Полная версия

Главная arrow История arrow История арабских стран

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Халифат Аббасидов: история развития и упадка

Новая правящая династия Аббасидов постепенно распространила свою власть на все территории халифата. Лишь в Испании, где возник Кордовский эмират, сохранилась власть одного из Омейядов — Абд ар-Рахмана. Ему удалось заинтересовать в своей полезности как третейского судьи постоянно конфликтующих между собой арабов и берберов и занять среди них главенствующее положение. Абд ар-Рахман был один из немногих спасшихся, в то время как его родственников победители пригласили на пир и всех перебили. Стремясь очернить даже память о своих конкурентах, Аббасиды повелели вырыть из могил останки халифов Омейядов и сжечь их как нечестивцев и богоотступников.

В отличие от предшественников, Аббасиды так и не смогли вернуть государству былое могущество и постоянно вынуждены были бороться с усиливающимися тенденциями сепаратизма отдельных провинций. В таких условиях мечтать о продолжении внешней экспансии не приходилось. С IX в. все новые эмиры объявляли о своей независимости и в лучшем случае соглашались признавать духовное лидерство халифа. Там, где у власти оказывались шииты, рассчитывать даже на такое формальное подчинение уже не приходилось.

Но если халифат переживал политическую деградацию, арабская культура, напротив, демонстрировала крупные достижения и получала распространение далеко за пределами собственно Аравии. Благодаря развивающемуся исламу появлялись все новые работы религиозных философов, расцвела арабская литература, уделялось внимание наукам. Росло число образованных людей. Изделия местных ремесленников пользовались заслуженным спросом не только в пределах халифата, но и вывозились в другие страны. Арабские мореплаватели осваивали все новые пространства, совершали географические открытия.

Впитывая культурные особенности тех народов, которые были присоединены к халифату, арабы сделались наследниками эллинистических, римско-христианских, персидских традиций. Вчерашние кочевники приобщились к ирригационному земледелию и интенсивной агротехнике. Особенно важным было усвоение урбанистических традиций предшествующих эпох.

Безусловно, религиозные противоречия сохранялись и периодически вызывали серьезные конфликты как во взаимоотношениях с людьми иной веры, так и внутри мусульманской уммы. И здесь многое зависело от личности халифа, который должен был поддерживать порядок на территории своего государства. Аббасиды пытались снять противоречия между суннитами и шиитами. При них была сформулирована идея о том, что потомки Али передали их династии права на управление халифатом. Таким образом, они могут находиться во главе всей уммы, но такие утверждения не встретили широкого отклика, и раскол внутри исламского мира лишь усилился.

Аббасиды многое переняли от персидских политических и административных традиций. Так, важную роль в халифате стала играть фигура везира, который руководил всеми центральными ведомствами — диванами. Фактически вся исполнительная власть находилась в руках этого высокопоставленного чиновника. Лишь вопросы, связанные с просвещением, и судебные органы не подчинялись везиру. Здесь главенствовали представители духовенства и судьи-кади, которые в своих решениях опирались на нормы религиозного права — шариата.

Существенно изменился облик армии халифата. Это уже не были прежние ополчения кочевников-бедуинов, которые при всей своей воинственности не отличались дисциплиной и ставили свои племенные интересы превыше всего. На смену воинам-арабам пришли профессиональные наемники, среди которых преобладали хорасанцы, берберы, тюрки.

Ударной силой при Аббасидах стала гвардия халифа, которая комплектовалась из числа рабов-гулямов, или мамлюков. Еще в детском возрасте будущие элитные бойцы попадали в столицу государства Багдад и здесь посвящали себя исключительно воинскому искусству и изучению Корана. Их либо покупали на рабовладельческом рынке, либо забирали из семей покоренных народов, которые таким образом платили девширме, т. е. «налог кровью». Отряд, в который попадал оторванный от родных корней мальчик, заменял ему семью. Его дальнейшая карьера зависела лишь от расположения халифа и личных заслуг. Предполагалось, что мамлюки будут отличаться абсолютной верностью своему повелителю. Но на практике усилившаяся гвардия стала манипулировать халифом и даже участвовать в свержении неугодной кандидатуры.

Благодаря развитию ремесла и торговли Аббасиды старались не увеличивать налоговый пресс на земледельцев. Но даже если халиф и уменьшал сборы, эти шаги верховного владыки с лихвой компенсировали многочисленные чиновники, которые занимались злоупотреблениями и обирали население. Особое раздражение вызывали мулътазимы (посредники-откупщики). Их шаги подрывали авторитет верховной власти, способствовали росту недовольства, которое нередко приобретало черты религиозных сектантских движений, направленных против правящей династии.

Для подавления таких выступлений халиф должен был обращаться за помощью к местным правителям-эмирам. В этом случае наместник получал широкие полномочия и все больше дистанцировался от центральной власти. При Аббасидах эмиры получили широкую экономическую и политическую автономию и уже могли не обращать внимания на Багдад.

В качестве примера отделившейся территории можно назвать Марокко. Еще в конце VIII в. здесь образовалась держава Идрисидов, в которой правила шиитская династия. Затем от халифата откалывается Хорасан, где создается эмират Тадиридов. Из среднеазиатских владений некогда централизованного государства формируется эмират Самани- дов, а в состав эмирата Аглабидов вошли Тунис и Алжир. Не остался в стороне и Египет. Его наместник из числа тюрок-гулямов по имени Тулун решил создать собственную династию и в 868 г. заявил о своей независимости. Сумели вернуть себе власть и Багратиды, которые долгое время вынуждены были подчиняться халифату, и вот теперь, в 875 г., заявили о возрождении царства в Армении.

Рассыпавшиеся владения Аббасидов сотрясали и вооруженные восстания угнетенных слоев общества. Так, в 869 г. в районе Басры и части Хузистана сбросили власть халифата чернокожие рабы из Занзибара — зинджи. В течение четырнадцати лет власти не могли подавить этот мятеж, а получившие свободу вчерашние невольники в свою очередь принялись жестоко угнетать местное население.

Во главе повстанцев находился Али ибн Мухаммад, который в отличие от большинства своих сторонников африканцем не был. Он говорил о себе как о потомке «праведного халифа» Али и заявлял, что он Махди, имам-спаситель, явления которого ожидали верующие мусульмане- шииты в преддверии конца света.

Первое время халифу было не до борьбы с зинджами. Он вынужден был бороться с другим противником — Якубом ас-Сафаром, сумевшим создать собственное государство в центре Систана (территории, расположенной на юго-востоке Ирана и юго-западе Афганистана). Противостояние с ним грозило гибелью всей династии Аббасидов, а потому власти вынуждены были временно закрывать глаза на происходившие в Южном Ираке события. Но когда опасность миновала, армия халифата разгромила движение зинджей и их союзников и вернула контроль над этими территориями.

В конце IX в. карматы — многочисленная ветвь религиозно-политической секты исмаилитов — организовали выступление против Аббасидов на территории Сирии, Ирака и Бахрейна. Наиболее успешно они действовали именно в последнем случае и даже сумели создать свое государство, которое сохраняло самостоятельность около полутора веков. Информации о том, как управлялось это политическое образование, сохранилось мало. По некоторым данным, карматы управлялись выборной коллегией руководителей. Они вообще не облагали население налогами, так как могли пополнять казну за счет добычи, получаемой в набегах.

Карматы широко применяли труд рабов. В их ряды могли попасть как пленники, так и специально купленные невольники. Рабы должны были содержать своих владельцев, обрабатывать выделенную им землю. Несмотря на осуждение рабства в исламе, этот институт продолжал существовать и развиваться как на территории халифата, так и во вновь возникавших государственных образованиях. Вчерашние невольники, если им удавалось обрести свободу, не считали предосудительным для себя становиться рабовладельцами и безжалостно эксплуатировать других людей.

К началу X в. власть халифа оказалась еще более призрачной. Фактически ему подчинялся лишь запад Ирана и небольшая территория вокруг Багдада. Конец такому правлению пришел в 945 г., когда столицу захватили войска государства Бундов. Оно возникло за десять лет до этих событий в западноиранских землях. Правитель Бундов объявил себя «эмиром эмиров» и оставил за халифом лишь звучный, но фактически ни к чему не обязывающий титул духовного главы правоверных. Учитывая, что власть халифа и раньше признавали лишь ортодоксальные мусульмане-сунниты, в новых условиях он вообще перестал влиять на расклад политических сил. Дальнейшая история — это история династии Аббасидов, а не их государства. Еще несколько столетий находившиеся в Багдаде правители формально подтверждали полномочия очередного эмира или султана (светского правителя), который таким образом получал легитимный статус в глазах своих подданных.

Правители вновь образовавшихся государств были полновластными владыками на своих территориях, хотя все эти многочисленные султанаты и эмираты были недолговечны. Нередко лишь харизма отдельного владыки позволяла какое-то время сохраняться тому или иному политическому образованию. В отличие от централизованного халифата, в котором власть была освящена божественными законами, эти правители в глазах подданных были всего лишь баловнями судьбы, которые опирались на силу, а не на право. А раз так, то и любой приближенный такого властелина мог попытать счастья и сам закрепиться на престоле.

Политическая картина X—XIII вв. отличалась нестабильностью, что объяснялось не только внутренними неурядицами, но еще и чередой вторжений, обрушившихся на Ближний Восток и серьезно изменивших его этнический облик. На этом фоне поразительной устойчивостью отличались консервативные и доказавшие свою эффективность социально-экономические институты, что можно наблюдать на примере поземельных отношений. Государство по-прежнему занималось изъятием прибавочного продукта с целью его дальнейшего распределения по своему усмотрению. Это явление принято обозначать термином редистрибуция. Благодаря ренте-налогу можно было содержать армию и чиновничий аппарат, обеспечивать высокий уровень жизни самому правителю и его ближайшему окружению. Для них роскошь была обязательным статусным атрибутом, который должен был подчеркивать политическое могущество эмира или султана.

Огромное значение в регламентации жизни имели неформальные связи и договоренности. В городах, где основная часть населения занималась ремеслом и торговлей, в отличие от Европы не существовало каких-либо официально закрепленных прав и свобод. Многочисленные профессиональные корпорации сами договаривались с конкретным наместником-хакимом или градоначальником-раисом. Они должны были заручиться поддержкой надзирателя-мухтасиба и судьи-кади. При таком положении всегда существовала самая широкая возможность для злоупотреблений, справиться с которыми не мог ни один правитель.

Могильщики власти халифа — Бунды, в свою очередь, стали жертвой султаната Газневидов, возникшего в 60-х гг. X в. на территории Афганистана. Его правитель Махмуд Газневи отвоевал у них восточные владения. Он прославился своими походами в Северную Индию, когда его армия захватила огромную добычу, разгромив отряды местных рад- жпутских князей. После смерти правителя в 1030 г. султанат быстро клонится к упадку, который значительно ускорили завоеватели-сельджуки.

Исламизированные тюркские племена все чаще начинали проявлять себя в борьбе за лидирующие позиции на Востоке. На смену династии Саманидов в конце X в. в Средней Азии приходит династия Карахани- дов. Вскоре по соседству с нею возникает еще один центр силы. Первоначально небольшое кочевое племя тюрок-огузов, постепенно подчинив себе соседние земледельческие народы, усилилось настолько, что вынуждает Газневидов уступить им часть Хорасана. Во главе тюрок- огузов находился род Сельджуков, чьи даровитые сыны сумели в итоге даже захватить Багдад, и в 1055 г. халиф вынужден был дать титул «султана Востока и Запада» их предводителю Тогрул-беку.

Сельджуки распространяют свою власть на территорию Ирана, Ирака, Закавказья, Сирии, Палестины, теснят византийцев в Малой Азии. Успешная экспансия какое-то время позволяла нейтрализовывать недостатки весьма рыхлого и несовершенного государственного образования. Вчерашние кочевники попытались сформировать административный аппарат на привычных родоплеменных началах и стали наделять представителей правящей династии полунезависимыми вассальными владениями. Но очень скоро это привело к появлению самостоятельных султанатов: Керманского, Румского, Хорасанского, Иракского. Между ними то и дело вспыхивали междоусобицы, и к началу XII столетия государство сельджуков распалось.

Новым лидером становится государство хорезмшахов, которое к началу XIII в. объединяло земли Средней Азии, Ирана, Афганистана,

Азербайджана. Но дальнейшую экспансию правителей Хорезма пресекли вторгшиеся в их владения монголы. Они разгромили их армию и захватили земли Ирана. Не устояли против свирепых кочевников даже исмаилиты — секта, специализирующаяся на политических убийствах и терроре, сумевшая создать при сельджуках собственное, фактически независимое государство.

К середине XIII в. земли Ирана вошли в состав державы ильхана Хула- гу. Завоеватели захватили Багдад, и от их рук пал халиф аль-Мустасим. Лишь его младшего сына монголы забрали с собой, и он жил при дворе Хулагу, впрочем не играя никакой роли. Оставшиеся в живых Аббаси- ды нашли приют у мамлюков Сирии и Египта. Со временем монголы, которые уделяли серьезное внимание созданию эффективной бюрократической системы, переняли многие административно-управленческие методы, которые были характерны для исламской государственности.

Их верхушка первое время не могла определиться с выбором религии. Основатель династии был буддистом, немало представителей монгольской аристократии исповедовали христианство несторианского толка, часть кочевников продолжала придерживаться шаманистских культов. Но все больше племен, перебравшихся на запад, отдавали предпочтение исламу. Правивший державой с 1295 по 1304 г. ильхан Газан-хан стал мусульманином и немало сделал для восстановления экономического потенциала Ирана.

Между тем на западных землях бывшего халифата сложилась ситуация, существенно отличавшаяся от того, что мы видим на востоке. Здесь традиционно было сильно влияние шиитов, с которыми Абба- сиды так и не смогли справиться. Не случайно именно в Кордову бежал последний из Омейядов.

В 765 г. среди мусульман-шиитов произошел раскол. Появились ши- иты-исмаилиты. Они также придерживались идеи о том, что лишь прямые потомки пророка Мухаммада имеют право управлять мусульманами. Но они особо выделяли седьмого имама (потомка Али и Фатимы) Исмаила, которого отец лишил права на власть в пользу младшего сына. Отсюда и такое названия этого религиозного течения. Исмаил отличался непримиримостью и бескомпромиссностью к халифам-суннитам и выражал чаяния низших и средних слоев общества, которые видели в нем истинного справедливого имама. Исмаил умер при загадочных обстоятельствах, но его приверженцы утверждали, что на самом деле он скрывается и появится в нужное время как спаситель Махди. Помимо седьмого, шииты считают «скрытым» имамом и двенадцатого. Будучи подростком, Мухаммад абуль-Касым в 873 г. таинственным образом исчез в Багдаде, но, как считали его правоверные последователи, должен был вернуться. Последователей этой идеи называли дюженни- ками (или двунадесятниками), и вера в чудесное явление Мессии сохранилась у шиитов и поныне.

Миссионеры-исмаилиты вели активную проповедническую деятельность среди племен берберов, которые стали верными последователями идей этого учения. Имам Убейдаллах провозгласил себя потомком дочери Пророка — Фатимы, а заодно и долгожданным спасителем Махди и основал на месте государства Аглабидов собственный халифат Фатимидов. Это образование оказалось долговечным и просуществовало с 909 по 1171 гг. Его халифы успешно теснили конкурентов Абба- сидов в Египте и Сирии. Когда политическая власть в Дамаске перешла к Буидам, они также вынуждены были считаться с исмаилитами, которые в конечном итоге в 969 г. закрепили за собой богатейшую египетскую провинцию. Они перенесли сюда свою столицу, которой стал новый город Каир (буквально — «победный город»). На следующий год Фатимиды занимают Сирию, становясь сильнейшим арабо-исламским государством своего времени.

Успехи фатимидских исмаилитов вызвали противодействие не только Буидов, но и религиозно близких им исмаилитов-карматов. На какое- то время их коалиция сумела потеснить соперников, вернув контроль над Дамаском. Но в 977 г. Фатимиды вернули потерянные позиции и даже заставили карматов эмигрировать в Бахрейн. Их держава быстро богатела за счет международной торговли, на ее территории располагались крупные города, являвшиеся центрами ремесел. Среди них выделялся Иерусалим, почитаемый как религиозная святыня для иудеев, христиан и мусульман. Именно освобождение Гроба Господня, который находился в этом городе, станет главным идеологическим обоснованием для крестовых походов на эти земли, которые в XI в. начнут совершать западноевропейские рыцари.

Слабой стороной халифата Фатимидов, как и у прочих государств, возникших на обломках державы Аббасидов, было отсутствие легитимной формы передачи власти. На нее мог претендовать любой обладавший силой правитель, прекрасно осознававший, что и его самого или его наследников может свергнуть очередной жаждущий престола владыка. Нередко главной движущей силой таких переворотов выступала гвардия, от лояльности которой зависела судьба халифа. Гулямы из числа тюрок, суданцев или берберов, занимая пост военачальника, требовали от повелителя все новых преференций. Они начали определять политику страны. Некоторым халифам, как, например, Мустан- сиру, правившему с 1036 по 1094 гг., удавалось обуздать своеволие гвардейцев, не отказываясь при этом от истребления части этой вольницы. Но это было скорее исключение.

К началу XII в. Фатимиды уже не являлись самостоятельными правителями и в своих решениях вынуждены были исходить из желаний своего окружения. Это предопределило их неудачи в борьбе с крестоносцами, которые отобрали у халифов Сирию и Палестину. Угроза нависла даже над Каиром, к стенам которого захватчики подошли в 1167 г.

Были потеряны земли Магриба, часть территории Ганы, где установилась власть династии Альморавидов (буквально — «людей рибата», т. е. сторожевого дома). Так называл своих сторонников основатель этого мусульманского религиозного братства Абдулла ибн Ясин.

На смену Альморавидам затем приходят Альмохады, которые считали, что все, кроме них, нарушают религиозные нормы, и призывали вернуться к чистоте раннего ислама. В Испании христиане отбили у арабов Кордовский халифат.

На фоне череды неудач в Каире в 1171 г. происходит переворот, и к власти приходит выдающийся военачальник и государственный деятель Салах-ад-дин, более известный в европейских произведениях как Саладин. Он провозгласил себя султаном и повел успешную войну за освобождение земель, занятых крестоносцами. Его отцом был полководец Айюб, некоторое время являвшийся эмиром Дамаска, поэтому сменившая Фатимидов династия стала называться Айюбидами. При них вновь возрастает авторитет багдадского халифа из числа Аббаси- дов, чей религиозный статус был для суннитов неоспорим.

Саладин сумел нанести западноевропейским рыцарям ряд поражений и в 1187 г. занял Иерусалим. Современники отмечали достоинства этого человека — скромность, щедрость, верность слову. Его образ воспевали даже враги-крестоносцы. Но после смерти Саладина вновь вспыхивают распри, в которых, как и при Фатимидах, активно участвуют гвардейцы-мамлюки. Они свергают в 1250 г. династию Айю- бидов и устанавливают в Каире собственное правление. Именно к мам- люкским султанам бежали в поисках спасения последние Аббасиды после того, как монголы разрушили Багдадский халифат.

Воинственные мамлюки достаточно успешно отражали все внешние угрозы, сумев отбиться даже от монгольского вторжения. Их власть сохранялась два с половиной века, а под защитой каирских султанов продолжали играть роль религиозных лидеров и Аббасиды. Такая ситуация сохранялась до 1517 г., пока султан Османской империи Селим I не решил забрать себе этот титул. Он повелел вывезти последнего халифа Мутаваккиля III в Стамбул и таким образом окончательно пресек династию.

Контрольные вопросы

  • 1. Каковы причины политического сепаратизма в халифате при династии Аббасидов?
  • 2. За счет каких средств существовало государство карматов?
  • 3. Какую роль начинают играть представители династии Аббасидов после подчинения халифата Буидами?
  • 4. В чём причины успехов крестоносцев, сумевших на время занять Иерусалим?
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>