Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социальные и идейно-политические аспекты туризма Новейшего времени. Туризм в нацистской Германии как пропагандистский проект

В конце XIX в. в условиях индустриализации и роста городов необходимость отдыха на природе стала осознаваться во всех слоях городского общества, в том числе среди рабочих, которые из-за отсутствия отпусков и низкого заработка были полностью исключены из туризма. В рабочей среде формируется движение за сокращение рабочего времени и за «пролетарские походы на природу». Возникают молодежные движения, которые провозглашают новый стиль жизни в духе народных культурных традиций. Идеи движения Lebensreform часто перекликались с идеями других общественных или политических движений, в том числе движений националистического, социалистического или анархического толка. На этом фоне складывались новые культурные практики туризма, которые во многих отношениях противопоставлялись коммерческому, т. е. «буржуазному» туризму и которые можно рассматривать как первичные формы альтернативного туризма.

В 1896 г., в Штиглице под Берлином, студент-востоковед по имени Герман Гофман, который вел курсы стенографии в местной гимназии, начал водить своих учеников в походы по не тронутым цивилизацией уголкам Бранденбурга, с ночевками в романтических развалинах, на сеновалах и пашнях. Его ученик и преемник Карл Фишер зарегистрировал туристическое общество под именем «Перелетная птица» (нем. Wandervogel). За несколько лет оно выросло в общегерманское движение, провозгласившее новый стиль жизни — близость к природе, походы и песни. Со временем внутри движения возникли разногласия относительно его целей, задач и форм. Шли споры, например, о том, следует ли брать в походы девушек и должны ли участники движения во время походов отказываться от алкоголя, курения и т. п. Карл Фишер считал себя продолжателем традиций средневековых странников (школяров, вагантов, бродячих певцов и музыкантов), а также путешественников эпохи романтизма. Ему противостояло социально ориентированное крыло, выступавшее за трезвость и не приемлющее духа анархии, присущей последователям Карла Фишера. Мощным объединяющим фактором оставались песни под гитару у костра, в основном немецкие народные песни, преимущественно из массива «песен странствий» (нем. Wanderlieder).

Движение Wandervogel дало важный импульс для создания некоммерческого Немецкого союза молодежных гостиниц (нем. Jugendher- bergswerk). В 1909 г. школьный учитель Рихард Ширрман (Richard Schirrmann') во время похода со своим классом вынужден был переждать грозу в пустой деревенской школе в городе Альтена. У него возникла идея использовать пустующие помещения для дешевых ночевок, прежде всего — во время экскурсий для учеников народных школ, чьи родители чаще всего не имели средств, чтобы оплачивать дорогостоящие способы размещения. Первая такая молодежная гостиница была обустроена в 1912 г. в пустующем замке Берг-Альтена (регион Зауер- ланд, Северный Рейн-Вестфалия). В соответствии с замыслом Р. Шир- мана, оснащение было максимально простым (общий спальный зал, общая душевая, кухня, общественное помещение). Впоследствии средства размещения, дотируемые за счет бюджетов и добровольных взносов, сыграли большую роль в развитии социального туризма на принципах взаимопомощи и солидарности[1].

В конце XIX в. одной из важнейших задач немецкого рабочего движения была борьба за увеличение свободного времени. В русле рабочего движения формируется своего рода альтернативная «пролетарская культура», в которой свободное время понимается как главная цель и ценность. Перед Первой мировой войной под давлением левых партий и профсоюзов рабочее время в промышленности сократилось в среднем с 80—90 часов до 60 часов в неделю.

В этот период создаются разнообразные союзы для организации досуга рабочих, в том числе — для организации походов и экскурсий. Путешествия и туризм понимались как достижения культуры, ранее доступные только привилегированным классам, но идеологи рабочего движения старались придать им новый смысл и содержание. В 1905 г. в Мюнхене было создано первое немецкое отделение международного рабочего туристского союза «Друзья природы» (нем. Touristenverband Naturfгeun.de/TVdN). «Пролетарский туризм», возникший в русле социал-демократического рабочего движения, противопоставлялся как коммерческому туризму, так и походам «Перелетной птицы», которые тоже считались частью «буржуазной культуры».

Противопоставление «пролетарского» туризма «буржуазному» имело не только политическую подоплеку. Познавательные интересы рабочих, которых в первую очередь интересовала жизнь их товарищей по классу, были далеки от интересов, присущих культурно-познавательному туризму образованного бюргерства, а необходимость поддерживать приемлемую стоимость туров, заставляла выбирать средства размещения и маршруты, не характерные для коммерческого туризма. За счет членских взносов строились или арендовались так называемые «дома друзей природы» (нем. Natu.rfreu.ndehau.ser), которые обустраивались максимально экономично по образцу альпийских горных приютов или молодежных гостиниц.

Такая экономия давала возможность финансировать даже многодневные экскурсии, включая поездки за границу (главным образом, в Австрию, Швейцарию или Голландию, где отсутствовал языковой барьер). Впрочем, до начала Первой мировой войны они не успели принять сколько-нибудь широких масштабов. При этом использовался в той или иной форме безвалютный обмен: например, при поездках в Швейцарию или Австрию немецкие «друзья природы» размещались в приютах местных отделений «друзей природы» или в семьях и таким же образом принимали гостей у себя. То, что такие средства размещения обычно располагались не в самых привлекательных с точки зрения рекреационно-познавательного туризма районах, скорее соответствовало политическим целям движения.

После Первой мировой войны в Веймарской республике произошли существенные изменения в трудовом законодательстве. Были введены оплачиваемые отпуска для рабочих (от 3 до 6 дней). Начался быстрый рост движения TVdN, в которое включались все новые и новые территориальные группы. По данным на 1928 г. (т. е. до начала экономического кризиса), группы TVdN на территории Германии насчитывали ок. 2 000 000 участников, в распоряжении которых было 220 «домов друзей природы»[2].

С середины 1920-х гг. TVdN начал централизованно организовывать однодневные познавательные экскурсии выходного дня, а также и многодневные поездки, в которых принимали участие сотни людей. Одновременно с этим создаются собственные бюро путешествий союза. В 1930-е гг. во многих городах Германии существовали туристские агентства центрального союза и региональные туристские центры информации TVdN. Они предлагали не только познавательные пешие походы на природу, но и обычные рекреационные туры, которые организовывались с максимально возможным комфортом и вообще не предусматривали «пролетарских походов». Показательно, что в турах за границу, предлагаемых профсоюзными и социал-демократическими туристскими организациями, большинство составляли не рабочие, а служащие и представители интеллигенции[3]. Таким образом, вовлеченность в туризм определялась не столько уровнем доходов и свободного времени, сколько уровнем культуры и образования. Кроме того, многодневные поездки оставались для большинства рабочих слишком дорогим удовольствием.

Тем не менее однодневные экскурсии на природу и дотируемые групповые туры стали — во многом благодаря движению TVdN — привычной формой отдыха для значительной части работающего населения. Это дает основания утверждать, что поворот к практикам массового туризма начался уже в Веймарской республике.

В 1933 г. приход к власти национал-социалистов в Германии положил конец деятельности TVdN, как, впрочем, и других социальных движений, которые нацистский режим считал несовместимыми со своими целями. При нацистском режиме в Германии было законодательно проведено так называемое «уравнивание» (нем. Gleichschaltung'), т. е. подчинение нацистской партии всех профессиональных и общественных союзов. Все отраслевые, профессиональные и социально-политические объединения были распущены, либо включены в союз работников и работодателей «Германский Трудовой фронт» (нем. Deutsche Arbeitsfront) под руководством Роберта Лея (1890—1945), одного из ближайших сподвижников Гитлера. Имущество прежних профессиональных и общественных союзов, включая туристскую инфраструктуру, было конфисковано в пользу «Трудового фронта».

Решающую роль в государственной системе массового туризма играл национал-социалистический союз «Сила через радость» (нем. Kraft durch Freude), который был создан по образцу «Национального союза свободного времени трудящихся» (ит. Opera Nationale Dopolavoro), основанного в 1925 г. в Италии при Муссолини. Но в отличие от итальянского союза, состоявшего из отраслевых организаций рабочих и служащих, союз Kraft durch Freude (KdF) объединял все группы населения — от рабочих до предпринимателей. Ячейки KdF были организованы на всех крупных предприятиях, а кроме того, была создана сеть территориальных ячеек. Члены «Трудового фронта» автоматически (без уплаты членских взносов) становились членами союза KdF, который занимался организацией туризма, экскурсий, спортивных и культурных мероприятий. По замыслу Р. Лея, коллективные формы проведения свободного времени должны были противостоять скуке и разобщенности, приводящих к возникновению опасных для государства мыслей и идей[4].

Официально целями союза KdF провозглашались «укрепление единства национал-социалистического немецкого народного сообщества, а также духовное и физическое совершенствование немцев»[5]. Идеология движения KdF строилось не на классовой, а на национальной идее, не на противопоставлении «пролетарского» и «буржуазного» образа жизни, а, напротив, на объединительных функциях туризма, в частности на укреплении взаимопонимания и человеческих контактов между участниками совместных туристических поездок, в том числе между рабочими и работодателями. В числе всего прочего, целью движения KdF объявлялось достижение социального равенства. Нацистский режим крайне нуждался в лояльности рабочих, которые в массе своей находились под влиянием левых партий. Поэтому пропагандистская составляющая имела огромное значение для движения KdF. Требовалось преодолеть не только идеологические, но и социально-психологические барьеры: рабочие в принципе воспринимали престижные виды туризма (отдых на курортах, круизы и т. п.) как проявление чуждого им стиля жизни.

Аргументами в пользу вовлечения рабочих в KdF служили тезисы, отчасти заимствованные у социал-демократической концепции рабочего туризма. Туризм объявлялся способом повышения культурного и образовательного уровня рабочих, способом восстановления сил и приобщения к «большим и малым ценностям этого мира»[6]. После тяжелейшего экономического и финансового кризиса, периода бедности и лишений важным аргументом был низкий уровень цен, который удавалось поддерживать, в частности, благодаря тому, что в собственность «Трудового фронта» перешла вся туристская инфраструктура прежних союзов и организаций.

Программы и маршруты туров KdF, как правило, подчинялись политическим и идеологическим целям. Особую категорию международного туризма представлял собой обмен делегациями между KdF и дружественным итальянским союзом «Opera Nationale Dopolavoro»: с 1937 по 1939 г. в рамках этого обмена Германия и Италия принимали по 30 тыс. человек в год[7]. Итальянских гостей размещали не в туристских регионах, а крупных городах. Программы таких поездок были насыщены официальными мероприятиями, посещениями промышленных предприятий и социальных учреждений. В свою очередь, групповые туры KdF за границу рассматривались как один из каналов внешнеполитической пропаганды.

Группы для наиболее престижных поездок, таких, как круизы за границу, формировались по принципу «репрезентативной выборки». Это означало, что состав туристической группы должен был зеркально отражать социальную структуру общества, чтобы исключить «социальные перекосы», т. е. преобладание в туристской группе представителей какой-то одной социальной группы. Наряду с рабочими в них должны были присутствовать также люди искусства, руководители предприятий, ученые и т. п. Отбор отдельных участников поездок за границу осуществлялся по специальным анкетам, которые заполнялись кандидатами и направлялись в центральный Департамент по туризму, походам и отпускам (нем. “Amt filr Reisen, Wandern und Urlaub”), где и принималось окончательное решение.

Продолжительность отпусков рабочих при нацистском режиме определялось индивидуальным трудовым договором и лишь в редких случаях превышала 12 дней. Но если речь шла о поездке работника по линии KdF, то он обычно получал специальное разрешение от руководства предприятия на длительный отпуск на условии его «осмысленного использования». Иначе говоря, работник был не вправе использовать отпуск по своему усмотрению. Разрешение давалось на коллективный, т. е. контролируемый отпуск, организованный союзом KdF.

Для привлечения всеобщего внимания к движению KdF была организована масштабная рекламно-пропагандистская кампания. По государственным радиоканалам (благо первый руководитель KdF, Хорст Дресслер-Адлер, был одновременно президентом государственной радиокомпании) постоянно транслировались не только репортажи о поездках KdF, но и радио-пьесы (своего рода звуковые сериалы на тему «Рабочий едет в отпуск»). Реклама была вездесущей, разнообразной и изобретательной. KdF, пользуясь льготами как некоммерческая организация, размещал рекламу своих туров на городских автобусах. Разыгрывались лотереи с поездкой KdF в качестве выигрыша, издавались массовым тиражом карманные атласы и т. п. Был снят документальный фильм о круизе по Атлантике с заходом в Лиссабон, на Мадейру, Азорские острова и Тенерифе. Этот фильм показывали в кинотеатрах в киножурналах “Wochenschau”. По мнению историка туризма X. Шподе, «путешествия на Мадейру, организованные союзом KdF стали блестящим пропагандистским успехом, который имел эффект длительного действия»[8].

Одним из документальных подтверждением пропагандистской эффективности считаются отчеты руководителей туров KdF с восторженными отзывами рядовых участников. В то же время трудно судить, насколько такие отчеты соответствовали реальности. В любом случае можно предположить, что популярность поездок мало зависела от «пропагандистской насыщенности» программы. Пропагандистские мероприятия занимали только часть времени. Например, программы поездок в Италию составлялись так, что во второй половине дня участники были предоставлены сами себе и проводили это время в соответствии с собственными представлениями об отдыхе и развлечениях. В отчетах о турах KdF в Италию нередко отмечается, что «немецкие женщины, как кажется, выбирают эту поездку по мотивам эротического характера»'. Официальные публикации об этой стороне туров KdF умалчивали.

В целом, судя по всему, большинство отпускников не задумывались об идеологических и пропагандистских целях движения KdF. В документах Социал-демократической партии Германии того времени отмечалось, что «в большинстве своем масса поддается пропагандистской шумихе, пользуется возможностью (дешевого отпуска. —А. К.) и не задумывается о целях, которые система связывает с этими мероприятиями...»; «Для многих “Сила через радость”это вообще просто что-то вроде туристской организации, которая предоставляет большие скидки»[9] [10].

Международные туры KdF в силу их очевидного пропагандистского потенциала получали финансовую поддержку на самом высоком уровне: так, в 1937 г. министерство финансов профинансировало трехнедельную поездку в Италию. Руководство «Трудового фронта» использовало и политические рычаги давления на производителей услуг: например, «Северо-немецкое пароходство Ллойд» вынуждено было согласиться на убыточную для себя стоимость перевозок для круизов KdF (2,5 марки с человека). Туры продавались по демпинговым ценам. Например, семидневное пребывание на морском курорте, приобретенное в KdF, стоило от 16 до 18 рейхсмарок (RM), двухнедельный отпуск в Альпах — приблизительно 60 RM, круиз в Норвегию — от 50 до 60 RM. Но при среднем заработке рабочего 150—160 RM даже такие цены были недоступны для большинства работающего населения[11].

Для того, чтобы привести социальный состав участников туров в соответствие с пропагандистскими лозунгами, т. е. увеличить реальную долю рабочих, применялись разные виды дотаций и льгот. Была возобновлена практика финансирования отпусков через специальные сберегательные счета, которая возникла еще в 1929 г. Широко пропагандировались случаи, когда частные предприниматели или государственные предприятия «дарили» поездки в отпуск своим сотрудникам. Такие предприниматели ставились в пример, что было хорошей рекламой. Часто практиковалось так называемое шефство, когда состоятельный участник поездки KdF оплачивал одно или более мест для нуждающихся. Такие методы финансирования делали туры KdF доступными для рабочих, но их реальная вовлеченность в туризм была гораздо ниже, чем это изображалось пропагандой. Как следовало из данных «Института научной организации труда Немецкого трудового фронта» (нем. Arbeitswissenschaftliches Institut der DAF), в реальности «участие в KdF было преимущественным правом работающих с высоким уровнем заработка», причем под «работающими» понимался любой немец, который занимался какой-либо профессиональной деятельностью[12].

Тотальная пропаганда движения KdF во многом способствовала тому, что в Германии впервые в истории возник широкий спрос на практики массового туризма. Сами по себе социально-политические цели движения KdF, которое должно было за кроткий срок создать возможность отдыха по льготным ценам для большого количества людей, не имевших ранее доступа к туризму, побуждали производителей туристских услуг к использованию методов «массового производства»: стандартизации программ и предложению полного комплекса услуг «одним пакетом». Это вкупе с государственной пропагандой давало дополнительные импульсы для формирования социальной потребности в туризме как в массовой форме отдыха. «Прежнее представление о туризме как привилегии состоятельных слоев общества... благодаря “KdF”... уже устарело», утверждал в 1935 г. орган Национал- социалистической рабочей партии «Фелькишер беобахтер» (V6lk.isch.er Beobachter от 3.3.1935)[13].

В период между 1933 и 1938 гг. KdF превратился в крупнейшего туроператора в мире. В 1934 г. в турах KdF приняли участие ок. 2 млн человек; в 1935-м — ок. 3 млн; в 1936-м — 6 млн; в 1937-м — около 9 млн. Всего в период между 1934 и 1939 гг. через KdF было реализовано более 40 млн туров[14].

Ряд туров KdF, прежде всего заграничные морские круизы, были привлекательны и для состоятельной публики, которая в таких случаях оплачивала полную стоимость. В этом смысле движение KdF создавало двойственные ситуации, когда в одной группе оказывались состоятельные люди, имевшие более высокие притязания относительно качества услуг, и «особо нуждающиеся», для которых льготная поездка могла оказываться первым в жизни опытом туризма. Это часто приводило к недовольству и тех и других, что в итоге парадоксальным образом также способствовало развитию индустрии туризма.

Более притязательную публику это вытесняло в сферу коммерческого туризма, где можно было рассчитывать на более высокий уровень услуг. Например, компания Карла Дегенера (будущего основателя компании Тоигора в послевоенный период), в 1930-е гг. одна из крупнейших частных компаний на туристском рынке, предлагала туры в Баварские Альпы по цене 69 RM за недельное пребывание, в то время как в KdF аналогичные туры стоили 39 RM. Но К. Дегенер сумел завоевать свою рыночную нишу благодаря индивидуальному подходу к клиентам, которые готовы были платить дополнительную цену, чтобы избежать «организованной толкотни» и инсценированного духа товарищества в турах KdF[15]. Пакетные туры Дегнера и подобных ему туроператоров служили своего рода демократической альтернативой престижным видам туризма (поездкам на термальные и морские курорты, а также культурно-познавательному туризму), которые ранее были доступны только «классу собственников».

Заявленная цель KdF (вовлечение в туризм широких масс работающего населения) заведомо несла в себе противоречия. С одной стороны, эти поездки декларировались как способ повышения социального статуса и самооценки рабочих (разрушить прежнее представление о туризме как привилегии состоятельных слоев общества), с другой — туры KdF не предполагали высокого качества услуг. Руководство KdF постоянно напоминало членам союза, что «KdF — это не турбюро». В частности, при массовых поездках в курортные регионы не принимались претензии на размещение в конкретной гостинице или в конкретном населенном пункте. Нередко получалось так, что участники одной и той же поездки, заплатившие одну и ту же сумму, оказывались в разных условиях, что вызывало недовольство. Морские круизы KdF за границу как наиболее престижный вид туризма были в то же время и наиболее «проблемным» видом. Каждый претендент проходил жесткий отбор и медицинское освидетельствование: исключались дети и лица старше 60 лет, «немощные, неработоспособные, склонные к алкоголизму», но это не уберегало от конфликтов. Постоянно возникали жалобы на несправедливое распределение кают, когда, например, участники Первой мировой войны или «ветераны партии», имеющие право на лучшие места, размещались в трюмах, в то время как каюты первого класса доставались состоятельной публике, т. е. тем, кто оплатил полную стоимость. В отчетах руководителей круизов упоминались случаи, когда рабочие проводили все свое время на нижних палубах, ни разу не поднимаясь в салоны, причем «публика первого класса» находила это «совершенно естественным».

Тем не менее для абсолютного большинства рабочих, получивших возможность на льготных условиях отправиться в круиз, уже сам факт такого путешествия затмевал все остальное. Кроме того, эти люди не имели представления об уровне сервиса в коммерческих турах и не были требовательны. Более опасными с точки зрения пропагандистского эффекта были случаи пренебрежительного отношения стюардов к «простой публике», от которой не приходилось ожидать чаевых.

Наиболее распространенным видом отдыха, который предпочитали 4/5 участников союза KdF, оставались, как и до 1933 г., однодневные туры: выезды или походы на природу выходного дня. В этом смысле KdF мало что изменил в практиках рабочего туризма. Кроме того, для однодневных походов не требовались коллективные формы организации — их можно было совершать и индивидуально.

То, что нацистская пропаганда ставила в себе в заслугу как разрушение привилегий состоятельных слоев общества, относилось к длительным поездкам в отпуск. Их доля в общем числе туров KdF составляла менее 20 %. С 1934 по 1939 г. в таких поездках приняли участие ок. 7 млн человек. При этом в общем объеме туризма (и коммерческого, и дотируемого), как показывает статистика, доля KdF уже в 1935 составляла около 10 %!. Относительно реального участия рабочих в турах KdF имеются разные оценки. Считается, например, что в поездках по Германии доля рабочих составляла 23—39 %[16] [17]. В международных морских круизах, которые были самым престижным видом туризма KdF, их доля составляла всего 17 %[18]. Во всяком случае, рабочие, которые были самой многочисленной группой в общем составе населения и, собственно, целевой группой KdF, занимали отнюдь не ведущие позиции в этом виде туризма. Зато в более высокой пропорции был представлен средний класс, в частности служащие, но этот факт в официальных публикациях всегда замалчивался или отодвигался на задний план.

Характерно, что в публицистике и пропаганде того времени участие рабочих в поездках KdF очень часто упоминается в связи с коллективными поездками в отпуск, оплаченными полностью или частично дирекцией предприятия, или в связи с другими видами материальной поддержки. Отсюда можно сделать вывод, что рабочие для участия в турах KdF, по замечанию К. Кайтц, как правило, «отбирались» и «назначались», в то время как служащие и другие представители более состоятельной публики «активно в них участвовали»[19]. Иными словами, вопреки впечатлению, которое успешно создавала пропаганда, движение KdF фактически не привело к тому, что туризм как вид отдыха стал достоянием широких масс. Престижные виды туризма с высоким уровнем услуг, как и прежде, оставались привилегией состоятельных людей. Дешевые пакетные групповые туры, доступные для менее состоятельных представителей среднего класса, воспринимались как «второсортная копия» престижных видов туризма.

Мнение, что при нацистском режиме морские круизы по льготным ценам на первоклассных лайнерах стали доступны самым широким слоям населения, является одним из социальных мифов, который существовал в массовом сознании даже длительное время после того, как было покончено с нацистским режимом. Тем не менее представления о туризме как способе проведения отпуска стали фактом массового сознания во многом благодаря пропаганде движения KdF.

  • [1] Идея дешевых средств размещения для молодежи очень быстро получила международную поддержку. Когда в 1932 г. был основан Международный союз молодежныхгостиниц (англ. IZHF), действующий на сходных принципах, Р. Ширман был избран егопервым председателем.
  • [2] Brunold R. Der Touristenverein der Naturfreunde in der Weimarer Republik.
  • [3] Frommann В. Reisen im Dienste politischer Zielsetzungen. Arbeiter-Reisen und “KdF-Fahrten”. S. 56.
  • [4] Brosowski G. Die Nationalsozialistische Gemeinschaft “Kraft durch Freude" und daserste “KdF” — Seebad Prora auf Riigen. S. 264.
  • [5] Frommann В. S. 105.
  • [6] Op. cit. S. 110.
  • [7] Op. cit. S. 170—172.
  • [8] Spode Н. Der moderne Tourismus — Grundlinien seiner Entstehung und Entwicklungvom 18. bis zum 20. Jahrhundert. In: Moderner Tourismus — Tendenzen und Aussichten; Heft17; Trier, 1988. S. 68.
  • [9] Frommann В. S. 111.
  • [10] Цит. по: Brosowski G. S. 273.
  • [11] Frommann В. S. 172.
  • [12] Spode Н. Arbeiterurlaub im Dritten Reich. S. 301.
  • [13] Op. cit. S. 298.
  • [14] Maser W. Das Regime. Alltag in Deutschland 1933—1945. S. 57.56
  • [15] См.: Kopper Ch. Die Reise als Ware. Die Bedeutung der Pauschalreise fur denwestdeutschen Massentourismus nach 1945.
  • [16] См.: Spode Н. 1982. S. 297 ff.
  • [17] Buchholz W. Die nationalsozialistische Gemeinschaft “Kraft durch Freude”.Freizeitgestaltung und Arbeiterschaft im Dritten Reich. S. 370.
  • [18] Op. cit. S. 364.
  • [19] Keitz Ch. Reisen als Leitbild. Die Entstehung des modernen Massentourismusin Deutschland. S. 253.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>