Финансовый кризис, политика и война: гостиничный бизнес в XX в.

В период относительной стабильности, установившейся после финансовой реформы начала 1920-х гг. наблюдался постоянный рост туристских потоков во внутреннем и въездном туризме. В соответствии с этим росло и предложение на рынке услуг размещения. Число отелей, гостиниц, пансионов, апартаментов (частные квартиры или дома, сдаваемые в аренду), а также пансионатов и санаториев на курортах и хижин-шале в горной местности, как и количество койко-мест, постоянно увеличивалось. В этот период расширялись существующие предприятия и создавались новые.

Следующие таблицы показывают динамику предложения на рынке гостиничных услуг в Австрии в период с 1924/25 по 1930/31.

Таблица 14

Количество предприятий размещения

Отчетный год (с 1.11 по 31.10)

Отели, гостиницы, пансионы

Частное жилье (апартаменты)

Другие средства размещения

1924/25

5126

18 432

648

1925/26

5536

19 431

723

1926/27

5989

23 548

860

1927/28

6317

27 592

1030

1928/29

6556

28 572

1281

1929/30

6775

30 345

1480

1930/31

6921

30 238

1587

Количество койко-мест в тыс.

Таблица 15

Отчетный год (с 1.11 по 31.10)

Отели, гостиницы, пансионы

Частное жилье (апартаменты)

Другие средства размещения

1924/25

99,00

64,40

20,30

1925/26

108,30

68,20

23,10

1926/27

118,10

81,50

27,00

1927/28

127,50

100,20

30,10

1928/29

132,90

108,70

35,70

1929/30

137,10

119,00

40,60

1930/31

141,30

120,40

44,10

Источник: Статистические справочники Австрийской республики1

Как и перед Первой мировой войной, в стабильное десятилетие до мирового финансового кризиса в Австрии установилось положительное сальдо туристского баланса за счет преобладания въездного туризма над выездным. Доля австрийцев, выезжавших в отпуск за границу, была невелика. В стране преобладало сельское население, которое традиционно в минимальной степени вовлечено в туризм. В то же время городской средний класс вернулся к привычным практикам летнего отдыха. Отдых за городом стал доступен и представителям рабочего класса, [1]

которые получили право на оплачиваемый отпуск отпускам благодаря социальным реформам. В описываемый период горожане предпочитают проводить летний отпуск главным образом на озерах в близлежащих альпийских регионах. В период с 1924/25 по 1929/30 г. преобладающая доля ночевок приходилась на летний сезон (рост с 81 до 82 %). Выросло число койко-мест в частных (главным образом, крестьянских) домах, которые сдавали помещения туристам в аренду с июня по сентябрь. Зимний туризм в тот период не играл для Альпийских регионов Австрии (за исключением Форарльберга) такой большой роли, как в наши дни.

В указанный период объемы въездного туризма росли более высокими темпами, чем во внутреннем туризме: доля иностранцев по количеству ночевок выросла с 37 % в сезоне 1924/25 до 43 % в сезоне 1929/30[2]. Важнейшим источников валютных поступлений был въездной туризм из Германии. По итогам 1930 г. доля прибытий из Германии составила 53 %. В сезоне 1928/29 число немецких туристов превысило 1 млн человек. В 1925 г. на долю немцев приходилось более 2 млн ночевок, в 1928/29 г. — около 4,8 млн и даже на следующий год, когда на международном туризме уже сказывался финансовый кризис, это число превысило 4,3 млн. Немецкие туристы преимущественно останавливались в Тироле (сезон 1928/29 г. — 410 тыс. чел.) и в Зальцбургском крае (около 200 тыс.). Доля этих двух федеральных земель во въездном туризме из Германии составляла в сезон 1928/29 более 60 % [3].

В 1929 г. поступления от въездного туризма из Германии составляли 55 млн рейхсмарок (RM), в то время как австрийцы оставили в Германии 16 млн. RM[4]. Такое положение дел не устраивало правительство Германии, которое испытывало хроническую нехватку валюты, и оно уже в 1931 г. пыталось вводить ограничения на выездной туризм (сбор в 100 RM при пересечении границы с Австрией). Несмотря на это, мировой экономический кризис в меньшей степени затронул туризм, чем другие отрасли экономики. Те, кто мог позволить себе отпуск, не отказывался от него даже во время кризиса. Именно в этот период вошли в моду дешевые туры для менее состоятельной публики с массовыми заездами в место отдыха. Карл Дегенер, первый организатор пакетных туров в Германии, уже в 1932 г. организовал массовые групповые поездки в Австрию. Считается, что уже в этот период западные регионы Австрии начинают ориентироваться на массовые турпотоки из Германии, а региональная гастрономия начинает подстраиваться под невзыскательные вкусы небогатых гостей.

По числу прибытий в сезоне 1929/30 г. первое место занимал Тироль, уступая по числу ночевок Нижней Австрии (федеральная земля, в центре которой располагалась Вена), чье лидерство обеспечивалось притоком горожан для летнего семейного отдыха. Число ночевок немцев в Нижней Австрии было невелико (около 97 тыс.)[5]. При этом состояние гостиничного и гастрономического бизнеса в Тироле в первую очередь зависело от немцев, приезжающих сюда в летний отпуск.

Наряду с Тиролем важным регионом для въездного туризма был Зальцбургский край. Зальцбургский фестиваль искусств, который с середины 1920-х гг. стал коммерчески успешным проектом, привлекал платежеспособных гостей, которые съезжалась посмотреть на выступления мировых звезд музыкального и театрального искусства. Вся эта публика не только слушала музыку, но скупала национальные костюмы в местных лавочках и заполняла гостиницы, рестораны и кафе. Сезон 1928/29 г., когда Зальцбургский край принял более 500 тыс. туристов, был наиболее удачным для региона в докризисный период. При этом почти 40 % прибытий приходилось на гостей из Германии, чья доля среди иностранцев составляла более 70 %. В последующем из-за мирового финансового кризиса объем турпотоков (прежде всего — из-за границы) сократился. Как уже было отмечено, компания Карла Дегенера в период финансового кризиса вышла на рынок с дешевыми пакетными турами и каждую неделю 1932 г. направляла из Берлина специальные поезда, которые доставляли от 200 до 500 гостей в местечко Голлинг-ан-дер-Зальцах (нем. Marktgemeine Golling) к югу от Зальцбурга. Специальный договор Карл Дегенера с общиной Толлинг и соглашение с Германской железной дорогой гарантировали дешевое пакетное предложение. В пакет входили дорога туда и обратно в сопровождении гида, питание и размещение, а также экскурсия по Зальцбургу на обратном пути. В первый успешный сезон местечко Толлинг приняло около 5 тыс. гостей[6]. Но «тысячемарковая блокада», установленная в апреле 1933 г. нацисткой Германией, положила конец этому проекту, как, впрочем, и позитивному развитию всего туристского и гостиничного бизнеса Австрии.

Более всего от блокады пострадали предприятия, которые делали обороты за счет массового притока немецких клиентов с невысокой платежеспособностью. В 1920-е гг., в период интенсивного роста числа прибытий и ночевок в гостиничный бизнес пришли большие инвестиции. Но уже во время мирового экономического кризиса въездные турпотоки сократились, а блокада и недополученная выгода обострила положение предприятий, имевших задолженности по кредитам. В сезон 1932/33 число прибытий из Германии уменьшилось в разы (до 214,3 тыс., из них 93,1 тыс. пришлись на Тироль и 24,5 тыс. — на Зальцбург). В сезон 1933/34 г. — по итогам первого полного года с начала бойкота — число гостей из Германии составило всего около 70,7 тыс. чел. (из них 10,4 тыс. — в Тироле, и 6,2 тыс. — в Зальцбурге)[7]. Блокада оказала самое разрушительное воздействие на рынок труда в гостиничном бизнесе и гастрономии в этих регионах. В некоторых регионах западных федеральных земель (прежде всего, в приграничных районах с Германией) число ночевок сократилось на 70—80 % относительно летнего сезона 1932 г. Число безработных выросло в 2—3 раза.

Особенно сложное положение сложилось в Тироле. Ряд местных туристических союзов, а также объединения торговых фирм и ремесленников направляли в земельное правительство Тироля письма, в которых сообщали о массовых закрытиях предприятий и увольнениях персонала, в результате чего местные бюджеты лишались ожидаемых налогов и сборов. Общественные и отраслевые союзы требовали оказать воздействие на федеральное правительство и побудить его отказаться от действий, направленных против национал-социалистического движения. Блокада затронула не только предприятия, непосредственно занятые в туризме и гостиничном бизнесе, но и связанные с ними отрасли (производители и поставщики сельхозпродукции, услуг, железные и канатные дороги и т. п.). Сократилось даже количество студентов в университете Инсбрука. На фоне экономической катастрофы и оскудения местных бюджетов в Тироле выросла популярность прогерманской национал-социалистической партии (NSDAP). Национал-социалисты в Тироле открыто требовали присоединения к германскому рейху, заявляя, что решением экономических проблем «может стать только полный отказ от существующей политической системы Австрии»[8].

Правительство пыталось поддержать экономику Тироля с помощью широкой программы рекламных мероприятий, направленных на привлечение гостей из Австрии и других стран взамен турпотоков из Германии. Так, например число прибытий туристов из Великобритании и Ирландии выросло с 1932/33 (13,3 тыс.) по 1936/37 (47,5 тыс.) втрое, а количество гостей из Франции, Сев. Америки и стран Бенилюкс — более чем удвоилось[9]. Но это не могло полностью компенсировать потери от сокращения турпотоков из Германии. В наибольшей степени «1000-марковая блокада» затронула провинциальные курорты, где туристская и гостиничная отрасль ориентировались на небогатую публику.

Ситуация усугублялась еще и тем, что традиционный для Австрии конфликт между столицей и провинцией проявлялся, кроме прочего, в так называемом «дачном антисемитизме», когда хозяева гостиниц или дачных помещений в провинциальных курортах указывали в рекламе или объявлениях о сдаче жилья в аренду, что «евреи нежелательны». Иногда это формулировалось иносказательно («Желаем приятного отдыха христианским семьям»), иногда использовался ярлык «арийский» из арсенала нацистской пропаганды. Например, в Шти- рии в местечке Пеллау многие гостиницы и рестораны «завлекали» гостей слоганом «Арийский дачный отдых высшего класса» («Arische Sommerfrische ersten Ranges»). В редких случаях расположенные обычно вдали от Вены и других крупных городов дачные местечки решением общего собрания жителей или местных властей объявляли себя «свободными от евреев» (нем.judenfreie Sommerfrische).

Такие настроения в провинции затрудняли переключение на внутренний туризм в условиях «тысячемарковой блокады», когда многие курортные местечки в западных регионах лишились клиентов из Германии. Это усугубило и без того тяжелое положение гостиничного бизнеса. Трудно оценить, до какой степени туристский бизнес в целом оказался под влиянием идеологии национализма. Как показывают работы австрийских исследователей по отдельным регионам, политические предпочтения игроков в туристской отрасли были неоднородны[10]. Наряду с регионами и коммунами, где преобладали антисемитские настроения, существовали регионы и коммуны, которые жили за счет состоятельных еврейских семей, проводящих в этих краях отпуск. Кроме того, в туристском бизнесе было достаточно предприятий под управлением евреев. До «аншлюса» антисемитизм в туристском и гостиничном бизнесе отнюдь не был распространен повсеместно, хотя использовался в Австрии как политический инструмент еще до Первой мировой войны и был укоренен на бытовом уровне.

После снятия блокады и восстановления отношений с Германией с июля 1936 г. ограничения на поездки были сняты, но поскольку для немцев сохранялись ограничения на вывоз валюты, то ожидаемого восстановления доходов за счет турпотока из Германии не произошло. Количество австрийцев, выезжающих в Германию, и количество немцев, выезжающих в Австрию, практически сравнялось. Кроме того, в Германии выездные визы выдавались преимущественно национал-социалистам, которые потом при приезде в Австрию выбирали «близкие по духу» предприятия размещения и питания. Национал-социалистские организации заранее распространяли рекомендательные списки ресторанов и гостиниц, которыми управляли люди националистических убеждений. Можно утверждать, что туризм стал каналом пропаганды в пользу «воссоединения» с Германией, которая велась как извне, так и изнутри, а гостиничное дело оказалось полем политической борьбы.

Аннексия Австрии нацистской Германией и последовавшая вскоре за этим Вторая мировая война нанесли тяжелый ущерб гостиничному бизнесу. Например, отель «Метрополь» (Hotel Metropol), построенный в 1873 г. перед Всемирной выставкой в Вене, был конфискован у его владельцев-евреев немедленно после аннексии и превращен в штаб-квартиру Гестапо. Здание было сильно повреждено бомбежкой и последующим пожаром в 1945 г. После войны руины здания были снесены[11].

Во время войны значительная часть гостиничного фонда была разрушена. В период оккупации войсками союзников многие уцелевшие гостиницы были заняты под нужды военных властей. Восстановление экономики и, соответственно, туристского и гостиничного бизнеса в Австрии было затруднено разделением страны на четыре зоны оккупации. Для перемещения внутри страны австрийским гражданам требовалось оформлять специальное удостоверение личности на четырех языках. Если внутри Западных зон в скором времени после 1945 г. были сняты все ограничения на поездки, то пересечение границы с советской зоной оккупации вплоть до 1953 г. считалось путешествием за границу. При всем при том взаимная заинтересованность западных и советских оккупационных властей в экономически стабильной и свободной от внутриполитических конфликтов Австрии способствовала тому, что Австрия вместе с советской зоной оккупации была включена в программу финансовой поддержки экономического восстановления (план Маршалла) на условиях «грантов» (т. е. безвозвратных кредитов). При этом объем финансовой поддержки Австрии со стороны американских банков (130 долларов США на душу населения) оказался одним из самых высоких среди стран, включенных в план Маршалла. Столько же получала Норвегия, а больше было только у Исландии (209 долларов). Для сравнения: в Бизонии (британско-американской зоне оккупации на территории Германии) эта сумма составляла всего 19 долларов[12].

После подписания государственного договора 1955 г. и вывода оккупационных войск (а в западных зонах еще раньше) начался процесс возврата предприятий размещения и гастрономии в собственность прежних владельцев и постепенное восстановление гостиничного бизнеса. Например, зальцбургский отель «Штайн», в котором в 1945 по 1950 г. были расквартированы американские войска, в 1951 г. был возвращен собственнику. Отель «Захер» после нацистской аннексии и Второй мировой войны, прервавшей историю семейного бизнеса, оказался в британской зоне оккупации, и британские военные власти вернули его в семейную собственность еще до подписания государственного договора. Для венцев это стало событием, сравнимым по значению с возобновлением представлений в Венской опере или в концертном зале Венской филармонии. В 1967 г. Hotel Sacher получил право коммерческого использования государственного герба, т. е. это название стал национальным брендом. Наследники семейного предприятия купили в 1989 г. гостиницу «Австрийский двор» (Osterreichischer Hof) в Зальцбурге и переименовали ее в Hotel Sacher Salzburg, подняв и без того известный бренд на новый уровень[13].

  • [1] См.: Mayrhuber. S. 57. Сравнивая число койко-мест в средствах размещенияв Австро-Венгерской империи перед Первой мировой войной (более 496 тыс.) с этимпоказателем в Австрии в 1930-е гг., следует учитывать разницу в численности населения : в Австрии — около 7 млн чел, в Австро-Венгрии — более 46 млн чел.
  • [2] 2 Там же.
  • [3] Там же. S. 54.
  • [4] См.: Mayrhuber. S. 171.
  • [5] Там же. S. 55—56.
  • [6] Там же. S. 114—115.
  • [7] См.: Mayrhuber М. S. 96.
  • [8] Цит. по: Mayrhuber М. S. 111.
  • [9] Там же.
  • [10] Mayrhuber. S. 130.
  • [11] На месте, где находился отель «Метрополь» (площадь Morzinplatz), в наши днисооружен памятник жертвам нацизма.
  • [12] См.: Gelehr Michael. Von der Befreiung zur Freiheit. S. 28. URL: http://www.tyroliaverlag.at/leseproben/9783702234157/leseprobe.pdf
  • [13] URL: https://de.wikipedia.org/wiki/Hotel_Sacher
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >