремление направить всех паломников в собственные храмы. О том, насколько сильный резонанс имел этот шаг, свидетельствует упоминание о «походе слона» в одной из сур Корана. Исламские богословы рассматривают это событие как знамение, которое предшествовало рождению пророка Мухаммада.

Конец господству химьяритов положили персы, которые, в свою очередь, захватили эти земли в конце VI в. Иранский владыка Хос- ров I присоединил их к своей державе и приказал запретить торговым караванам следовать по местному маршруту. Теперь купцы использовали дороги Месопотамии, а аравийские торговые центры постепенно приходили в упадок. Глубочайший кризис, который разразился вслед за этими событиями, требовал энергичных усилий по выходу из тупиковой ситуации. И он был найден арабами, которые сумели сплотиться вокруг новой религии — ислама. Они не только вернули себе прежние возможности, но и значительно расширили свое влияние в мире.

Контрольные вопросы

  • 1. Как ландшафтно-климатические факторы влияли на хозяйственные занятия населения Аравийского полуострова?
  • 2. Какова роль дромедаров в жизни арабских племен?
  • 3. Что собой представляло социально-экономическое устройство государства Саба?
  • 4. Как складывались отношения между государствами Аксум и Химьярит?

  • [1] Это именование произошло от названия местных степей и полупустынь бадв илибеде; соответственно, живущие здесь люди назывались бадави или бадауи, что буквально означает «кочевник».
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>