Взгляды учителей на государство, индивида и их отношения

23 % РУ считали, что государство существует для индивида, 4 % — что индивид существует для государства, 9 % РУ полагали, что государство и индивид взаимосвязаны. 44 % АУ считали, что государство существует для индивида и 33 % АУ — что индивид существует для государства. Таким образом, у РУ преобладают представления о незначи- мости государства по сравнению с индивидом.

На вопрос о том, как учителя понимали роль демократического государства, 18 % РУ не ответили на этот вопрос, 21 % связывали это понятие со свободой личности, 10 % — с законностью, 3 % — с правами и обязанностями граждан, 3 % — с гласностью, 2 % — с конституцией, 3 % — со справедливостью. Были и варианты единичных ответов: «каждый знает свое место», «богатые и бедные», «у власти умные люди», «дырка от бублика», «такого еще нет», «соблюдение заповедей Христа». АУ считали, что демократическое государство характеризуется тем, что народ имеет голос в правительстве, которое выбирает — 35 % ответов, имеется свобода выбора — 28 % ответов, правит большинство, народ — 25 %, имеется согласие между народом и правительством — 7 % ответов, соблюдаются права всех — 9 %, общество отвечает за принятие решений — 2 %.

На вопрос о роли государства при тоталитаризме 63 % РУ ответили, что не знают, какова эта роль, 13 % ответили — подавление личности,

8 % — человек используется для достижения целей государства. О роли демократического государства затруднились ответить или не ответили 35 % РУ, 54 % РУ считают, что роль демократического государства — забота о благе человека.

Обсуждая полученные данные, следует отметить противоречивость мировоззрения учителя и неоднородность изменений в его сознании в переходный период. Наибольшие изменения, согласно нашим данным, произошли в отношении морально-этического сознания, связанного с установками тоталитаризма. Это обобщенные этические принципы («если враг не сдается, его уничтожают», принципы тоталитарного сознания Лефевра и др.), а также новые представления об отношениях между людьми (уважать ученика, принимать его таким, каков он есть, послушание не важно для ребенка, нельзя говорить ребенку неправду и др.), которые согласовывались с новыми возникшими представлениями в обществе (о цели обучения, о гуманизации, об отношениях индивида и государства).

Однако новые убеждения учителей, согласно данным, отличались тем, что они были лишь знаемы и не действовали на уровне более конкретных взглядов и действии. Можно предположить, что одной из причин этого было то, что РУ не владели навыками общения, способствующими выражению уважения индивидуальности человека.

Также наблюдались отрицание предшествующих ценностей и отсутствие новых, или новые ценности понимались неправильно, например, соотношение индивида и государства. Большая часть российских учителей нашей выборки не осознавала особенностей тоталитарного и демократического государства и своего места в нем, что не давало им возможности развивать демократические взгляды у учащихся. Опасной оказалась проявившаяся в сознании тенденция отрицания связи между уважением индивида и уважением государства и своих обязанностей перед ним. Представления российских учителей о большой значимости индивида и сравнительной незначимости государства, которое обманывало и унижало людей, свидетельствуют не только о разрушении прежних этических установок, но и о возникновении новой анархической установки, представлении о негативной свободе, согласно которому индивид становится независимым от обязанностей перед государством. К сожалению, никто не взял на себя ответственность разъяснить гражданам новой России ценности и цели демократического государства и общества.

Из полученных данных можно сделать вывод, что появившиеся новые ценности использовались в одной узкой области и не переносились в другую. Знаемые новые ценности, например, уважение личности, относились лишь к школе и не распространяются на личность самого учителя, его семью и других лиц. Налицо коллективистская, а не индивидуалистическая направленность во взглядах РУ на цели семьи. Согласно данным, была выявлена высокая значимость развития собственной индивидуальности, ее реализации и внутреннего комфорта как цели семейной жизни у АУ и о высокой детоцентрической направленности семьи у РУ.

Вдвое больше РУ, по сравнению с АУ, также считало, что родители должны все знать о своих детях (65 % РУ и 31 % АУ). Коллективистские отношения РУ выражаются в большей близости и открытости друг другу, в то время как АУ более дистанцированы друг от друга, более автономны, что связанно с необходимостью развития индивидуальности и ее личной ответственности. Слишком близкая дистанция между родителем и ребенком при отсутствии у родителя собственной эмоциональной жизни, интересов, саморазвития может привести к психологическому симбиозу, гиперопеке, конфликтам. Это происходит, когда родители видят в ребенке лишь продолжение своего Я, а не новую особую ценную индивидуальность, когда родители не дают ребенку возможности выбирать и быть ответственным за свой выбор.

Что касается школы, то наибольшие изменения произошли в области знаемых целей обучения, а именно — целей, связанных с развитием и отношением к ученику. Однако данные показали, что эти знае- мые ценности, например, уважение к ученику, мало влияли на мотивы реального поведения учителя с учениками, которые плохо себя вели или плохо учились, а также в ситуациях, в которых ученики что-нибудь натворили. Одной из причин являлось то, что учитель не был обучен конкретным средствам общения, реализующим эти ценности.

Понятие гуманизация включало идеи сотрудничества и всестороннего развития личности ученика, но в нем отсутствовали такие ценности, как индивидуальность, ответственность, автономия. Наименьшие изменения произошли в отношении учителя к себе, другим людям, к семье.

Данные анкетирования свидетельствуют о том, что мировоззрение АУ школ, работающих в условиях гуманизации обучения, отличалось цельностью, согласованностью убеждений, взглядов и действий. Основными ценностями АУ являлся индивид и его развитие. Из этих ценностей вытекали убеждения АУ об уважении учащихся и других людей, о непозволительности использования неправедных средств для достижения праведной цели, о целях семьи, существующей для реализации возможностей и счастливого существования индивида.

Понятие обучения, центрированного на ученике, также было связано с идеей ценности ученика, уважения его потребностей и индивидуальных особенностей. Ценность индивида, его прав, являлась основополагающей для взглядов АУ на природу демократического и тоталитарного государства, взаимоотношений индивида и государства. Кроме этого, на взгляды и убеждения АУ также, вероятно, повлияла стабильность общества. Для них, в отличие от РУ, ценной являлась идея передачи культурного наследия от одного поколения к другому, осознание большой роли государства.

Безусловно, не следует преувеличивать всеобщность полученных данных для всех российских и американских учителей, требуются дальнейшие исследования.

Исследование убеждений российских учителей показало важность овладения навыками общения, необходимыми в условиях гуманизации обучения. Этому будет посвящена следующая глава.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >