Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Семейный гостиничный бизнес в период становления индустрии туризма

Исследователи гостиничного дела в Австрии, где до сих пор значительную роль играют семейные предприятия, на основе анализа письменных источников разного рода, включая человеческие документы и устные интервью, описывают поведенческие модели людей, занятых в семейном бизнесе, их социальный статус, а также их отношения с гостями и персоналом. При этом обнаруживается, что как в профессиональной среде, так и в общественном сознании в период становления современного туризма складываются определенные представления о типичных человеческих и социальных качествах, присущих отелье- рам. Часто эти представления основываются на жизненных историях тех персонажей, которые в свое время задали некие «образцы и масштабы» профессии, так что с ними впоследствии сравнивают всех прочих[1]. При этом очень часто в литературе путешествий, рекламе и СМИ периода становления индустрии туризма и вплоть до наших дней воспроизводится представление о том, что именно женщины благодаря своим врожденным качествам становятся «живым воплощением гостеприимства» туристского региона в глазах гостей.

Это относится прежде всего к альпийским регионам (как, например, Тироль и Зальцбург), где в сегменте гостеприимства традиционно преобладали семейные предприятия. Среди типажей хозяек гостиниц, фигурирующих в устных преданиях и письменных свидетельствах, особое внимание привлекает Эмма Хелленштайнер (Emmerenzia Hellenstainer, 1817—1904), легендарная фигура в гостиничном деле Австрии своего времени. Ее имя носит в наши дни профессиональное училище гостиничного бизнеса в Южном Тироле (немецкоязычный регион современной Италии)[2]. Ее личная и профессиональная судьба наглядно иллюстрирует социокультурные практики гостиничного дела в того времени. Эмма Хелленштайнер родилась в Тироле, в крестьянской семье, которая занималась также пивоварением и держала трактир. Родители на какое-то время отдали ее в учение в один из ведущих ресторанов Инсбрука, где она на практике изучила поварское дело. В те времена эта была самая распространенная форма профессиональной подготовки в семейных предприятиях. После ранней смерти родителей ей пришлось взять на себя управление семейным хозяйством. В одной из ее биографий сообщается, что юный возраст и пол новой хозяйки заведения вызывали весьма скептическое и даже насмешливое отношение соседей. Иными словами, социальное окружение не воспринимало молодую женщину в роли трактирщицы. После замужества положение изменилось. Молодая семья, продав пивоварню, весьма успешно начала заниматься гостиничным бизнесом. После смерти мужа Эмма Хелленштайнер продолжила дело одна. Со временем «Фрау Эмма» стала региональной знаменитостью. Ее заведение «Черный орел» (нем. Schwarzer Adler) начали называть Hotel Emma. Необычность ситуации состояла не в том, что женщина активно участвовала в семейном бизнесе, а в том, что она вышла за переделы предназначенного для женщин круга обязанностей. В заметках писателя Петера Розеггера (Peter Rosegger, 1843—1918), который бывал в ее заведении, описывается «красивая трактирщица, которая, как генерал, руководила домашним хозяйством, командовала персоналом и еще находила время поболтать с многочисленными посетителями и встретить каждую повозку, которые подъезжали непрерывно. Она была хозяин и хозяйка в одном лице, и словно держала в пальцах нити, через которые, как казалось, играючи управляет хозяйством»[3].

Определение «хозяин и хозяйка в одном лице» указывает на привычное распределение ролей в гостиничном хозяйстве между мужчиной и женщиной и подчеркивает необычность ситуации, когда женщина не просто привлекает клиентов своим женским обаянием («красивая трактирщица»), но и реально управляет предприятием. Следует отметить, что в семейном предприятии хозяин и хозяйка брали на себя, кроме прочего, воспитательные функции по отношению к персоналу и младшим членам семьи. В этом смысле гостиничный бизнес тяготел к патриархальным образцам воспитания, когда родители строго следили за поведением собственных детей в доме и вне дома, так как от этого зависела репутация заведения, а чужие дети, принятые на работу в качестве вспомогательного персонала, фактически принимались в семью. И хотя в конце XIX в. такие поведенческие образцы уже воспринимались с иронией, во многих литературных источниках воспоминания о таких отношениях характеризуются некоторой ностальгией «по старым добрым временам». Гостиница Эммы Хелленштайнер, матери семерых детей, которая на протяжении нескольких десятилетий управляла своим бизнесом, относится именно к такому историческому типу семейного предприятия. Как сказано в одном из ее жизнеописаний, она заботилась обо всех, кто жил в ее доме, утешала несчастных, ухаживала за больными, так что «неудивительно, что все служащие и подчиненные обращаясь к ней, называли ее не иначе, как «мать»[4].

Старшие дочери в семье Хелленштайнер получили воспитание, которое должно было подготовить их не только к выполнению профессиональных обязанностей в семейном бизнесе, но и к общению с гостями из кругов аристократии и состоятельных буржуа. Дочери воспитывались одно время в пансионе при монастыре урсулинок, где учились вышиванию, музыке и итальянскому языку. Затем они обучались поварскому ремеслу при разных ресторанах. Однако эта программа общеобразовательной и профессиональной подготовки при необходимости могла быть прервана. Актуальные потребности семьи или предприятия всегда были на первом месте. По воспоминаниям старшей дочери, после того как одна из поварих в семейном предприятии «из-за несчастной любви» вынуждена была уйти с работы и уехать, другая дочь Эммы, Мария, которой еще не исполнилось и пятнадцати, «бесстрашно заступила на ее место». Как только была найдена временная замена, «ее снова направили, как полагается, на обучение поварскому делу в Зальцбург, в отель Nelbock»[5]. Хотя дочерей готовили к «выгодному замужеству» и старались дать им соответствующее воспитание, это не освобождало их от рабочих обязанностей в семейном бизнесе. Они, например, должны были вставать в три часа ночи, чтобы встретить гостей, прибывающих на ночном почтовом омнибусе[6].

В целом история Эммы Хелленштайнер, как и других женщин, руководивших семейными гостиницами или ресторанами, показывает, что этот бизнес в гораздо более сильной степени, чем другие отрасли, характеризовался тесным переплетением частной жизни и работы в пространстве, времени и социальном окружении. Во многих публикациях прошлого и современности заявлено, что женщине даже не нужно выходить из традиционной социальной роли «хозяйки дома и продолжательницы рода», чтобы добиться успеха в гостиничном бизнесе. Во всяком случае, в журналистских материалах о таких предпринимательницах гораздо больше внимания уделяется их семейным историям, нежели их деловым качествам и профессиональной карьере. В то же время опросы реальных персонажей и анализ «человеческих документов» из прошлого показывает, что реальность гораздо сложнее. Для многих женщин занятие гостиничным бизнесом было средством обеспечения материального существования семьи, в то же время они осознавали, что успех в бизнесе изменяет их общественное положение, что они становятся объектом внимания местного высшего общества — чаще завистливого, чем беспристрастного. Поэтому очень часто коммерчески успешные женщины (особенно в деревенской среде), чтобы охранить себя от завистливого и агрессивного отношения со стороны соседей и конкурентов, старались представить в глазах окружающих свою карьеру как вынужденные действия, вызванные заботой о семье, попавшей в трудное положение[7].

Привлекательные и успешные в гостиничном бизнесе женщины часто жили под постоянным прессом профессиональных и семейных обязанностей, выступая одновременно в нескольких ролях: поварихи, матери, жены и светской дамы, которая должна от лица заведения оказывать почести гостям и быть приветливой с поклонниками, не допуская малейшего ущерба для репутации семьи. В этом смысле характерна фигура Ольги Вайсникс (Olga Waissnix, 1862—1897), хозяйки гостиницы Thalhof в Райхенау/Ракс (Нижняя Австрия). Дочь отельера из Вены благодаря своему кулинарному искусству, личному обаянию и превосходным манерам сформировала вокруг своего заведения устойчивый круг поклонников, в число которых входили представители венской аристократии, финансовой и творческой элиты. В частности, она состояла в переписке с выдающимся писателем и драматургом Артуром Шницлером (1862—1931). В автобиографической книге «Юность в Вене» (Jugend in Wien) он пишет о своем увлечении прекрасной трактирщицей (был наполовину помешан от любви)[8]. В этих воспоминаниях, кроме прочего, идет речь о ревности мужа, а также о том, что отношения между супругами были далеко не безоблачными, в частности из-за того, что Ольга Вайсникс по образованности и интеллекту была выше своей социальной среды. В свою очередь из ее переписки с А. Шницлером видно, насколько тяжело ей было справляться с разнообразными требованиями, необходимостью удерживать клиентов и соблюдать баланс между гостеприимством и личной дружбой с посетителями. Так, в одном из писем, написанном в разгар сезона, она, чувствуя себя до предела выжатой работой и постоянным психологическим напряжением, называет себя «рагу из охотницы, дамы, рабыни и т. д.»[9].

Вообще говоря, семейный характер бизнеса как в историческом плане, так и с точки зрения современности имеет много преимуществ: профессиональная деятельность проходит в кругу семьи и в родном доме, а производственные циклы так или иначе синхронизируются с циклами семейной жизни. В то же время разнообразие профессиональных и семейных обязанностей и ролей, а также внешние ожидания со стороны социального окружения часто оказывает психологическое давление на женщин и делает их жизнь нелегкой. Представления об особой предрасположенности женщин к гостиничному бизнесу складываются, как кажется, в ситуации, когда туризм принимает индустриальные формы. При этом предприниматель должен сделать так, чтобы его услуги (еда, напитки, размещение и проч.), которые производятся и продаются как индустриальный продукт, не воспринимались как таковой и гость не чувствовал бы себя частью конвейерного процесса. Эмоциональная чуткость, присущая женщинам, позволяет создать такую атмосферу индивидуального гостеприимства и «затушевать» в глазах гостей его коммерческий характер.

Поскольку гостинице или ресторану в высоко конкурентной среде трудно предложить что-то особенное в плане комфорта, технического оснащения и дизайна, на первый план выходят межчеловеческие отношения, когда коммерческий успех зависит от умения говорить с гостем о его желаниях на личностном уровне и окружить его «семейной заботой».

  • [1] См.: Nikola Langreiter. Vorziigliche Wirtin. In: Voyage. Jahrbuch fur Reise- undTourismusforschung Bd. 7. S. 26.
  • [2] URL: https://de.wikipedia.org/wiki/Emma_Hellenstainer
  • [3] Op. cit. S. 30.
  • [4] Там же. S. 39.
  • [5] Цит. по: Langreiter N. Vorziigliche Wirtin. S. 40.
  • [6] Там же.
  • [7] Там же. S. 26—28.
  • [8] Arthur Schnutzler. Jugend in Wien. Eine Autobiographie. Wien, 1981. S. 218—221.
  • [9] Op. cit. S. 144.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>