Полная версия

Главная arrow История arrow История арабских стран

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Халифат Омейядов

Со смертью Али новым халифом становится Муавия. Обладая значительными материальными ресурсами, опираясь на поддержку боеспособной армии, он не имел конкурентов, которые осмелились бы оспорить его права на власть. С этого правителя начинается история династии Омейядов, которые до середины VIII в. будут управлять халифатом.

Прежде всего нужно было нейтрализовать возможных конкурентов и узаконить свое новое положение. Муавия понимал, что наиболее проблемными фигурами для формируемой им династии являются внуки Пророка, которые в глазах верующих вполне могли претендовать на наследие Мухаммада. Стремясь к бесконфликтному решению непростого вопроса, он, по преданию, предложил Хасану, старшему сыну Али и Фатимы, самому определиться с суммой, которую тот хотел бы получить за отказ от борьбы за власть. С этой целью он прислал ему пергамент, куда Хасан мог вписать желаемый размер откупа.

В 661 г. был заключен договор, согласно которому Муавия обязался не назначать преемника, а в случае его смерти власть должна была перейти к Хасану, но судьба распорядилась иначе — внук Пророка ушел из жизни раньше. В такой ситуации Муавия посчитал себя свободным от обязательств и в 676 г. заставил сыновей «праведных халифов» отказаться от претензий на власть. Они дали присягу на верность сыну Муа- вии — Йазиду, который стал халифом в 680 г., положив начало наследственному принципу престолонаследия.

С младшим братом Хасана Хусейном добиться полюбовного согласия не удалось. Тот отказался подчиняться новому халифу, и в 680 г. вспыхнул мятеж. С небольшим отрядом он двинулся в Куфу, рассчитывая получить здесь поддержку со стороны местных шиитов. Однако к моменту его приезда в город наместник Куфы Убайдаллах ибн Зийад успел расправиться с заговорщиками и двинулся навстречу Хусейну. Близ Кербелы произошла битва, в которой Хусейн погиб, став символом мученичества для мусульман-шиитов. Чтобы не связывать его смерть с конкретным человеком, каждый из участников расправы над внуком Пророка нанес свой удар, буквально растерзав тело Хусейна. Вместе со своим предводителем погибли и его ближайшие родственники. Победители пощадили лишь младшего сына Хусейна и сыновей его брата Хасана. Их вместе с захваченными женщинами отправили в Медину.

В память об этом трагическом событии шиитами проводится траурная церемония шахсей-вахсей, что означает «Шах Хусейн, вах (увы) Хусейн». Для них власть имамов (духовных лидеров) из числа потомков Мухаммада имеет огромное значение, так как, по их мнению, они получили ее установлением Аллаха. Их мнение есть истина, которую нужно принимать безоговорочно. В отличие от шиитов, сунниты (буквально «люди сунны», т. е предания о жизни пророка Мухаммада и согласия общины) — еще одно крупное течение в исламе — считают, что окончательное решение какого-либо религиозного вопроса есть прерогатива согласованной воли богословов и других авторитетных людей уммы.

Расправившись с конкурентами, Омейяды могли приступить к обустройству доставшегося им наследства. Они немало сил положили для укрепления внутреннего единства огромного полиэтнического государства. Для этого были предприняты энергичные, но на первых порах вполне мирные способы исламизации населения. Многочисленные христианские и зороастрийские подданные разделяли идею о едином Боге, а потому были близки мусульманам в понимании мироздания. Учитывая, что в Коране было немало заимствований из Библии, конфессиональные различия не воспринимались болезненно и всегда можно было найти возможность для теологического компромисса.

Правители халифата старались привлекать неофитов (новых приверженцев) с помощью социально-экономических рычагов воздействия. Если принявшие ислам выплачивали в казну налог-десятину — ушр, для немусульманского населения обязательства были куда больше. Поземельная плата — харадж — могла достигать до 2/3 урожая, а к ней добавлялась еще и подушная подать — джизия. В таких условиях находилось немало людей, которые предпочитали отречься от прежней веры и перейти в ислам.

зз

Позднее, когда мусульман-неарабов стали заставлять вновь выплачивать повышенный налог, это вызвало волну возмущений и привело к возникновению многочисленных сект, которые проповедовали идеологию, связанную с восстановлением социальной справедливости. Это было связано с тем, что по мере уменьшения поступления военных трофеев возникла проблема с пополнением казны и прежние правила были пересмотрены. В 700 г. был издан закон, согласно которому перешедшие в ислам люди продолжали платить прежние подати, и, таким образом, материального стимула к переходу в новую веру не осталось, что не могло не сказаться на численности уммы.

В целом преувеличивать глубину проникновения исламских ценностей в сознание широких народных масс было бы неверно. Даже для многих арабов тонкости новой веры оставались недоступны, и они демонстрировали равнодушие к религиозным святыням. Так, во время междоусобной распри 683 г. сирийские воины обстреляли Каабу из баллист, а когда строение рухнуло, его обломки подожгли, что привело к порче почитаемой мусульманами реликвии — «Черного камня», который раскололся на несколько частей. Тогда армия Йазида I поступила с Мединой так, как будто это был вражеский город. Его жители подверглись истреблению, и было умерщвлено несколько сотен курай- шитов и ансаров.

В дальнейшем храм опять пострадал, теперь уже по вине полководца ал-Хаджжаджа ибн Юсуфа. Он, выполняя волю халифа Абд ал-Малика, осаждал в 692 г. Мекку, где оборонялись сторонники мятежного Ибн аз-Зубайра, и не останавливался ни перед чем, чтобы достичь поставленной цели. Снаряды, выпускаемые камнеметами, задевали и Каабу, но ал-Хаджжаджа явно не опасался гнева небес. Когда разразилась гроза и молния убила несколько его воинов, остальные посчитали, что это гнев Аллаха, но полководец заявил, что грозы в этих местах явление частое, и лично заложил камень в метательную машину.

Правление Йазида I было недолгим. Уже в конце 683 г. он упал с коня и разбился, а вслед за этим халифат вновь погрузился в пучину междоусобиц. Власть унаследовал старший сын Йазида I — Муавия II, но в отличие от своих предков он не имел властолюбивых амбиций и рассматривал доставшееся ему правление как тяжелую ношу, от которой стремился избавиться. Реальная власть оказалась в руках его двоюродного дяди Хассана ибн Малика ибн Бахдала, главы племени калб. А спустя всего три месяца халиф вообще отрекся от власти и вскоре умер, заболев чумой. Его младший брат Халид, увлеченный науками, также не желал заниматься политикой. Омейядам пришлось срочно искать нового претендента на власть в своих рядах, но здесь единства в оценках достойнейшего не было.

Воспользовавшись замешательством в стане своих конкурентов, их давний противник Абдаллах ибн аз-Зубайр в 684 г. объявляет халифом себя. Он, как и все претенденты на власть, апеллировал к тому, что является потомком верных соратников Пророка и готов послужить умме. Среди арабских племен Аравии эта кандидатура пользовалась серьезной поддержкой. Кроме того, Абдаллах мог рассчитывать на сочувствие части населения Египта, Ирана, Хорасана и даже Сирии и Палестины, где традиционно были сильны позиции Омейядов.

Но такой шаг вызвал возмущение среди хариджитов, которые отстаивали идею выборности халифа и готовы были бороться с любым узурпатором. Их вожди Нафи ибн ал-Азрак и Наджда ибн Амир ал-Ханафи увели своих сторонников из Мекки в Басру и в дальнейшем стали бороться за истинный ислам. Своим радикализмом хариджиты отталкивали от себя широкие массы населения и тем сужали свою социальную базу. Их позиции были достаточно крепки в Бахрейне, Омане, Йемене и в областях Южного Ирана.

Неспокойно было в Куфе. Местные шииты горели желанием отомстить за смерть Хусейна и при любом удобном случае брались за оружие. Так, в октябре 685 г. в городе вспыхнуло восстание, во главе которого был ал-Мухтар ибн Абу Убайда ас-Сакафи. Он объявил себя представителем одного из сыновей последнего «праведного халифа» и сверг наместника, присланного в город Абдаллахом ибн аз-Зубайром. Показательно, что ал-Мухтар пользовался самой широкой поддержкой мусульман-неарабов и рабов, которые помогли ему усмирить местных аристократов. Последние, не сумев самостоятельно справиться с шиитами, обратились за помощью к басрийцам, и те, пробившись к Куфе, разгромили сторонников ал-Мухтара. Сам предводитель восставших погиб в сражении весной 687 г.

Между тем Омейяды определились с выбором кандидатуры на титул халифа и в 684 г. провозгласили им Марвана I, который стал успешно теснить сторонников Ибн аз-Зубайра. На фоне своих побед в Сирии и Египте Марван объявил наследником своей власти собственного сына Абд ал-Малика, который и возглавил халифат в 685 г. За время двадцатилетнего правления этого лидера халифат сумел решить внутренние проблемы, связанные с сепаратизмом, и добился значительных внешнеполитических успехов.

Новый правитель в 685 г. пошел на заключение мира с Византией, хотя условия этого соглашения были крайне невыгодны арабам. Им пришлось платить дань Константинополю и признать завоевания своего геополитического соперника, вытеснившего их с Родоса, Крита, Кипра. Арабы теряли Антиохию, часть территорий в Малой Азии. Такие уступки объяснялись тяжелейшей борьбой, которую пришлось вести халифу, подавлявшему беспорядки в собственной стране. Междоусобицы забирали все силы, но, когда ситуация несколько стабилизировалась, Абд ал-Малик в 687—688 гг. вновь начал войну с Византийской империей и на этот раз сумел вернуть под свой контроль Антиохию.

За то время, пока действовала мирная передышка, халифу удалось восстановить свою власть над различными городами Месопотамии. Он вытеснил отсюда сторонников шиитов, и в дальнейшем в руки Омейядов перешли Куфа, Басра, Мосул, где Абд ал-Малик поставил своих наместников. Войска халифа успешно теснили хариджитов, постепенно вытесняя их с занятых ранее территорий. Весной 692 г. началась осада Мекки, где со своими сторонниками скрывался Ибн аз-Зубайр. Лишившись большинства своих сторонников, тот попытался вырваться из окружения, но погиб в бою. Его тело было распято на воротах города в назидание другим мятежникам. Остатки его приверженцев еще скрывались в Хорасане и южных районах Ирана, но были за несколько лет уничтожены наместником восточных областей халифата ал-Хаджжаджу ибн Юсуфом.

Покончив с гражданской войной, Абд ал-Малик вновь продолжил соперничество с Византией. Военные действия велись в Северной Африке, Армении, Малой Азии, и территория халифата все больше расширялась. Политику отца продолжил и новый халиф ал-Валид I, при котором арабы закрепились в междуречье Амударьи и Сырдарьи. Они называли эту территорию Мавараннахр. Кроме того, их отряды занимают Ферганский и Ташкентский оазисы, бывшие центрами хозяйственной жизни региона, вторгаются в области на северном побережье Индийского океана — Белуджистан.

По договору 712 г. правитель Хорезма обязался выплачивать дань халифату, а Самарканд и Бухара сделались резиденциями арабского наместника. Армия полководца Мухаммада ибн Касима, двигаясь все дальше на восток вдоль побережья Индийского океана, достигла дельты Инда. Затем арабы поворачивают на север и захватывают город Мултан. Хотя возможности содержать на вновь покоренных территориях значительные силы они не имели, но смогли привлечь на свою сторону представителей местной знати, и та от имени халифа продолжала управлять местными народами.

К началу VIII в. был окончательно завоеван Магриб, территории на севере Африки к западу от Египта. Благодаря привлечению на свою сторону принявших ислам воинственных берберских племен арабы выходят к побережью атлантического океана и захватывают здесь византийский город Сеута. Его наместник Юлиан переметнулся на сторону халифата и в 710 г. помог арабам совершить удачный набег на Пиренейский полуостров, который принес участникам большую добычу. Это стало началом завоевания арабами Испании, которую они покорили за несколько лет и удерживали вплоть до XV в., но экспансия к северу от Пиренеев оказалась неудачной. В битве при Пуатье в октябре 732 г. полководец франков Карл Мартелл нанес армии халифата поражение и вытеснил их за горный хребет.

Волна арабского завоевания докатилась и до стен Константинополя. В 717 г. своих воинов привел сюда Маслама ибн Абд ал-Малик, который начал осаду города, блокировав его с суши и с моря. Но многочисленные суда завоевателей были уничтожены византийцами, с успехом применившими свое зажигательное оружие — знаменитый «греческий огонь». Сыграла на руку защитникам города и природа. Зима 717— 718 гг. оказалась весьма суровой, подвозить необходимое продовольствие было трудно, а начавшаяся эпидемия выкашивала ряды армии халифа сильнее вражеских стрел и мечей. Это вынудило командующего арабами приказать своим отрядам отступить. Но угроза нового вторжения была настолько велика, что византийский император Лев III Исавр, чтобы продемонстрировать мусульманам свое миролюбие, дал согласие на строительство в Константинополе мечети, названной в честь потерпевшего неудачу полководца мечетью Масламы.

Куда успешнее действовал Маслама ибн Абд ал-Малик против хазар. Он одержал на Кавказе несколько убедительных побед и укрепил имеющий стратегическое значение город-крепость Дербент, который арабы называли «Баб ал-Абваб», т. е. «Ворота ворот». Сюда переселились 24 тыс. арабских воинов вместе со своими семьями, став носителями мусульманских традиций, постепенно распространявшихся среди жителей края. Другой арабский полководец, Марван, в 737 г. разрушил столицу каганата город Семендер и вынудил его правителя просить мира. По одной из версий, условием стало принятие ислама как самим каганом, так и его ближайшим окружением.

Но это были последние крупные успехи правящего дома. После смерти ал-Валида I в 715 г. халифат переживал целую череду быстро сменяющих друг друга правителей, что не способствовало успешным внешнеполитическим усилиям. Ситуация несколько стабилизировалась при халифе Хишаме, находившемся у власти с 724 по 743 гг. Ему удалось вновь собрать все территории под своим управлением, но, когда его не стало, распри вновь захлестнули правящую династию.

За время существования халифата Омейядов процесс арабизации новых территорий коснулся в первую очередь Сирии и Ирака. Расселявшиеся здесь кочевые племена, как правило, занимали ключевое положение в местной иерархии. Пользуясь разрешенным Кораном правом иметь несколько жен, воины халифата брали себе женщин из числа местных народов и обращали их в ислам. Изучение арабского языка и мусульманская вера были обязательным условием таких браков. Священная для мусульман книга была написана по-арабски и переводить ее на другие языки не позволялось, поэтому обучение исламу поневоле заставляло овладевать и арабским языком, приобщаться к их культуре. С появлением многочисленных детей этот процесс только ускорился. Сказывалась и близость арабов семитскому населению Сирии и Месопотамии.

Впрочем, говорить о равенстве и в этом случае не приходилось. Декларируемое религиозное единство на практике вылилось в привилегированное положение этнических арабов, для которых мусульманин-иноплеменник был всего лишь мавла (клиент). Он пользовался покровительством своего арабского единоверца, и этот статус не могли изменить даже крупные заслуги перед халифатом и занимаемая должность.

В районах компактного проживания христианского населения (Египет, Ливия, Магриб) распространение арабско-исламского образа жизни происходило медленнее. Даже воспринимая язык пришельцев, местные народы не стремились отказаться от веры своих предков, предпочитая платить за это повышенный налог. Наиболее упорно арабизации сопротивлялось население Ирана, имевшего собственные самобытные и древние культурные традиции. Здесь язык пришельцев был уделом лишь социальных верхов, служа своеобразным маркером их статусности. Достаточно слабо арабская культура была представлена и на территории Закавказья и Средней Азии, где также сказывались серьезные языковые различия и малочисленность собственно арабского населения.

Омейяды уделяли самое серьезное внимание аккультурации подданных своего государства. Если при «праведных халифах» делопроизводство на вновь присоединенных землях могло вестись на греческом или персидском языках, то теперь арабский стал обязателен в официальной переписке. Учитывая, что арабский использовался в литературе, образовании, науке, становилось очевидным, что быть образованным человеком можно было, лишь приобщившись к этой культуре.

Христианское и иудейское население относилось к «людям Писания», а потому пользовалось некоторыми правами и возможностями. Они считались близкими в своих религиозных воззрениях мусульманам, хотя и платили за свой статус более высокие, чем те, пошлины. Достаточно вспомнить, что секретарем Муавии был христианин Сар- джун (Сергий), который являлся отцом известного богослова Иоанна Дамаскина; а лечил первого халифа-омейяда христианин Абу Усал.

Со временем немусульманское население начало подвергаться целому ряду дискриминационных ограничений. Оно не могло читать вслух свое Писание, быть похожим одеждой на мусульман, торжественно хоронить своих усопших, ездить верхом на лошади (позволялись лишь низкорослые виды ездовых животных: ослы, лошаки и т. п.). Дома представителей иных конфессий не могли быть выше строений, принадлежавших людям, исповедующим ислам. Строжайше запрещалось обращать мусульман в свою веру, толковать Коран, критически отзываться о Мухаммаде и исламских религиозных традициях и т. п.

При халифе Абд ал-Малике в Иерусалиме была воздвигнута величественная мечеть, называвшаяся «Купол скалы». Она располагалась в том месте, где, по преданию, Авраам хотел принести в жертву своего сына и где, согласно мусульманской традиции, произошло ночное путешествие и вознесение на небо пророка Мухаммада. Этот храм доминировал во всей городской архитектуре и должен был демонстрировать торжество ислама.

Ислам являлся идейно-институционной основой государства Омей- ядов. Фактически состоялся симбиоз светской и религиозной власти, которую олицетворял собой халиф. Его прославляли во время молитв в мечети, его имя присутствовало на чеканившихся динарах и дирхемах. Правом выпуска монет обладал только сам халиф.

Новой династии удалось создать достаточно эффективный государственный аппарат. В стране действовала почта, благодаря которой можно было регулярно поддерживать связи между центром и окраинами державы. Возглавлявший почту начальник — сахиб ал-барид — наделялся самыми широкими полномочиями. Он выполнял функции главы тайной полиции, а потому отчитывался непосредственно перед халифом и не подчинялся наместнику.

По всей стране строились и поддерживались в рабочем состоянии дороги, вдоль которых располагались караван-сараи. Все дороги были тщательно измерены, и для удобства исчисления пройденного пути на них устанавливались милевые камни.

Столица государства при Муавии была перенесена из Медины в Дамаск, который стал крупнейшим городом своего времени. Видимо, на такое решение повлияло то, что этот правитель пользовался поддержкой со стороны сирийцев, тогда как его соперники делали ставку на народы Аравии, Египта и Ирака. Впрочем, такое положение не оставалось неизменным, и впоследствии столица переносилась в города Хувварин, Дабик, ал-Хунасир, ал-Балка, Русаф.

Служба в армии была не только почетной, но и давала неплохой материальный заработок. Солдатам либо выплачивались деньги, либо выдавался земельный участок — катиа, который не облагался налогом. За порядком следили и специальные отряды стражи, выполнявшие полицейские функции. Вся страна делилась на наместничества, во главе которых стояли эмиры. Они обладали самыми широкими властными полномочиями и распоряжались финансами, которые собирали с порученных им территорий. В любой момент они могли применить армию, подчинявшуюся воле такого наместника.

Земля считалась собственностью бога, но формально распоряжался ею халиф. Реальные же полномочия распределения земельного фонда были у эмиров. Наибольшее распространение получило общинное землепользование государственными наделами с выплатой ренты в виде ушра или хараджа. Земли, находившиеся в распоряжении правящего дома или религиозного учреждения, налогом не облагались. Находившиеся на службе у государства люди получали землю в условное владение (икт) и жили за счет ренты с нее. Рента-налог была строго регламентирована, и этого принципа придерживались достаточно долго.

Когда власти стали нарушать установившийся порядок, увеличивать налоговое бремя, это неминуемо вызвало рост протестных настроений в обществе. Среди непримиримых противников правящей династии были хариджиты, которые выступали за равенство всех верующих и считали, что халиф должен избираться волею уммы за свои личные качества и заслуги перед мусульманской общиной.

Сказывалась и межэтническая напряженность между персами и арабами, внутрирелигиозные противоречия, за которыми скрывалась борьба за политическое лидерство. При Омейядах в Иране усилились позиции сторонников шиитов, которые воспользовались возникшим в государстве кризисом и спровоцировали в 747 г. восстание в Хорасане. Они успешно противостояли армии халифа, но плодами их побед воспользовались представители влиятельного рода Аббасидов. Это были потомки дяди Пророка, которые в конце 749 г. свергли правящую династию и заняли ее место. Последний халиф из числа Омейядов — Марван II бежал в Египет и там был убит.

Контрольные вопросы

  • 1. В чем причины успешной исламизации полиэтничного населения халифата?
  • 2. Кто был соперником династии Омейядов в борьбе за власть в халифате?
  • 3. Как складывались отношения между халифами и немусульманскими «людьми Писания»?
  • 4. Назовите направление внешнеполитической экспансии халифата Омейядов.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>