Полная версия

Главная arrow Право arrow Актуальные проблемы защиты гражданских прав

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Способы защиты права собственности и иных вещных прав: общая характеристика и проблемы их применения. Владение и владельческая защита

Защита права собственности представляет собой совокупность действий (деятельность) правового и фактического характера, применяемых собственником или лицом — носителем иного вещного права и (или) интереса при их нарушении, оспаривании, а также в целях предотвращения их нарушения, пресечения действий, их нарушающих (оспаривающих), восстановления нарушенного права, применения санкций к правонарушителю и т. п., самостоятельно либо посредством обращения к компетентным органам (должностным лицам).

Как было отмечено в первой главе настоящего пособия, для защиты гражданских прав могут быть применены способы, указанные в ст. 12 ГК РФ, а также прямо установленные в законе.

В гл. 20 ГК РФ закреплены особые вещно-правовые способы защиты права собственности и иных вещных прав, связанные с их абсолютным характером, т. е. рассчитанные на применение в отношении любых третьих лиц, нарушивших право собственности или иные вещные права.

Следует иметь в виду, что применение вещно-правовых способов защиты недопустимо при наличии между участниками спора притязаний в отношении объекта спора, вытекающих из обязательственных отношений, что само по себе уже означает, что могут существовать как вещно-правовые, так и обязательственные способы защиты. Именно таким образом классифицируют способы защиты большинство ученых[1]. Некоторые исследователи в дополнение к указанному делению в качестве самостоятельной группы выделяют иски к государственным органам (органам местного самоуправления). Речь идет о защите прав лиц в случае принудительного лишения их права собственности в публичных интересах или по иным законным основаниям (ст. 306 ГК РФ)[2]. Отдельные ученые используют классификацию способов защиты на 1) общие, к которым относят иски о признании права собственности или иного вещного права, неприменение судом противоречащего закону акта государственного или муниципального органа, нарушающего вещные права, и другие способы, которые могут быть применены при нарушении любых гражданских прав, и 2) специальные, среди которых выделяют собственно классические вещно-правовые способы, а также иные гражданско-правовые способы защиты вещных прав[3].

Однако существуют также и другие классификации способов защиты вещных прав. Так, предлагается делить все способы защиты на четыре группы, употребляя вместе термина «способ» понятие «средство» защиты[4]:

  • 1) вещно-правовые средства защиты;
  • 2) обязательственно-правовые средства защиты;
  • 3) средства защиты, которые не относятся ни к вещно-правовым, ни к обязательственно-правовым, но вытекают из различных институтов гражданского права;

4) гражданско-правовые средства, которые направлены на защиту интересов собственника при прекращении права собственности по основаниям, предусмотренным в законе.

В отечественных цивилистических исследованиях вплоть до 1950-х гг. доминировала позиция, согласно которой вещные права защищаются исключительно вещными исками[5].

Вещные иски имеют меньшее распространение на практике, однако наиболее эффективны в плане сохранения вещного права. Вещно-правовые средства защиты характеризуются тем, что они направлены непосредственно на защиту права собственности как абсолютного субъективного права, не связаны с какими-либо конкретными обязательствами и имеют целью восстановить владение, пользование и распоряжение собственника принадлежащей ему вещью либо устранить препятствия или сомнения в осуществлении этих правомочий[6].

Обязательственные иски всегда направлены на понуждение должника к совершению в отношении кредитора определенных действий, обусловленных нарушением прав (интересов) кредитора, в рамках существующих между ними обязательственных отношений. К обязательственным искам относятся, например, иск о возмещении причиненного собственнику вреда, иск о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, иск о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору, и т. д.

Б. К. Комаров предпринял попытку теоретического обоснования применения отдельных способов гражданско-правового воздействия с целью защиты права собственности. Так, он пишет: «Из трех основных элементов содержания права собственности следует, что нарушение субъективных правомочий собственника может иметь место в виде нарушения права владения, пользования или распоряжения имуществом. Из содержания права собственности также вытекают и три способа гражданско-правовой охраны права собственности:

  • а) при нарушении права владения вещью, которое обычно сопровождается и нарушением права пользования вещью, у собственника возникает право на истребование вещи в натуре из чужого владения, т. е. право на виндикационный иск к незаконному владельцу;
  • б) при создании препятствий к осуществлению права собственности в виде нарушения права пользования — без нарушения права владения — у собственника возникает право на предъявление негаторного иска, направленного на устранение препон на пути осуществления собственником правомерного пользования вещью;
  • в) кроме того, собственник может предъявить обязательственный иск об истребовании вещи, о возмещении убытков, внедоговорного вреда, о возврате неосновательного обогащения, о признании сделки недействительной и т. д.»[7].

Различие вещных и обязательственных исков некоторые исследователи видят в объекте их защиты: если вещные иски направлены на восстановление самого субъективного вещного права, то обязательственные иски защищают нарушенные интересы[8]; другие классифицируют вещные и обязательственные иски по содержанию требований[9], третьи разграничивают иски в зависимости от характера нарушения права[10].

Формула «вещному праву соответствует вещный иск, обязательственному праву — обязательственно-правовой иск» была введена в гражданское право, как было указано ранее, с опорой на разработки римских юристов. Тезис о том, что вещные права защищаются исключительно вещными исками, а обязательственные права — обязательственно-правовыми, привел к тому, что большое внимание в научных исследованиях отводится проблеме так называемой конкуренции исков. Дискуссионными были и остаются вопросы о конкуренции реституционного и виндикационного исков, кондикционного и виндикационного исков, о давностном владении и т. д.

Большинство ученых (как советского, так и современного периода) к вопросу конкуренции исков все же относятся отрицательно[11], ссылаясь на то, что условием предъявления иска является отсутствие обязательственной связи между собственником и владельцем вещи. Решающее значение имеют иски, вытекающие из обязательственных отношений. В случае передачи собственником спорного имущества по своей воле исключается возможность виндикации. Следовательно, если собственник и владелец (пользователь) вещи связаны друг с другом каким-либо обязательством по поводу спорной вещи (например, договор аренды, хранения и т. д.), вещь может быть изъята лишь с помощью договорного иска. В настоящее время и судебная практика подтверждает принцип отсутствия конкуренции исков; так, собственник при наличии договорных отношений между ним и ответчиком не может воспользоваться вещными исками (см. п. 34 постановления Пленумов № 10/22; п. 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13.11.2008 № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения»[12]).

Тем не менее существует иная точка зрения, в соответствии с которой допускается конкуренция виндикационных и договорных исков. Сторонники данного подхода аргументируют такую возможность тем, что ГК РФ не ограничивает граждан в выборе способов защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных вещно-правовых способов. Так, В. В. Ровный по этому поводу подчеркивает, что конкуренция исков «вполне соответствует диспозитивному режиму регулирования имущественных отношений и диспозитивности в выборе управомоченным лицом способа защиты права»[13].

Одна из существенных проблем в этой области права также связана с вопросом о соотношении виндикационного иска и исков титульных владельцев в силу ст. 305 ГК РФ. Воспользоваться вещными исками в защиту своих прав и интересов могут не только собственники, но и субъекты иных прав на имущество — все титульные владельцы. Отметим, что даже если владелец и предъявит иск об изъятии вещи из чужого незаконного владения, то при современной редакции закона истцу придется доказывать свой титул владения, который не может противостоять всеобъемлющему титулу собственника. Защитить права титульных владельцев, а также разрешить проблему в аспекте конкуренции вещных и обязательственных исков, по мнению некоторых ученых, поможет возрождение в российском законодательстве института владельческой защиты[14].

Владельческая защита известна другим национальным законодательным системам еще со времен римского права. Характерная черта владельческой защиты в римском праве заключалась в том, что в процессе о владении не требовалось доказательства права на данную вещь, кроме того, даже не допускалась ссылка на такое право.

Разработкой института владения и посессорной защиты занимаются зарубежные авторы, начиная с Ф. К. Савиньи, который положил начало разработке и анализу римского института владения. У Савиньи имелись яркие последователи, например Юлиус Барон. Противником Ф. К. Савиньи выступил Р. Ф. Ие- ринг, который ввел новую теорию владения. Дореволюционные российские ученые исследовали природу владения, а именно чем владение является — субъективным правом или фактом. Анализом норм о владении занимались Д. И. Мейер, Г. Ф. Шер- шеневич, Е. В. Васьковский, А. А. Симолин и др. В советское время беститульным владением исследователи не занимались[15].

Однако в последнее время все больше ученых высказываются за возможность восстановить в российском законодательстве этот правовой механизм. Следует согласиться с М. Б. Братусь, указывающей на то, что отсутствие в российской правовой системе владельческой защиты приводит к некоторой деформации традиционных вещных средств защиты и распространению на несобственников сферы действия виндикационного и негаторного исков[16].

Данный недостаток не остался незамеченным при масштабном и системном реформировании современного гражданского права. Так, в п. 1.1 разд. IV Концепции развития гражданского законодательства указано, что отсутствие норм о владении и владельческой защите следует признать одним из основных недостатков ГК РФ. Предлагаемая ко введению в ГК РФ владельческая защита, по мнению реформаторов, должна выглядеть следующим образом: «Юридическое значение владения как фактического состояния заключается в том, что оно подлежит судебной и административной защите независимо от того, имеется ли у владельца какое-либо право на вещь. Требование о предоставлении владельческой защиты, как правило, направлено на отобрание вещи у третьего лица и возвращение ее владельцу.

Владелец в рамках владельческой защиты не обязан доказывать свое право на вещь. Нарушитель владения не может ссылаться в качестве возражения на то, что ему принадлежит право на вещь. Однако нарушитель имеет возможность начать спор о праве при соблюдении ряда ограничений (передача вещи третьему лицу в секвестр на время спора, оплата всех издержек по данному делу и т. д.)... При введении владельческой защиты следует ограничить круг лиц, которым предоставляется виндикационный иск. Этими лицами должны быть лишь собственник и обладатель иного вещного права, дающего владение. Право на предъявление виндикационного иска не исключает для них возможности использования владельческой защиты, не требующей доказывания титула на вещь».

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что владение не относится к вещным правам, а носит самостоятельный характер. Согласно Концепции «владение следует урегулировать как факт (фактическое отношение). В противном случае невозможно найти место владению в системе институтов вещного права. Если изначально владение трактовать как право, то оно будет пересекаться со многими другими вещными правами. Однако это не означает, что нужно отказаться от правомочия владения, которое входит в состав ряда вещных прав».

Возвращаясь к вещно-правовым способам защиты и не ставя перед собой цель их подробного анализа (так как целевой аудитории данного учебного пособия это хорошо известно из курса гражданского права), кратко охарактеризуем их.

Виндикационный иск (de rei vindicatione) — это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику об истребовании индивидуально-определенного имущества из его незаконного владения.

Субъектом права на виндикацию является собственник (или иной титульный, т. е. законный владелец), который должен доказать свое право на истребуемое имущество, т. е. его юридический титул.

Субъектом обязанности здесь является незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования. Как разъяснено в п. 32 постановления Пленумов № 10/22, иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен. В случае когда во время судебного разбирательства по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения спорное имущество было отчуждено ответчиком другому лицу, а также передано во владение этого лица, суд в соответствии с ч. 1 ст. 41 ГПК РФ или ч. 1, 2 ст. 47 АПК РФ допускает замену ненадлежащего ответчика надлежащим. При этом отчуждатель привлекается к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика (ст. 43 ГПК РФ, ст. 51 АПК РФ).

Негаторный иск — это иск собственника об устранении препятствий в осуществлении права собственности, которое не связано с лишением собственника владения его имуществом.

Субъектом притязаний по негаторному иску является собственник или иной титульный владелец, сохраняющий вещь в своем владении, но испытывающий препятствие в ее использовании.

Субъектом обязанности считается нарушитель права собственности или иного вещного права, действующий незаконно. Если помехи созданы законными действиями, возможно предъявление требований, оспаривающих их законность, но не с помощью негаторного иска.

Согласно разъяснениям, данным в п. 45 постановления Пленумов № 10/22, в силу ст. 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в том случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Такой иск подлежит удовлетворению и в том случае, когда истец докажет, что имеется реальная угроза нарушения его права собственности или законного владения со стороны ответчика.

Иск об устранении нарушений вещного права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца.

Еще одним вещно-правовым способом защиты следует считать признание за субъектом права собственности или иного вещного права. Данный способ защиты основан на одном из общих способов защиты, поименованном в ст. 12 ГК РФ признанием права.

Как вещно-правовой способ защиты признание права собственности представляет собой требование, которому может противостоять неопределенный круг лиц, о констатации судом права собственности на стороне истца и (или) отсутствия права собственности на стороне ответчика в отношении индивидуально-определенной вещи, не связанное с передачей владения, утратой титульного владения или устранением фактических препятствий в реализации полномочий собственника, иначе иск о признании права собственности перейдет в разряд виндикационного или негаторного требования. Однако предостережение от смешения исков не значит, что требование о признании права собственности не может быть соединено с другими вещно-правовыми способами защиты.

Иск о признании права собственности может использоваться для того, чтобы устранить сомнения в принадлежности права собственности. Возникает подобная необходимость, когда право собственности оспаривается или игнорируется определенным субъектом, вследствие чего реализация полномочий собственника затруднена или невозможна. В этом смысле иск о признании права собственности весьма распространен не только как первоначальный, но и как встречный. Причем неважно, был первоначальный иск связан с защитой вещных прав или нет. Например, встречный иск о признании права собственности может заявляться по делам о выселении, взыскании неосновательного обогащения и др.

В п. 58 постановления Пленумов № 10/22 судам разъяснено, что лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. В судебной практике обращалось внимание на то, что признание права собственности как способ судебной защиты, направленный на создание стабильности и определенности в гражданских правоотношениях, представляет собой отражение в судебном акте возникшего на законных основаниях права, наличие которого не признано кем-либо из субъектов гражданского права. Поэтому иск о признании права подлежит удовлетворению только в случае установления правовых оснований для обладания истцом спорной вещью на заявленном им праве (см. постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.02.2009 по делу № А32-3995/2008-36/55[17]).

Наиболее близок рассматриваемый иск к иску об освобождении имущества от наложения ареста (исключения из акта описи), чему посвящена часть постановления Пленумов № 10/22. В частности, в п. 50 данного постановления указано на то, что «по смыслу статьи 119 Федерального закона “Об исполнительном производстве” при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста.

Вместе с тем заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств».

Иск о признании права собственности может применяться как иск, который направлен на приобретение права собственности. Здесь можно назвать иск о признании права собственности на бесхозяйную вещь (например, в силу давностного владения), самовольную постройку и др.

Так, в п. 19 постановления Пленумов № 10/22 судам разъяснено, что возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из ст. 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. Ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества.

В силу п. 3 ст. 222 ГК РФ право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении или постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, на котором создана постройка, при одновременном соблюдении следующих условий:

  • 1) если в отношении земельного участка лицо, осуществившее постройку, имеет права, допускающие строительство на нем данного объекта;
  • 2) если на день обращения в суд постройка соответствует установленным требованиям;
  • 3) если сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом. Если самовольная постройка осуществлена на земельном участке, не принадлежащем застройщику, однако на ее создание были получены необходимые разрешения, с иском о признании права собственности на самовольную постройку вправе обратиться правообладатель земельного участка. Ответчиком по такому иску является застройщик. В этом случае застройщик имеет право требовать от правообладателя возмещения расходов на постройку.

Если самовольная постройка осуществлена на земельном участке, принадлежащем застройщику, однако на ее создание не были получены необходимые разрешения, ответчиком по иску застройщика о признании права собственности на самовольную постройку является орган местного самоуправления, на территории которого находится самовольная постройка (в городах федерального значения Москве или Санкт-Петербурге — уполномоченный государственный орган городов федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга) (п. 25 постановления Пленумов № 10/22).

Также в п. 59 постановления Пленумов № 10/22 специально обращается внимание на то, что иск о признании права, заявленный лицами, права и сделки которых в отношении спорного имущества никогда не были зарегистрированы, может быть удовлетворен в тех случаях, когда права на спорное имущество возникли до вступления в силу Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»1 и не регистрировались в соответствии с п. 1 и 2 ст. 6 названного Закона либо возникли независимо от их регистрации в соответствии с п. 2 ст. 8 ГК РФ (в ныне действующей редакции ГК РФ это п. 2 ст. 8.1).

Помимо вещно-правовых способов, направленных на защиту и сохранение права собственности, действующее законодательство также предусматривает способ защиты права собственника в случае правомерно принудительного прекращения его права собственности на имущество. В соответствии с действующим законодательством основаниями прекращения права собственности в принудительном порядке в интересах публичного собственника являются национализация (абз. 13 п. 2 ст. 235 ГК РФ), реквизиция (ст. 242 ГК РФ), прекращение права собственности на недвижимое имущество в связи с изъятием земельного участка (ст. 239 ГК РФ), а также прекращение права собственности на земельный участок, изымаемый для государственных или муниципальных нужд по решению органов исполнительной власти (ст. 279—282 ГК РФ).

В абз. 13 п. 2 ст. 235 ГК РФ предусматривается, что обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном ст. 306 ГК РФ. Условия и порядок выплаты предварительного и равноценного возмещения должны быть определены в законе. В настоящее время закон о национализации в Российской Федерации не принят. При этом гарантии возмещения убытков при национализации для иностранных инвесторов предусмотрены в Федеральном законе от 09.07.1999 № 160- ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации»1, согласно ст. 8 которого имущество иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями не подлежит принудительному изъятию, в том числе национализации и реквизиции, за исключением случаев и по основаниям, которые установлены Федеральным законом или международным договором РФ.

Правомерные действия публичной власти, влекущие ущемление интересов частных собственников или субъектов иных вещных прав, требуют установления специальных мер защиты последних. В этой ситуации собственник обязан подчиниться закону и не вправе требовать возврата своего имущества, но может требовать полной компенсации — взыскания убытков, включающих и не полученные им доходы, и стоимость утраченного им имущества (ст. 306 ГК РФ).

Это право, однако, принадлежит только собственнику, но не субъекту иного (ограниченного) вещного права, например права хозяйственного ведения или права оперативного управления. В соответствии со ст. 306 ГК РФ в случае принятия РФ закона, прекращающего право собственности, убытки, причиненные собственнику в результате принятия этого акта, в том числе стоимость имущества, возмещаются государством. Споры о возмещении убытков разрешаются судом.

Названные нормы ГК РФ противоречат положениям п. 3 ст. 35 Конституции РФ, который устанавливает: «Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения». Следовательно, возмещение подлежит выплате предварительно, т. е. до издания акта, предусматривающего принудительное отчуждение имущества. Однако Конституция РФ не предусматривает возмещения убытков и, естественно, не требует наличия причинной связи между актом, предусматривающим принудительное отчуждение, и убытками. Вместе с тем следует рекомендовать при осуществлении данного способа защиты требовать применения положений Конституции РФ как акта прямого действия в части порядка (последовательности) выплаты компенсации при прекращении права собственности.

Принцип компенсации убытков при принудительном прекращении права собственности поддерживается ЕСПЧ, который исходит из того, что компенсация за вмешательство в осуществление права собственности вытекает из ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека, предусматривающей, в частности, что «никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права».

Согласно этой правовой позиции ЕСПЧ лишение собственности без предоставления разумной компенсации с учетом ее стоимости, как правило, представляет собой несоразмерное вмешательство, которое не может считаться оправданным. Вместе с тем ст. 1 Протокола № 1 не рассматривается им как предоставляющая право на получение полной компенсации, поскольку при определенных фактических обстоятельствах учет публичных интересов, связанных с необходимостью обеспечения большей социальной справедливости, может обусловливать выплату возмещения ниже рыночной стоимости (Постановление Конституционного Суда РФ от 16.05.2000 № 8-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 4 статьи 104 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” в связи с жалобой компании “Timber Holdings International Limited”»1).

  • [1] См., например: Гражданское право : учебник : в 2 т. / под ред. О. Н. Са-дикова. Т. 1. М.: Контракт, ИНФРА-М, 2006. С. 330; Халфи.на Р. О. Право личнойсобственности граждан СССР / под ред. Д. М. Генкина. М. : Изд-во АН СССР,1955. С. 157 и др.
  • [2] См.: Российское гражданское право : учебник : в 2 т. / отв. ред. Е. А. Суханов. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права. М. : Статут, 2014.
  • [3] См.: Ахметьянова 3. А. Защита вещных прав: арбитражная практика //Правосудие в Поволжье. 2009. № 3—4.
  • [4] См.: Гражданское право : учебник / под ред. А. П. Сергеева. С. 787—789;Хатунцев О. А. Понятие и система гражданско-правовых способов защитысобственности // Черные дыры в российском законодательстве. 2008. № 3.С. 69—71; Новоселова А. А. Вещные правоотношения: содержание и развитие : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2007. С. 162.
  • [5] См.: Венедиктов А. В. Гражданско-правовая охрана социалистическойсобственности в СССР. М. : Изд-во АН СССР, 1954. С. 34—37; Иоффе О. С. Указ,соч. С. 471—472.
  • [6] См.: Гражданское право : учебник / под ред. А. П. Сергеева. Т. 1. С. 545.
  • [7] Вопросы советского гражданского права в практике суда и арбитража /под общ. ред. И. Б. Новицкого. М. : Изд-во Моек, ун-та, 1959. С. 11—12.
  • [8] См.: Братусъ М. Б. Вещно-правовые способы защиты прав собственности и владения : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 29.
  • [9] См.: Гражданское право России. Общая часть : курс лекций / под ред.О. Н. Садикова. М. : Юристъ, 2001. С. 559.
  • [10] См.: Суханов Е. А. Лекции о праве собственности. М. : Юрид. лит., 1991.С. 209—210; Перова М. В. Система способов защиты права собственности в современном гражданском праве : автореф. дис.... канд. юрид. наук. Краснодар,2007. С. 33.
  • [11] См.: Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. С. 60; Гражданское право : учебник / отв. ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. Т. 1. С. 554.
  • [12] См.: ВВАС. 2009. № 1.
  • [13] Ровный В. В. Конкуренция исков в российском гражданском праве (теоретические проблемы защиты гражданских прав). Иркутск : Изд-во Иркут, унта, 1997. С. 22.
  • [14] См.: Братусъ М. Б. Вещно-правовые способы защиты прав собственности владения. С. 45; Моргунов С. Кого и что защищает виндикация? // Хозяйство и право. 2000. № 11. С. 30—32.
  • [15] См.: Карнушин В. Е. Беститульное владение и его защита. М. : Статут,2015.
  • [16] См.: Братусъ М. Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовыхи обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал рос. права. 2005. № 6. С. 132.
  • [17] См.: Сейчас.ру. URL: http://www.lawmix.ru/sev-kav/15553/ (дата обращения: 10.10.2015).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>