Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Развитие гостиничного бизнеса в буржуазную эпоху

Революционные события во Франции и наполеоновские войны принесли с собой резкие социальные изменения и способствовали, кроме прочего, миграции больших групп населения. Многие высокопоставленные особы были вынуждены искать убежище в соседних (в том числе и немецких) государствах. При этом не всегда они могли пользоваться гостиницами, соответствующими их статусу. Точно так же постояльцами немецких гостиниц часто становились офицеры разного ранга. В гостевых книгах этих заведений запечатлено имя Наполеона, как и имена многих других маршалов, генералов и офицеров, участвующих в наполеоновских войнах на той либо другой стороне.

Владельцы постоялых дворов, принимающие иностранных гостей, столкнулись с необходимостью изучения других языков, в первую очередь французского. В крупных ресторанах появляется большое количество поваров, официантов и метрдотелей из числа французских эмигрантов, которые выполняли функции первых переводчиков. Французские обычаи в то время распространялись на многие сферы жизни, особенно в тех частях Германии, которые вошли в Рейнский союз. Французское влияние сказалось и на выборе блюд, которые готовились в гостиничных ресторанах, и на названиях гостиниц, которые в угоду французам переименовывали на французский манер. Иногда использовали нейтральный вариант, употребляя слово «европейский», например «Европейский двор» (нем. Europaischer Hof). Региональный характер кухни и семейно-провинциальный стиль обслуживания уходили в прошлое.

С наступлением периода политической стабильности после окончания наполеоновских войн в ведущих странах Европы начинается развитие туризма в современном понимании. В обиход входят понятия «турист» и «туризм». Для иностранцев (главным образом, для англичан — ведущей туристкой нации Европы того времени) становятся очень популярными романтические путешествия по средневековым городам Германии, расположенными по берегам Рейна, Мозеля, Майна. Популярности этих мест способствовали, помимо прочего, мягкий климат и виноделие. В эпоху романтизма немецкая публика на волне патриотического подъема после наполеоновских войн открывает для себя общее Отечество (нем. Vaterland), фольклор, народную культуру, разнообразие обычаев тогдашней Германии. Это вызывает спрос на гостиницы, расположенные вдали от крупных городов, в горных или лесных массивах, вблизи от природных или исторических достопримечательностей, привлекающих туристов. В отличие от городских гостиниц, здесь на какое-то время сохраняются практики облуживания, характерные для доиндустриальной эпохи.

Об этом свидетельствуют, например, уже упомянутые путевые заметки «Путешествие по Гарцу» (1826) Генриха Гейне (1797—1856), где описывается ночевка в гостинице на Брокене: «...Я застал полный дом народу и, как подобает разумному человеку, начал уже подумывать о ночи и о неудобствах соломенного тюфяка; умирающим голосом я потребовал себе чаю, и хозяин брокенской гостиницы был достаточно сообразителен, чтобы понять, что перед ним больной человек, нуждающийся на ночь в порядочной постели. Такую постель он мне устроил в тесной комнате, где уже расположился молодой коммерсант, долговязый рвотный порошок в коричневом костюме»[1].

Здесь мы видим уже знакомые по более ранним источникам атрибуты немецкого «платного гостеприимства»: общий зал и ужин в стиле «табльдот», соломенные тюфяки и избирательное отношение к гостям, когда постояльцы, к которым хозяин благосклонен, могут получить более комфортабельный ночлег, чем другие. Следует отметить, что ситуация в малонаселенных регионах, не затронутых цивилизацией, сильно отличалась от ситуации в крупных городах и промышленно развитых районах. До конца XIX в. немецкие деревни в результате отсутствия в них хороших дорог находились как бы в стороне от «генеральной линии» развития туризма и гостиничного хозяйства.

После завершения наполеоновских войн наступил длительный период мира, оживилась экономика и светская жизнь, вырос поток привилегированных или просто состоятельных туристов. В этот период в Германии входит в обиход понятие «отель», заимствованное из французского. Отелями начали называть новые, современные гостиницы с большим количеством номеров, высоким уровнем комфорта, широким набором дополнительных услуг и, соответственно, большей численностью персонала[2].

Одним из первых примеров таких «ультрасовременных» предприятий размещения, стал построенный в 1807—1809 гг. и существующий до сих пор отель Badischer Hof в Баден-Бадене. Отель на 48 номеров (что было для того времени очень много), обставленных дорогой мебелью, имел дополнительные помещения для посыльных, большой ресторан в восточном стиле (открытый не только для постояльцев, но и для сторонних посетителей), купальню в стиле древнеримских терм, общественные помещения и большой сад с тенистыми, увитыми плющом арками.

Иными словами, отели представляли собой современные предприятия, которые предлагали не только размещение и питание, но и широкий набор других услуг, возможности для развлечения, общения и т. п. С новыми требованиями к уровню сервиса и технического оснащения возник спрос на новые профессии. Наряду с горничными, которые отвечали за уборку и чистоту номера, появились чистильщики обуви. Гости получили возможность пользоваться услугами парикмахера. В то время в гостиницах еще не было водопровода, но в номерах всегда должны были быть кувшины для умывания, наполненные водой. На трапезу посетителей звал, как правило, звон колокольчика. За гостем закреплялось определенное место в ресторане. Особое внимание уделялось чистоте скатертей и постельного белья, что требовало больших трудозатрат, так как стиральных машин еще не изобрели. Старые гостиницы, чтобы не проиграть конкуренцию, должны были «шагать в ногу» со временем. Если раньше ванные комнаты имелись лишь в отдельных отелях, то теперь они появились почти на каждом этаже, хотя их обслуживание по-прежнему требовало много труда из-за отсутствия водопровода и электричества.

Потребность в персонале, таким образом, резко возросла. Обучение в гостиничном и ресторанном бизнесе происходило, как правило, прямо на рабочих местах: новички начинали работать на подсобных должностях, постепенно поднимаясь по служебной лестнице. Персонал гостиниц все чаще стали нанимать для обслуживания гостей и на общественных мероприятиях с праздничными банкетами, и на свадебных или иных семейных торжествах богатых горожан.

С середины XIX в. процесс формирования единого германского государства под эгидой усилившейся Пруссии происходил на фоне стремительного экономического развития. Параллельно начали развиваться личные и деловые связи между отельерами разных стран, что способствовало развитию рекламного дела и интернационализации гостиничного бизнеса. Обычно малые и средние гостиничные предприятия специализировались на размещении отечественных туристов, в то время как более крупные гостиницы все чаще ориентировались на прием иностранных гостей.

В данный период многие молодые люди, начинавшие работать в гостиницах, старались получить место ученика за границей, чтобы набраться профессионального опыта и потом продолжить карьеру в Германии. Наиболее привлекательными целями с этой точки зрения были страны с давней традицией приема иностранных (в том числе немецких) туристов: Швейцария, Италия, Франция и Испания.

Например, Фриц Габлер (1876—1953), который впоследствии, в 1937 г., был избран председателем Международного Союза отельеров (Alliance Internationale de I’Hotellerie), начал с должности посыльного в гостинице в Риме, потом работал в гостиницах Франции и Англии. После возвращения в Германию он получил должность директора гостинцы в Бад-Киссингене, затем в Баден-Бадене, а в 1906 г. приобрел Hotel de ГЕигоре в Гейдельберге и со временем превратил его в один из ведущих гранд-отелей Германии[3].

С середины XIX в. для наименования гостиниц все чаще использовались интернационализмы, что, видимо, помогало иностранцам быстрее запомнить название заведения, где пришлось остановиться. Кроме того, благозвучные иностранные слова (Imperial, Palace, Atlantic, Excelsior и т. п.) должны были привлекать и местную публику. С развитием транспорта изменились представления об оптимальном местоположении гостиниц. Если раньше они располагались, в зависимости от целевой группы постояльцев, либо у городских ворот, либо ближе к торговой площади или к «центру власти» (ратуша, княжеская резиденция и т. п.), то теперь выгода местоположения определялась близостью к вокзалу. Это нашло отражение в названиях гостиниц, в которых стали появляться сочетания «У вокзала» (Zum Bahnhof), «У трамвая» (Zur Strafienbahn) или «У локомотива» (Zur Lokomotive).

Во второй половине XIX в. европейская публика открывает для себя мир заново благодаря целому ряду факторов. Появляются новые средства транспорта (паровозы и пароходы), которые сделали путешествия значительно более быстрыми, удобными и безопасными. Всемирные промышленные выставки (первая из них состоялась в Лондоне в 1851 г.) привлекают посетителей со всего мира. Наступает эпоха роскошных «гранд-отелей», рассчитанных на длительное пребывание состоятельной публики. В таких гостиницах использовались новейшие технические достижения, предлагался высший уровень комфорта и полный набор светских развлечений (игровые и танцевальные залы, музыкальные салоны, роскошные магазины, рестораны и кафе, библиотеки и т. п.). Вначале они строились на курортах, затем — ив крупных городах. Гостиницы превращаются в центры общественной и светской жизни: в них устраиваются светские и дипломатические приемы, праздники, семейные торжества, концерты, художественные выставки, пресс-конференции и т. п.

В немецких государствах XIX в. вплоть до объединения Германии в 1871 г. гостиничная инфраструктура развивалась с отставанием от ведущих стран, хотя отдельные роскошные альтернативы традиционным гостиницам начали появляться и здесь. Строились курортные гостиницы (нем. Kurhotels) с казино и танцзалами, которые привлекали светскую публику. В Баден-Бадене, как уже было сказано, в 1809 г. был построен отель Badischer Hof, отвечавший требованиям своего времени. В Мюнхене в 1856 г. был построен элегантный городской отель «Четыре времени года» (Vier Jahreszeiten), давший впоследствии название известной гостиничной цепочке. Но в целом это были единичные примеры. Характерно, что известный консерватизм, присущий гостиничному делу в Германии, проявлялся и в выборе названий гостиниц. Длительное время держалось традиционное название Hof (двор) и производные от него. Например, отель класса «люкс», построенный в Берлине в 1875 г., назывался Kaiserhof («Кайзеровский двор»).

Мощные импульсы к развитию гостиничный бизнес получает с объединением Германии, в так называемый период грюндерства (1871— 1914) Г Экономический бум, сопровождаемый строительством новых современных гостиниц, наиболее ярко проявляется крупнейших городах Германии, прежде всего в Берлине. Гостиница Kaiserhof (разрушена во время Второй мировой войны) соответствовала европейским стандартам по роскоши и сервису, но не в техническом оснащении: на каждом этаже с 60 номерами было несколько туалетов и всего одна ванная комната[4] [5]. В 1880 г. строится Central-Hotel на 500 номеров (разрушен во время Второй мировой войны), который длительное время оставался самым большим в Берлине. Здесь в полной мере проявилась новая, англо-американская культура гостиничного дела: близость к вокзалу, рациональное использование пространства, общедоступный зимний сад — все это превратило гостинцу в некий центр притяжения не только для транзитных путешественников, но и для фланирующей публики. Кроме того, в отеле использовались новейшие технические достижения: паровое отопление, электрическое освещение и новейшее кухонное оборудование[6].

Но наиболее значимым событием стало строительство отеля Adlon в Берлине (1907 г.). Проект пользовался полной поддержкой кайзера Вильгельма II, который был очень заинтересован в том, чтобы в Берлине появилась гостиница для приемов иностранных дипломатов и правящих особ, которая не уступала бы «лучшим домам Европы». Лоренц Адлон, успешный владелец нескольких ресторанов и кафе, сумел получить все необходимые разрешения на покупку участка под строительство гостиницы в самом центре Берлина на улице «Унтер ден Линден», у Бранденбургских ворот. «Адлон» был построен в консервативном неоклассическом стиле, но в техническом отношении он соответствовал самым высоким стандартам своего времени. В каждом номере было электрическое освещение и ванная с горячей водой, что для того времени стало сенсацией. Кафе и ресторан «Адлона» упоминались в путеводителях в числе самых изысканных гастрономических заведений Берлина. Отель располагал конференц-залами и вскоре после открытия, на котором присутствовал кайзер с семьей, фактически стал домом приемов министерства иностранных дел. В нем останавливались дипломаты и коронованные особы, том числе российский император Николай II[7].

Со временем «Адлон» собрал «коллекцию» посетителей из числа знаменитостей, которая не знала себе равных в Германии. В его «книге гостей» оставляли автографы политики и общественные деятели, влиятельные журналисты и люди искусства. Перед Первой мировой войной престиж гостиницы подкрепляется визитами представителей высшего общества (государственных деятелей, дипломатов, финансовых магнатов и т. п.). В период между двумя мировыми войнами, в «золотые двадцатые» годы, завсегдатаями «Адлона» становятся политики Веймарской республики, знаменитые писатели, художники и артисты. После того как в «Адло- не» побывали Дж. Д. Рокфеллер, Генри Форд и Чарльз Чаплин, который в 1921 г. представил в Германии свой фильм «Золотая лихорадка», отель становится известен и американской публике. Богатые американские туристы прибывают в Берлин специально, чтобы увидеть «Адлон» и, если повезет, его постояльцев, среди которых были также Франклин Д. Рузвельт, Йегуди Менухин, Мэри Пикфорд, Марлен Дитрих и др.[8]

Большая часть здания гостиницы была уничтожена пожаром в мае 1945 г. Уцелевшее боковое крыло использовалось до начала 1980-х гг. как отель и ресторан. При этом все окна, выходящие на Западный Берлин, были замурованы в 1961 г. при сооружении Берлинской стены. В 1984 г. власти Восточного Берлина приняли решение снести изрядно обветшавшее здание. Отель «Адлон» был восстановлен после воссоединения разделенной Германии в 1997 г., что стало неким символом сложной исторической судьбы немецкой нации в XX в.

  • [1] Гейне Г. Указ. соч. С. 43.
  • [2] См.: Hoffmann М. S. 24.
  • [3] UR1: http://www.hotelfachschule-heidelberg.de/index.php/wir-ueber-uns/fritz-gabler.html
  • [4] Грюндерство (нем. Griinderzeit, т. е. время учредителей ) — период стремительного экономического развития в первые десятилетия после объединения Германии,который сопровождается учреждением большого количества новых торговых и производственных компаний. Этот период характеризовался масштабным строительством,в котором задавали тон эклектичные вкусы заказчиков с их стремлением к роскошии репрезентативности.
  • [5] Geisthovel A, Knoch Н. Orte der Moderne. S. 132.
  • [6] Op. cit. S. 133.
  • [7] URL: http://de.wikipedia.org/wiki/Hotel_AdIon.
  • [8] Die Geschichte des Hotels Adlon. Artikel vom 4. Januar 2005. URL: http://www.cosmopolis.ch/reisen/berlin/geschichte_hotel_adlon.htm
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>