Полная версия

Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы защиты гражданских прав

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Виды способов защиты гражданских прав

Способы защиты гражданских прав установлены законодательством для различных случаев и прямо указываются в гражданском законодательстве. Так, в ст. 12 ГК РФ приводится не исчерпывающий перечень ряда способов защиты гражданских прав:

  • — признание права;
  • — восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • — признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки;
  • — признание недействительным решения собрания;
  • — признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;
  • — самозащита права;
  • — присуждение к исполнению обязанности в натуре;
  • — возмещение убытков;
  • — взыскание неустойки;
  • — компенсация морального вреда;
  • — прекращение или изменение правоотношения;
  • — неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;
  • — иные способы, предусмотренные законом.

Способы защиты, включенные в данный перечень, наиболее часто применяются на практике. Однако возможность использования данных или других способов защиты допускается только в том случае, если это прямо допускается законом (ст. 12 ГК РФ), что нашло свое дополнительное подкрепление в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25: «Статьей 12 ГК РФ предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав. Иные способы защиты гражданских прав могут быть установлены законом».

Из названной правовой нормы следует, что иные способы защиты прав могут быть установлены только законом, соответственно, применение способов, прямо не предусмотренных законом, не допускается.

В то же время довольно часто встречаются случаи признания судами правомерности применения способов защиты гражданских прав, прямо законом не предусмотренных. К примеру, до сих пор надлежащим способом защиты является признание недействительной (ничтожной) сделки, несмотря на отсутствие в законе правовых норм о возможности применения такого способа защиты. Такая позиция ранее была изложена в п. 32 постановления Пленумов № 6/8, но в связи с принятием постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25 данный пункт утратил силу. Одновременно с этим из п. 70 данного постановления следует, что заявление о недействительности сделки может быть сделано как в отношении оспоримой, так и в отношении ничтожной сделки.

В правовой доктрине ведутся рассуждения о целесообразности закрепления перечня способов защиты гражданских прав в ст. 12 ГК РФ, поскольку данная статья предусматривает лишь примерный набор способов. Так, А. П. Сергеев отрицает научную обоснованность указанного перечня, поскольку некоторые из способов защиты взаимно перекрывают друг друга. Одновременно он констатирует, что перечень наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор[1].

Существует большое количество классификаций способов защиты по различным критериям. Так, они могут быть поделены на общие (универсальные) и специальные, где к общим следует отнести такие способы защиты, которые могут быть применены для защиты права, вытекающего из любого гражданского правоотношения (например, взыскание убытков). Ко второй группе относят способы, применение которых возможно при защите только какой-либо группы прав или права (например, виндикацию).

Также способы защиты делят на меры защиты и меры ответственности, где к последним относятся способы, которые предполагают дополнительное имущественное обременение нарушителя (например, взыскание неустойки), а в качестве первых следует рассматривать самозащиту.

По цели защиты способы защиты гражданских прав могут быть поделены на пресекательные (например, меры оперативного воздействия), восстановительные (например, возмещение убытков) и штрафные (например, штрафная неустойка).

Также способы защиты могут быть подразделены на имеющие договорную природу их установления (договорная неустойка) и внедоговорные способы защиты гражданских прав (удержания).

Можно предложить следующую краткую характеристику указанных в ст. 12 ГК РФ способов защиты.

1. Признание права. Оно осуществляется в ситуации, когда соответствующее право оспаривается либо не признается третьими лицами, что, в свою очередь, означает спор относительно наличия права у заинтересованного лица. Назначение суда по смыслу ст. 4 АПК РФ и ст. 3 ГПК РФ как раз и состоит в разрешении споров между участниками гражданских правоотношений. По сути, удовлетворяя иск о признании права, суд властно подтверждает наличие между сторонами правоотношения и вытекающего из него субъективного права истца[2].

В научной литературе подчеркивается, что признанием права устраняются сомнения в принадлежности этого права соответствующему лицу, тем самым исключается возможность присвоения этого права другим лицом[3]. Указанный способ защиты тесным образом связан с гражданским судопроизводством, поскольку именно в нем вопросы признания права приобретают особое значение. В одном из постановлений суд, ссылаясь на ст. 11,12 и п. 2 ст. 218 ГК РФ, разъяснил, что признание права собственности как способ судебной защиты, направленный на создание стабильности и определенности в гражданских правоотношениях, представляет собой отражение в судебном акте возникшего на законных основаниях права, наличие которого не признано кем-либо из субъектов гражданского оборота (постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.05.2011 по делу № А35-10724/2010[4];

см. также постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.01.2012 № 15АП-13266/2011 по делу № А53-12915/2011[4] и от 10.05.2011 № 15АП-3951/2011 по делу № А32-31530/2010[4]).

Вместе с тем признание права судом вовсе не означает, что спорное право возникает из решения суда. Судебным решением лишь разрешается спор о его наличии, но при этом оно основано на доказательствах, подтверждающих факт уже существующего права и принадлежность его кому-либо из субъектов спора.

Данный способ защиты реализуется в юрисдикционной форме, чаще всего посредством вынесения решения судом. Однако не исключен административный (несудебный) порядок защиты. Согласно п. 3 ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении или постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. Таким образом, прямо допускается возможность признания права в административном порядке.

2. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Сущностью данного способа защиты является воссоздание положения, существовавшего до нарушения права. Исходя из этого, можно заключить, что восстановление положения, существовавшего до нарушения права, представляет собой обобщенный собирательный способ, так как он может быть реализован посредством применения иных способов защиты, указанных в качестве самостоятельных в ст. 12 ГК РФ. Так, восстановить прежнее положение возможно путем взыскания убытков, возмещения вреда, компенсации морального вреда. Кроме того, могут быть применены такие способы защиты, которые прямо не указываются в ст. 12 ГК РФ, но прямо закреплены в иных нормах гражданского права. Например, восстановление неимущественного права может выражаться в опровержении распространенных порочащих сведений, а восстановление имущественного права — в возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества.

3. Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. По сути, данный способ заключается в предъявлении требований управомоченного лица с целью прекращения действия, нарушающего или создающего угрозу нарушения права.

Пресечение действий, нарушающих право, нередко относят к универсальным способам защиты, которые могут быть использованы для защиты любого субъективного права[7].

Как в доктрине, так и в судебной практике к разновидностям этого способа защиты относят виндикационный иск, негаторный иск, признание недействительным акта государственного органа или органа самоуправления, запрещение деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем, изъятие из оборота и уничтожение по решению суда контрафактных материальных носителей, а также оборудования и материалов, главным образом используемых или предназначенных для нарушения исключительных прав, присуждение к исполнению обязанности в натуре и др.[8]

Как следует из положений ст. 12 ГК РФ, допустимо пресечение действий, как уже нарушающих право, так и создающих угрозу такого нарушения. Возможность пресечения действий, создающих угрозу нарушения права, берет свое происхождение в теории превентивного иска. Э. М. Мурадьян такой иск определяет как: «1) иск, опережающий во времени акт ответчика, оцениваемый истцом как угрожающий его правам, благам и направленный на предотвращение такого акта; 2) спор о праве, заявленный в суд заблаговременно с целью обеспечить свободное осуществление права истца, предупредить реальные фактические и формально-юридические осложнения, исключить вероятные вредные последствия»[9].

В случае пресечения действий, нарушающих субъективное право, необходимо доказать факт такого нарушения. При пресечении действий, создающих угрозу нарушения, доказывается наличие угрозы нарушения субъективного права.

4. Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий ничтожной сделки. По мнению К. И. Скловского, чрезвычайно важна проблема права на иск о признании сделки недействительной. «Как известно, далеко не все сделки, которые могли бы быть признаны судом недействительными, становятся предметом судебного спора по той причине, что многие сделки с теми или иными пороками фактически не нарушили чьих-либо интересов, либо, хотя и нарушили, но защита нарушенного интереса объективно невозможна (например, ликвидирована сторона спорной сделки), либо требуется применение иных способов защиты, выходящих за рамки предусмотренных в гл. 9 ГК.

Аннулирование сделок только по той причине, что в них обнаружены те или иные пороки, но без цели защиты частных прав и интересов сторон сделки, вступает в противоречие с началами гражданского права»[10].

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия (абз. 2 п. 71 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25).

Признание оспоримой сделки недействительной можно рассматривать как пресечение действий, нарушающих право, а применение последствий недействительности — как восстановление положения, существовавшего до нарушения права. Признание оспоримой сделки недействительной предполагает возможность совершения двух действий, ведь полное наименование способа, предусмотренного законом, прямо указывает на это. В ст. 12 ГК РФ закреплено, что защита гражданских прав в случае совершения оспоримой сделки осуществляется, во-первых, путем признания оспоримой сделки недействительной и, во-вторых, путем применения последствий ее недействительности.

Что же касается ничтожной сделки, то ст. 12 ГК РФ указывает только на такой способ защиты лица, как применение последствий недействительности ничтожной сделки. В п. 78 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25 указано:

«Согласно абзацу первому пункта 3 статьи 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Исходя из системного толкования пункта 1 статьи 1, пункта 3 статьи 166 и пункта 2 статьи 168 ГК РФ иск лица, не являющегося стороной ничтожной сделки, о применении последствий ее недействительности может также быть удовлетворен, если гражданским законодательством не установлен иной способ защиты права этого лица и его защита возможна лишь путем применения последствий недействительности ничтожной сделки.

В исковом заявлении такого лица должно быть указано право (законный интерес), защита которого будет обеспечена в результате возврата каждой из сторон всего полученного по сделке. Отсутствие этого указания в исковом заявлении является основанием для оставления его без движения (статья 136 ГПК РФ, статья 128 АПК РФ)».

Возможность чрезмерного применения данного способа защиты сегодня во многом ограничена последовательным внедрением принципа добросовестности во все институты гражданского права, в том числе и в институт недействительности сделки путем введения эстоппеля. Теперь обратиться за признанием сделки недействительной не может не только лицо, чье право или охраняемый законом интерес не нарушены, но и сторона сделки, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки. Нельзя оспорить сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении воли (абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ). Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 166 ГК РФ заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. Как разъяснено в п. 70 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25, такое заявление может быть сделано в любой форме, а само заявление может касаться недействительности как оспоримой, так и ничтожной сделки.

Следует также обратить внимание на то, что в соответствии с новой редакцией ст. 166 ГК РФ суд вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе только в том случае, если это необходимо в защиту публичных интересов, и в иных предусмотренных законом случаях. Как разъяснено в п. 79 постановления Пленума Верховного Суда № 25, по смыслу ст. 56 ГПК РФ и ст. 65 АПК РФ при решении вопроса о применении по своей инициативе последствий недействительности ничтожной сделки суду следует вынести указанный вопрос на обсуждение сторон. В мотивировочной части решения должно быть указано, какие публичные интересы подлежат защите, либо должна содержаться ссылка на специальную норму закона, позволяющую применить названные последствия по инициативе суда.

5. Признание недействительным решения собрания. Данный способ защиты совсем недавно был включен в ст. 12 ГК РФ как самостоятельный способ защиты, прямо предусмотренный позитивным правом, вслед за закреплением в ст. 8 ГК РФ решений собраний в качестве одного из юридических фактов, порождающих гражданско-правовые последствия. «По смыслу пункта 1 статьи 2, пункта 6 статьи 50 и пункта 2 статьи 181.1 ГК РФ под решениями собраний понимаются решения гражданско-правового сообщества, т. е. определенной группы лиц, наделенной полномочиями принимать на собраниях решения, с которыми закон связывает гражданско-правовые последствия, обязательные для всех лиц, имевших право участвовать в таком собрании, а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

В частности, к решениям собраний относятся решения коллегиальных органов управления юридического лица (собраний участников, советов директоров и т. д.), решения собраний кредиторов, а также комитета кредиторов при банкротстве, решения долевых собственников, в том числе решения собственников помещений в многоквартирном доме или нежилом здании, решения участников общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения» (п. 103 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25).

Как указано в Концепции развития гражданского законодательства, «способом защиты прав и законных интересов лиц, не участвовавших в собрании или голосовавших против, а также заинтересованных третьих лиц может служить признание судом таких решений недействительными. Одним из важнейших принципов, положенных в основу оспаривания решений собраний, законодательно должен быть провозглашен принцип относимости (каузальности) нарушения. Он состоит в том, что, если голосование лица, права которого нарушены оспариваемым решением, не могло повлиять на его принятие, решение не должно признаваться судом недействительным».

Рассматриваемый способ защиты гражданских прав не стоит рассматривать в качестве нововведения, не известного ранее российскому правопорядку. Так, еще в п. 8 постановления Пленумов № 6/8 разъяснялось следующее: защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав осуществляется судом, поэтому суды должны принимать иски граждан и юридических лиц о признании недействительными актов, изданных органами управления юридических лиц, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным правовым актам и нарушают права и охраняемые законом интересы этих граждан и юридических лиц, поскольку такие споры вытекают из гражданских правоотношений; в частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством.

Сегодня недействительности решений собраний посвящены ст. 181.3—181.5 ГК РФ. Недействительное решение собраний по аналогии со сделками может быть оспоримым и ничтожным. Оспоримым решение является, если собрание имеет существенное нарушение созыва, подготовки и проведения, влияющее на волеизъявление участников собрания, а также если отсутствовали полномочия представителей участника, нарушены равенство прав участников и существенные правила составления протокола, включая требования о его письменной форме.

В качестве оснований ничтожности предложены следующие: принятие решения при отсутствии кворума, или по вопросам, не включенным в повестку дня, или с выходом за пределы компетенции собрания, а также если такое решение противоречит основам правопорядка и нравственности.

Данный способ защиты может быть реализован исключительно в судебном порядке. При этом право на судебную защиту реализуется исключительно через групповой иск. Иными словами, лицо, желающее признать решение собраний недействительным, должно немедленно уведомить других участников собрания о намерении обратиться в суд с соответствующим иском и представить им информацию, имеющую отношение к делу.

В свою очередь, участники могут либо присоединиться к иску на стороне истца, в том числе выдвинув иные основания для оспаривания решения, либо отказаться от участия в качестве соистца. Отказ от процессуального соучастия лишает их права в последующем обращаться в суд с требованиями об оспаривании данного решения, если только суд не признает причины этого обращения уважительными (п. 6 ст. 181.4 ГК РФ). Разъяснение применения данных положений сегодня дано в п. 106— 113 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25.

6. Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Основаниями для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием (п. 6 постановления Пленумов № 6/8).

Специфика признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления как способа защиты гражданских прав состоит в том, что прежде всего он всегда выполняет функцию защиты. Однако его применение автоматически может повлечь за собой возможность защищать нарушенные права и другими способами защиты гражданских прав, например мерами ответственности.

Требование о признании акта недействительным может носить самостоятельный характер, если интерес субъекта права сводится лишь к самой констатации недействительности акта, препятствующего, например, реализации права, либо сочетаться с другими способами защиты гражданских прав.

Суд, признав недействительным акт государственного органа или органа местного самоуправления по заявлению гражданина или юридического лица, тем самым и пресекает противоправное поведение, выразившееся в издании акта, не соответствующего закону или иным правовым актам и нарушающего гражданские права и охраняемые законом интересы граждан или юридических лиц, и восстанавливает их права и охраняемые законом интересы. При этом какой-либо отмены акта со стороны издавшего его органа не требуется. Кроме того, суд предотвращает совершение повторного или нового противоправного поведения по предмету спора как самим нарушителем, так и другими лицами. Наконец, согласно ст. 13 ГК РФ в случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ. Так, в соответствии со ст. 16 ГК РФ в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления гражданин или юридическое лицо вправе требовать возмещения убытков, а помимо этого, в порядке ст. 1069 ГК РФ — и возмещения вреда.

Соответственно, преследуются не только цели пресечения и восстановления нарушенных прав и охраняемых законом интересов, но и другая цель — компенсация потерь, вызванных нарушением гражданского права и охраняемого законом интереса[11].

7. Самозащита права. Самозащита реализуется в неюрисдикционной форме и представляет собой способ защиты, осуществляемый самим обладателем субъективного права посредством выполнения им односторонних действий фактического характера по защите принадлежащих ему прав и законных интересов в случае их нарушения или наличия угрозы их нарушения.

Г. Дернбург подчеркивал, что «самозащита есть осуществление известного права, проводимое, несмотря на противодействие, собственными силами лица управомоченного без обращения к содействию властей»[12].

В. В. Долинская отмечает, что самозащита дозволена законом, направлена на охрану личных и имущественных прав правообладателя и может применяться в тех случаях, когда жизненные обстоятельства исключают возможность немедленного обращения за защитой к государственным и общественным органам.

3

При осуществлении самозащиты управомоченным лицом действуют определенные процедуры, связанные с соблюдением закона и недопущением превышения пределов необходимой обороны и крайней необходимости.

В соответствии с утратившим сегодня силу п. 9 постановления Пленумов № 6/8 при разрешении споров, возникших в связи с защитой принадлежащих гражданам или юридическим лицам гражданских прав путем самозащиты (ст. 12 и 14 ГК РФ), следовало учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный. Сегодня в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25 указано, что лицо, право которого нарушено, может прибегнуть к его самозащите, соответствующей способу и характеру нарушения (ст. 14 ГК РФ). Кроме того, здесь обращено внимание на то, что возможность самозащиты не исключает права такого лица воспользоваться иными способами защиты, предусмотренными ст. 12 ГК РФ, в том числе в судебном порядке.

Представляется, что существо самозащиты предполагает, что она может быть реализована в момент причинения вреда либо при существовании угрозы его причинения. Однако нельзя представить такую ситуацию, когда самозащита осуществляется после причинения вреда.

В литературе также обращается внимание на сущностное значение времени совершения действий по самозащите. Так, В. В. Груздев, исследуя самозащиту, приходит к выводу, что данное явление «имеет строгие временные рамки: оно немыслимо ранее начала совершения конкретных действий, нарушающих (оспаривающих) право, и позднее прекращения таких действий»[13].

На превентивный характер самозащиты указывают также авторы одного из комментариев к ГК РФ. Перечисляя возможные действия, которые можно квалифицировать как самозащиту, они включают в этот перечень установку решеток на окнах, подключение охранной сигнализации, заведение сторожевых собак, клеймение домашнего скота, индивидуализацию (маркировку) спортивного инвентаря и пр.[14]

Характеризуя самозащиту как один из способов защиты, имеет смысл обратиться к вопросу о видах прав, для защиты которых этот способ может быть применен. Содержание ст. 12 и 14 ГК РФ не дает повода для сомнения в возможности самозащиты как во внедоговорных, так и в договорных отношениях. В литературе по этому поводу высказываются различные позиции. Некоторые авторы, считающие, что самозащита может быть применена для защиты прав, вытекающих как из договорных обязательств, так и из внедоговорных отношений, к случаям применения самозащиты договорных прав при этом относят применение мер оперативного воздействия[15].

Как можно заметить, те авторы, которые не исключают возможность применения мер защиты прав в договорных отношениях, достаточно часто включают в понятие самозащиты совершение действий не только фактического, но и юридического характера. Так, Е. Е. Богданова, анализируя самозащиту как способ защиты гражданских прав, пишет, что «в договорных отношениях на первый план выступают юридические действия управомоченного лица. Например, отказ от исполнения договора (ст. 463, 484, 523 и др.); отказ от товара (ст. 464, 466, 468 и др.). Однако в договорных отношениях не исключается самозащита и посредством фактических действий управомоченной стороны. Например, устранение недостатков товара (ст. 475); производство капитального ремонта (ст. 616) и др.»[16].

Вместе с тем, если считать, что самозащита — это действия фактического характера, то вряд ли можно согласиться с тем, что удержание или меры оперативного воздействия являются самозащитой. Реализация действий по удержанию и применению мер оперативного воздействия не требует обращения к юрисдикционным органам, однако сами по себе данные способы защиты представляют собой яркий пример действий юридического характера, т. е. прямо допускаемых и регламентированных действующим законодательством, осуществляемых в неюрисдикционной форме.

Для понимания содержания самозащиты уместно также привести толкование, данное в абз. 2 п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25: «По смыслу статей 1 и 14 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться в том числе в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (статья 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необходимости (статья 1067 ГК РФ)».

8. Присуждение к исполнению обязанности в натуре. Предусмотренный ст. 12 ГК РФ способ защиты в виде присуждения к исполнению обязанности в натуре направлен на прямое принуждение должника к реальному исполнению возложенного на него договорного, внедоговорного или кондикционного обязательства. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что применение присуждения к исполнению обязанности в натуре, которое является в силу ст. 12 ГК РФ самостоятельным способом защиты гражданских прав, применяемым с целью реального исполнения должником своего обязательства, конкретизировано в гл. 25 ГК РФ, в том числе в ст. 397 (см. постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.08.2001 № 9162/00 по делу № А54-210/00-С8-С4[17]; от 23.02.1999 № 5033/98[4]).

Сам термин, используемый законодателем в ст. 12 ГК РФ для характеристики принудительного исполнения обязанности в натуре («присуждение»), свидетельствует о том, что такой способ применяется только в судебном порядке. Присуждение к исполнению обязанности в натуре обслуживается иском о присуждении. Предмет исков о присуждении (исполнительных исков) всегда связан с добровольным или принудительным исполнением подтвержденной судом обязанности ответчика, с понуждением ответчика к совершению определенных действий либо, наоборот, к воздержанию от них в пользу истца. Судебная процедура рассмотрения исков о присуждении в случае их удовлетворения всегда завершается исполнительным производством и выдачей взыскателю исполнительного листа. К искам о присуждении можно отнести виндикационные и деликтные иски, иски о взыскании долга, алиментов и т. д.[19]

9. Возмещение убытков. Возмещение убытков — наиболее распространенный способ защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов при причинении вреда и неисполнении (ненадлежащем исполнении) договорных обязательств. В отличие от возмещения вреда в натуре, например путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества, в данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь[20].

Данный способ защиты представляет собой меру гражданско-правовой ответственности наряду со взысканием неустойки и компенсации морального вреда.

В юридической науке возмещение убытков является самым распространенным последствием нарушения гражданских прав. ГК РФ выделяет эту санкцию из всех остальных, придавая ей черты универсальности. У потерпевшей стороны есть право всегда требовать от нарушителя полного возмещения убытков, если иное не предусмотрено федеральным законом либо договором. Нормативные акты меньшей юридической силы (указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и т. д.) не должны содержать таких ограничений[21].

По делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда и наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу п. 1 ст. 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению (см. п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 25).

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 7 наряду с подробным толкованием общих положений ГК РФ о возмещении убытков разъяснен порядок возмещения убытков при прекращении договора (ст. 393.1). В частности, в п. 11 настоящего пленума указано, что по смыслу ст. 393.1 ГК РФ, п. 1 и 2 ст. 405 ГК РФ риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что данный способ защиты, являясь формой гражданско-правовой ответственности, применяется наряду с иными способами защиты, которые могут как представлять собой иные формы гражданско-правовой ответственности (например, штрафная неустойка), так и сочетаться со способами защиты, реализуемыми в неюрисдикционной форме (например, отказ от договора).

10. Взыскание неустойки. В соответствии с п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Согласно ч. 2 ст. 330 ГК РФ кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Исходя из смысла указанной правовой нормы, неустойка, будучи способом защиты гражданских прав в соответствии со ст. 12 ГК РФ, имеет при этом двойственную правовую природу — является способом обеспечения исполнения обязательств и одновременно выступает в качестве формы гражданско-правовой ответственности.

Если для взыскания убытков (ст. 15 ГК РФ) необходимо установить наличие как минимум трех условий наступления гражданско-правовой ответственности (факта нарушения, наличие убытков и причинно-следственной связи между нарушением и возникшими убытками), то для взыскания неустойки может быть достаточным доказать только сам факт неисполнения обязательства или его ненадлежащего исполнения. Например, если неустойкой обеспечено обязательство, связанное с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, то для взыскания неустойки не требуется доказывать наличие вины лица (п. 3 ст. 401 ГК РФ). При этом взыскание неустойки, безусловно, не требует необходимости доказывать возникновение убытков или наличие причинно-следственной связи между их наступлением и фактом нарушения обязательства.

Возможность взыскания неустойки при наличии у потерпевшей стороны убытков установлена в ст. 394 ГК РФ; сегодня толкование положений данной нормы дано в абз. 2 п. 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7. Кроме того, следует заметить, что данным постановлением легализован такой способ защиты, как товарная или вещная неустойка, возможность применения которой в судебной практике оценивалась неоднозначно.

Так, в абз. 3 п. 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 7 разъяснено, что если в качестве неустойки в соглашении сторон названо иное имущество, определяемое родовыми признаками, то, учитывая, что в силу положений ст. 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств не является исчерпывающим, к подобному способу обеспечения обязательств применяются правила ст. 329—333 ГК РФ (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

11. Компенсация морального вреда. В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Компенсация морального вреда представляет собой самостоятельный способ защиты гражданских прав. В соответствии с п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»[22] под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т. п.), либо нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина, но лишь в прямо указанных законом случаях[23].

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной или врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких- либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем или иным повреждением здоровья, заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Компенсацию морального вреда нельзя отождествлять с имущественной ответственностью. Цель компенсации морального вреда — не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред. В работах А. М. Эрделевского моральный вред рассматривается как особая категория вреда, могущего существовать не самостоятельно, а лишь в качестве последствия причинения как неимущественного, так и имущественного вреда[24].

Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных гражданину нравственных или физических страданий, степени вины причинителя и иных обстоятельств. Вопрос о компенсации нравственных переживаний может рассматриваться судом самостоятельно независимо от наличия имущественного ущерба.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется (абз. 2 ст. 208 ГК РФ). Данный способ защиты реализуется в судебном порядке.

12. Прекращение или изменение правоотношения. Изменение и прекращение правоотношения установлены ст. 12 ГК РФ в качестве способов защиты гражданских прав в связи с тем, что они направлены на удовлетворение интересов одной или нескольких сторон договора. Одним из принципов исполнения обязательств в гражданском праве является принцип стабильности, который выражается в недопущении произвольного одностороннего прекращения или изменения обязательства как разновидности правоотношения. Вместе с тем закон прямо допускает возможность изменения и прекращения правоотношения, во-первых, на основании соглашения сторон, во- вторых, в судебном порядке по основаниям, установленным законом или договором, в-третьих, при наличии специальных установленных в законе оснований прекращения обязательств и, в четвертых, в случае отказа от исполнения обязательства полностью или в части, что также приводит к прекращению или изменению правоотношения.

Так, например, положениями гл. 26 ГК РФ наряду с надлежащим исполнением обязательств установлены специальные основания прекращения обязательств, например, новацией, отступным, зачетом, прощением долга и т. д., а правила гл. 29 ГК РФ предусматривают расторжение и изменение договора как на основании соглашения сторон, так и в судебном порядке по заявлению одной из сторон. Разумеется, не любое прекращение или изменение обязательств соглашением сторон является способом защиты гражданских прав, равно как не выступает в качестве способа защиты надлежащее исполнение обязательств. Например, соглашение об отступном или новация могут быть отнесены к способам защиты прав, поскольку могут предотвратить нарушение прав кредитора в будущем и (или) уменьшить размер возможных убытков. Заключение же соглашения об изменении или прекращении договора в связи с тем, что стороны утратили интерес к данному обязательству, может ни для одной из сторон договора не выступать в качестве способа защиты их прав.

Вместе с тем обращение в суд с иском о расторжении или изменении договора в одностороннем порядке следует рассматривать как применение рассматриваемого способа защиты прав истца. В данном случае прекращение или изменение правоотношения как способ защиты выступает в юрисдикционной форме, путем обращения с иском в суд.

Прекращение или изменение правоотношения как способ защиты гражданских прав имеет место также тогда, когда, например, уполномоченное лицо самостоятельно в одностороннем порядке применяет правовые средства воздействия на правонарушителя. Так, в рамках данного способа защиты гражданских прав применяются меры оперативного воздействия, т. е. действия юридического характера, которые реализуются в неюрисдикционной форме. При этом подобные способы отвечают интересам делового оборота, так как позволяют оперативно воздействовать на должника, нарушающего договорные обязательства.

Меры оперативного воздействия на случай нарушения договорных обязательств или пресечения таких нарушений предусматриваются как общими нормами об обязательствах, так и правилами об отдельных видах договоров или условиями самого договора, установленными сторонами обязательства. Их использование оставлено на усмотрение управомоченного лица.

К оперативным мерам воздействия как способу защиты гражданских прав можно отнести самые разные правовые средства. Так, в соответствии со ст. 328 ГК РФ одна из сторон обязательства вправе приостановить исполнение обязательства, если другая сторона не выполнила встречного обязательства. Данное общее правило конкретизировано в нормах об отдельных договорах (например, п. 2 ст. 487, п. 5 ст. 486 ГК РФ).

Применительно к договорным обязательствам упоминаемый выше принцип стабильности означает, что участники договора (двусторонней или многосторонней сделки, совершенной путем согласования воли всех ее участников) не вправе произвольно, в одностороннем порядке, отказаться от исполнения принятых на себя по договору обязательств и тем самым прекратить договорное правоотношение. Легальным закреплением данного принципа в российском гражданском праве является ст. 310 ГК РФ, действующая в редакции Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»[25]. Кроме того, ее логичным продолжением стали правила ст. 450.1 ГК РФ (также введенной указанным законом), закрепившие порядок совершения отказа от договора.

В соответствии с действующим законодательством только закон может предусмотреть основания для одностороннего отказа от исполнения обязательства. Однако, если имеет место обязательство, связанное с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, то односторонний отказ от обязательства или одностороннее изменение условий обязательства могут быть предусмотрены не только законом, но и договором, заключенным между ними.

Главным нововведением в институте отказа от договорного обязательства можно считать правило, закрепленное в п. 3 ст. 310 ГК РФ. Согласно ему предусмотренное ГК РФ, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства[26].

Рядом норм ГК РФ кредитору предоставлено право самому исполнить обязательство, нарушенное должником, с возложением на него всех расходов (например, ст. 520 ГК РФ), что также относится к оперативным мерам воздействия.

13. Неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, как правовой способ защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ) базируется на известных позициях отечественной доктрины и законодательства, в соответствии с которыми допускается форма не только прямого (непосредственного) судебного контроля за законностью правовых актов, решений и действий в сфере управления, но и косвенного (опосредованного, непрямого) судебного контроля. Контрольные полномочия суда такого рода строятся на конституционных принципах разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, самостоятельности, независимости и конституционном назначении судебной власти, а также на известных требованиях к правовому государству (ст. 1, 10, 118 Конституции РФ).

Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом (ч. 2 ст. 120 Конституции РФ).

Реализуя упомянутые конституционные положения, ГПК РФ обязывает суд разрешать гражданские дела на основании Конституции РФ, международных договоров РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента РФ, нормативных правовых актов Правительства РФ, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, конституций (уставов), законов, иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов РФ и нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу. В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регламентирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права). Если международным договором РФ установлены иные правила, нежели те, которые предусмотрены законом, суд при разрешении гражданского дела применяет правила международного договора (ст. 11 ГПК РФ)1.

Как дополнительно разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 25, согласно абз. 13 ст. 12 ГК РФ при рассмотрении споров, связанных с защитой гражданских прав, суд не применяет противоречащий закону акт государственного органа или органа местного самоуправления независимо от признания этого акта недействительным.

14. Иные способы. Как и ранее, перечень способов защиты гражданских прав сформулирован открытым (условно открытым). Из буквального толкования ст. 12 ГК РФ следует, что гражданско-правовое значение судебной защиты состоит в том, что лицо может выбрать только тот способ защиты, который прямо поименован в законе. В литературе по этому поводу высказываются достаточно критические замечания.

К примеру, О. А. Кузнецова считает, что «такой отраслевой правовой подход несколько противоречит диспозитивному методу гражданско-правового регулирования, он еще и не соответствует конституционному принципу о возможности выбрать любой способ защиты права, не запрещенный законом»[27]. Согласно ст. 46 Конституции РФ общеправовым принципом является принцип гарантированности судебной защиты прав. В соответствии с ч. 2 ст. 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Относительно недавно была предпринята попытка признать данное положение ГК РФ противоречащим Конституции РФ, но Конституционный Суд РФ по формальным основаниям отказал в принятии данной жалобы к рассмотрению (см. Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2012 № 1773-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Цюкало Владимира Григорьевича на нарушение его конституционных прав абзацем тринадцатым статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации»[4]).

Р. С. Бевзенко утверждает, что открытым перечень способов защиты гражданских прав мог быть признан только в том случае, если бы в ст. 12 ГК РФ отсутствовала фраза «иными способами, предусмотренными законом», а сам перечень начинался бы словами «в частности». В то же время ученый выдвигает интересную мысль о том, что перечень способов защиты не исчерпывается перечнем, содержащимся в ст. 12 ГК РФ: к нему должны быть добавлены способы, закрепленные в иных нормах ГК РФ и в нормах иных федеральных законов[29]. С таким выводом нельзя не согласиться. По сути, открытость перечня достаточно условная: он открыт лишь за счет прямо поименованных в законе способов, что исключает возможность инициативного поведения участников в части выбора способа защиты, прямо в законе указанного. Хотя судебная практика допускает включение в данный перечень и прямо не указанных в законе способов защиты. Например, признание сделки ничтожной, о чем уже говорилось выше.

Кроме того, в литературе содержание исследуемого абзаца ст. 12 ГК РФ воспринимается неоднозначно и по следующей причине. Как указывает Ю. Н. Андреев, «большинство исследователей называют способы, перечисленные в ст. 12 ГК, общими»[30]. Как правило, общие способы защиты применяются для защиты любого нарушенного права, «когда для этого содержатся основания в самом характере совершенного действия, без особого, адресованного данному виду правоотношений, указания закона»[31]. Применение общих способов защиты вытекает из особенностей защищаемых прав и характера правонарушений и может быть ограничено законом или иным нормативным актом[32]. В ряде научных работ[33] указывается на «иные» способы как «специальные»[20].

Таким образом, субъект защиты может выбрать для защиты своего субъективного права или интереса любой способ защиты, указанный в ст. 12 ГК РФ или в иной норме права. При этом если правило, регулирующее конкретные правоотношения, не указывает на определенный способ защиты, то субъект защиты может прибегнуть к любому из легально допускаемых способов защиты, соответствующему характеру нарушаемого права (интереса).

  • [1] См.: Гражданское право : учебник / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Ч. 1. С. 43.
  • [2] См.: Латыпов Д. Н. Особенности признания права как способа защитыгражданских прав // Журнал рос. права. 2013. № 9. С. 60—71.
  • [3] См.: Абова Т. Е. Избранные труды. М. : Статут, 2007. С. 774—775; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации : в 3 т. / под ред.Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М. : ИздательствоЮрайт, 2007. Т. 1. С. 54; Дернова Д. В. Исковая форма защиты субъективныхправ граждан в гражданском процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2012. № 11. С. 20—22.
  • [4] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [5] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [6] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [7] См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 781—782; Вавилин Е. В. Проблемы защиты гражданских прав // Известия высших учебныхзаведений. Правоведение. 2009. № 1. С. 174.
  • [8] См.: Кузнецова О. А. Понятие пресечения действий, нарушающих право,как способа защиты гражданских прав // Современное право. 2013. № 12. С. 66.
  • [9] Мурадьян Э. М. Превентивные иски // Государство и право. 2001. № 4.С. 23.
  • [10] Скловский К. И. Сделка и ее действие. Комментарий главы 9 ГК РФ.2-е изд. М. : Статут, 2015. С. 57.
  • [11] См.: Потапенко С. В. Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления как способ защиты гражданских прав // Гражданское право. 2012. № 5. С. 17—22.
  • [12] Дернбург Г. Пандекты : в 3 т. : пер. с нем. Т. 1: Общая часть. М., 1906.С. 342.
  • [13] Груздев В. В. Гражданско-правовая защита односторонними действиямиуправомоченного лица // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 7.С. 67—72.
  • [14] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.Часть первая от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (постатейный) / Н. А. Агешкина[и др.]. Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2014.
  • [15] См.: Белов В. А. Гражданское право: Общая часть : учебник. М. : ЦентрЮрИнфоР, 2002. С. 586.
  • [16] Богданова Е. Е. Формы и способы защиты гражданских прав и интересов // Журнал российского права. 2003. № 6. С. 44.
  • [17] См.: ВВАС РФ. 2001. № 12.
  • [18] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [19] См.: Осокина Г. Л. Иск (теория и практика). М. : Городец, 2000. С. 80.
  • [20] См.: Андреев Ю. Н. Указ. соч.
  • [21] См.: Волков А. В. Возмещение убытков по гражданскому праву России.Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2008.
  • [22] См.: РГ. 08.02.1995.
  • [23] Например, в случае нарушения прав потребителей.
  • [24] См.: Эрделевский А. М. Моральный вред и компенсация за страдания :науч.-практ. пособие. М. : БЕК, 1998.
  • [25] СЗ РФ. 09.03.2015. № 10. Ст. 1412.
  • [26] Пашкова С. Ю. К вопросу о правовой природе платы за отказ от исполнения договора // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. № 7. С. 22—28.
  • [27] Кузнецова О. А. Конституция РФ и принципы гражданского права //20 лет Конституции Российской Федерации: актуальные проблемы юридической науки и правоприменения в условиях совершенствования российскогозаконодательства : четвертый пермский междунар. конгресс ученых-юристов(г. Пермь, 18—19 октября 2013 г.): избранные материалы / отв. ред. В. Г. Голубцов, О. А. Кузнецова. М. : Статут, 2014. С. 185.
  • [28] Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
  • [29] См.: Корпоративное право: актуальные проблемы теории и практики /под общ. ред. В. А. Белова. М. : Издательство Юрайт, 2009. С. 631.
  • [30] См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 629; Витрян-ский В. В. Недействительность сделок в арбитражной судебной практике //Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика : сб. памятиС. А. Хохлова / отв. ред. А. Л. Маковский. М.: МЦФЭР, 1998. С. 131—132; Воробьев М. К. О способах защиты гражданских прав // Труды по правоведению :материалы к конф. Новосибир. фак-та по итогам науч.-исслед. работы 1967 г.Новосибирск, 1968. С. 80—81.
  • [31] Воробьев М. К. Указ. соч. С. 80.
  • [32] См.: Басин Ю. Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав // Проблемы применения основ гражданскогозаконодательства и основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик : сб. материалов. Саратов : Изд-во Сарат. юрид. ин-та, 1971.
  • [33] См.: Витрянский В. В. Указ, соч.; Иоффе О. С, Толстой Ю. К. Основы советского гражданского законодательства. Л. : Изд-во Ленинград, ун-та, 1962. С. 22.
  • [34] См.: Андреев Ю. Н. Указ. соч.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>