Изучение сознания учителя в посттоталитарный период

Каковы особенности ценностей и убеждений российского учителя в посттоталитарный период? Какие изменения произошли в сознании российского учителя по сравнению с эпохой тоталитаризма? В начале перестройки Г. Бергером (1992) на материале анкетирования 200 учителей Санкт-Петербурга было выявлено, что такие переменные, как возраст и место работы, оказались значимыми для определения отношения учителей к происходящим в России изменениям. Учителя в возрасте от 29 до 59 лет, работающие в спецшколах, более положительно относились к происходящим изменениям в обучении.

Э. А. Несимовой (1994) рассматривались ценностные ориентации учителей в традиционной и инновационной школах. Исследование показало, что в инновационной школе у учителей наблюдались такие установки, как принятие личности каждого ребенка, отсутствие диктата, доверие к возможностям ребенка, свобода самовыражения для ребенка и учителя, открытость новому опыту, гибкость, стремление помочь, установка на творчество — свое и ребенка, на профессиональную самостоятельность, самоценность, независимость. Это свидетельствует о развитии новых ценностей у учителей-новаторов.

В то же время, согласно ее данным, учителя обычной школы, хотя и декларировали гуманизацию обучения, знание новых ценностей, но в своей деятельности руководствовались старыми ценностями. Так, под активностью понималось соответствие действий ученика ожиданиям учителя. Наблюдалась тенденция к манипуляциям, к воздействию на ученика. Хотя учителя признавали необходимость творчества у ученика, это требование не распространялось на учителя. Ставился акцент на утилитарной ценности знаний, верности традициям, методам и принципам старой школы.

В исследовании X. Д. Хадсона и Э. Хоффмана (Hudson Jr. Н. D., Hoffman A. Educational reform in Russia and the USA: where are the troops? Educational studies, 1993. Vol. 19. N. 3) сравнивались взгляды 135 российских и 279 американских учителей средней школы на наиболее важные цели школы сейчас и в будущем. Учителям предлагалось отметить сравнительную важность 12 значительных целей образования и их 4 функций: сохранение порядка и стабильности, развитие интересов и способностей индивидов, участие в улучшении общества, участие в реструктурировании и трансформации общества.

Результаты анкетирования показали, что учителя обеих стран выделили цели образования, которые в тот момент считались государственной системой наиболее важными. Для американских учителей наиболее важными целями были — овладение базовыми учебными умениями и навыками и развитие критического мышления учащихся, наименее важными — творчество и культурный уровень учащихся. Для российских учителей наиболее важными целями школы считалось развитие хороших межличностных отношений, взаимопонимания, наименее важными — цели, связанные с гражданственностью и гражданской ответственностью школьников.

Что касается целей школы будущего, то американские учителя выделили следующие цели: порядок и стабильность, развитие интересов и способностей индивида, улучшение общества. Большая часть российских учителей признала, что цель обучения — развитие интересов и способностей индивида и улучшение общества. Авторы делают вывод, что американские учителя стараются совместить программы реформ и «сторонников индустриализации», и «гуманистов». Русские учителя, кажется, хотят выбирать между целями коллективизма и индивидуализма, так как они ставят гражданственность и гражданскую ответственность на второе место сейчас и на последнее место — в будущем. В дальнейшем может быть трудность в том, чтобы прийти к компромиссу между благом индивида и государства, который необходим для демократизации общества.

Из функций образования американские учителя выделяют такие функции, как установление порядка и стабильности, развитие интересов и способностей индивида и улучшение общества. Российские учителя более едины, признавая за образованием функцию развития интересов и способностей индивида, а также в меньшинстве своем — функцию реструктуризации и трансформации общества. Таким образом, и американские, и российские учителя заботятся о развитии индивида и его аналитических способностей и мало заботятся о благосостоянии общества.

В нашем исследовании 1993—1994 гг. было проведено сравнение убеждений и взглядов российских учителей, работавших в обычных школах в период перестройки, и американских учителей, работавших в условиях гуманизации обучения. Были получены данные о ценностных ориентациях, взглядах и убеждениях российских и американских учителей. В анкетировании участвовало 344 человека — 299 учителей обычных школ г. Иванова и 45 учителей, работавших в 4 американских школах, обучение в которых строилось на принципах гуманизации и демократизации (г. Фрезно, штат Калифорния; г. Плейно, штат Техас).

В анкете изучались убеждения и взгляды учителей относительно себя, общества, обучения, гуманизации, семьи, своих жизненных ценностей и принципов — личностных особенностей учителей (отношения к себе, локуса контроля, отношения к ученикам, к другим людям), допустимости использования любых средств для достижения цели, содержания целей обучения в школе, их роли в обществе, сравнительной значимости индивида и государства, индивида и общества, относительно роли родителей, роли семьи, различных методов воспитания, содержания понятия гуманизации обучения, тоталитарного и демократического государства. Ставилась цель выявить ценностные ориентации российских учителей, лежащие в основе их взглядов и отношений.

Под ценностной ориентацией понимались различного рода основания оценок субъектом окружающей действительности и ориентации в ней. Под убеждением понималась осознанная потребность личности, побуждающая ее действовать в соответствии со своими ценностными ориентациями. Взгляды использовались как критерии выбора действующих мотивов и целей.

Анкета состояла из 54 вопросов, среди них — 8 вопросов теста на лживость. Среди российских учителей 9 человек имели сильное стремление казаться лучше, чем они есть, и были исключены из списка. Среди американских учителей таковых не было. Вопросы были открытые, закрытые и фиксированные, например, «Что бы Вы сказали ученику, если бы он портфелем разбил окно?» Открытые вопросы

(14 вопросов) задавались в том случае, когда в ответах мог иметь место большой разброс мнений. Например, «В чем, по вашему мнению, суть гуманизации обучения?» Закрытые (22 вопроса) и фиксированные вопросы (10 вопросов) задавались в тех случаях, когда можно было ответить только «да», «нет» или предвидеть небольшой разброс мнений. Вопросы также подразделялись на выявляющие когнитивную, знаемую сторону убеждений учителей, например, «Уважаете ли вы учеников?», вопросы, выявляющие регулирующую функцию этих знаемых убеждений, например, «Уважаете ли Вы учеников, которые плохо учатся и плохо ведут себя?», и вопросы, выявляющую побудительную функцию убеждений учителя, обусловливающие его реальное поведение, например, «Что бы Вы сказали ученику, если бы он портфелем разбил окно?» Анкета[1] была анонимной.

  • [1] В анкете для американских учителей понятие «гуманизация обучения» по религиозным соображениям заменено понятием «обучение, центрированное на ученике».Один вопрос по техническим причинам был опущен.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >