Полная версия

Главная arrow История arrow Военная история

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Военное искусство в Отечественной войне 1812 года

Для России эта война стала Отечественной, олицетворяющей один из самых выдающихся этапов многовековой борьбы русского народа с иностранными завоевателями.

Для тщеславного французского императора Россия была преградой в достижении мирового господства. «Через 5 лет, — говорил он, — я буду господином мира; остается одна Россия, но я ее раздавлю». Ему не давали спать лавры Александра Македонского, который достиг берегов Ганга. Его воображение рисовало поверженную Россию и русскую армию как «вспомогательную силу» в завоевании главной английской колонии — Индии.

«Тогда, — говорил он своему генерал-адъютанту Нарбонну, — Ганга достаточно коснуться лишь французской шпагой, чтобы обрушилось все здание меркантильного величия Англии».

Таким образом, сокрушение России для Наполеона было лишь очередным этапом к осуществлению далеко идущих политических планов. Заставить Россию подчиняться интересам крупной французской буржуазии и создать против нее вечную угрозу в виде вассальной Польши, к которой присоединить Литву и Белоруссию, — такова была цель этого завоевания мирового господства.

Для России борьба с Наполеоном была единственным средством сохранить свою экономическую самостоятельность, спастись не только от разорения, которое несла с собой континентальная блокада, но и от будущего расчленения, которого жаждали наполеоновские вассалы. Все это определило общенародный характер великой борьбы, которую вел русский народ.

Социально-политический характер войны во многом предопределил военное искусство русской армии в 1812 г.

К лету 1812 г. Наполен развернул на Висле огромную армию в 400 тыс. человек, организованную в три группы. Правое крыло армии составила группа Жерома, в которую входили три пехотных и один кавалерийский корпус (75 тыс. чел. при 160 орудиях). В центре действовала группа Богарнэ в составе двух пехотных и одного кавалерийского корпусов (85 тыс. чел. при 200 орудиях). Левое крыло составило главные силы под командованием Наполеона. В них входили три пехотных и два кавалерийских корпуса (220 тыс. чел. и 500 орудий). Правый фланг обеспечивался австрийским корпусом Шварценберга (30 тыс. чел.), левый — корпусом Макдональда (30 тыс. чел.), в который входили прусские дивизии. Эти войска через Неман не проходили. Три группы (часто их называют армиями) составили силы вторжения первой линии. Во второй линии Наполеон имел еще 200 тыс. человек.

Армия Наполеона была хорошо подготовлена к ведению войны. Ресурсы всей Западной Европы использовались Наполеоном. На базах в Познани, Торне и Варшаве были сосредоточены трехмесячные запасы хлеба и фуража, непосредственно при армиях содержались запасы 20 дней. В целях предотвращения перебоев в снабжении войск были созданы 20 обозных батальонов. При каждом обозе было по нескольку гуртов скота. Сильными сторонами этой «великой» армии были ее большая численность, богатый боевой опыт, хорошее обеспечение в техническом и материальном отношении, вера в свою непобедимость. Слабость армии заключалась в чрезвычайно пестром национальном составе. Армия включала кроме французских итальянские, прусские, австрийские, польские, швейцарские войска, которые составляли половину армии. Но самая большая опасность состояла в том, что эта армия была лишена высоких устремлений и могла успешно действовать только в случае победоносного наступления. Наполеон и сам это осознавал. «Моя армия, — говорил он, — составлена так, что одно движение поддерживает ее. Во главе ее можно идти вперед, но не останавливаться и не отступать, это армия нападения, а не защиты».

К 1812 г. русская армия состояла из регулярных и иррегулярных войск. Регулярные войска комплектовались по системе рекрутских наборов. Основу иррегулярных формирований составляла казачья конница. Регулярные войска в свою очередь делились на полевые и гарнизонные. В полевых войсках насчитывалось 480 тыс. человек, в казачьих — около 130 тыс.

Русская армия имела 1600 артиллерийских орудий, сведенных в 133 роты. Это создавало относительное превосходство русской армии над армией Наполеона. Русская пехота и конница имели на вооружении ружья различных калибров, причем производство некоторых из них было уже давно прекращено. Так, пехотные оружия были 28 различных калибров. Часть оружия была отечественного производства, часть — иностранного. Перед войной регулярная армия делилась на корпуса, дивизии и бригады. Пехотный корпус состоял из двух пехотных дивизий, кавалерийских частей и одной артиллерийской роты или более (до бригады). Корпуса были не только пехотные, но и кавалерийские. Пехотная дивизия состояла из трех пехотных бригад — две мушкетерские и одна егерская, и трех артиллерийских рот. Бригада (с 1811 г.) состояла из двух полков, полк из трех батальонов, батальон из четырех рот.

Русские регулярные войска обучались по новому «Уставу о пехотной службе», в котором был учтен горький опыт поражения под Аустерлицем и опыт наполеоновской армии. В устав было введено новое положение «Об обучении стрелять в цель» при действиях в рассыпном строю. Устав определял рассыпной строй егерей, боевой порядок мушкетерских полков для атаки в колоннах и в развернутом строю для стрельбы и, наконец, общую схему боевого порядка пехотной дивизии.

Летом 1812 г. войска второй армии Багратиона получили «Наставление господам пехотным офицерам в день сражения». Наставление в основных вопросах ведения боя значительно определило даже Устав 1811 г. Оно отражало передовую русскую военную мысль, неразрывно связанную с великим русским полководцем А. В. Суворовым.

В январе 1812 г. русская армия получила «Учреждение для управления большой действующей армией», составленное специальной комиссией под председательством военного министра Барклая де Толли. «Учреждение» предоставляло главнокомандующему большую самостоятельность и строгое единоначалие во вверенной ему армии. Органом управления главнокомандующего являлся главный полевой штаб из четырех главных управлений: управления начальника главного штаба, артиллерийского, инженерного и интендантского. Начальник управления главного штаба считался первым лицом после главнокомандующего.

Сильной стороной русской армии были национально-освободительные цели надвигавшейся войны на своей территории, боевой опыт сражений с наполеоновской армией, наличие в ее рядах прославленных еще в великих походах Суворова военачальников, которые пользовались доверием солдат. Русская армия не уступала французской и по своей организации, и по техническому оснащению. Вместе с тем она сильно уступала ей в численности.

К моменту нападения Наполеона, поскольку опасность войны нарастала, Россия смогла стянуть к западной границе 200—220 тыс. войск при 942 орудиях. Эти силы были разделены на три армии:

  • 1- я Западная армия под командованием генерал-фельдмаршала Барклая де Толли имела 110—127 тыс. человек при 558 орудиях.
  • 2- я Западная армия под командованием генерала от инфантерии П. И. Багратиона имела 40—45 тыс. человек и 216 орудий.
  • 3- я резервная армия под командованием Тормасова насчитывала 43—46 тыс. человек и 168 орудий.

Кроме этого были сформированы из запасных батальонов и эскадронов два резервных корпуса, имевших по две пехотные и одной кавалерийской дивизии, один корпус имел штаб в Торопце, другой — в Мозыре.

Таким образом, общее соотношение сил непосредственно на театре военных действий перед французским нашествием было 2:1 в пользу Наполеона.

Русский стратегический план войны с Францией вначале предусматривал наступательные действия, в связи с чем войска и базы снабжения дислоцировались непосредственно у границ, но затем было решено вести оборонительные действия.

Из представленных Александру I нескольких оборонительных планов он, вопреки желанию русских генералов и военного министра, принял план прусского генерала Фуля. В основу этого плана было положено следующее: против наступающего противника вести военные действия двумя армиями. Одна армия должна удерживать неприятеля с фронта, другая — действовать со стороны тыла и фланга. Планировалось, что если наполеоновская армия поведет наступление против армии Барклая де Толли, то последняя, оставив для прикрытия путей на Петербург корпус Витгенштейна, отходит на фланговую позицию в Дрисский укрепленный лагерь и здесь сдерживает противника до тех пор, пока армия Багратиона не разовьет успешные военные действия во фланг и тыл наступающих французских войск.

Сдерживающие действия 1-й армии и действия 2-й армии на сообщениях должны были принудить противника к отступлению, так как, по мнению автора плана, он не мог долго оставаться в опустошенной местности. На армию Тормасова возлагалось прикрытие Киевского направления и обеспечение левого фланга 2-й армии.

Дрисский лагерь был расположен весьма неудачно и плохо укреплен, фактически он представлял собой ловушку не для французской, а для русской армии. Площадь лагеря была изрезана оврагами и имела 4 км в длину и 3 км в ширину. Находящийся при 1-й армии Карл Клаузевиц, изучив этот лагерь, сделал вывод: «Если бы русские сами добровольно остались на этой позиции, то они оказались бы атакованными с тыла и безразлично, было бы их 90 или 120 тыс. человек, они были бы загнанны в полукруг окопов и принуждены к капитуляции».

Таким образом, план войны совершенно не учитывал объективных условий, способов ведения войны наполеоновской армией, численного превосходства противника и особенностей театра военных действий.

Русская армия была разбросана: 1-я армия — главная квартира в Вильно, 2-я армия — главная квартира в Волковиске, 3-я армия — в районе Луцка. Между армиями имелись промежутки, не занятые войсками. Между 1-й и 2-й армиями промежуток составлял 100 км. Таким образом, согласно плану войны русская армия была развернута на фронте протяженностью 600 км.

Как только началась война, сразу же вскрылась пагубность принятого плана. Русские армии оказались под угрозой разгрома поодиночке. Не было у них и единого командования — каждый командующий действовал самостоятельно.

Стратегический план Наполеона был рассчитан на быструю победу, на решительный разгром русских войск в генеральном сражении. «Если я возьму Киев, — говорил Наполеон, — я возьму Россию за ноги; если я овладею Петербургом, я возьму ее за голову; заняв Москву, я поражу ее в сердце».

Французская армия к концу мая 1812 г. развернулась согласно плану за Вислой на линии Кенигсберг — Радом. Планом первоначальных действий предусматривалось: внезапно перебросив главную массу войск через среднее течение Неман против 1-й армии, оттеснив ее, занять Вильно — важный узел путей на Петербург и Москву, не допустить соединения русских армий и, заставив их принять сражение, разбить порознь.

План Наполеона опирался на большое превосходство в силах и был рассчитан на быструю победу. Однако, несмотря на огромную и тщательную подготовку войны, он недооценивал силы и средства противника, его материальные и духовные возможности.

Отечественная война 1812 г. подразделяется на два периода. Первый — от начала вторжения наполеоновской армии — до перехода русских войск в контрнаступление (4 месяца), второй — от перехода в контрнаступление — до выхода русских войск на государственную границу (2 месяца).

В ночь на 24 июля 1812 г. без объявления войны французская армия, переправившись через Неман, вторглась в пределы России, чтобы избежать разгрома поодиночке и создать более благоприятное соотношение сил, 1-я и 2-я армии начали отход с целью соединения. Для русского командования отход был единственно возможным способом действий, ибо такое превосходство неприятеля в силах могло сыграть решающую роль. Только отводом русских армий на восток по сходящимся направлениям командование могло исправить ошибочное развертывание русских сил. Армии Барклая де Толли и Багратиона начали отход вглубь страны, который сопровождался напряженными боями. Противник нес большие потери.

Войска 2-й армии во время отхода своими действиями показали образцы военного искусства. Для действия в арьергарде Багратион выделил конницу, усиленную егерской пехотой, легкой и конной артиллерией.

Искусно действовал и начальник арьергарда, который использовал каждую выгодную позицию для поражения живой силы противника. На открытой местности артиллеристы и егеря открывали огонь по колоннам противника с предельных дистанций. Это заставляло противника развертываться и двигаться в боевых порядках, что замедляло темп его наступления и позволяло войскам 2-й армии совершать планомерный отход. На закрытой и пересеченной местности русские арьергарды широко применяли внезапные атаки, преимущественно во фланг и тыл противника.

В результате таких действий отходившие русские части наносили противнику большие потери. За время отхода 45-тысячной армии Багратиона до Смоленска противник потерял 4 тыс. убитыми и 3 тыс. пленными. Недаром Наполеон считал Багратиона одним из наиболее выдающихся русских военачальников. Противнику, несмотря на крупные стратегические преимущества, не удалось уничтожить ни одной русской части. Отход армии Багратиона не подорвал в ее войсках веру в победу. Войска восприняли отход как маневр, предпринятый в интересах выполнения важного плана.

Утром 16 августа войска Наполеона подошли к южной окраине Смоленска. Для обороны Смоленска русское командование выделило корпус Раевского. Смоленск был окружен старинной крепостной стеной из камня и кирпича. Эта стена высотой 7,5—12,0 м и толщиной 3,5—5,4 м и каменные постройки пригорков значительно усиливали оборону. Но главной защитой Смоленска была храбрость и стойкость русских войск.

Наполеон стремился создать решительное превосходство в силах под Смоленском. Поэтому он для атаки города направил корпуса Даву, Нея, Понятовского и всю конницу Мюрата. Однако все атаки французских войск не дали решительных результатов. К исходу 16 августа противнику удалось лишь на отдельных участках вклиниться в оборону.

С наступлением темноты французы, опасаясь контратак, отошли на исходные позиции. Потерпев неудачу в попытке овладеть Смоленском штурмом, Наполеон решил уничтожить город огнем. Одновременно он направил часть конницы Мюрата в обход города с северо-востока.

Учитывая сложившуюся обстановку, Барклай де Толли решил продолжать отход на восток. 17 августа главные силы русской армии двинулись на восток от Смоленска. Для прикрытия отхода главных сил был выделен корпус Дохтурова, усиленный двумя дивизиями. Дохтурову было приказано сменить корпус Раевского и удержать Смоленск до тех пор, пока главные силы армии не выйдут из-под удара. Корпус Дохтурова численностью в 20 тыс. человек в течение целого дня 17 августа отбивал многочисленные атаки 100 тыс. армии противника. Наполеон, потеряв более 15 тыс. человек, не сумел взять Смоленск. Потери Дохтурова составили 4—6 тыс. человек. Войска оставили Смоленск только по приказу Барклая де Толли.

Смоленское сражение было одним из крупнейших в войне 1812 г. Тем не менее оно не превратилось в генеральное сражение, как того желал Наполеон. Командование русской армии не ввело в сражение главных сил. Вместе с тем Смоленское сражение являлось поучительным примером умелого использования крупного населенного пункта для боя в целях истощения и обескровливания противника.

Под давлением общественного мнения Александр I 20 августа назначил М. И. Кутузова главнокомандующим всеми действующими армиями. Прибыв в армию, Кутузов понял, что победы можно достичь не отступлением, а генеральным сражением. Но его можно дать, только лишь пополнив армию и уравняв шансы на победу.

Главное и принципиально новое в отражении Кутузова состояло в том, что он решил противопоставить наполеоновской стратегии генерального сражения иную, качественно отличную форму борьбы. Если Наполеон стремился решить исход сражения и даже войны одним ударом, сосредоточивая все силы, то Кутузов противопоставлял ему другую стратегию, сочетавшую в себе целую систему отдельных сражения, растянутых в глубину, маневров, активную оборону с последующим переходом в контрнаступление. Отводя армию вглубь страны, Кутузов уже тем самым подготавливал необходимые условия для последующего перехода к активным наступательным действиям. В этом отношении сражение у с. Бородино сыграло огромную роль. Оно было обусловлено прежде всего стратегической целесообразностью, направленной на срыв наполеоновского плана достижения победы в одном генеральном сражении, на задержку дальнейшего продвижения французской армии к Москве, для создания благоприятных предпосылок будущей победы над врагом.

Позиция, избранная Кутузовым у села Бородино (12 км западнее Можайска, 120 км от Москвы), перекрывала обе, новую и старую, Смоленские дороги, сходившиеся в 7 км сзади позиции. Она проходила по восточному берегу р. Колоча. Упираясь правым флангом в р. Москву в месте впадения в нее Колочи у селения Маслово, а левым — в большой заболоченный Утицкий лес (Шевардино и Утица), позиция затрудняла противнику применение обходных маневров крупными массами войск.

Уязвимым местом избранной позиции был ее левый фланг, где противник мог обойти Шевардино справа. Шевардинская позиция по замыслу Кутузова должна была стать передовым опорным пунктом, чтобы на время задержать неприятеля. По фронту вся позиция занимала 8 км.

На позиции были сооружены укрепления: за правым флангом у д. Горки справа от Новой Смоленской дороги — укрепления на две батареи

(13 орудий); в центре на Курганской высоте — укрепления на 180 орудий (батарея Раевского); на левом фланге у д. Семеновской — три батареи по 12 орудий каждая (Багратионовы флеши). На передовой позиции (у Шевардино) Кутузов приказал соорудить пятиугольный редут на 12 тяжелых орудий. Правда, к началу сражения все эти укрепления были готовы не полностью.

Ко времени Бородинского сражения армия Кутузова насчитывала 126 тыс. человек при 640 орудиях вместе с подошедшими из Москвы корпусом Милорадовича (15 тыс. 500 чел.), московским и смоленским ополчением (27 тыс. чел.). В этот период у Наполеона насчитывалось 135 тыс. человек и 587 орудий.

Согласно диспозиции армия Кутузова подразделялась на четыре группировки: правое крыло, центр, левое крыло, резервы. Правое крыло составили 2-й и 4-й корпуса под общим командованием Милорадовича. За 2-м корпусом уступом вправо в трех километрах стоял

1- й резервный кавалерийский корпус Уварова, а левее — казачий корпус Платова. За 4-м корпусом стоял 2-й кавалерийский корпус Корфа. Центр составляли войска Дохтурова (6-й пехотный и 3-й кавалерийский корпуса).

Общее командование правым крылом и центром возлагалось на командующего 1-й армии Барклая де Толли.

На левом крыле под командованием Багратиона расположились войска 2-й армии. В нее входили 7-й пехотный корпус Раевского и 27-я пехотная дивизия Неверовского. За 7-м корпусом стоял усиленный 4-й резервный кавалерийский корпус Сиверса. В резерве Багратиона были

2- я гренадерская дивизия, сводно-гренадерская дивизия Воронцова и три артиллерийские батареи.

В районе Утицы располагались шесть казачьих полков Карпова. Позже сюда были переброшены 3-й пехотный корпус Тучкова и полки смоленского и московского ополчения.

Общий резерв Кутузова располагался в д. Князьково и включал 5-й пехотный корпус Лаврова, 2-ю и 1-ю кирасирские дивизии. В Пса- реве располагался главный артиллерийский резерв на 26 батарей (300 орудий). В случае успешного отражения атак противника замыслом предусматривался переход в контрнаступление, в случае неудачи — отход.

Русские войска заняли позицию 23 августа, одновременно продолжая вести арьергардные бои. 24 августа французская армия подошла к бородинской позиции и начала развертывание главных сил. Это развертывание показало, что основные силы Наполеона двигаются по новой Смоленской дороге (1-й, 3-й, 4-й пехотные корпуса Даву, Нея и Уди- но и гвардия), имея в авангарде два кавалерийских корпуса Мюрата. По старой Смоленской дороге выдвигался 5-й корпус Понятовского. Левый фланг составляли пехотный корпус Богарнэ и конница Груши.

Произведя рекогносцировку, Наполеон нашел русскую позицию для себя неудобной и приказал в тот же день овладеть плацдармом на правом берегу p. Колочи, чтобы построить войска в глубокий боевой порядок и нанести удар по левому флангу русских.

Это намерение Наполеона стало абсолютно ясным Кутузову в результате боя за Шевардино. Упорный и кровопролитный бой на Шевардин- ском редуте начался атакой на него корпуса Понятовского. Несколько позже отряд, оборонявший редут (пехотная дивизия Неверовского, кирасирская дивизия Дуки, четыре полка кавкорпуса Сиверса и 36 орудий), атаковали конница Мюрата и дивизия из корпуса Даву.

Шевардинский редут несколько раз переходил из рук в руки. К 21:00 он снова был очищен от противника, все атаки которого были отбиты. С наступлением темноты Кутузов приказал отряду отойти на основную позицию. Шевардинский бой достиг своей цели. Он позволил определить направление главных усилий Наполеона и дал возможность выиграть время для завершения инженерных работ на основной позиции.

День 25 августа был использован противником для подготовки наступления, хотя и происходили отдельные стычки на флангах. Заслуживает внимание то, что противник пытался утвердиться в Утицком лесу, чтобы угрожать оттуда опять же левому флангу Кутузова. Но действия русских егерей не позволили осуществить это.

Бородинское сражение произошло 7 сентября (26 августа) и распадается на два этапа:

  • — первый этап — с 6:00 до 14:00 — бои на левом фланге русских войск за Багратионовы флеши, в центре — за батарею Раевского и рейд русской конницы в обход левого фланга французов;
  • — второй этап — с 14:00 до 18:00 — бои за батарею Раевского и у старой Смоленской дороги.

В шестом часу утра французы открыли артиллерийскую канонаду, ведя обстрел Багратионовых флешей Бородино и батареи Раевского. Вслед за этим Богарнэ атаковал русский отряд в д. Бородино и после жаркого боя занял этот пункт. Егеря отошли со своими пушками за реку Колочу, уничтожив мост.

Французы перешли в атаку на направлении главного удара — на Багратионовы флеши. Русские войска в течение нескольких часов отбили пять атак пехотных корпусов Даву и Нея, а также трех кавалерийских корпусов Мюрата. Кутузов, видя опасное положение на левом фланге, направил на Багратионовы флеши из резерва три полка 1-й кирасирской дивизии, восемь сводных гренадеров и три батарейные роты. Но эти силы не поспели к решающей жестокой атаке, и русские войска были вынуждены оставить Багратионовы флеши. В конце схватки был смертельно ранен генерал Багратион. Командующим армией стал генерал Дохтуров.

Положение русских войск на левом фланге осталось угрожающим. Наполеон направляет на левый фланг молодую гвардию. Но в это время Кутузов, поняв замысел Бонапарта, вводит корпус Уварова и казачий отряд Платова в обход не занятого левого фланга французов.

Появление русской конницы на левом фланге срывает планы Наполеона. Он отменяет решение о вводе в сражение молодой гвардии, о новой атаке на батарею Раевского и сам прибывает на место событий. Это отвлекает его на два часа от главного участка сражения, а Кутузов за это время совершил перегруппировку войск и усилил угрожаемые направления. Войскам же Уварова и Платова, попавшим в труднопроходимые леса, приказано было вернуться.

В результате боя и постоянных перегруппировок войск влево центр русской позиции к 14:00 сместился в район между высотами Семеновской и Утицкой.

Второй этап сражения развивался следующим образом. Усилив оборону левого фланга, Наполеон вернулся к Шевардинскому редуту, приказав Богарнэ атаковать батарею Раевского. Атака подготавливалась перекрестным огнем батарей, выдвинутых в район Бородино и Семеновская.

В 14:00 в атаку перешла конница, пытаясь обойти укрепления с севера. Кирасирский полк французов вырвался на батарею, но был полностью истреблен.

В 15:00 противник вновь ворвался на батарею. На этот раз ему удалось укрепиться на занятой позиции, но попытки развить успех не удались. Принятые Кутузовым меры по усилению центра (во вторую линию были выдвинуты 2-й и 3-й кавкорпуса) сорвали намерения противника прорвать здесь оборону русских войск. Оставив батарею Раевского, русские войска заняли новую наспех подготовленную позицию. Около 16 часов, сгруппировав силы, они контратаковали и потеснили части противника в центре и на своем левом фланге.

Маршалы Ней и Мюрат просили Наполеона послать в бой гвардию, но он решился рисковать своим последним резервом. В сумерках Наполеон отвел свои войска в исходное положение, а русские передовые части вновь заняли свою первую позицию.

Почему же Наполеон оказался в последний момент таким «нерешительным»? Ведь именно ему принадлежат слова: «В случае необходимости надо уметь двинуть в бой всех до последнего человека, так как на следующий день после победы нет неприятеля, которого нужно побеждать». Ответ напрашивается сам собой. Наполеон вводил гвардию в дело в самый последний момент, когда исход сражения был предрешен. Здесь же он не видел признаков победы. «Из всех моих сражений, — говорил он позже, — самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу; а русские стяжали право быть непобедимыми».

Итоги Бородинского сражения:

1. Бородинское сражение знаменовало собой кризис наполеоновской стратегии генерального сражения. Наполеон потерял 57 тыс. человек, но главное, французская армия понесла невосполнимое моральное потрясение, в то время как в русских войсках возросла уверенность в победе над казавшимся до сих пор непобедимым врагом.

2. На Бородинском поле шла борьба не только двух армий, но и двух великих полководцев и их стратегий.

Наполеон показал способность правильно со стороны наступающего оценить позицию, определить ее сильные и слабые стороны. Кутузов умело выбрал позицию и блестяще маневрировал резервами, особенно если вспомнить маневр русской конницы против левого фланга французов, который сыграл, пожалуй, решающую роль в сражении. Хорошо было налажено взаимодействие основных родов войск.

  • 3. Бородинское сражение часто называют артиллерийским состязанием армий. Действительно, артиллерия играла здесь большую роль. Но также героически сражались русская конница и пехота. И только четкое взаимопонимание между ними, подчиненное единой цели, обеспечивало успех борьбы.
  • 4. Крупным шагом вперед в развитии русского военно-инженерного дела явилось искусное использование укреплений, построенных на Бородинском поле. В отличие от господствующих на Западе сплошных линейных укреплений, обрекавших обороняющегося на пассивные действия, у Бородино укреплялись тактически важные пункты и высоты.

Под Бородино Кутузовым была одержана крупная тактическая победа. Но потери были велики (40 тыс. человек только убитых и раненых), а надежды на их скорое восполнение не было. В то же время у Наполеона имелись значительные свежие силы. Во-первых, он не использовал под Бородино старую и молодую гвардию и одну дивизию конницы, во- вторых, в районе Смоленска и Витебска им было оставлено до 14 тыс. человек.

На основе оценки сложившейся обстановки Кутузов решил отступать с арьергардными боями. Тактический успех в данном случае приносился в жертву задачам стратегии. «Когда дело идет не о славе выигранных только баталий, — доносил Кутузов царю, — но вся цель, будучи устремлена на истребление французской армии..., я взял намерение отступать».

13 сентября в Филях Кутузов собрал военный совет, который должен был решить вопрос о судьбе Москвы. Решение оставить Москву у Кутузова созрело раньше заседания военного совета. Он хотел лишь выслушать аргументы противников этого решения. «С потерей Москвы, — сказал он на заседании совета, — не потеряна Россия. Первая обязанность моя — сберечь армию, сблизиться с теми войсками, которые идут к ней на подкрепление и самым уступлением Москвы приготовить неизбежную гибель неприятелю».

Кутузов приказал оставить Москву и отступать по Рязанской дороге. Пройдя Москву, русская армия двумя колоннами направлялась по указанному маршруту. Но, перейдя Боровский мост через Москва-реку, 5 сентября внезапно для всех свернула на Запад и направилась к Подольску, а затем в Тарутино. При этом в целях отвлечения внимания и сил противника арьергарду приказано было продолжить отход на Рязань.

Этот марш-маневр вошел в историю Отечественной войны под названием Тарутинского и является выдающимся достижением полководческого искусства Кутузова. Чего же достиг Кутузов в результате этого маневра?

Во-первых, русские войска не только оторвались от наседавших французов, но и получили необходимую передышку для отдыха, укомплектования и перевооружения.

Во-вторых, этим маневром Кутузов обеспечил себе связь с резервами и базами, находившимися в Калуге, Туле и Брянске, и прочно прикрыл их от противника.

В-третьих, в результате Тарутинского маневра стратегическая обстановка была изменена в пользу русской армии. Наполеон назвал это «движением, которое поставило французскую армию в затруднительное и даже ужасное положение». Имея в тылу 100-тысячную армию, Наполеон не решился двинуться на северную столицу России.

Став лагерем в районе Тарутино, русская армия начала подготовку к контрнаступлению и изгнанию наполеоновской армии из пределов России. За период с 15 сентября по 18 октября она пополнилась людьми и при выступлении из Тарутино имела уже 120 тыс. человек, из них 30 тыс. конницы, что вдвое превосходило конницу французов. Кутузов организовал подготовку в лагере рекрутов и ратников, прибывающих для пополнения армии. Все это позволило в октябре 1812 г. русской армии иметь численное превосходство над убывающей армией Наполеона.

В этот период Кутузов провел реорганизацию управления армией:

  • 2- я армия была объединена с 1-й, создана резервная группа в составе
  • 3- го и 5-го пехотных корпусов и двух кирасирских дивизий под общим командованием Милорадовича. Вся кавалерия была объединена под общим руководством Уварова.

Большое внимание Кутузов уделял организации партизанского движения, или, как он говорил, «малой войне». Еще до Бородинского сражения он выделил для партизанских действий небольшой отряд во главе с Денисом Давыдовым. Из Красной Пахры 21 сентября он отправил для «беспокоящих» действий двухтысячный отряд под командованием Дорохова на Смоленскую дорогу.

Таким образом, в Тарутинский период подготовки контрнаступления Кутузов показал себя не только как мудрый полководец, но и как организатор огромной армии, располагавшейся на разных направлениях. Его деятельность по организации и комплектованию армии, формированию ополчений, снабжению боеприпасами, продовольствием и фуражом, организации партизанской борьбы принесла свои плоды. Уже к началу октября русская армия была готова к переходу в контрнаступление. В Отечественной войне 1812 г. наступал второй период.

Тот факт, что Кутузов, оставив Москву, занял фланговое положение по отношению к противнику, доказывает наличие у него заранее продуманного плана контрнаступления. И целью этого контрнаступления было не вытеснение, а истребление армии Наполеона. Этой цели, по замыслу Кутузова, должны были быть подчинены действия всех сил регулярной армии, частей ополчения и партизанских отрядов. В рапорте Александру I 16 ноября главнокомандующий писал, что главные силы, то есть 1-я армия, 3-я армия Чичагова и корпус Витгенштейна, должны действовать наступательно на коммуникациях врага, уничтожить его по частям и совместно нанести главное поражение между Днепром и Березиной. Борисов на Березине Кутузов считал «местом, где предполагается общее слияние всех сил».

Этот план Кутузову удалось защищать перед царем, который еще в сентябре направил ему сообщение другого порядка, а именно: «главные действия перенести на армию Чичагова». Кутузов не мог не считаться с мнением царя, но и видел всю вздорность его плана, разработанного придворной кликой. Он отвечает Александру, что в этих двух планах «малое различие», а сам в ходе всего контрнаступления придерживается своего плана.

Первые симптомы необычного поведения французов появились к вечеру 16 октября. Наполеон, не дождавшись прошения русского царя о мире, уже 14 октября принял решение покинуть Москву и отступить на зимние квартиры между Днепром и Двиной.

В ночь на 19 октября началось общее отступление французской армии из Москвы. Наполеон хотел пробиться от Москвы на юг, чтобы вести свою армию по ограбленной Смоленской дороге, но на пути его стояли корпуса авангарда главной русской армии под командованием Милорадовича.

Авангард французской армии в составе 20-тысячной конницы Мю- рата еще 18 октября был атакован севернее Тарутино и потерпел полное поражение (2,5 тыс. убиты, 2 тыс. взяты в плен). Потери русских составили 300 тыс. человек. Эта победа еще более подняла боевой дух русских войск.

Наполеон, получив сведения о поражении Мюрата, вынужден был отказаться от своего плана отхода по Калужской дороге. Всего русскими войсками было проведено в ходе интенсивного преследования 40 отдельных боев и сражений. Французская армия была поставлена под удар со всех сторон: с юга — действовали главные силы русской армии, с тыла — казаки Платова, с севера — отряд генерала Кутузова (однофамильца фельдмаршала). В указаниях войскам главнокомандующий требовал расчленять отходящие войска противника, окружать и уничтожать их по частям.

В ходе постоянных боев и сражений армия Наполеона осталась почти без артиллерии и кавалерии. Измотанные корпуса Наполеона отступали к Орше, а затем к Борисову на Березине.

Окружение остатков французской армии на Березине было запланировано Кутузовым еще в Тарутино. К моменту подхода войск Наполеона к Березине 23 ноября Борисов уже был занят авангардом армии Чичагова. Войска Витгенштейна с севера приближались к этому пункту, сдерживаемые корпусом маршала Виктора. Пока шли бои за Борисов, Витгенштейн потеснил корпус Виктора. Это открыло путь на тылы французской армии. Но Витгенштейн не знал обстановки, боялся столкновения с главными силами Наполеона и поэтому действовал нерешительно.

Одобрив место для переправы, Наполеон прибег к военной хитрости. Он распустил слух о готовящейся переправе южнее Борисова и направил туда часть переправочных средств. Все это ввело в заблуждение Чичагова, и он направил свои главные силы на 20 км южнее Борисова, чем открыл противнику ворота для выхода из стратегического окружения.

Наполеону удалось переправить через реку и увести с Березины всего 9 тыс. человек. В жестоких боях и сражениях русская армия истребила полчища врага. Наполеон бросил остатки своей армии и тайно выехал в Париж, оставив за себя маршала Бертье. В декабре французская армия покинула пределы России.

Униформа улан и драгун конных полков русской армии в 1812 г.

Униформа и вооружение армии Наполеона в 1812 г.

Вооружение русской и французской армий в 1812 г.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>