Индивидуальный подход учителя к детям — жертвам насилия в школе

Исследования показывают, что проблема насилия в школе является актуальной. По данным психологического Центра при НПО (1998) существование физического насилия в школе признают 92 % респондентов. Из них 64,4 % школьников ощущают физическое насилие со стороны других школьников, 46,6 % учеников испытывают также эмоциональное и психическое насилие. Опрошенные испытывали насилие и со стороны учителя: от физического насилия пострадало 2,4 % учеников, психическое насилие испытали 10,2 % школьников. Дети также подвергались и другим видам насилия: вымогательству — 21 % детей, сексуальному насилию — 3,3 % опрошенных детей (Назарова В. Школьникам впору одевать бронежилет // Вечерние Челны. 2001. №43).

К сожалению, несмотря на важность проблемы насилия для психического здоровья школы и общества в целом, она замалчивается, не является первостепенной для органов управления образованием. Слезы и стоны детей и подростков можно почувствовать лишь на сайтах Интернета. Для учителя важно знать, какие действия детей или взрослых в школе являются насилием, а какие — нет.

Существует много различных мнений относительно того, что понимать под насилием в школе. В психологической литературе можно встретить разные определения насилия и разные взгляды на структуру этого понятия (Ю. Цыганов, D. Olweys, Р. К. Smith, Т. Мерцалова, А. М. Mellor и др.). Можно согласиться, что наиболее обоснованным является подход Д. Олвейса, который считает, что насилие можно понять, только исходя из полного набора его следующих характеристик.

Желание причинить боль. Субъект насилия хочет намеренно нанести кому-то вред.

Имеются непосредственные мотивы и само действие, которое является их воплощением. Мотивы могут лежать в основе и физических, и психологических действий, осуществляемых с помощью прямых (удар, насмешка и др.) и косвенных методов (травля, распространение слухов и др.). Нельзя считать действие насилием, если не учитывается намерение. Например, удар может быть и средством самозащиты, и средством насилия.

Дисбаланс сил. Насилие имеет место только в условиях неравных сил, считал Д. Олвейс.

Неоднократность действий. Физическое или психическое преследование систематически повторяется для создания схемы насильственных действий.

Неоправданное использование силы. При насилии имеет место поведение, имеющее целью поставить в зависимость кого-либо менее устойчивого.

Очевидное удовлетворение агрессора.

Очевидная подавленность со стороны жертвы. В результате систематических издевательств у жертвы развивается чувство подавленности. Люди с этим чувством отличаются более слабым физическим здоровьем и чаще страдают от депрессии и посттравматичесого стресса.

Для называния насилия в школе в зарубежной литературе используется специальное слово буллит, которое обозначает использование силы или власти для того, чтобы напугать, причинить боль или травму более слабому (Hornby A. S. et al. The advanced learner’s dictionary of current English. London, 1963. P. 124).

T. Мерцалова и др. выделяют ряд факторов — источников насилия:

  • — агрессивность учащихся в период подросткового кризиса;
  • — опыт агрессивности в ближайшем окружении, отсутствие опыта ненасильственных отношений;
  • — традиции в социуме, пропагандируемые средствами массовой информации;
  • — недостаточное развитие коммуникативных навыков учащихся;
  • — традиции школьной среды, провоцирующие и стимулирующие жестокость;
  • — психологический климат школы, с высоким уровнем тревожности и психической напряженности;
  • — авторитарно-директивный стиль управления школой;
  • — агрессивные отношения внутри педагогического коллектива;
  • — особенности отношений педагогов к школьникам, построенные на необоснованных требованиях со стороны взрослых и максимальном бесправии детей, систему взаимоотношений в классном коллективе СМерцалова Т. Насилие в школе // Жестокий вопрос на общеевропейском уровне / Первое сентября. 2001. № 21 ; и др.).

Дети и подростки — жертвы физического и психологического насилия и преследования в школе испытывают постоянный стресс, тревогу, напряженность, они чувствуют себя в изоляции, теряют самоуважение и уверенность в себе, у них разрушаются взаимоотношения с другими людьми, они отличаются слабым физическим здоровьем. Способность противостоять преследованию часто зависит от твердости и решительности ребенка. Могут развиваться и физические заболевания — головные боли, боли в спине, заболевания желудка и др. Выделены следующие признаки поведения ребенка, подвергающегося насилию в школе (Т. Мерцалова, Е. Вроно и др.):

  • — изменяется его поведение дома — он становится неразговорчивым или слишком развязным;
  • — ищет повод, чтобы не ходить в школу;
  • — делает вид, что посещает школу;
  • — просит денег больше, чем обычно, прибегает к воровству, чтобы удовлетворить запросы тех, кто его преследует;
  • — одни замыкаются в себе, другие становятся более агрессивными с младшими;
  • — меняются результаты учебы, ребенок становится невнимательным и агрессивным при любом замечании;
  • — на теле имеются следы физических травм.

Психологи обнаружили, что любой опыт насильственных действий, полученных в период взросления, негативно сказывается на последующем развитии человека, превращая его в потенциального агрессора или жертву. Жертвы насилия в подростковом возрасте отличаются впоследствии нарушением самооценки, расстройством личных отношений с другими, нарушением позиции в группе сверстников, имеют посттравматический стресс, когда мысли о нанесенном вреде вызывают глубокие страдания (Дж. Вант, Д. Ольвеус).

Организаторы издевательств часто являются выходцами из семей, где практикуются физические наказания, где родители учат детей наносить удары в качестве средства решения проблем, где дети лишены родительского внимания (при физическом насилии) или где в семье практикуются методы словесных эмоциональных издевательств в отношении ребенка и других членов семьи (при эмоциональном насилии). Агрессоры получают удовольствие от нанесенного вреда, оправдываются, что жертва сама провоцировала их на насильственные действия. И жертвы, и агрессоры нуждаются в специальной психологической помощи.

Ученик — жертва насилия не может учиться, им владеют сильные отрицательные эмоции, он не может сосредоточиться и запоминать. Задача учителя — понять, что поведение ребенка является результатом преследования и насилия, обсудить эту проблему с учеником, поговорить с родителями с целью помочь ребенку, вместе с психологами и администрацией школы продумать и воплотить меры, предотвращающие насилие (см.: Мерцалова Т Первое сентября ; Гюгенбюлъ А. Зловещее очарование насилия, 2001 ; и др.).

Иногда словесное и даже физическое насилие исходит от учителя. Его жертвами становятся дети, которые не соответствуют ожиданиям учителя, незащищенные дети, те дети, которые осмеливаются критиковать, обвинять взрослого, отстаивать свои права. Согласно данным педиатра, дети младших классов, обучающиеся у учителя, использующего насилие, чрезвычайно беспокоятся о том, насколько хорошо они выполняют свою работу, у них изменяется образ себя и представление о школе. Они высказывают опасения, что учитель может причинить им вред, много плачут, страдают головными болями, меньше вступают в общение вне школы. Дети избегают школу, уходят в себя, у них появляются кошмары (данные К. Д. Кругман, М. К. Кругмана, цит. по: Морроу Г. С. 12).

Учитель совершает словесное насилие по тем же причинам, что и родители, — из-за тяжелого стресса, соматического или психического заболевания, нелюбви к себе. Поскольку словесное насилие наносит большой ущерб физическому и психическому здоровью детей, администрация школы, родители и сам учитель, осознав это, должны принять меры, чтобы насилие не повторялось.

Эмоциональное насилие в школе, согласно Морроу, заключается в запугивании, обвинении, наказаниях имеющими власть взрослыми или детьми для того, чтобы ребенок достиг навязанных ему целей. Оно препятствует развитию автономии, независимости ребенка и его взаимодействию со сверстниками и взрослыми. Эмоциональное насилие непросто обнаружить.

В результате эмоционального насилия ребенок испытывает тяжелое чувство вины, стыд и унижение, сильное смущение, сильную тревогу, захватывающий страх, что проявляется в виде определенных симптомов. Эмоциональное насилие со стороны учителей, администрации школы или членов семьи проявляется, например, в ситуациях, когда ставятся цели, которых невозможно достичь, — стать лучшей школой в городе, стать лучшей волейбольной командой в области, быть достойным членом идеальной семьи.

Часто проблемы ребенка в школе и в семье переплетены, а причины проблем успеваемости ребенка в школе — незрелость, плохое общение, провалы в учебе, выходки отражают семейные проблемы. Учитель в этом случае может собрать как можно больше информации о функционировании семьи, узнать, что работает, а что не получается дома, с тем чтобы сообщить эту информацию психологу и социальному педагогу и дать родителям совет.

В исследовании негативных переживаний детей в начальной школе В. В. Сорокина изучала источники эмоциональных проблем психологически неблагополучных учеников начальной школы. По мнению учителей, они отличались нарушениями школьной дисциплины, драками, упрямством, непослушанием или робостью, скованностью, напряженностью, отказами отвечать на уроках или дети плохо учились, у них была плохая память, они часто плакали (Сорокина В. В. Негативные переживания детей в начальной школе // Вопросы психологии. 2003. № 3. С. 43—52). У этих неблагополучных детей было выявлено искажение образа мира (Артемьева Е. Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980), связанное с отсутствием чувства безопасности и защищенности в мире. Это — тревожное ощущение одиночества и чувства покинутости в мире, обусловленное отсутствием подлинного контакта с родителем, дефицитом внимания, поддержки, любви со стороны родителей. Оно привело к развитию защитных реакций — агрессии или ухода в фантазию.

Невнимание к ученику и незнание учителем внутренней картины переживания ребенка, связанных с семьй, его оценочно-безличностная позиция, отсутствие средств помощи приводили к усугублению эмоционального неблагополучия в школе ученика. Авторитарная позиция учителя вела к неприятию школы. Автор отмечает, что «триада родитель — ребенок — учитель является... жесткой и замкнутой» особенно для ребенка дошкольного возраста, так как его общение со сверстниками еще не носит интимно-личностного характера, как у подростка (Сорокина В. В. С. 50—51).

Таким образом, в современной школе учитель не может понять ребенка, его индивидуальные проблемы в обучении, помочь ребенку в обучении, если он не принимает во внимание всех отношений ребенка в его мире школы и семьи, отношений как положительных, так и патологических, связанных с насилием и небрежением.

Отрицательные изменения в поведении и эмоциональном состоянии ребенка могут быть вызваны также изменениями отношений в семье — при разводе родителей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >