Полная версия

Главная arrow История arrow История арабских стран

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социально-политическая ситуация в странах арабского Востока в 1970—1990-е гг.

В ноябре 1970 г. в Сирии состоялся X съезд партии БААС, открывший так называемое «исправительное движение» и период стабилизации в стране. Генеральным секретарем партии стал Хафез Асад. В феврале 1971 г. был назначен временным президентом Ахмед аль-Хатыб и сформирован Народный совет, представлявший весь спектр политических сил страны. В марте 1971 г. по результатам состоявшегося референдума президентом САР был избран Хафез Асад. Сформированное в апреле того же года правительство возглавил Абд ар-Рахман Хлейфауи.

Событием, во многом определившим направление дальнейшего развития САР, стало создание в 1972 г. Прогрессивного национального фронта (ПНФ), объединившего пять основных политических партий страны при ведущей роли баасистов.

В ходе октябрьской войны 1973 г. с Израилем арабские страны, кроме военных действий, применили «нефтяное оружие», вынудившее ведущие страны Запада вмешаться в арабо-израильское противостояние и потребовать от сторон перейти к политическим мерам урегулирования конфликта. 31 мая 1974 г. в Женеве было подписано соглашение о разъединении израильских и сирийских войск в районе Голанских высот.

В 1973 г. был проведен новый референдум, в результате которого была принята и вступила в действие новая конституция страны, объявившая Сирийскую Арабскую Республику «единым социалистическим народно-демократическим государством». Законодательная власть сосредоточивалась в руках президента и Народного совета. Исполнительная власть передавалась Совету министров и местным народным советам. X. Асад прямым народным голосованием был избран президентом страны сроком на 7 лет и затем неоднократно переизбирался на этот пост до самой своей смерти. Президент также занимал пост главкома вооруженных сил и Председателя ПНФ.

Оппозиция была вытеснена за пределы страны и подвергала существовавший в САР режим жесткой критике. Видный в то время оппозиционер Аль-Аттаси указывал на диктаторскую сущность сирийского режима и подчеркивал, что стабильность в стране держится единственно на танках и штыках.

Такая форма политического режима не была чем-то новым для сирийского общества, поскольку он оставался в параметрах многовековой политической традиции, существовавшей в Сирии с глубокой древности, и определял традиционный метод мышления населения. Признавая авторитет своего вождя и руководителя, многие сирийцы называли его «муаллим» — учитель, а к титулу «президент» добавляли слово «мунадыль» — борец.

Светский социалистический уклон политики асадовского руководства уравновешивался официальным почтением к исламской традиции. Арабо-израильские войны 1967 и 1973 гг. усилили роль Сирии в общеарабском противостоянии Израилю и способствовали признанию заслуг X. Асада в деле защиты исламских ценностей.

Используя данную ситуацию, X. Асад попытался улучшить отношения с соседними арабскими странами, прежде всего с Иорданией и Ираком, но в силу ряда причин субъективного свойства (соперничество с Саддамом Хусейном за лидерство в БААС) и вмешательства в дела раздираемого этноконфессиональными противоречиями Ливана желаемого примирения не удалось достичь. В то же время постепенно происходило сближение с лидером Ливии М. Каддафи.

Сирия в ливанских событиях однозначно встала на сторону Организации освобождения Палестины (ООП) и шиитской организации «Хезболла», осудила соглашательскую политику Анвара Садата. Вмешательство Сирии в ливанские события не позволило Израилю оккупировать весь Ливан. С согласия ЛАГ X. Асад направил 30-тысячный военный контингент для прекращения гражданской войны и противодействия Израилю.

Сирия поддержала в 1977 г. идею создания Национального фронта стойкости и противодействия, в котором активно участвовала вместе с Алжиром, Ираком, Ливией, ООП и Народно-демократической республикой Йемен.

X. Асад провозгласил Сирию и ее столицу Дамаск сердцем арабского мира. Из этого вытекала цель политики сирийского лидера: «Единая арабская нация — это миссия на веки веков». В межарабских отношениях на Ближнем Востоке Сирия претендовала на главенство.

После распада СССР Сирия потеряла своего главного стратегического союзника на международной арене, что вынудило сирийское руководство переменить акценты и характер внешнеполитической деятельности. Сирийское государство отказалось от жесткой конфронтации со странами Запада и стало участвовать в переговорном и политическом процессе по мирному урегулированию ближневосточного кризиса.

Во время Ирано-иракской войны 1980—1988 гг. Сирия была на стороне Ирана. Это связывалось с тем, что X. Асад принадлежал к шиитской общине алавитов, близкой к шиитам Ирана, а также из-за личной неприязни к иракскому лидеру С. Хусейну. Кроме того, X. Асад считал недопустимым развязывание войны против исламской страны, стоящей на стороне арабов в их борьбе с Израилем.

Во внутренней политике все приоритеты были отданы в пользу государства. В экономической сфере упор делался на государственный сектор. Все базовые отрасли принадлежали государству. Их развитие осуществлялось на плановой основе. В то же время в Сирии никогда не искоренялся частный сектор, хотя он и подвергался время от времени определенным ограничениям. Сирийские власти стремились установить оптимальное соотношение между государственным сектором и мелким частным капиталом.

В аграрной сфере также не было резких перемен. Аграрная реформа проводилась постепенно. Сначала государство выкупало земли у частных владельцев, затем происходило перераспределение земель под государственным контролем, и наконец был введен земельный максимум. При кооперировании крестьянских хозяйств строго соблюдался принцип добровольности.

В экономической сфере X. Асад широко использовал опыт и помощь СССР. Советские инженеры помогли создать в Сирии единую ирригационную систему и построили Евфратский гидроузел и плотину, позволившие орошать до 650 тыс. гектаров земли. Развал СССР в 1991 г. достаточно болезненно отразился на экономике Сирии и заставил ее политическое руководство искать новые пути экономического развития.

В 90-е годы сирийская экономика постепенно стала переходить к рыночным способам ведения хозяйственной деятельности. Власти, однако, следили за тем, чтобы частный сектор экономики получал стимулы к развитию рядом с государственным сектором, но не за счет него. Государство перешло к стимулированию системы единоличного хозяйствования.

Проводившиеся перемены в экономической сфере не вывели Сирию в ряды наиболее динамически развивающихся стран мира, но значительно повысили уровень экономического потенциала и уровень жизни в стране, обеспечили ей длительное стабильное развитие.

Постаревший и часто болевший X. Асад все чаще задумывался о преемнике. В Сирии многие считали, что от этого выбора зависит стабильность и преемственность проводимой «муаллимом» политики. Президент сделал выбор в пользу своего старшего сына — Василя, который во многом повторил путь своего отца. К тому же он сумел стать культовой фигурой для сирийской молодежи и пользовался поддержкой среди военных. Не состоялось: Василь Асад погиб в авиационной катастрофе.

После гибели старшего сына X. Асад стал готовить в преемники своего младшего сына Башара, который прежде не стремился к политической карьере, выбрав путь врача-офтальмолога.

X. Асад постепенно вводил Башара в курс дел, знакомил с государственной системой, представлявшей собой сложное сочленение межобщинных, клановых и семейных связей, где вершину властной пирамиды занимали алавиты.

Башар Асад прошел курс военной подготовки в рядах элитных частей Республиканской гвардии, работал в различных сферах экономики и социальной жизни.

В феврале 1999 г. X. Асад был в 5-й раз переизбран на пост президента страны, но летом 2000 г. он умер. Его смерть потрясла Сирию, привыкшую к его 37-летнему правлению. Оживились внешнеполитические недруги, особенно Израиль, для которого X. Асад был наиболее последовательным и могущественным противником. После похорон «муаллима» президентом был избран Башар Асад.

Ливан всегда был наиболее развитой частью арабского мира. Левантийский капитал и предприимчивые люди исторически занимали ведущие позиции на рынках Магриба, Египта и в неарабском Средиземноморье. В ходе перипетий 1940—1950-х гг. там был выработан внутриполитический баланс сил, скрепленный Национальным пактом, который предусматривал строгую систему распределения высших государственных должностей между основными этноконфессиональными общинами.

В дальнейшем развитие внутриполитической ситуации в Ливане связывали с последствиями Июньской войны 1967 г. В стране скопилось до 400 тыс. палестинских беженцев, проживавших в лагерях в южной части страны. Здесь же находился один из главных центров Палестинского движения сопротивления (ПДС).

Прежнее социально-политическое равновесие, которого удалось добиться в 1958 г., было нарушено. Влиятельная в Ливане христианская община считала присутствие в стране палестинских беженцев основной причиной агрессивных действий Израиля на юге страны и потребовала от ливанских мусульман перестать поддерживать ПДС.

Высказывали свое недовольство присутствием палестинцев в Ливане и официальные государственные власти, поскольку юг страны фактически вышел из-под их юрисдикции. Лидеры ПДС на подконтрольных им территориях вводили собственные законы, издавали обязывающие декреты и даже собирали в свою пользу налоги. Над зданиями школ, госпиталей, фабрик и заводов развивался не ливанский флаг, а четырехцветный флаг Палестины. Туда же устремились разного рода авантюристы и террористы из стран Латинской Америки и Юго-Восточной Азии.

Устоявшаяся система межконфессионального баланса сил была разрушена также из-за непомерного и бесконтрольного притока в страну беженцев, которые склонили чашу весов в пользу мусульманской общины.

К тому же Ливан сделался ареной политического и военного противоборства между Западом, Израилем и ливанскими недругами палестинцев с одной стороны и арабским освободительным движением с другой. Накопившиеся многолетние внутренние противоречия социально-экономического, политического и этноконфессионального характера породили наиболее разрушительные формы гражданской конфронтации.

В 1972 г. после очередного вторжения израильской армии в южные районы Ливана с целью поражения сил ПДС, отряды федаинов которого находились в расположении лагерей палестинских беженцев, ситуация стала критической.

Вооруженные отряды милиции христиан вместе с ливанской армией перешли в наступление против палестинцев в Бейруте, и военные действия продолжались со 2 по 8 мая 1972 г.; только здравомыслие президента Ливана Сулеймана Франжье остановило развитие событий у крайней черты. Он отдал приказ о прекращения военных действий между враждебными сторонами.

Однако это не привело к внутриполитической стабилизации, поскольку леворадикальные партии Ливана потребовали ликвидировать конфессиональную систему государственного устройства. Уже в апреле 1975 г. возникла угроза раскола страны по конфессиональному признаку.

Началось новое вооруженное противостояние между силами ПДС и различными мусульманскими отрядами с одной стороны и ливанской армией, опиравшейся на поддержку военных отрядов христианской партии «Катаиб», с другой. Противостояние быстро приобрело необратимый характер и вышло за пределы Бейрута, который фактически был разделен на две части — восточную (христианскую) и западную (мусульманскую). Война захватила также города Захле и Триполи, Сайду и Тир, а потом и всю страну. В ожесточенных военных действиях прошла вторая половина 1975 и первая половина 1976 гг.

1 июня 1976 г. в гражданскую войну в Ливане вмешалась Сирия, расположив свои войска в долине Бекаа, чтобы воспрепятствовать возможному продвижению туда войск Израиля. Состоявшееся осенью в Эр-Рияде межарабское совещание приняло решение о прекращении огня с целью создания условий для примирения сторон и установления мира в стране. Там же постановили создать Межарабские силы сдерживания (МСС) численностью в 30 тыс. человек и передать их ставшему в сентябре 1976 г. президентом Ливана Ильясу Саркису. К концу ноября 1976 г. МСС установили свой контроль над основными очагами противостояния.

Мира добиться не удалось. Военные действия возобновились с новой силой поле убийства лидера общины друзов Камаля Джамбулата весной 1977 г. Война продлилась еще в течение полутора десятилетий. Некогда процветающая экономика страны была подорвана. Южные районы страны, граничившие с Израилем, были оккупированы союзной израильтянам ливанско-христианской армией Саада Хаддана, превратившей эту часть ливанской территории в буферную зону, разделявшую силы ООП и ЦАХАЛ. Нахождение сирийцев в долине Бекаа еще более осложняло положение дел, поскольку придавало уверенности силам мусульман, ожесточало христиан и провоцировало израильтян. Правительство страны было лишено всякой возможности влиять на положение дел, военные отряды ливанских общин фактически разделили страну на зоны влияния, а некогда цветущий Бейрут лежал в руинах.

В 1982 г. израильская армия вторглась на территорию Ливана для того, чтобы вытеснить вооруженные отряды Организации освобождения Палестины (ООП) из 40-километровой зоны, граничившей с территорией Израиля, и для нанесения удара по сирийским войскам.

При активном содействии христианских вооруженных формирований израильский ЦАХАЛ полностью блокировал Западный Бейрут. В окружении оказалось 500 тыс. мирных жителей, основные вооруженные силы ПДС и 200 сирийских солдат.

Под давлением обстоятельств ООП капитулировала и вывела из Бейрута свои военные отряды. На их место были введены силы международной коалиции, сформированные США из военных контингентов стран НАТО.

14 сентября 1982 г. палестинцами был убит новый президент Ливана Башир Жмайель, бывший лидером христианской партии «Ливанские силы». В ответ христианская милиция майора Саада Хаддана учинила расправу над обитателями палестинских лагерей Сабра и Шатила, заподозренными в пособничестве террористам. Христианскими силами было убито около 1000 палестинцев. 21 сентября 1982 г. президентом Ливана был избран брат погибшего президента Амин Жмайель, а Израиль вывел свои войска из Западного Бейрута.

В оккупированных южных районах Ливана против Израиля и сил международной коалиции стали действовать «Амаль», «Исламская Амаль» и созданная при содействии иранских добровольцев шиитская организация «Хезболла».

25 сентября 1983 г. при посредничестве Сирии и Саудовской Аравии все ливанские военно-политические группировки — Ливанская армия, христианские «Ливанские силы», ПСП, «Амаль» — подписали соглашение о прекращении военных действий. Их диалог был продолжен в Женеве в ноябре 1983 г. Конференция ливанских сил признала статус

Ливана как арабского государства, но отказалась утвердить прежние ливано-израильские договоренности, что вызвало новый виток вооруженного противоборства.

Активная фаза военных действий завершилась взятием Западного Бейрута коалиционными силами Ливанской армии, ПСП и «Амаль». Силы международной (западной коалиции) покинули Бейрут и Ливан. 5 марта ливанское правительство аннулировало все соглашения с Израилем.

К лету 1985 г. вооруженные силы Израиля покинули юг Ливана, за исключением приграничной полосы, на которой расположились военные формирования правохристианских сил. Одновременно между радикально настроенными христианскими и мусульманскими группировками в районе Сайды начались столкновения, из-за которых христианское население вынуждено было искать спасения в других районах. Шииты движения «Амаль» атаковали лагеря палестинцев Сабру и Шатилу.

1990-е гг. принесли некоторую надежду. Общество устало от бесконечной войны. Международное закулисье, которое влияло на ход событий в Ливане, было отвлечено событиями, происходившими в Восточной Европе и СССР. Ливан получил возможность постепенно стать на путь выздоровления.

Ливанские противоборствующие силы, палестинцы и израильтяне приняли участие в Мадридской конференции по Ближнему Востоку в 1991 г. и подписали ряд соглашений, которые позволили прекратить многолетнюю гражданскую войну в Ливане.

После Июньской войны 1967 г. Иордания потеряла часть своих западных территорий (Западный берег реки Иордан). Это нанесло существенный удар по экономике страны, так как было потеряно 25 % пахотных земель и до 50 % промышленной базы страны.

Отступившие под натиском израильтян вооруженные формирования ПДС вместе с 300 тыс. новых палестинских беженцев стали представлять серьезную угрозу для иорданской монархии. Тем более что палестинские лидеры стали претендовать на политическое главенство в Иордании.

Официальный Амман (король Хусейн) вынужден был принять соответствующие меры для поддержания статус-кво. Иорданские королевские войска в результате 9-дневных боев в сентябре 1970 г. вытеснили боевиков ООП из страны.

На последовавшем вскоре арабском совещании глав государств и правительств в Каире было подписано иордано-палестинское соглашение, дополненное Амманскими соглашениями, в соответствии с которыми палестинские организации обязывались «уважать иорданский суверенитет». Базы палестинских федаинов выводились из населенных пунктов и располагались вдоль берега р. Иордан.

Дальнейшие действия палестинцев заставили Амман усомниться в их искренности и договороспособности. Поэтому иорданское руководство продолжило вытеснение палестинских федаинов. К середине 1971. все вооруженные группировки палестинцев были вытеснены на территорию Сирии и Ливана.

Действия короля Хусейна сильно осложнили положение Иордании в арабском мире, где многие выказывали свои симпатии палестинцам. Часть арабских стран разорвали дипломатические отношения с Амманом в знак несогласия с ходом событий 1970—1971 гг., прекратили оказание королевству финансовой помощи, а Ирак и Сирия закрыли свои границы.

Это, в свою очередь, привело к тому, что Иордания отказалась принимать участие в Октябрьской войне 1973 г. С Израилем воевали в основном Египет и Сирия. В дальнейшем, когда несколько успокоились страсти и международная обстановка показала пагубность межарабского несогласия, а также нежелание Аммана отгораживаться от межарабского диалога вернули иорданскому руководству доверие со стороны арабских лидеров. Наладились отношения между Иорданией и ООП.

Во время Ирано-иракской войны 1980—1988 гг. Иордания однозначно встала на сторону Ирака, оказывая ему финансовую помощь и политическую поддержку на международной арене. Амман осудил действия Сирии и Ливии, которые выступили на стороне Ирана.

В 1982 г. Иордания не приняла участия в противодействии Израилю в Ливане, но поддержала выдвинутый на арабском совещании в верхах в Фесе план ближневосточного урегулирования, предусматривавший возвращение Восточного Иерусалима палестинцам и провозглашение суверенного палестинского государства на Западном берегу реки Иордан.

В 1984—1985 гг. Иордания вела переговоры с палестинскими лидерами, которые хоть и завершились соглашениями, но не были поддержаны другими арабскими государствами.

В 1987 г. лидер ООП Ясир Арафат объявил о начале интифады на оккупированных Израилем землях. Это снова создало угрозу Иордании. Король Хусейн отказался поддерживать палестинцев, прекратил программы поддержки экономического развития Западного берега и перестал выплачивать жалование палестинским чиновникам.

В 1970—1980-х гг. Иордания добилась немалых успехов в социально-экономическом развитии общества, опираясь на финансовую поддержку со стороны Саудовской Аравии и эмиратов Персидского залива, а также за счет эффективного государственного планирования.

В начале 1990-х гг. ситуация изменилась к худшему: завершились финансовые обязательства, данные Иордании арабскими нефтедобывающими странами в 1978 г. Это привело к 45 % девальвации национальной валюты. Экономические проблемы хашимитского королевства еще больше увеличились после того, как король Хусейн поддержал иракское вторжение в Кувейт. ВНП Иордании в 1990 г. сократился на 10 %.

Не имея возможности получать финансовую помощь от арабских стран, руководство Иордании изменило свою внешнюю политику и обратилось за содействием к Западу. Королевство стало получать помощь от ФРГ, Италии, ЕС, Японии, а также от международных финансовых институтов (МВФ), находившихся под контролем западных держав.

В 1994 г. король Иордании пошел на беспрецедентный для стран арабского мира поступок — заключил мирный договор с Израилем. Это незамедлительно как изменило к лучшему ситуацию вокруг страны, так и обеспечило государственный бюджет дополнительными ресурсами, снизив расходы на оборону.

С 1989 г. в хашимитском королевстве было отменено чрезвычайное положение и разрешена деятельность политических партий, возобновлено действие конституции в полном объеме. В стране возродился относительно свободный политический процесс, в котором стали участвовать свыше 20 политических партий, появились средства массовой информации, которые выражали различные точки зрения, появилась легальная оппозиция.

После прихода к власти в Ираке в 1968 г. очередной армейской группировки баасистов в стране была установлена однопартийная политическая система. Для руководства страной офицеры-баасисты создали Совет революционного командования (СРК), который объявил о начале широких реформ.

В 1970 г. обществу была представлена новая временная конституция, которая провозглашала Ирак Народно-демократической республикой. В 1971 г. президент А. X. аль-Бакр обнародовал Национальную хартию Ирака, на основе которой был сформирован «Прогрессивный национально-патриотический фронт», опираясь на который баасисты стали проводить реформы, направлявшие Ирак по некапиталистическому пути развития и облегчавшие возможность сближения с СССР.

В 1972 г. между Ираком и Советским Союзом был подписан договор о дружбе. СССР стал оказывать Ираку всестороннюю поддержку, предоставил в аренду несколько своих танкеров для экспорта иракской нефти. С советской помощью началось строительство более 100 предприятий машиностроения, энергетики, военного производства, ирригационных сооружений. Удельный вес государственного сектора экономики в Ираке достиг 80 %. Преобразования в аграрном секторе были самыми радикальными во второй половине XX века.

Заметных успехов баасисты достигли в разрешении курдской проблемы, угрожавшей не только поддержанию стабильности, но сохранению целостности страны. С одной стороны, армия продолжала вести успешную войну с курдскими повстанцами, возглавляемыми Мустафой Барзани. Военные формирования непокорных курдов были разгромлены и Иракский Курдистан перешел под контроль центральных властей. Мустафа Барзани вынужден был покинуть территорию Ирака, но его дело взялся продолжать его сын Масуд, остававшийся на непримиримой позиции в отношении Багдада.

С другой стороны, после раскола политического движения Иракского Курдистана баасисты нашли союзника среди курдов — Революционную партию Курдистана (РПК), которую возглавлял Талабани. Опираясь на РПК, центральное правительство в марте 1974 г. предоставило иракским курдам автономию. Это решение Багдада приветствовала ДПК, перешла к сотрудничеству с баасистами и в 1975 г. была легализована. Представители курдов были назначены губернаторами в четыре северные провинции, а пять курдов вошли в состав иракского правительства.

В то же время основные и многочисленные социально-политические и экономические проблемы страны не удалось преодолеть. Это вызвало разногласия среди участников «Прогрессивного национально-патриотического фронта». Наиболее острые противоречия выявились между партией БААС и КПП.

Лидеры иракских коммунистов попытались реализовать свою программу, предусматривавшую переход КПП к «социалистической революции» в Ираке. Стало ясно, что коммунисты готовили государственный переворот. 25-тысячная КПИ была быстро изолирована от общества и уничтожена.

7 июля 1979 г. А. X. аль-Бакр был отстранен от власти и смещен со всех занимаемых постов. Президентская власть перешла в руки Саддама Хусейна, который для укрепления своей власти привлек к управлению страной выходцев из Тикрита, откуда сам был родом. Эти люди были назначены на высшие государственные и военные должности. Тикритский клан подменил собой политическую партию и предоставил С. Хусейну действенный и надежный инструмент властвования.

После прихода к власти С. Хусейн повел наступление на своих реальных или потенциальных конкурентов и противников. Более 30 человек были отстранены от должностей, обвинены в предательстве иракской революции и приговорены к расстрелу.

Кроме того, С. Хусейн постарался вытеснить с политического поля Ирака всех политических конкурентов партии БААС, чтобы получить возможность беспрепятственного насаждения баасистских идей в общественных структурах.

Идеология баасистов строилась на арабском национализме, возрождении былого величия арабского мира. В 1980 г. С. Хусейн объявил, что «Ирак остается верным стражем земли арабов, а БААС является рыцарем, который восстановит честь иракского народа и арабской нации».

Внешнеполитический курс С. Хусейна, бросившему вызов Западу и Израилю, нашел полное понимание в арабском мире. Ирак и С. Хусейн воспринимались арабами в качестве авангарда антиимпериалистической и антисионистской борьбы.

Саддам Хусейн уверовал в свою особую историческую миссию, добиваясь того, чтобы Ирак встал во главе всех арабов, а арабы возвысились над всем миром. Официальная иракская пропаганда сообщала, что С. Хусейн принял эстафету истории, чтобы возродить славу Древней Месопотамии (Ирака).

Под воздействием исламской революции в шиитском Иране, которая угрожала политической дестабилизацией для многих стран ближневосточного региона, баасистский Ирак пошел на сближение с монархическими режимами Саудовской Аравии, Иордании и Персидского залива. Все опасались восстания шиитского населения в своих странах и выхода Иранской революции 1979 г. далеко за пределы Ирана, что угрожало превратить его в гегемона среди стран мусульманского мира. (Считается, что приверженцы шиитской версии ислама составляют от 60 до 80 % населения Ирака, в Бахрейне — 75 %, в Кувейте — 30 %, в Ливане — 27—35 %, в Саудовской Аравии — 15 %.)

Ирак и Иран разделяли не только глубокие идеологические противоречия, но также взаимные территориальные претензии. Кроме того, нельзя было оставлять без реакции призыв шиитских иранских политических руководителей, призывавших иракское шиитское население «к джихаду против пагубной и атеистической иракской верхушки».

После встречи в иранском городе Кум лидеров иракской шиитской парии Ад-Даава с айятолой С. Хомейни в Ираке была развернута подрывная деятельность с целью свержения существовавшего политического режима, стали совершаться акты террора. Оба государства, представлявшие себя в качестве лидеров шиитского и суннитского миров, претендовавшие также на лидерство во всем мусульманском мире, неизбежно скатывались к прямому вооруженному столкновению, которое произошло в 1980 г. — началась Ирано-иракская война, продлившаяся 8 лет, до 1988 г.

Война расколола арабский мир. Сирия и Йемен поддержали Иран. На стороне Ирака выступили Саудовская Аравия, Египет, Кувейт и другие арабские монархии Персидского залива, Ливия. Они стали финансировать военные усилия Ирака.

Ни одной из сторон конфликта не удалось добиться решающего перевеса в военном столкновении. Обе стороны понесли колоссальные материальные и людские потери, не добившись главного — победы над врагом. После длительных и сложных переговоров стороны подписали в 1988 г. перемирие, а в 1990 г. восстановили дипломатические отношения между государствами.

Для Ирака война не только не принесла разрешения многих экономических, социально-политических или этнорелигиозных проблем, но значительно их усугубила. Кроме того, был сильно подорван авторитет С. Хусейна в арабском мире. Финансовый долг страны достиг $100 млрд.

В то же время Саддам Хусейн не оставлял намерений превратить Ирак в крупнейшую державу Ближнего Востока, способную влиять на ход мировых событий. После ослабления СССР и усилившегося влияния США на ближневосточный регион иракский лидер посчитал момент удобным для реализации своих намерений.

Средством реализации своих замыслов С. Хусейн избрал наиболее доступный и традиционный для региона ресурс — нефть. Зависимость Запада от ближневосточной нефти давала возможность оказывать политическое давление на него. Саддам Хусейн решил прибрать к рукам кувейтские нефтяные промыслы, чтобы в совокупности с контролем над иракской нефтью иметь возможность манипулировать мировыми ценами на нефть.

В августе 1990 г. вооруженные силы Ирака вторглись в Кувейт и оккупировали его. Официальный Багдад вскоре заявил о присоединении Кувейта к Ираку в качестве 19-й провинции. Запад в ООН осудил действия Ирака и потребовал вывода иракских войск с территории Кувейта. Уже 6 августа 1990 г. против Ирака были введены экономические санкции — запрещался экспорт иракской нефти, основной статьи формирования иракского бюджета.

Столкнувшись с солидарным Западом и неоднозначной реакцией среди арабов, С. Хусейн попытался расколоть антииракский фронт, выдвинув условием ухода из Кувейта одновременный вывод израильских войск со всех оккупированных Израилем арабских территорий.

Эти маневры не принесли Ираку успеха и только разозлили Запад. США создали коалицию из 28 стран, в том числе арабских, для силового решения возникшей проблемы. В середине января 1991 г. войска коалиции открыли военные действия против Ирака под кодовым названием «Буря в пустыне».

Огневая совокупная мощь сил коалиции превышала иракскую в 6 раз, а общая численность войск коалиции составила 500 тыс. человек. 28 февраля 1991 г. военные действия прекратились. Ирак был повержен. Операцию по выдворению войск Ирака из Кувейта оплатили Саудиты и кувейтцы — по $16 млрд. Кроме того, в оплате операции принимали участие Япония ($10 млрд), ФРГ и другие страны Европы.

Режим С. Хусейна был ослаблен. Авторитет Ирака в арабском мире был утерян, но Ирак сохранил 400-тысячную армию и гвардию Хусейна, дававшие лидеру иракских баасистов возможность осуществлять контроль над страной.

США попытались свергнуть «иракского диктатора» руками оппозиции. На деньги и при организационной поддержке американцев было создано несколько оппозиционных С. Хусейну организаций, но тот беспощадно расправлялся с заговорщиками. Спецслужбы США провели четыре операции с целью убийства иракского лидера, затратив на них около $400 млн, которые, однако, закончились полным фиаско для американцев.

Экономика Ирака была почти парализована из-за блокады: 65 % трудоспособного населения потеряли работу. С полок магазинов исчезли самые необходимые для жизни продукты. Для многих стала очевидной тупиковость проводимой С. Хусейном политики.

Поражение Египта в Июньской войне 1967 г. вытолкнуло на аванс- цену арабского мира Саудитов. Несмотря на сохранявшуюся в саудовской элите нелюбовь к насеризму, Эр-Рияд заявил о солидарности с Каиром, ставшим жертвой израильской агрессии. На совещании арабских стран в Хартуме король Фейсал обязался предоставить Египту и Иордании финансовую помощь, а все участники конференции согласились придерживаться общей политики в отношении Израиля: «ни мира, ни прямых переговоров, ни признания».

Смерть Г. А. Насера в 1970 г. предоставляла возможность саудовским элитам начать борьбу за лидерство в арабском мире и оспорить его у сирийских и иракских баасистов. Светской националистической солидарности арабов Саудиты стремились противопоставить солидарность исламистскую. Король Фейсал, не разделявший идей арабского национализма и панарабизма, выдвинул план создания «Исламского пакта», рассчитывая превратить союз мусульманских стран в более влиятельную и более представительную организацию, чем существовавшая ЛАГ.

Идею саудовского короля поддержали монархи Иордании и Ирана, но остальные лидеры мусульманского мира выступили против саудовских инициатив. Однако ситуация переменилась после того, как в 1969 г. в Иерусалиме был совершен поджог мечети Аль-Акса, потребовавший солидарной реакции мусульман.

В Рабате (Марокко) в 1969 г. состоялась конференция мусульманских государств при участии их лидеров, на которой саудовцы предложили создать фонд «Священной войны» против Израиля. Эту идею согласовали на последовавших конференциях 1970 и 1972 гг. в Джидде.

Саудовская Аравия, претендовавшая на роль арабского лидерства, была вынуждена проводить антиизраильский курс. Король Фейсал неоднократно предупреждал Вашингтон о негативных последствиях для США из-за их поддержки Израиля. В Октябрьской войне 1973 г. Саудиты однозначно встали на сторону Египта и Сирии и даже направили свои военные подразделения на помощь антиизраильской коалиции. Кроме того, король Фейсал приказал прекратить поставки нефти в США.

Ответ не заставил себя долго ждать. 25 марта 1975 г. во время приема король Фейсал был застрелен своим племянником принцем Фей- салом ибн Мусаилом, который только недавно вернулся в страну после обучения в США.

Принц был схвачен и обезглавлен. Королевский трон занял Халед ибн Абдельазиз ас-Сауд. В отличие от короля Фейсала он не имел склонности к реформаторству, но это не освободило его от участия в жесткой борьбе вокруг трона и необходимости силой подавлять своих противников.

Внутри саудовского общества росла оппозиция. Нелегальные антиправительственные группы стали создаваться в армейских частях. Проявляли недовольство молодые принцы-саудиты и племенные амиры. По-своему недовольны были исламистские ваххабитские круги, определявшие религиозные основы саудовского государства. Ваххабиты были недовольны недостаточно жесткой политикой правящего дома в отношении ведущих деятелей Иранской революции 1979 г., а также осуждали трон за сотрудничество с США.

Именно ваххабитские улемы спровоцировали в 1979 г. антиправительственное восстание в Хиджазе. Восстание возглавлялось ваххабитской организацией «Движение мусульманских революционеров», намеревавшейся отнять трон у Саудитов. Противники правящего режима захватили в Мекке мечеть Аль-Харам.

Король Халед был безжалостен к мятежникам. При штурме мечети применяли артиллерию и слезоточивый газ. Захваченных руководителей мятежа (62 человека) публично обезглавили. После подавления мятежников провели тщательную чистку в армии.

Применять силу пришлось во время подавления в 1980 г. волнений в Восточной провинции, населенной шиитами, которые откликнулись на призывы С. Хомейни и выступили под антисаудовскими лозунгами против «режима деспотии».

В 1982 г. король Халед внезапно умер от сердечного приступа и трон достался принцу Фахду, бывшему главой саудовского правительства. Данные обстоятельства не привели к новому витку политических неурядиц. Король Фахд был опытным политиком и управленцем, умел балансировать между различными группировками правящей династии и исламистами. Он проявлял достаточную выдержку и осторожность во внешней политике и безошибочно находил правильные решения в отношениях как со странами Запада, так и со странами арабского мира.

При короле Фахде начались грандиозные реформы в экономической сфере на базе программ модернизации нефтяной промышленности. Отчисления в казну нефтяных компаний составляли 80 % всех доходов государства. Поэтому король усилил государственный контроль за нефтедобычей и нефтяным экспортом.

Постоянно усиливалась регулирующая роль государства в планировании развития экономики. Много внимания уделялось достижению стабильности мирового нефтяного рынка, а также созданию национального нефтеперерабатывающего производства. Основной упор был сделан на развитии нефтехимии. Ее главными центрами стали города Эль-Джубайль на побережье Персидского залива и Янбу, расположенный на берегу Красного моря.

Во внутриполитической сфере также произошли важные перемены. Для укрепления власти короля и ослабления его зависимости от прихоти и настроения наследных принцев был создан Консультативный совет (КС) в составе 80 назначаемых наиболее авторитетных религиозных деятелей, представителей бизнеса, администрации и ученых. На заседаниях КС рассматривались все основные вопросы государственной жизни и проблемы страны. Такая форма консультаций властей с обществом нисколько не противоречила исламским традициям, которые предписывают участие в управлении наиболее достойных, а не самых богатых.

В то же время позиции ваххабитских улемов оставались весьма сильными, поскольку находившиеся под их контролем комитеты общественной морали продолжали диктовать нормы повседневного быта и поведения в обществе.

Позиции ваххабитских богословов не ослабевают также в силу того обстоятельства, что Саудовская Аравия является родиной ислама и на ее территории находятся главные святыни исламского мира.

Во внешней политике правящий в Саудовской Аравии режим придерживался осторожного и выверенного курса. Во время Ливанской гражданской войны саудовцы поддерживали одновременно правохристианские формирования и ПДС.

Поддержав бескровный захват власти Анваром Садатом в Египте, саудовцы отвернулись от него в 1977 г. после сделки в Кэмп-Дэвиде.

У саудовцев был договор с США от 1977 г., по которому аравийцы обязались не повышать цен на нефть более чем на 5 % до 1984 г. Кроме того, саудовцы обязались вкладывать свободные нефтедоллары в американские ценные бумаги.

Враждебно Саудиты встретили апрельскую революцию 1978 г. в Афганистане и исламскую революцию 1979 г. в Иране. Саудовское королевство оказывало помощь противникам коммунистического режима в Кабуле, который сверг монархию в стране.

Во время Ирано-иракской войны 1980—1988 гг. саудовцы вместе с монархиями Персидского залива однозначно встали на сторону Ирака и профинансировали его военные затраты.

Во время 5-й арабо-израильской войны 1982 г., когда израильский ЦАХАЛ вторгся в пределы Южного Ливана и воевал там с отрядами ООП и «Хезболлы», саудовцы придерживались официального нейтралитета.

В 1990 г. после вторжения иракских войск в Кувейт возникла угроза оккупации Саудовской Аравии. Король Фахд обратился за помощью к США. Одновременно саудовцы вели работу по созданию арабской коалиции для оказания противодействия Саддаму Хусейну.

Операция «Буря в пустыне» стала историческим рубежом для арабских стран Персидского залива. Угроза оккупации со стороны Ирака была ликвидирована, но их суверенитету был нанесен существенный урон: на их территориях были размещены военные базы США с многочисленными армейскими гарнизонами и десятками единиц ВВС.

Пребывание на территориях ислама сотен тысяч иноверцев из экспедиционных сил привели к поляризации общества во всех странах Персидского залива и в Саудовской Аравии. Наиболее самодостаточная, образованная и обеспеченная часть населения выступила за введение в стране конституции, демократических свобод западного типа и отмену стеснительных религиозных ограничений в быту. Консервативные группы, напротив, призывали своих сторонников всеми силами противодействовать вестернизации.

В 1995 и 1996 гг. в Эр-Рияде и Хубаре были совершены террористические акты, направленные против военнослужащих США. Произошедшие взрывы унесли жизнь 26 американских солдат, бывших для ортодоксальных мусульман зримым воплощением дьявола.

Король Фахд предпочел не ссориться с ортодоксами и объявил себя приверженцем традиционных устоев. Король отменил разрешение на открытие в городах кинотеатров («домов дьявола», в исламистской интерпретации). В стране продолжились публичные казни преступников и поддерживался строжайший запрет на деятельность политических партий.

Война против Ирака негативно сказалась на экономике Саудовской Аравии, она обошлась саудовцам в сумму около $70 млрд. Следствием стало сокращение поступлений в бюджет страны. Кроме того, саудовцы явственно ощутили свою уязвимость со стороны внешней агрессии и значительно увеличили государственные расходы на оборону и закупки вооружений.

В целом экономическую ситуацию Саудиты выправили при помощи 2 пятилетних планов экономического развития страны на 1990— 1995 гг. и 1995—1999 гг.

После событий 1970 г. Северный Йемен вступил в полосу мирного развития. Была принята новая конституция ЙАР, согласно которой страна провозглашалась «консультативной парламентской республикой».

Конституция запрещала деятельность любых политических партий или движений. Ислам был объявлен государственной религией, а шариат — единственным источником всех законов.

В то же время правящему режиму ЙАР не удалось преодолеть разногласий в отношении Саудовской Аравии и Южного Йемена — НДРЙ. Противостояние умеренных республиканских реформаторов и консервативных шейхов племен дестабилизировало внутриполитическую ситуацию в Сане и сопровождалось частой сменой правительств.

В 1972 г. напряженность в отношениях между ЙАР и НДРЙ заметно возросла и сопровождалась пограничными вооруженными конфликтами, диверсионными вылазками, актами террора. Чтобы остановить сползание двух Йеменов в широкоформатную междоусобную войну, в события вмешалась ЛАГ в качестве посредника. Осенью 1972 г. враждующие стороны остановили военные действия и подписали ряд документов в Каире и Триполи. Руководство двух Йеменов согласилось в перспективе с объединением страны в единое государство, которое «будет стремиться к социализму исламского образца».

С другой стороны, к 1974 г. стала совершенно очевидной неспособность правящего в ЙАР режима вывести страну из перманентного политического кризиса. Летом 1974 г. кризис разрешается отставкой правительства и переходом власти в руки военных. Действие конституции было приостановлено. Армейское командование во главе с подполковником Ибрагимом аль-Хамди объявило о проведении административно-финансовой реформы.

Шейхи племен отказались повиноваться новым властям, и ЙАР вновь раскололась на враждебные лагери. В октябре 1977 г. Ибрагим аль-Хамди был убит. Новый состав Совета командования возглавил Ахмед Хусейн аль-Гашими, который инициировал создание Учредительного народного собрания (УНС), в котором могло бы произойти примирение между всеми враждебными группировками. Весной 1978 г. аль- Гашими был избран президентом страны, но уже летом того же года он погиб в результате подрыва бомбы южнойеменским террористом. Следствием стало возобновление военных действий между йеменскими государствами.

На чрезвычайном заседании УНС ЙАР новым президентом был избран Али Абдалла Салех, обещавший построить «современное централизованное государство закона и порядка».

В 1979 г. в Кувейте при посредничестве ЛАГ ЙАР и НДРЙ снова договорились прекратить военное противостояние, отвести войска на рубежи официально признанных границ. Кроме того, лидеры двух Йеме- нов подписали декларацию о разработке проекта конституции единого государства.

В 1980 г. Сана представила проект Национальной хартии, в основу которой были положены «идеи ислама, культурное наследие йеменцев и принципы йеменской революции». Осенью 1981 г. в ЙАР были проведены выборы во Всеобщий народный конгресс (ВНК), ставший ведущей политической организацией страны. Председателем ВНК стал Али Абдалла Салех. В 1982 г. ВНК утвердил текст Национальной хартии.

ЙАР стала организовывать поступательное развитие своей хозяйственной жизни на плановой основе. В первую очередь это касалось аграрной сферы, являвшейся основой национальной экономики. Много внимания также уделялось становлению национальной промышленности, хотя государственный сектор там не получил доминирования. Государство получало займы и кредиты от арабских стран (Арабский валютный фонд). Среди кредиторов ведущую роль играла Саудовская Аравия.

В обеих частях Йемена в течение 10 лет продолжался подготовительный период к объединению страны. Этот процесс завершился 22 мая 1990 г. В мае 1991 г. прошел всенародный референдум по принятию конституции нового государства — Йеменской Республики (ЙР). Председателем Президентского совета единой республики был избран Али Абдалла Салех. К 1993 г. предполагалось завершить унификацию всех государственных структур и законодательства.

Однако ситуация резко накалилась к маю 1994 г. Армейские части Севера и Юга вступили в боестолкновение. К середине лета войска северян одержали победу. В конституцию внесли поправки, которые вводили в стране президентскую форму правления с 5-летним сроком полномочий, а ислам признавался основным источником законодательства.

В сентябре 1994 г. президентом ЙР был избран А. А. Салех. Он же подтвердил свои полномочия на выборах 1999 г. Главной внутриполитической проблемой на протяжении его десятилетнего правления оставалась проблема преодоления сепаратизма, а в экономической сфере — преодоление отсталости страны и бедности населения.

Занявший в 1970 г. пост президента АРЕ Анвар Садат, вопреки своим заявлениям при вступлении в должность, постепенно отказался от социально-политической ориентации развития страны, проводившейся Г. А. Насером. Из государственного аппарата были удалены насе- ристы и приверженцы просоветской ориентации, например Али Сабри, которого А. Садат считал «главным агентом Советского Союза». Были также проведены аресты наиболее близких Г. А. Насеру лиц.

Нелюбовь к г. А. Насеру воплотилась в стойкое неприятие его политической линии. В 1972 г. в СССР были отправлены все советские военные советники. В экономической сфере проводилась денационализация промышленности, которая переводилась на рельсы рыночного развития. Частному сектору создавались условия для благоприятного развития. В страну потекли иностранные инвестиции.

Отказавшись от линии Насера и его людей, А. Садат искал в египетском обществе те политические силы, которые были бы способны оказать ему серьезную поддержку в проведении нового курса. Его выбор пал на исламистов.

В 1971 г. А. Садат легализовал деятельность партии «Братья-мусульмане» и разрешил саудовскому королю Фейсалу финансировать создание на территории АРЕ нескольких тысяч «Исламских комитетов по борьбе с атеистическим марксизмом».

Для укрепления собственной власти в Египте и усиления роли в арабском мире А. Садат в 1973 г. начал совместно с сирийцами широкомасштабную войну против Израиля. Целью войны был возврат территорий, потерянных в ходе Июньской войны 1967 г.

В октябре 1973 г. по плану, разработанному генералом X. Мубара- ком, египетская армия нанесла массированный удар по израильским аэродромам, где была уничтожена треть израильской военной авиации; были сожжены несколько сот танков и другой военной техники, разрушены израильские укрепления на правом берегу Суэцкого канала, так называемая «линия Барлева». После форсирования канала египетские военные части углубились на вражескую территорию на 30 км.

Израиль быстро оправился от шока и нанес разящий контрудар; окружив египетские части на Синайском полуострове, ЦАХАЛ переправился через Суэц. Через 18 дней боевых действий бронетанковые части Израиля приблизились на расстояние в 45 км к столице Египта.

В ход войны вмешались ООН, СССР и США. В ноябре 1973 г. они добились прекращения военных действий.

Октябрьская война 1973 г. вызвала небывалый энтузиазм и сплоченность среди арабов. В этой войне, которую в Израиле называют «войной Судного дня», евреи потерпели не военное поражение, а морально-психологическое. Арабы убедились, что еврейское государство перестало быть непобедимым. А. Садат превратился в героя всех арабов и вышел из войны победителем, несмотря на то, что конечный результат войны был в пользу израильтян. Октябрьская война значительно укрепила позиции А. Садата в АРЕ, что позволило ему в 1974 г. перейти к политике «открытых дверей». В 1975 г. А. Садат открыл Суэцкий канал для судоходства.

Оценив влияние США на ход событий на Ближнем Востоке, А. Садат начал с ними сближение, отказавшись от прежней внешнеполитической ориентации. В 1975 г. лидер АРЕ вступил в закулисные переговоры с Израилем при американском посредничестве. Израильтяне согласились вернуть Египту большую часть Синая в обмен на обязательство А. Садата заключить мир с еврейским государством. США, в свою очередь, начали военные и продовольственные поставки Египту. Общая сумма американской помощи составила $1 млрд. В 1979 г. окончательно были согласованы все параметры сделки между сторонами и подписаны так называемые «Кэмп-Дэвидские договоренности». Запад был в восторге. Лидерам Египта и Израиля (М. Бегин) была присуждена Нобелевская премия мира.

Известие о данном событии шокировало и возмутило арабский мир; особенное недовольство вызывали взятые Садатом обязательства сохранять мирные отношения с Израилем независимо от отношений еврейского государства с другими арабскими странами — т. е. А. Садат отказался от арабской солидарности и взаимопомощи.

Бывшие внутриполитические союзники А. Садата — исламисты — объявили его своим главным врагом, поскольку он стал предателем арабов и арабского дела. Потерял А. Садат доверие и у лидеров арабских государств ближневосточного региона. С Египтом были прерваны дипломатические отношения и приостановлено его членство в ЛАГ.

Новая внешнеполитическая ориентация садатовской политики и его новые внешнеполитические приоритеты вынудили его отказаться от арабского национализма в пользу национализма египетского. Садат стал утверждать, что в Египте существуют все условия, чтобы стать великой и развитой страной: люди, сырье, ископаемые, — но не хватает капиталов. Потому их стали привлекать из-за границы.

В 1975 г. был обнародован закон о ликвидации государственного сектора экономики. Любой египтянин мог покупать акции любых предприятий — как и любой иностранец, готовый инвестировать свои капиталы в экономику страны.

От политики открытости далеко не все слои общества получили дивиденды. Более всех пострадали социальные низы. В 1979 г. государство отказалось от дотаций на рис, чай и сахар, распределявшиеся по карточкам. Ответом стали волнения во многих городах страны. Действия полицейских частей, брошенных на усмирение беспорядков, завершились гибелью 800 человек, а правительству пришлось отступить и восстановить карточное снабжение бедняков.

В обществе росло недовольство и вестернизацией повседневной жизни. Западные мотивы и формы существования противоречили не только устоям ислама, но и вековым традициям египетского сообщества.

Демонтаж насеровской политической системы завершился перестройкой партии Арабского социалистического союза (АСС) и принятием новой конституции 1980 г.

Популярность А. Садата росла на Западе, но он все больше лишался поддержки и доверия в стране. Политическая перестройка, затеянная А. Садатом, потерпела неудачу. Исламские группировки составили основу политической оппозиции, а их деятельность стала угрожать жизни действовавшего президента и правительству. В ответ на это государство установило контроль за большинством мечетей, распустило многие исламские организации, запретило издание исламских газет и журналов.

Экономические новации только усугубили существовавшую в Египте социальную дифференциацию. Попытка мирного сосуществования с Израилем сделала А. Садата изгоем в арабском мире.

Росли противоречия с армией. В конце 1979 г. А. Садат отправил в отставку 172 генерала и старших офицера. Разладилось взаимодействие президента с демократическими вестернизированными слоями общества. По его приказу были брошены за решетку несколько тысяч либеральных оппозиционеров.

Развязка наступила 6 октября 1981 г. Во время парада в честь успешного начала Октябрьской войны с Израилем, который ежегодно после 1973 г. проходил в Каире, Анвар Садат был убит офицерами-ислами- стами. Они расстреляли президента из автоматов и забросали гранатами. Вся операция заняла 40 секунд. Вместе с Садатом погибли многие члены египетского правительства.

Заговорщики были схвачены и после проведенного расследования и суда казнены. Новым президентом АРЕ стал командующий ВВС генерал Хосни Мубарак, который в день убийства прежнего президента находился рядом с ним на трибуне, но не пострадал.

X. Мубарак не стал проводить глубокой ревизии прежнего социально-политического курса А. Садата, но использовал тактику «малых шагов». Внеся определенные коррективы в прежний курс, он пытался сплотить страну под лозунгом «Египет для всех». Новый президент не стремился быть диктатором. Вступив в должность, X. Мубарак выказал готовность вести конструктивный диалог со всеми политическими силами, добиваясь ослабления социальной напряженности в стране. За первый год своего правления он освободил из тюрем 4000 исламских активистов, чем привлек на свою сторону многих колеблющихся исламских лидеров.

В то же время X. Мубарак не останавливался перед применением военной силы против тех, кто отказывался от конструктивного диалога. Во имя поддержания внутреннего порядка он жестоко подавил бунт нескольких тысяч солдат госбезопасности. Будучи человеком военным, президент почитал порядок и дисциплину превыше всего. Причастные к экономическим махинациям и мошенничествам брат и сыновья А. Садата были отданы под суд.

Постепенно началось оздоровление экономики. Инвестиции по преимуществу стали направляться не в сферу потребления, но в сферу производства. Государственный сектор был освобожден от мелочной опеки со стороны бюрократов. Многие предприятия переводились на хозяйственный расчет и самоокупаемость.

В начале 1990-х гг. в Египте стала реализовываться «программа 1000 дней», которая была направлена на установление в стране рыночной формы экономики. Закрывались и ликвидировались нерентабельные производства, проводилась приватизация в производственной и финансовой сферах, что благотворно сказалось на всей экономике страны в целом. Успешные реформы и экономический рост способствовали установлению политической стабильности в АРЕ. Благодаря упорству и последовательности X. Мубарак не только сплотил египетское общество, но и вернул Египту его прежний авторитет на международной арене, прежде всего в арабском мире.

Египет восстановил дипломатические отношения с Саудовской Аравией, Сирией, Ираком, ООП, стал организатором в 1988 г. Совета Арабского сотрудничества (САС). В 1989 г. X. Мубарак участвовал в сессии ЛАГ, а позже штаб-квартира этой организации снова вернулась в Каир.

Были восстановлены отношения с новой Россией. Президент Египта 4 раза посещал РФ. Между государствами было заключено межправительственное соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве в промышленной сфере, энергетике и ирригации.

Совет революционного командования (СРК) Ливии объявил своей важнейшей задачей достижение единства всех арабов. Эта же идея лежала в основании массовой политической партии — «Арабский социалистический союз», созданной в 1971 г. В то же время всякая другая политическая деятельность вне рамок Союза запрещалась.

Пришедшие к власти в Ливии военные из организации «Свободные офицеры» по многим параметрам ориентировались и были последователями Г. А. Насера. Потому преобразования в экономической сфере они начали с широкомасштабной национализации предприятий нефтедобывающей промышленности, находившихся в руках американских компаний. Предварительно лидер СРК Муаммар Каддафи добился вывода британских и американских войск и баз с территории Ливии.

Одновременно новое руководство Ливии стало расширять всестороннее сотрудничество со странами социалистической ориентации. В течение 1970-х гг. почти все средства производства, бывшие в частных руках, были переданы в ведение государства.

Идейно-теоретической основой социально-политических и экономических преобразований в Ливии стала так называемая «третья мировая теория», сформулированная М. Каддафи в многотомном труде «Зеленая книга» (1976 — 1979). Данная теория опиралась на принципы «подлинного революционного ислама и арабского национализма» и предполагала осуществление власти в обществе посредством «прямого народовластия» — «джамахирии», без партий или парламентов.

М. Каддафи также утверждал, что основными движущими силами истории являются национализм и религия, а принципы социальной справедливости заключены в Коране и должны быть возрождены через систему прямого участия всех работников в управлении производством и в распределении произведенного продукта.

В 1974 г. СРК приступил к пересмотру существовавшей в стране правовой системы, издал ряд новых законов, опиравшихся на принципы и нормы шариата. Это был шаг к построению в Ливии общества «джамахирии», в котором законодательная власть должна была принадлежать первичным народным собраниям, объединяющим все взрослое население страны. Исполнительной властью наделялись народные комитеты, создаваемые народными собраниями. Вместо правительства страной руководил Высший народный комитет (ВНК). Государство сменило свое прежнее официальное название на Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия (СНЛАД).

Государственный сектор экономики стал преобладающим, а проводившаяся аграрная реформа исходила из принципа «каждый верующий мусульманин может обрабатывать столько земли, сколько ему под силу».

Государство ликвидировало землевладение племен и стало полным собственником всех земельных угодий страны.

В Джамахирии активно развивалось жилищное строительство, здравоохранение и система образования, которые для населения были бесплатными. Гарантом и базой всей преобразовательной деятельности в Ливийской Джамахирии были богатейшие запасы нефти. На нефтедоллары закупались вооружения и реализовывались многие экстравагантные проекты М. Каддафи (проект великой рукотворной реки через пустыню).

Активные попытки экспорта идей «третьей мировой теории» в арабском мире не снискали М. Каддафи большой поддержки. Напротив, многие лидеры арабского мира с настороженностью следили за происходящим в Ливии, поскольку полковник Каддафи неоднократно заявлял, что Триполи «вот-вот станет столицей арабского сообщества».

В Триполи состоялась учредительная конференция по созданию Общеарабского национального конгресса. Ливия финансировала антииз- раильскую борьбу ООП, Сирии, помогала руководству Алжира и НДРЙ. Антиизраильская политика М. Каддафи приобрела наиболее радикальные формы: он был причастен к действиям и деятельности большого числа международных террористических группировок. В США его называли «непредсказуемым политиком», который вызывал на Западе растущее раздражение. Вследствие этого лидер Ливийской Джамахирии оказался по сути в изоляции.

В 1982 г. странами Запада было введено нефтяное эмбарго против ливийского государства, что негативно сказалось на финансово-экономическом положении страны.

В 1986 г. после взрыва в западноберлинской дискотеке, при котором были жертвы среди американских и британских военнослужащих, авиация США и британские ВВС подвергли бомбардировке Триполи и Бенгази, рассчитывая уничтожить «ливийского диктатора».

В данной ситуации М. Каддафи не мог особенно рассчитывать на помощь соцстран и СССР, которые все более погружались в системный кризис. Лидер Ливийской Джамахирии столкнулся с недовольством и актами сопротивления своей политике внутри государства, что заставило его пересмотреть ранее культивируемые им идеи.

В 1988 г., после того, как в небе над шотландским городком Локерби взорвался гражданский самолет американской авиакомпании, британцы и американцы заявили о причастности к катастрофе ливийских спецслужб и потребовали выдать террористов. М. Каддафи не подчинился. В ответ против Ливии была организована торгово-экономическая блокада, к которой присоединилось и руководство РФ.

В 1988 г. полковник М. Каддафи совершил новую революцию — начал восстанавливать в стране основы рыночной экономики и частной собственности, вернул прежним собственникам ранее им принадлежавшее. К концу 1990-х гг. лидер Джамахирии почти избавился от практики «третьей мировой теории»: проводил курс по возрождению малого и среднего бизнеса под контролем государства. В 1997 г. был принят «закон об иностранных инвестициях», благодаря которому Ливия снова открылась миру.

С конца 1990-х гг. М. Каддафи стремится разорвать стену отчуждения, выступает с миролюбивыми речами, посылая сигнал вовне о готовности соблюдать международное право и отказаться от поддержки международной террористической закулисы.

Революционное руководство Алжира в 1970-е гг. стремилось установить государственный контроль над ключевыми секторами национальной экономики и вытеснить иностранный капитал. В 1971 г. из сельскохозяйственной сферы стали вытеснять прежних частных землевладельцев. Аграрные преобразования одновременно с изъятиями земли сопровождались практикой кооперирования сельских производителей, в которой активную роль играла революционная молодежь и студенты.

Проведенные преобразования стабилизировали политическую ситуацию в стране и предоставили возможность правительству X. Буме- дьена приступить к мерам по сокращению безработицы и улучшению жизненного уровня широких слоев населения.

Построение социалистического строя в Алжире отождествлялось лидерами ФИО с возрождением исламских ценностей, в которых видели признаки алжирской самобытности.

На международной арене руководство АНДР придерживалось курса позитивного нейтралитета и неприсоединения к военно-политическим блокам. В то же время алжирские революционеры поддерживали ООП в ее антиизраильской борьбе. На Западе, однако, ограничения рыночных отношений в Алжире не были поддержаны, и отношение европейцев к АНДР сделалось крайне прохладным. В то же время своим политическим курсом алжирское руководство давало понять, что оно готово к сотрудничеству со странами социалистической ориентации.

Тбб

СССР приложил немало усилий, чтобы помочь алжирским революционерам построить новое социалистическое общество, участвовал в реализации индустриализации страны.

Политическая ситуация в АНДР в декабре 1978 г. потребовала нового вмешательства армии в ход событий после неожиданной смерти X. Бумедьена. Лидером страны по настоянию военных стал полковник Шадли Бенджедид. Армия не допустила перехода власти к гражданскому правительству и исламистам.

В 1979—1988 гг. ФНО заметно укрепил свой контроль за государственными органами и общественными организациями. Одновременно в обществе все явственнее стали проявляться застойные явления, вызревал общий кризис существовавшей политико-экономической структуры. Алжир стал скатываться к экономическому и политическому тупику. События, разворачивавшиеся в странах социалистического лагеря, только усугубляли ситуацию.

В ФНО постепенно стали отказываться от непримиримости к Западу и приступили к пересмотру своих социально-политических ориентиров. Положению дел в стране сильно повредило падение мировых цен на нефть, вызвав снижение достигнутого ранее жизненного уровня.

В обществе снижалось доверие к властям из-за негативных проявлений громоздкой бюрократической структуры, чем незамедлительно воспользовались исламские фундаменталисты, выдвинув лозунг, получавший широкий отклик: «Возврат к исламу — лучший путь решения всех проблем».

Социальной опорой исламистов стали наиболее обездоленные слои общества. Из учащейся и безработной молодежи исламские радиальные партии формировали свои штурмовые отряды. Значительную финансовую поддержку исламисты получали из-за рубежа — от консервативных арабских монархий. Идейную помощь алжирским исламистам невольно оказала Исламская революция 1979 г. в Иране.

Исламизация в Алжире стала захватывать все новые сферы общественной жизни, в том числе сферу высшего образования. Государство вынуждено было маневрировать и, чтобы задобрить непримиримые исламские круги, стало строить новые мечети, количество которых выросло с 800 до 5000.

Перестройка коснулась самой партии ФНО. В 1986 г. была принята обновленная редакция Национальной хартии, которая получила ярко выраженную националистическую и религиозную направленность.

Принятая в 1989 г. новая конституция предоставила возможность приступить к обновлению основ государственной структуры — начался демонтаж социалистического фундамента. В стране развернулось строительство многопартийной политической системы, где ФНО сделалась одной из политических сил, теряющих свой авторитет. В страну возвратились политические эмигранты, которые воссоздали прежние политические партии, в том числе Исламский фронт спасения (ИФС), который возглавил блестящий оратор, профессор Алжирского университета Аббаси Мадани.

На выборах в местные народные собрания 1990 г. ИФС завоевал 55 % голосов избирателей и победил в 32 из 48 вилайетов страны. Лидеры ИФС развернули пропаганду за установление исламской республики в стране.

На парламентских выборах 1991 г. ИФС был поддержан 47 % алжирцев. Власти пришли в смятение. Ш. Бенжедид подал в отставку перед вторым туром парламентских выборов и распустил действовавший парламент. Национальный совет безопасности передал власть Высшему государственному совету (ВГС), во главе которого встал М. Будиаф, вернувшийся из эмиграции, в которой он находился свыше 30 лет.

Армия вынуждена была принимать энергичные меры против развязавших массовый террор фундаменталистов. Власти запретили деятельность ИФС. Была также запрещена политическая агитация в мечетях. Несогласные имамы подвергались аресту. Над лидерами ИФС был открыт судебный процесс. Исламисты ответили террором. Был убит М. Будиаф.

ВГС возглавил Али Кафи, который повел бескомпромиссную борьбу против фундаменталистов, но остановить разрастание исламского радикализма не сумел. Социальной опорой фундаментализма были бедняки городов и сельской местности, мелкие торговцы и все, кто потерял веру в способность ВГС изменить положение дел в стране к лучшему. В 1993 г. фундаменталисты создали «Исламскую партию спасения» и перешли к организованному противоборству с властями. Общество раскололось на части. Экстремисты приступили к открытому террору: убивали иностранцев, светских мусульман, грабили и разрушали деревни.

В 1993 г. ВГС возглавил генерал Лиамин Зеруаль, ставший вскоре временным президентом Алжира. Он призвал все политические силы к сотрудничеству и мирному решению существующих в стране проблем. На президентских выборах 1995 г. Л. Зеруаль заручился поддержкой 68 % избирателей. В 1996 г. была принята новая конституция Алжира, которая провозгласила ислам государственной религией. Арабский язык становился официальным языком страны (понижался статус французского языка). В то же время запрещалось использовать ислам и арабский язык в политической пропаганде.

Запрещение политической пропаганды на арабском языке вызвало неприятие со стороны исламистов, которые развязали новый раунд кровавых выступлений. К 1998 г. число погибших в стране достигло 100 тыс. человек.

В 1999 г. президентом стал Абдельазиз Бутефлика, который предложил курс на восстановление гражданского согласия в стране.

В Тунисе попытка реализации на практике идей дустуровского социализма не принесла позитивных результатов. По этой причине, чтобы выправить негативно развивавшуюся социально-экономическую ситуацию в стране, правящие власти начали обратный процесс приватизации государственного сектора и роспуска сельскохозяйственных кооперативов.

Меры правительства только усугубили ситуацию. Сработал принцип домино. Спасаясь от нищеты и голода, в города устремилось сельское население. Наплыв сельских мигрантов усугубил проблему городской безработицы и вызвал уличные беспорядки в январе 1978 г. Уличные погромы стали подавлять армией.

X. Бургиба вынужден был отказаться от прежнего политического курса и объявил начало политики многопартийности. Тем не менее на выборах в парламент 1981 г. большинство мест досталось СДП.

Социально-политические метания властей мало изменили положение в социальной или экономической сфере. Более того, желая получить финансовую помощь от МВФ, власти Туниса вынуждены были резко поднять цены на основные продукты питания. Следствием стали так называемые «хлебные бунты» 1983—1984 гг.

Президент X. Бургиба выступил по телевидению и переложил ответственность за негативное состояние дел в стране на нерадивых чиновников, которые ввели его в заблуждение. Президент открыл кампанию по смещению государственных чиновников, породив правительственную чехарду.

7 ноября 1987 г. премьер-министр Зин аль-Абидин бен Али отстранил от власти X. Бургибу, объявив того неспособным исполнять свои обязанности в связи с физической немощью.

Новый глава государства провел перестановки в правительстве и в высшем звене армии. Была изменена политика в области печати и средств массовой информации, амнистированы политические заключенные и разрешена деятельность оппозиционных партий.

В феврале 1988 г. прошел съезд СДП, которая переменила свое название на Демократическое конституционное объединение (ДКО). Лидер партии заявил о приверженности политическому плюрализму. Был взят курс на построение в Тунисе демократического правового государства. Осенью 1988 г. между всеми политическими силами страны был заключен Национальный пакт взаимоотношений. Одновременно Зин аль-Абидин бен Али жестко и решительно пресек попытку исламистов направить развитие Туниса по пути исламской республики.

Начавшиеся социальные и экономические преобразования, увеличившиеся капиталовложения в сферу производства привели к росту ВВП за период с 1988—1996 гг. в три раза. Это стабилизировало общественно-политическое положение в стране. Доказательством популярности президента бен Али стали его победы на президентских выборах 1989, 1994, 1999 гг.

Многие годы правительство Туниса выступало за реализацию идеи по созданию Великого Магриба. В 1989 г. в Марракеше Тунис заключил договор с Алжиром, Ливией, Мавританией и Марокко об образовании Союза Арабского Магриба (САМ).

Не меньше внимания правительство Туниса уделяло развитию взаимовыгодного сотрудничества со странами ЕС и США. Кроме того, Тунис оставался в дружественных отношениях с Китаем и Россией.

В 1972 г. король Марокко Хасан II обнародовал третью по счету конституцию страны в надежде нормализовать внутриполитическую ситуацию. С 1973 г. начался процесс по усилению позиций государственного сектора экономики и выкуп земель у иностранцев. В качестве идеологической основы проводимой политики провозглашались идеи «исламского социализма».

Усилению общественной популярности короля способствовала отправка в 1973 г. двух марокканских дивизий на Ближний Восток для поддержки Египта и Сирии в войне против Израиля.

Следствием проводимого королем курса стали победы его сторонников на парламентских выборах 1977 и 1984 гг. Это дало возможность монархии противостоять радикальному исламизму и в течение 1980— 1990-х гг. взять под контроль религиозную оппозицию.

Пришедший к власти в 1999 г. новый король Мухаммад VI заявил о намерении преодолеть неравенство в развитии между городом и деревней, провести модернизацию системы образования. На международной арене Марокко выступает за укрепление межарабской солидарности и африканского единства.

Контрольные вопросы

  • 1. Проясните характер и причины арабо-израильского противостояния в 1970—1990-е гг.
  • 2. В чем состояла новизна политического курса А. Садата и каковы его результаты?
  • 3. Проясните причины активизации исламизма в Алжире в период однопартийной диктатуры ФИО.
  • 4. Чем можно объяснить победу идей «Джамахирии» в Ливии и какую роль в данном процессе сыграл М. Каддафи?
  • 5. «Исправительное движение» в Сирии. Хафез Асад и его сын.
  • 6. Проясните социально-политическую ситуацию в Ираке в годы правления С. Хусейна.
  • 7. Определите роль нефти в развитии внутренней и внешней политики королевства Саудовская Аравия.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>