Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

История польского туризма

Возникновение и развитие туризма в Польше

Говорить о возникновении традиции путешествий поляков по своей стране и за ее пределы, а также о начале знакомства иностранных путешественников с польскими землями, можно уже с XVI в. Прежде всего следует отметить особенность положения Польши в этот исторический период. В то время Польша являлась крупнейшим по территории государством Европы. В середине XVI в. Польша окончательно объединилась в одно государство с Великим Княжеством Литовским, славянским, по сути, государством, которое в XIV—XV вв. занимало громадные, по тем временам, пространства — «от моря до моря», т. е. от Балтийского до Черного моря, включая в себя территории теперешней Литвы, Белоруссии, Украины и западных областей России. Восточная граница Великого Княжества Литовского проходила в каких-нибудь двухстах километрах от Москвы. И хотя на рубеже XV и XVI вв. территория Великого Княжества существенно сократилась (на юге — в результате османско-татарской экспансии, на востоке — вследствие расширения земель Московского государства), тем не менее, в результате объединения двух стран: Польского королевства и Великого Княжества Литовского — возникла обширнейшая держава, которая по пространству своих земель вполне могла соперничать с Московской Русью. Это государство называлось Речь Посполитая (Rzeczpospolita), что является переводом на польский язык латинского термина Res Publica (т. е. общая, общественная вещь, дело).

В описываемую эпоху земли Московского государства считались в Европе таинственными, дикими, почти азиатскими пространствами, населенными еретиками, Речь же Посполитая, стоявшая на границе двух миров — «просвещенной Европы» и «дикой Московии», слыла за страну хотя и европейскую, католическую, но, тем не менее, имеющую немало особенностей, роднящих ее с неведомыми и опасными «азиатскими» пространствами. Надо признать, что для подобных взглядов были свои резоны. Хотя поляки твердо придерживались католической веры и подчеркивали свою связь с западным миром, они все же, в массе своей, цепко держались за старопольские традиции и обычаи, разделяя основные положения так называемого сарматизма, учения об избранности, особой судьбе польского народы и независимости его от внешних влияний.

Кроме того, после объединения с Великим Княжеством Литовским, которое по сути своей было православным, русскоговорящим государством, весьма значительно изменился национальный и конфессиональный состав населения объединенного государства. Следует добавить, что этнические литовцы были в то время в основном язычниками — последний языческий народ Европы.

Вышеперечисленные обстоятельства вполне закономерно влияли на интерес к Речи Посполитой со стороны европейских ученых, географов, путешественников, а нередко и просто искателей приключений и авантюристов.

К числу первых свидетельств и описаний польских земель зарубежными путешественниками нужно отнести описание государства одного из первых польских королей Мешка I (ок. 935—992), которое было сделано купцом из Севильи Ибрагимом ибн Якубом (ок. 912—966). Это было в середине X в. Несколько позже, в начале XI в., вместе с отрядами императорского войска Генриха II (973—1024) в Польшу прибыл Мерсенбургский епископ Титмар (975—1018), который, составляя хронику похода, оставил обширное описание польских городов, лесов и земель. С подобной же целью, сопутствуя отрядам чешского короля Братислава (1035—1092), посетил Польшу пражский монах Космас (Козьма) (1045—1125) в конце XI в. Упоминания о польских землях можно встретить и в скандинавских сагах.

С течением времени число чужеземцев, посещающих Польшу, возрастает. Это послы Священной Римской империи, папские легаты и даже политические изгнанники, как, например, флорентийский гуманист Буонакорси (Каллимах, 1437—1496). Их заметки давали Европе определенное представление о польском государстве.

В XVI в., в силу государственного устройства Польши, которое предусматривало выборность королей, польский престол занимали монархи из Франции, Венгрии и Швеции. Вместе с ними прибывали многочисленные посольства, в составе которых были составители хроник, оставившие нам ценные свидетельства о польских землях того времени. Одним из них был итальянец Александр Гуанин из Вероны, который путешествовал по Польше в царствование короля Сигизмунда Августа и принимал участие в Ливонской, Московской и Валашской войнах. В 1578 г. им была написана книга «Sarmatiae Europae descriptio» («Описание Сарматской Европы»), включающая в себя многочисленные описания обширных польских земель.

В 1611 г. эта книга была переведена с латинского языка на польский и на долгие годы вошла в шляхетские библиотеки в качестве обязательного чтения.

В середине XVII в. в Польшу прибыла невеста короля Владислава IV Людовика Мария Гонзага. В состав ее свиты входил француз Жан де Лабурер, написавший книгу под названием «Relation du voyage de la reine de Pologne» («Описание путешествия королевы Польши»). Эта книга заполнена описаниями разных частей Польши, начиная от Бескидского погорья и завершая столицей страны. Лабурер наблюдал также за характером и обычаями поляков, приходя к выводу, что одной из их национальных черт является склонность к путешествиям.

Вторая половина XVII в. отмечена в истории Польши трагическими событиями. Это так называемый «Потоп» — или период шведского вторжения, повлекшего за собой неизмеримое количество жертв и разрушений. В войске Карла-Густава пребывал некий Пуффендорф, прошедший с войском захватчиков через всю Польшу. После похода он написал на латинском языке книгу «De rebus a Carlo Gustavo gestis» («О деяниях Карла-Густава»), являющуюся тем более ценным документом, что автор посвятил много места польским городам и замкам в том виде, в каком они были прежде, чем их уничтожил владыка Пуффен- дорфа.

В 1654 г. в Амстердаме была издана книга Андреаса Целлариуса (1596—1665) «Regni Poloniae descriptio» («Описания Королевства Польша»), Автор этой книги не был, видимо, в Польше, но черпал, должно быть, сведения из очень надежных источников, поскольку его книга считается наилучшим описанием Польши XVII в. Не исключено, что он воспользовался помощью прибывших тогда в Голландию членов польской секты ариан, изгнанных с родины указом сейма. Не случайно на произведение Целлариуса ссылались, как на достоверный источник информации, многие деятели польской культуры позднейших периодов, в частности, знаменитый польский ученый-просветитель Немце- вич (1758—1841).

В XVIII в. был написан еще целый ряд работ европейских путешественников и ученых, где упоминаются польские земли. Не отстал от них и известнейший итальянский авантюрист Джакомо Казанова (1725—1798), в знаменитых мемуарах которого мы можем найти краткое описание Варшавы, которую этот искатель приключений посетил на своем бурном жизненном пути.

Что же касается свидетельств самих польских авторов, то здесь первым должно быть упомянуто имя Яна Длугоша (1415—1480), автора первой географии Королевства Польского. Эта книга считается примером точного и ответственного изложения сведений о стране. Будучи придворным короля Казимира Ягеллончика, Длугош сопутствовал монарху в его путешествиях по стране, а также мог получать сведения от депутатов и сенаторов, прибывавших на королевский двор с разных концов страны.

Во второй половине XVI в. интересные описания страны оставили в «Хронике всего света» Марцин (1495—1575) и Иоахим (1540— 1599) Бельские. В этот же период Варминский епископ Марцин Кромер (1512—1589) пишет первый путеводитель по Польше, предназначенный лично для путешественника далеко не обыкновенного, а именно для француза Генриха Валуа, члена королевской семьи Франции, избранного на польский престол. Труд этот назывался: «Polonia, sive de situ, populis, moribus, magistratibus et republica Regni Poloniae» («Польша, или о положении, обычаях, учреждениях Речи Посполитой Польского Королевства»). Эта книга является первым польским краеведческим трудом в подлинном смысле этого слова, хотя и не полностью безупречным с точки зрения точности информации.

Стоит упомянуть также о появившихся в последующих период (XVII— XVII вв.) в работах Ш. Старовольского (1588—1656), С. Сарницкого (1532—1597), А. и Т. Свенцицких. Хотя и далекие от совершенства, эти работы имеют большую историческую ценность, поскольку часто являются единственным документированным свидетельством об облике городов и деревень, памятниках культуры того времени. Ведь многие из них в ходе последующих бурных и трагических событий либо были уничтожены, либо неузнаваемо изменились.

О самих же путешествиях упомянутые источники сообщают следующее.

В период I Речи Посполитой, несмотря на очень плохое состояние путей сообщения и неразвитую инфраструктуру гостеприимства, люди перемещались весьма интенсивно — как на обширнейших пространствах Речи Посполитой, так и по странам всей Европы.

Странствовали монахи, ремесленники, паломники и школяры. Многие из них двигались самым простым — пешим способом, преодолевая при этом значительные расстояния. Здесь нельзя обойти молчанием такой важный в ту эпоху вид путешествий, как путешествия религиозные, паломничество, пилигримство, которые в очень значительной степени способствовали последующему развитию туризма. В Польше, с ее особым почитанием Богоматери, исключительным образом чтутся два места, связанные со знаменитыми иконами Девы Марии: это костел у Острой Брамы в городе Вильно и монастырь у Ясной Гуры близ города Ченстохова. С давних времен туда организуются паломничества, привлекающие массы верующих католиков. Первое организованное паломничество в монастырь Ясной Гуры состоялось в 1434 г., когда чудотворная икона Богоматери была перенесена после реставрации из Кракова в Ченстохову в сопровождении торжественной процессии. В XVI веке в Ченстохову прибывали паломники из 300 местностей на территории Речи Посполитой и из 50 мест за рубежами страны. Паломничество в Ясную Гуру считалось столь важным религиозным мероприятием, что все помещики были обязаны отпускать на него своих крепостных. Для многих рядовых участников этих процессий такое паломничество представляло собой первое, а зачастую и единственное в жизни путешествие, которое, вследствие этого, приобретало не только религиозный, но и познавательный, краеведческий и образовательный характер. Пилигримы передвигались,как правило, в группах-компаниях, во главе которых стоял проводник. Он обозначал трассу передвижения, места остановок, время молитв. Проводники происходили обычно из мирян, хотя бывали случаи, когда такие компании сопровождались священниками, которые тогда брали на себя функцию проводника. Вещи путников везли на повозках, замыкавших процессию. У подножия Ясной Горы каждую группу странников приветствовал монах из ордена Пау- линов, который затем вводил паломников в Санктуарий Святой Девы. Их пребывание в святых местах длилось обычно от одного до четырех дней, после чего они таким же образом возвращались в родные места. Итак, уже в те далекие времена к путешествиям, и при этом во многом познавательным, стало приобщаться множество людей из самых разных слоев общества.

Среди этой массы преодолевающих пространства можно уже выделить тех, для кого путешествие становится средством отдыха и развлечения. Таких путешественников было немного, но заметки о них уже появляются. Одной из таких первых «туристских экскурсий» явилось путешествие в горы Татры Беаты Лаской (1515—1576), которая была наследницей огромных богатств магнатского рода Острогских (а по некоторым сведениям — внебрачной дочерью польского короля и великого князя литовского Сигизмунда I) и героиней романтических любовных историй. В 1563 г. она выбралась со своей свитой в развлекательное путешествие в горы, в окрестности кежмарского Зеленого озера. Упоминание об этой «экскурсии» можно считать своеобразным началом хроники туризма в Польше. В 90-е гг. того же XVI в. возникает традиция выезда студентов Ягеллонского университета в Кракове на познавательно-рекреационные экскурсии в Татры. Таковы были первые шаги туризма. Вообще надо сказать,что путешествия школяров и студентов с «образовательной подоплекой» были в то время весьма распространены. Шли учиться со всех концов Речи Посполитой в первый польский университет — Ягеллонский — в Кракове. С деятельностью этого университета тесно связана жизнь великого ученого с мировой славой — Николая Коперника (1473—1543). Поляки, жаждавшие знаний и влекомые любознательностью, пускались и в более далекие путешествия в знаменитые европейские университеты: в итальянские Падую и Болонью, парижскую Сорбонну — ив другие...

Показательной в этом смысле может быть судьба белорусского первопечатника Георгия (Франциска) Скорины (1486—1551). Родившись в древнем белорусском городе Полоцке на Западной Двине, который был тогда частью Великого Княжества Литовского, он, обуреваемый жаждой знания, будучи юношей, пустился пешком в далекий путь до Кракова. Поступил в Ягеллонский университет, закончил его и стал бакалавром «семи свободных искусств». Но на этом он не успокоился. Вернувшись домой, он через некоторое время отправился уже в Италию, где по окончании университета получил звание доктора медицины. Став позднее печатником, он стал выпускать книги на старорусском языке и среди них «Малую подорожную книгу», один из первых путеводителей по градам и весям Великого Княжества Литовского, иначе говоря, Западной Руси.

Как мы видим, путешествующих с самыми разнообразными целями в ту эпоху было множество. Но каковы же были условия их перемещения? По каким дорогам они двигались? Где находили приют?

Как и следовало ожидать, состояние польских дорог в то время почти повсеместно оставляло желать лучшего. Редко когда тракты имели укрепленное покрытие, и большей частью они были сильно разъезжены. Осенью и в весеннее половодье они превращались в грязные топи, летом над ними столбом стояла пыль, зимой их покрывали сугробы. Особой бедой был отвратительный стан мостов. Недаром ходила по Европе поговорочка: pons polonicus — или — eine polnische Briicke, чтобы обозначить таким образом плохой мост.

На важнейших мостах за переправу надо было дополнительно платить. Владельцы переправ обязаны были содержать их в порядке, однако большинство из них смотрело сквозь пальцы на грозные распоряжения. Где возможно, путники переходили реки вброд.

Там, где река была широка и глубока, переправа часто осуществлялась на паромах или широких плоскодонных речных суднах.

Надо отметить, что ввиду безобразного состояния большинства сухопутных дорог старались, где это возможно, заменить их водными путями. Наличие в пределах Речи Посполитой таких крупных и полноводных рек как Висла, Сан, Западный Бут, Нарев, Неман, Варта, Пина, Сож, Днепр, Десна, Западная Двина способствовало развитию речного транспорта. Были также прорыты Королевский и Августовский судоходные каналы. Водный транспорт использовался, главным образом для перевоза товаров, однако устраивали и пассажирские рейсы — главным образом, с увеселительными целями. Это были предшественники современных речных круизов. Бывало, что целые магнатские дворы путешествовали подобным образом. В 1594 г. польский король шведского происхождения Сигизмунд III Ваза (1566—1632) отправился к себе на родину. От Варшавы до Гданьска он плыл со своей свитой по Висле, а там, в крепости «Маяк», пересел на морской корабль, чтобы пересечь Балтийское море.

Все же основная масса путешественников передвигалась по сухопутным дорогам. Те, кто победнее, шли пешком, преодолевая в день от 20 до 25 км. Более зажиточные ехали на разного рода повозках — от совсем примитивных телег, проезжавших в день 25—30 км, до усовершенствованных дилижансов, имевших подвеску корпуса на ремнях. На таком экипаже проезжали в день около 60 км. Шляхтичи по традиции ездили верхом. Одиночный всадник мог проехать в день 40 км, магнатская кавалькада преодолевала в день 25—30 км.

Лошадь в те времена играла огромную роль во всех областях жизни, польские кони ценились во всей Европе, были свои породы, которые во многом могли соперничать даже с арабскими.

Магнатские кавалькады представляли собой грандиозное зрелище. Особенной роскошью поражали посольские процессии, задачей которых было продемонстрировать мощь и богатство Речи Посполитой.

Существует свидетельство (подкрепленное также великолепной гравюрой итальянского художника Стефано делла Белла) о въезде в апостольскую столицу Рим в 1633 г. посольства Речи Посполитой, возглавляемого Ежи Оссолинским (1595—1650). Процессия состояла из ста коней и верблюдов в золотой и серебряной упряжи, украшенной драгоценными камнями. На них сидела шляхта в национальных польских нарядах, а также пленники из восточных стран (татары и турки). Лошадей подковали таким образом, чтобы по дороге они теряли на мостовой золотые подковы, а шляхетская молодежь швыряла в толпу золотые дукаты.

Подводя итоги этого периода «прототуризма» в I Речи Посполитой, который можно условно ограничить XVI и XVII столетиями, следует, наверное, прежде всего указать на множество препятствий, неудобств и даже опасностей, с которыми имели дело странствующие по этой обширной стране и по просторам всей Европы. На некоторые из этих преград было указано выше. И все же, они не стали помехой для передвижения людей и для начала создания культуры путешествия, его идейных основ. Свою лепту внесли сюда великие польские ученые гуманисты: Коперник, Кохановский (1530—1584), Рей (1505—1569). Сами страстные путешественники, пересекшие ради получения образования немалые пространства, они выступали в дальнейшем пропагандистами путешествия как способа познания мира и себя самого, как инициаторы так называемых «образовательных» путешествий.

Появляются зачатки традиции так называемого романтического путешествия, о чем можно судить на примере вышеупомянутого путешествия Беаты Лаской в Татры.

Стоит, пожалуй, вспомнить и еще об одном разряде путешественников, хотя к ним этот термин может быть отнесен с некоторой натяжкой. Тем не менее, этот разряд странников весьма характерен для этой бурной, богатой событиями (подчас трагическими) эпохи.

Это так называемые «военные путешественники», а попросту говоря, чаще всего, авантюристы, наемные вояки, «рыцари плаща и шпаги». К таковым можно отнести, например, так называемых лисовчиков, т. е. наемных солдат из отряда Лисовского, который принял активнейшее участие в событиях Смутного времени на территории Московского государства. Абсолютно беспринципное, ведомое лишь жаждой наживы и приключений войско переходило на службу от одной политической силы к другой, одновременно с этим пересекая огромные пространства Русской земли. Упоминание об истории «лисовчиков» является весьма любопытным свидетельством эпохи.

Наконец, нужно помнить, что вышеописанный период совпадает с эпохой Великих географических открытий, проникновения европейцев в Индию, в Западное полушарие, с эпохой колониальной экспансии. Не остались в стороне от этого и отдельные поляки, хотя в целом их родина была довольно далека от этих событий. Часть этих людей были авантюристами, действовавшими на свой страх и риск, часть принимала официальное участие в действиях главных колониальных стран того времени: Испании, Португалии и Голландии.

В апреле 1596 г. поляк Кшиштоф Павловский (XVI в.—1603 г.) отправился в Индию на португальском корабле из Лиссабона. В своих письмах друзьям он подробно описывает события полугодового путешествия: посещение Мыса Доброй Надежды, крепости Мозамбик, острова Мадагаскар. Все перипетии путешествия, природа увиденных стран описаны очень подробно. Прибыв в португальскую колонию Гоа, Павловский выступил в находящуюся в 600 км от нее крепость Диу. В пути он вел подробнейшие записи о природе Индии и обычаях этой страны. Это было первое описание Индии, составленное поляком.

Посетил Индию в XVI в. также Эразм Кретковский (1508—1558), путешественник, дипломат, священнослужитель из Бреста. Было там в XVII веке и еще несколько поляков.

Поляки бывали в это время и в Америке. Шляхтич Кшиштоф Арци- шевский (1592—1656), изгнанный из Польши, поселился в 1623 г. в Голландии. Затем в качестве капитана пехоты он принял участие в голландской экспедиции в Бразилию, где он дослужился до адмирала. По-видимому, это был единственный польский конквистадор, поэтому ничего удивительного в том, что его образ вдохновлял позднее многих польских писателей.

Таким образом, мы видим, что в описываемый исторический период, который, в основном, совпадает с эпохой Возрождения в Европе, для многих жителей Речи Посполитой были характерны мобильность, энергичность, предприимчивость, стремление познать внешний мир, интерес к жизни и обычаям иных народов.

Растет стремление к изучению иностранных языков как средства познания внешнего мира. Среди шляхты наряду со знакомством с обязательным в ту пору латинским языком становится привычным знание и других иностранных языков: немецкого, французского, а после того как польской королевой стала итальянка Бона, и итальянского. В те годы знание итальянского было не просто данью моде, но и признаком образованного мужа, достойного дворянина, перед которым открывался путь в сказочную Италию, родину европейской культуры.

Выходили даже специальные учебники, целью которых было помочь путешественникам в их странствиях по чужим землям. Так в начале XVII в. было издано «Странствие или Наставление для путешествующих», а также «Польский пилигрим или Краткое описание Рима и славнейших итальянских городов».

Великий польский гуманист Рей написал в эту эпоху книгу под названием «Житие человека честного», в которой в одной из глав наставлял молодых людей, отправляющихся в дальние страны. По его словам, путник должен правильно выбирать место, куда он отправится, вести себя достойным образом, избегая дурной компании, и при этом зорко присматриваться к жизни и обычаям чужих краев, дабы извлечь из своего путешествия наибольшую пользу.

Однако со II половины XVTI столетия это гуманистическое стремление к открытости внешнему миру, к познанию иных земель начинает постепенно изменяться. Причиной тому были во многом трагические события истории этого столетия: восстание под предводительством Богдана Хмельницкого (1595—1657) на Украине, Шведское вторжение, так называемый «потоп» и долгие изнурительные войны с Турцией на южных рубежах Речи Посполитой. Все эти события красочно описаны в знаменитой «Трилогии» польского нобелевского лауреата Генриха Сенкевича (1846—1916).

Так или иначе, но прежнее желание познать окружающий мир начинает постепенно затухать. Среди шляхты распространяется неприязнь к иностранцам, а вместе с этим и отрицательное отношение к путешествиям вообще. Эти изменения в настроениях, обычаях, образе жизни приводят к возникновению системы политических и моральных взглядов, которую часто называют «сарматизмом». Этот термин происходит от названия древнего племени сарматов. Ряд польских идеологов-наци- оналистов считал, что поляки являются непосредственными потомками этого племени, не имея ничего общего ни с другими славянскими народами, ни с окружающим миром вообще. Отсюда — ярко выраженная национальная мегаломания, вера в исключительность национальной судьбы, неприкрытая враждебность к чужестранцам.

Наступил период, когда вся современная литература говорила польским шляхтичам об окружавших их народах, как о людях низшего сорта, дикарях, существах враждебных, бескультурных и необразованных. И это говорилось не только о тех, кто жил на востоке от Польши, но и о жителях основных европейских стран: немцах, итальянцах, французах. Яркие образчики этой ксенофобии можно найти в произведениях таких литераторов XVII в., как Вацлав Потоцкий (1621—1696) или Веспазиан Коховский (1633—1700). Впрочем, многие европейские авторы не оставались в долгу, платя полякам той же монетой, как например, французский поэт Филипп Депорт (1546—1606), назвавший поляков варварским, грубым и легкомысленным народом.

Такая политика изоляционизма не могла, разумеется, способствовать путешествиям и познанию мира. Образ жизни массы шляхетства подвергся существенным изменениям. Поездки на заседания сейма, на местные выборы или в суд — этим и ограничивались перемещения рядового шляхтича, считавшего себя соверешенно самодостаточным в своих владениях. Отсюда пошла знаменитая польская пословица: «Пан на загроде» (т. е. в своих владениях) равен воеводе».

С конца XVII в. и по середину XVTII в. стало редкостью знание географии не только Европы, но даже и собственной страны. Редких иностранцев, попадавших в Польшу, встречали с недоверчивостью, подозрительностью, а то и с открытой враждебностью. И малую толику разнообразия вносили в это положение вещей лишь военные марши польских войск на заключительном этапе «шведского потопа» и рассказы ветеранов — наемников, прошедших с императорским войском по всему европейскому континенту.

В середине XVIII в. равнодушное, а то и отрицательное отношение к путешествию начинает подвергаться изменениям. Это связано с приходом в Польшу нового исторического и культурного периода: Эпохи Просвещения. Высокие идеалы гуманизма, общественного прогресса, борьбы с невежеством, косностью и предрассудками, провозглашенные великими французскими учеными-энциклопедистами, стали завоевывать своих сторонников в среде зарождающейся польской интеллигенции.

Новое дыхание обрела и общественно-политическая борьба, где все больше сторонников становилось у политических сил, боровшихся с отсталостью страны, с политикой изоляционизма, с угрозой утраты государственный независимости.

Много бурных событий политической жизни связано с так называемой Барской Конфедерацией — политической оппозицией части польской шляхты тогдашней королевской власти и все возраставшему вмешательству во внутренние дела Польши со стороны соседних государств: Австрии, Пруссии и России. После ожесточенной борьбы, в которой приняли участие и иностранные войска (в том числе и русские), Конфедерация потерпела поражение, многие конфедераты бежали из Польши и рассеялись по разным странам Европы. Некоторые забирались еще дальше. Показательной здесь может быть судьба конфедерата польско-венгерского происхождения Мауриция Бенев- ского (1746—1786). Авантюрист и искатель приключений по складу характера, человек энергичный и предприимчивый, он побывал после поражения Конфедерации во множестве стран, добрался до Дальнего Востока, пережил необыкновенные приключения в Китае, на Формозе, в Японии и других восточных странах. Судьба его не раз привлекала к себе внимание писателей.

Другой известный конфедерат Казимир Пулавский (1745—1779) во главе отряда своих бывших соратников пересек Атлантический океан и добрался до британских владений в Северной Америке. Там эти бывшие конфедераты приняли участие в Войне за Независимость на стороне зарождающихся Соединенных Штатов. С тех пор Пулавский почитается как национальный герой США.

Разумеется, путешествия такого рода далеки от того, что связано с понятием туризма в обычном смысле. Тем не менее они являются ярким свидетельством завершения целого периода, застоя, косности и инерции в этой области жизни. Они говорят о том, что в широких массах польской шляхты стал опять пробуждаться интерес к путешествиям, приключениям, к познанию мира.

Такой интерес вызывает к жизни уже и путешествия иного рода. Представители богатой шляхты отправляются в путь с познавательными целями.

Красноречивым примером здесь может быть фигура Яна Потоцкого (1761—1815), писателя и философа, автора известнейшего романа «Рукопись, найденная в Сарагоссе». Неутомимый путешественник, влекомый жаждой познания, он исколесил всю Европу, бывал на Ближнем Востоке. Впечатления, вынесенные им из этих странствий, нашли свое отражение на страницах его знаменитого творения.

Интерес к краеведению проявляет себя в коллекционировании предметов, связанных с историей и культурой, возникновении музеев. Здесь следует упомянуть Изабеллу Чарторыйскую (1671—1756), основательницу знаменитых Пулавских собраний, а также Михаила Мнишка (1742—1806), разработавшего концепцию краеведческих музеев.

Делает первые шаги и традиция летнего выезда аристократии «на воды», для отдыха и лечения. Местечко Бардиув в Татрах, куда ездили аристократы еще в предыдущих столетиях, снова становится модным. В конце XVIII в. здесь неоднократно отдыхал аристократ и известный политический деятель Адам Казимир Чарторыйский (1770—1861). Здесь он велел построить себе летний домик. Вслед за Чарторыйским в это место потянулось множество богатой шляхты и магнатов.

Говоря о первых шагах польского туризма как общественного явления, невозможно не упомянуть имен двух выдающихся деятелей польского Просвещения — Станислава Сташица и Юлиана Немцевича.

Станислав Сташиц (1755—1826) был одним из ведущих представителей польского Просвещения. В независимой Польше он принимал активное участие в работе Комиссии по делам образования, после разделов Польши он стал организатором научной жизни в Варшаве. Он организует Общество Друзей Науки, посвящает себя геологическому и географическому изучению польских земель, ставя своей целью прежде всего исследование природных богатств страны. Вклад Сташица в развитие польского туризма обусловлен его страстью к познанию родины. Он был первым исследователем, который изъездил на дилижансе и верхом и даже исходил пешком огромные пространства родного края. Особое внимание он уделял польским горам: Бескидам и Татрам. Он совершил восхождение на главнейшие вершины этих гор и был первым поляком, покорившим наивысшую вершину Татр — Ломницу. Из всех своих путешествий он привозил сотни наблюдений, экспонатов, заметок, дававших ему материал для последующей научной работы. Познание страны Сташиц считал не только развлечением и удовольствием, но и важным инструментом для руководства жизнью и хозяйством общества. В последующем фигура Сташица стала примером для тех деятелей в сфере туризма, которые использовали свои путешествия в научных целях: для проведения геологических, биологических и метеорологических наблюдений, обогащая таким образом сокровищницу национальной культуры и науки.

Примерно на тот же исторический период (конец XVIII — начало XIX в.) приходится деятельность другого выдающегося деятеля польского Просвещения. Это Юлиан Урсын Немцевич (1757—1841), происходивший из рядов мелкой литовской шляхты. Один из ближайших сподвижников Тадеуша Костюшко (1746—1817), вождя польского национального восстания, он вместе с ним попал в русский плен, затем эмигрировал в Америку. По возвращении в Польшу он активно занимался научной и литературной деятельностью, был после Сташи- ца председателем Общества Друзей Науки. В богатом литературном наследии Немцевича можно найти множество интереснейших наблюдений, воспоминаний, заметок, сделанных им во время его путешествий по Польше, России, Соединенным Штатам, европейским странам.

Именно Сташиц и Немцевич, политики и краеведы, привнесли в зарождающийся польский туризм четко сформулированный познавательный акцент. Философия Просвещения сформировала их мировоззрение, рациональный взгляд на окружающее, а трагедия погибающей Речи Посполитой вызвала чувство глубокого патриотизма, который в последующем не только определял все их начинания, но и придавал неповторимые характерные черты всему польскому туризму.

Познание природы, которое пропагандировал Сташиц, и увлечение историей, поборником которого выступал Немцевич, стали в дальнейшем краеугольным камнем польского краеведения, а их практика личного познания всего, что ново и интересно, проложила пути польскому туризму.

Взгляды Сташица и Немцевича нашли многочисленных последователей. Романтическое увлечение историей и народной культурой, интерес к памятникам искусства стали неотъемлемой частью устремлений зарождавшейся интеллигенции, а вместе с ней и формирующегося класса буржуазии. Патриотическое студенческое Товарищество Филаретов наряду с прочими целями ставило перед собой задачу знакомства с жизнью народа, с его историей, культурой и фольклором. У Филаретов, как это было и в аналогичных студенческих товариществах заграницей, экскурсии являлись очень важной, программной частью их деятельности. Один из Филаретов — Игнаций Домейко (1802—1889) получил первый опыт, первую «обкатку» туриста и краеведа в экскурсиях студентов под городом Вильно. Впоследствии он стал известным путешественником, исследователем и покорителем чилийских Анд. Такую же школу прошел знаменитый историк и политик Иоахим Лелевель (1786—1861). Великий польский поэт Адам Мицкевич (1798—1855) увековечил воспоминание о юношеских странствиях в своем главном произведении «Пан Тадеуш».

Следующий исторический период по праву может быть назван временем возникновения и оформления туризма как явления общественной жизни, туризма в современном понимании этого слова, как путешествия человека в его свободное время не только с целью отдыха, но также для удовлетворения его познавательных, эстетических, социальных и религиозных потребностей. Границей начало этой эпохи можно считать рубеж XVIII и XIX вв. Не случайно и сам термин «туризм», автором которого считается великий французский писатель Стендаль (1783—1842), возникает именно в этот период. Становление и укрепление туризма имело, безусловно, важные исторические и общественно-политические предпосылки: завершение эпохи наполеоновских войн и существенная перекройка европейских границ; освобождение Греции от османского ига и постепенное объединение Италии в единое независимое государство (вследствие чего эти две страны — колыбели европейской цивилизации — стали доступны для массового туризма); завоевание господствующих позиций в ведущих странах Европы новой общественно-политической силой — классом буржуазии, а вследствие этого — утверждение норм и привычек буржуазной, прежде всего протестантской морали. Несомненное влияние на развитие туризма оказала и промышленная революция — прежде всего изменения в области средств связи и путей сообщения. Совершенствовалась почтово-дилижансная связь, был изобретен телеграф, пароход, паровоз; Европа покрывалась постепенно сетью железных дорог. И не случайно именно с железной дорогой связано начало деятельности пионера массового туризма Томаса Кука (1808—1892), который в 1841 г. организовал первую массовую экскурсию по железной дороге, а затем стал основателем первого профессионального бюро путешествий (знаменитая «Контора Кука»),

Все эти события и явления не обошли стороной Польшу, но, говоря о становлении польского туризма, нужно прежде всего помнить о том необычайном и трагическом положении, в котором находилась эта страна на протяжении всего XIX в. Речь идет о так называемых Разделах Польши, произошедших в конце XVIII в. В результате глубочайшего общественного — политического кризиса, слабости королевской власти, своеволия, а то и предательства магнатов и целого ряда других причин — польское государство не было в состоянии противостоять окружающим его державам: Австрии, Пруссии и России и в результате трех разделов — 1772, 1793 и 1795 гг. — было поделено между тремя странами и на 123 года исчезло с карты Европы. Это событие оказало огромное влияние на жизнь и взгляды многих поколений поляков, но нужно сразу же отметить, что поляки всегда продолжали себя ощущать одним народом, с общей историей, культурой, традициями и привычками.

Все же следует отметить, что положение польских земель и их обитателей, оказавшихся во власти каждой из трех держав, разделивших меж собой Польшу, не было одинаковым, были различия (иногда и существенные), отличавшие друг от друга Польшу «австрийскую», «прусскую» и «русскую». Это не могло не сказаться на развитии туризма в каждой из частей разделенной страны.

Нужно отметить сразу же, что государства, разделившие Польшу, не были заинтересованы в развитии туризма на захваченных землях, поэтому инициативы поляков в этой области встречались с теми или иными препятствиями или попросту запретами. Но, с другой стороны, поляки и прежде всего польская интеллигенция рассматривали туризм не просто как способ отдыха или развлечения, но и как средство (в первую очередь для молодого поколения) познания своей страны, ее культуры и истории, что должно было стать толчком для укрепления национального самосознания с целью последующего возрождения единой родины.

Если сравнивать три части разделенной Польши, то нужно сразу отметить, что наиболее благоприятные условия для сохранения и развития национальной польской культуры, а соответственно, и для становления туризма сложились в юго-восточной части Польши, которая в XIX в. входила в состав Австро-Венгерской габсбургской империи. Сюда входили и два крупнейших на то время центра польской культуры: это Краков с его Ягеллонским университетом и Львов с университетом Яна Казимира. Для развития же туризма было очень важно, что именно здесь, в пределах Австрийской империи, находилась наиболее привлекательная для путешествующих и отдыхающих часть Польши — горная система Карпат с ее отдельными массивами, такими как — Татры, Бес- киды, Пенины. Именно эти территории стали базой для возникновения польского туризма в современном понимании этого слова.

Когда вслед за другими европейскими странами Австро-Венгрия начала развивать туризм на своей территории, то основное внимание она уделяла созданию инфраструктуры туризма в Альпах и на побережье Адриатического моря. Тем не менее австрийские власти не препятствовали деятельности польских общественных организаций и представителей культуры — зачинателей туризма на польских землях.

В польских Татрах и Бескидах попробовали использовать австрийский опыт в Альпах — организовать взаимодействие разных организаций и институтов, заинтересованных в развитии туризма. Это привело в 1873 г. к созданию первой польской туристской организации: Татров- ского общества. Инициаторами его создания были Феликс Плавицкий (1834—1925), Титус Халубиньский (1820—1888), Адольф Тетмайер (1813—1892) и Юзеф Столярчик (1816—1893). В уставе Общества были сформулированы его четыре главные цели:

  • 1. Последовательно и профессионально изучать Карпаты, и прежде всего Татры и Пенины, и распространять собранные о них знания.
  • 2. Побуждать туристов посещать эти горы и облечать доступ к ним. Облегчать пребывание в горах туристам (прежде всего членам Общества), а также исследователям и художникам, отправляющимся в Карпаты, Татры, Пенины с научными или художественными целями.
  • 3. Охранять горную флору и фауну.
  • 4. Поощрять народное творчество и ремесло жителей горных районов.

Деятельность Татровского общества способствовала не только развитию туризма, но вносила вклад и в общее развитие польской культуры и подъем национального самосознания. Деятелями этого общества были выдающиеся представители польской науки и культуры.

К числу достижений деятельности Татровского общества в первый период его существования можно отнести следующие.

  • — Создание горного приюта над озером Морское Око в 1874 г., а также горных приютов в Долине Пяти Озер и в Долине Розтоки в 1876 г.
  • — Разработка в 1888 г. первого в Европе проекта создания Национального парка в Татрах.
  • — Создание в 1907 г. в г. Закопане Закопанского отделения лыжников — рождение новой отрасли туризма — лыжного спорта. Среди создателей новой организации был и Станислав Барабаш, который в 1894 г. организовал первую лыжную экспедицию в Татры.
  • — Создание в 1909 г. Татрской добровольной горноспасательной службы.
  • — Создание в г. Закопане «Музея Татр» и публикация большого количества туристской литературы.

Главной же заслугой общества можно считать тот факт, что Закопане из захудалой горной деревни превратилось в модный курорт, соединенный хорошей дорогой с Краковом. Кроме этого, от Закопане были проложены дороги в горы, в частности к живописному озеру Морское Око.

В эти же годы в районе гор Бескиды возникло «Бескидское Общество», целью которого было развитие туризма в районе Силезских Бес- кид.

Иным было положение дел на польских землях в составе Пруссии (затем — Германии). Здесь не было характерного для Австрии либерализма по отношению к полякам и польской культуры. Любая деятельность, связанная с развитием национальной культуры, находилась под пристальным наблюдением германских властей и в любое время могла быть пресечена на корню.

С другой стороны, в Германии уже в начале XIX в. была развитая сеть курортов и мест отдыха. Во второй половине XIX в. страна переживала период бурного экономического роста. Благодаря густой сети железных дорог и растущему благосостоянию населения возникают основы туристской индустрии. В 1842 г. в Штутгарте создается первое бюро путешествий, возникают также региональные объединения и организации туризма. Непосредственное участие государства в развитии заграничного туризма делают возможным создание государственных туристских предприятий.

Однако польским землям, вошедшим в состав Германской империи, мало что перепадало от этих благ. С точки зрения туризма населенные поляками земли считались в Германии окраинами, не интересными для путешественников. Исключением было лишь Балтийское побережье да несколько курортов. Все же стоит упомянуть, что в 1842 г. в Познани был построен отель «Базар», один из первых в Европе отелей в современном значении этого слова. Но вот создание первой польской туристской организации германские власти разрешили лишь в 1913 г. Тогда в Познани появились «Познанское Туристическое Общество».

Иначе выглядела ситуация в Силезии, где власти способствовали развитию туризма. Тому были две причины: в XIX в. в Силезии с этнической точки зрения преобладало немецкоговорящее население, кроме того, с точки зрения природы этот регион был весьма привлекателен для туристов. Здесь возникла первая в мире школа горных проводников, был проложен целый ряд горных туристических маршрутов, построены горные приюты в горах Карконоше. В 1880 г. было основано «Карконошское Общество», которое занимаясь вопросами туризма и осуществляя образовательно-промоуторскую деятельность, внесла большой вклад в создание инфраструктуры туризма в этом регионе. Вслед за ним на территории Силезии возник еще целый ряд региональных туристских организаций.

Свои трудности были в развитии туризма на землях, вошедших в состав Российской империи. По-разному складывались отношения между российскими властями и польскими общественными организациями. Периоды запретов и ограничений чередовались с периодами послаблений и либерализации. Это можно отнести и к области туризма. По сравнению с другими частями разделенной Польши здесь было заметно существенное отставание, связанное как с причинами экономическими, так и с административно-бюрократическими. И все же, несмотря на эти препоны, польские общественные деятели вели последовательную работу в этом направлении, видя в туризме важный элемент в воспитании народа и прежде всего молодого поколения в духе национальной самобытности. В 1906 г. в Варшаве по инициативе путешественника и краеведа Александра Яновского (1866—1944) был зарегистрирован устав «Польского Краеведческого Общества». До этого, в конце XIX в., в Варшаве были созданы два спортивных общества: гребли и велосипедного спорта. Эти два содружества, несмотря на, казалось бы (судя по названию), узкий характер их деятельности, были, по сути дела, общественными организациями, которые вели не только спортивную, но и воспитательную, образовательную и, по мере возможности, патриотическую работу. Особенно интенсивно велась эта работа членами обоих обществ летом, когда каждое воскресенье организовывались велосипедные и лодочные экскурсии в окрестностях Варшавы. Активистами этих обществ были выдающиеся фигуры культурного и интеллектуального мира Варшавы. Заядлым велосипедистом был, например, выдающийся польский писатель Болеслав Прус (1847—1912), который в своих воспоминаниях посвятил немало теплых слов этому периоду своей жизни.

И все же польское общество заботила мысль о создании серьезной организации, которая бы занималась исключительно вопросами туризма и краеведения. Такой организацией и стало вышеупомянутое Польское Краеведческое Общество. Инициатор его создания Александр Яновский написал до этого книгу в 4 томах «Экскурсии по родной стране», в которой он изложил свой богатый опыт путешествий и наблюдений, подкрепленный фотографиями, сделанными им во время его странствий.

Согласно уставу, Польское Краеведческое Общество должно было:

  • — Собирать краеведческую информацию и распространять еще среди населения.
  • — Составлять научные коллекции, относящиеся к польским землям.
  • — Организовывать экскурсии по стране.
  • — Организовывать краеведческие выставки и осуществлять охрану исторических памятников и природных богатств.

Подобно другим польским организациям туризма в этот период Польское Краеведческое Общество уделяло главное внимание не столько экономическим аспектам развития туризма, сколько общественным вопросам. Общество выступило инициатором и вело целый ряд исследований из области географии, этнографии, физиографии. Оно вело издательскую работу, выпуская путеводители, открытки, журналы. Оно организовало многочисленные лекции, доклады, выставки, экскурсии, занималось строительством и содержанием гостиниц, турбаз, а также региональных краеведческих музеев.

Подведя итоги I этапа развития современного (в сегодняшнем понимании этого слова) туризма в Польше, который совпадает с периодом раздела Польши и отсутствием национального государства, нужно отметить следующее: главным достижением туристского движения в Польше в это время было возникновение широкой массы общественных деятелей, добившихся немалых успехов в пропагандистско-воспитательной деятельности. Было дано начало проведению региональных научных исследований в области туризма и краеведения. Кроме того, началось освоение для туризма наиболее привлекательных уголков страны. В то же время на экономические аспекты развития туризма, на его влияние на общее экономическое развитие страны не обращали тогда внимания. В этот период туризм был не экономическим явлением, а лишь общественно-культурным движением, позволяющим сохранить элементы национальной культуры страны, исчезнувшей с карты Европы. В то время, когда деятельность иных политических и культурных организаций была запрещена, туристские организации с успехом их заменяли.

Тем временем произошло событие, круто изменившее историю как всей страны, так и польского туризма. Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война прервала мирную жизнь всех трех частей разделенной Польши, так что говорить о развитии туризма в это время не приходится. Драматизм положения усугубил тот факт, что страны, разделившие в свое время Польшу, оказались противниками в этой войне: Россия воевала против Австро-Венгрии и Германии, и как раз на территории русской и австрийской Польши происходили самые ожесточенные бои.

Тем не менее именно в результате Первой мировой войны Польша смогла восстановить свою государственную независимость объединившись в одно государство. Революционные события в России, поражение Германии и Австро-Венгрии в войне и распад Австрийской империи — вот исторические факторы, способствовавшие объединению польских земель в одно государство, независимость которого была провозглашена в ноябре 1918 г.

После обретения независимости возможности для развития туризма в Польше были все еще ограничены. После 123 лет разделов нужно было заниматься построением собственного государственного аппарата, восстанавливать разрушенное войной хозяйство, решать насущные социальные проблемы. У населения, обедневшего за годы войны, тоже были иные заботы, нежели вопросы развития туризма. И тем не менее государственная администрация увидела возможность для развития туризма даже в таких нелегких условиях. В 1919 г. в Министерстве Общественных Работ был создан Отдел Туризма, руководителем которого стал доктор Мечислав Орлович (1881—1959), активный деятель краеведения, автор первых путеводителей для туристов по польским землям.

Несмотря на весьма скромные финансовые возможности, отдел туризма занимался внутренним и зарубежным туризмом, представлял Польшу в международных туристских организациях и на конгрессах по туризму.

В 1924 г. был создан консультативный орган — Межминистерская Комиссия по туризму. На местах, в воеводствах существовали отделы по туризму. В 1932 г. дела по туризму были переданы в ведение Министерства Средств Сообщения, а в 1935 г. была создана «Лига Поддержки Туризма», которая внесла существенный вклад в дело развития туризма. Устав Лиги предусматривал среди прочих следующие задачи:

  • — Создание финансовых фондов, предназначенных для решения задач Лиги.
  • — Инициирование и организация строительства сооружений и объектов для инфраструктуры туризма.
  • — Пропаганда туризма.
  • — Организация и поддержка всевозможных мероприятий по туризму.
  • — Издательская деятельность.
  • — Подготовка кадров для сферы туризма.
  • — Инициирование нормативных актов, регулирующих сферу туризма.

Результатом нескольких лет деятельности Лиги было, среди прочего, строительство ряда канатных дорог в Татрах, а также нескольких горных приютов и туристских отелей, а также домов отдыха на Балтийском побережье, возле города Гдыня. Кроме этого Лига приступила к проведению профессионального исследования туризма с учетом экономической конъюктуры и плана капиталовложений в область туризма.

В этот период было принято несколько законодательных актов, оказавших влияние на развитие туризма. В 1922 г. был принят «Закон о курортах», нормирующий условия, которым должны соответствовать курортная местность, присваивающий категорию курортам и регулирующий принципы создания фондов для курортного лечения. В 1928 г. принят «Закон об охране памятников истории и культуры», в 1934 г. — «Закон об охране природы». Готовился проект закона о поддержке туризма, однако он не был принят.

Двадцатилетие между двумя мировыми войнами можно назвать периодом создания первооснов польской туриндустрии. Этому способствовали и некоторые законы, касавшиеся социальной сферы жизни. Это принятый в 1919 г. закон, регулирующий продолжительность рабочего времени трудящихся, и закон 1922 г. об учреждении первых оплачиваемых отпусков. Благодаря этому появилась возможность для вовлечения в туризм широких масс населения.

Развивался и транспорт — одно из необходимейших условий для занятия туризмом. На железной дороге были организованы специальные поезда для туристов, предусматривались специальные скидки для туристов. В 1933 г. туристские поезда провезли по 397 маршрутам 260 тыс. человек, а в 1936 г. по 972 маршрутам проехали уже 641 тыс. туристов. Автобусное сообщение имело меньшее значение, но и оно развивалось, прежде всего в районах горных курортов в Татрах, где нет железных дорог. В 1929 г. возникла польская авиакомпания «Лот» — Польское Общество Авиалиний. Постепенно все крупнейшие польские города были связаны регулярными авиарейсами. Осуществлялись полеты и в зарубежные страны.

В 1923 г. произошло еще одно важное событие в истории польского туризма. Для того чтобы облегчить организацию туристских въездов, во Львове была создана частная фирма «Орбис» — первое польское бюро путешествий. Вскоре акции «Орбиса» были выкуплены Польским Сберегательным Банком. Благодаря этому «Орбис» стал крупнейшим бюро путешествий, имеющим в 1939 г. 155 представительств на территории Польши и за границей, в частности, в таких городах как Берлин, Брюссель, Нью-Йорк, Париж, Лондон и Вена. В 1938 г. «Орбис» имел 586 сотрудников и обслужил 337 тыс. туристов на территории Польши и за границей. Кроме содействия организации туристских поездок «Орбис» занимался также широкомасштабной подготовкой кадров для сферы туризма и продвижением польского туристского продукта за границей.

Кроме «Орбиса» в межвоенный период в Польше работало еще несколько других бюро путешествий. В 1937 г. была создана фирма «Громада», кооперативное предприятие по делам туризма и отдыха. В отличие от «Орбиса», деятельность. «Громады» имела специфическое направление, поскольку она была призвана прежде всего обслуживать жителей деревень и небольших городков, то есть, преобладающей на тот период части польского населения. Несколькими годами раньше, в 1928 г., Польское Краеведческое общество организовало свое бюро путешествий «Польтур», целью которого было расширение деятельности Краеведческого Общества по оказанию услуг желающим путешество.

Продолжая традиции, сформировавшиеся в предыдущий исторический период, польские туристские и краеведческие организации придавали большое значение развитие молодежного туризма, особо выделял его воспитательную и образовательную роль.

Несколько слов нужно сказать и о состоянии сферы гастрономии — базы питания. И здесь положение вещей оставляло желать лучшего. До европейских стандартов было еще далеко. Достаточно привести следующие данные: в 1932 г. в Польше было 33 785 предприятий общественного питания, из которых только 82 имели первую категорию.

Таким образом, можно отметить, что все усилия, направленные на то, чтобы побудить поляков активно заниматься туризмом, наталкивались на многочисленные трудности. Главным обстоятельством здесь был невысокий жизненный уровень населения и неблагоприятное соотношение численности сельского (69 %) и городского (31 %) населения. По оценкам специалистов, в межвоенный период возможность заниматься туризмом доступна была лишь для 10 % польского общества. Заграничный туризм делал только первые шаги. В 1932 г. за границу выехало 34 500 польских туристов, в 1936 г. — 45 800. Самой популярной формой туризма был внутренний туризм, опиравшийся, в основном, на ресурсы польских курортов. В 1931 г. в Польше функционировало 50 курортов с лечебной базой, 45 климатических курортов и 956 местностей для летнего отдыха. Число отдыхавших на курортах возросло с 56 тыс. в 1919 г. до 235 тыс. в 1938 г.

Подводя итоги второго периода истории польского туризма, нужно признать, что межвоенное двадцатилетие это период неполного использования возможностей для развития туризма в Польше. Несмотря на усилия общественных организаций и властей, не удалось создать исправно действующего механизма туриндустрии. Многочисленные общественные и экономические проблемы (бурная политическая жизнь, национальные раздоры, экономические кризисы) не позволили преодолеть расстояние, которое отделяло Польшу от ведущих европейских стран. 123 года разделов и утраты национальной самостоятельности и единства страны отразились не только на состоянии инфраструктуры туризма, но и на образе мыслей поляков, которые не сумели должным образом заниматься туризмом, а тем паче извлекать экономические выгоды из его развития. Эти задачи предстояло разрешить на последующих этапах развитии туризма, связанных с грандиозными политическими катаклизмами.

В сентябре 1939 г. началась Вторая мировая война, первой жертвой которой стала именно Польша. В годы войны всякая краеведческо-туристская деятельность полностью прекратилась. Гитлеровские власти запретили деятельность всех польских общественных организаций и учреждений. Их имущество было конфисковано и передано немецким организациям или же попросту уничтожено. Уже в сентябре 1939 г. подверглось бомбардировке и было уничтожено здание «Орбиса». Имущество «Громады» тоже подверглось уничтожению. Свобода передвижения местного населения во время оккупации было ограничена до предела. В концентрационных лагерях, на фронтах войны, в партизанских боях, на баррикадах Варшавского восстания погибло немало выдающихся деятелей польского туризма.

Завершение войны Польша встретила в новых социально-исторических условиях и даже в новых границах. Изменился общественно- политический строй страны: она стала членом социалистического лагеря, союзником СССР, в стране были проведены значительные социально-экономические преобразования. Что же касается государственных границ Польши, то в период с 1939 по 1945 г. они почти повсеместно подверглись изменениям. Страна как бы «сдвинулась на запад». Восточные области довоенный Польши, где среди населения (сельского по преимуществу) преобладали украинцы и белорусы, вошли в состав Советского Союза. Но взамен на западе, севере и частично на юге Польша получила территории, принадлежавшие Германии, но которые считались историческими польскими землями. Эта перекройка границ, оказавшая влияние на судьбы огромных масс людей, развитие экономики, межгосударственные отношения и т. д., — сказалась и на дальнейшем развитии туризма. На востоке Польша лишилась таких важных культурно-исторических, привлекательных для туризма центров, как Вильно (Вильнюс) и Львов. Однако взамен страна получила тоже привлекательный, а главное, уже освоенный с точки зрения туризма регион — Силезию. А кроме того, на севере Польша вышла на берега Балтики и получила обширные пространства морского побережья, имевшие уже туристско-рекреационную инфраструктуру и интересные средневековые города Щецин (Штеттин) и Гданьск (Данциг).

Нужно отметить, что уже в первые после военные годы, когда на повестке дня стоял вопрос о восстановлении разрушенной войной страны (некоторые города, в том числе и столица Варшава, были практически полностью уничтожены), новые власти уже начинали уделять внимание проблеме развития туризма. Согласно политическим воззрениям того времени, приоритетным считалось развитие социального, массового туризма. То, что до войны было доступно лишь для немногих, обладающих достаточными средствами — т. е. возможность путешествия и отдыха, теперь должно было стать общедоступным благом. Этому должны были способствовать: дополнительное финансирование развития туристской базы из бюджета государства, а также доплаты трудящимся к путешествиям во время отпуска. Уделяя главное внимание социальной и воспитательной роли туризма, власти отодвигали на второй план его экономический аспект, считая его в то время второстепенным.

Возможно, этой недооценкой важной экономической роли туризма в хозяйственном организме страны объясняется тот факт, что в течение ряда лет органы, призванные заниматься развитиям туризма перебрасывали из одного ведомства в другое, где они находились на положении второстепенных отделов, пока наконец в 1960 г. не был создан Главный Комитет по Физической Культуре и Туризму, задачами которого была разработка правовых основ для развития туриндустрии, координация деятельности всех организаций, в той или иной мере связанных с туризмом, поддержка развития туризма во всех его формах.

Среди тех организаций, которые внесли свой вклад в развитие туризма в послевоенной Польше, нужно назвать в первую очередь профессиональные союзы, которые в своей деятельности придавали большое значение предоставлению своим членам возможности отдыха. Уже в 1945 г. при Центральном Совете профсоюзов был создан «Отдел Отдыха Трудящихся», одной из главных задач которого было создание и содержание домов отдыха. Этот вид организации отдыха развивался весьма динамично. С 1945 по 1958 г. количество профсоюзных домов отдыха для членов профсоюзов в 1949 г. был создан «Фонд Отдыха Трудящихся», который занимался не только содержанием домов отдыха, но и общей организацией отдыха работников предприятий, устраивал экскурсии, спортивные и краеведческие мероприятия, создавал летние туристские лагеря. Те, кто отдыхал, пользуясь услугами этого фонда, имели существенные льготы и скидки. Благодаря тесному взаимодействию с «Польским Туристско-Краеведческим обществом» (ПТТК) работа Фонда становилась все более разнообразной, обогащалась культурно-просветительными и познавательными мероприятиями.

С 1960 г. роль организации отдыха стали брать на себя и непосредственно предприятия. Число людей, отдыхающих при помощи своего предприяти, быстро росло. Если в 1960 г. таких было около 270 тыс., то в 1979 г. их было уже почти четыре миллиона.

В развитии массового туризма велика была роль общественных организаций, и прежде всего упомянутого уже «Польского Туристско- Краеведческого Общества» (ПТТК). Оно возникло в 1950 г. в результате объединения «Польского Татровского общества» и «Польского Краеведческого общества», о которых уже шла речь в предыдущих главах. С этого момента ПТТК стало крупнейшей туристской организаций в Польше. Деятельность ПТТК была направлена на туристское образование и воспитание молодежи и взрослых. В рамках своих структур ПТТК готовило кадры, обучало широкие массы профессиональных работников в сфере туризма, выдавая удостоверения организаторов общего туризма и молодежного туризма, инструкторов по краеведению, охране памятников, охране природы, организаторов туризма высшей квалификации. В ведении ПТТК была также подготовки тургидов самого разного направления и выдача удостоверений гидов по горам, по природным паркам, городских гидов, гидов по промышленным предприятиям. Была разработана система квалификационных требований для получения звания гида. При участии Главного Комитета по Физкультуре и Туризму была также разработана квалификационная система для подготовки «пилотов», то есть сопровождающих групп польских туристов в зарубежные страны. Кроме того, ПТТК занималось разработкой и оборудованием туристских маршрутов, а также содержанием объектов туризма, таких как турбазы, горные приюты, дома туриста, водные станции, лыжные базы, музеи, бюро обслуживания туристов, предприятия, производящие туристское снаряжение и сувениры, издательства туристской литературы. В рядах ПТТК сформировалось понятие о так называемом квалифицированном туризме, т. е. таком туризме, для занятия которым требуются — соответствующее предрасположение, умение, снаряжение. В рамках популяризации квалифицированного туризма была создана целая система знаков отличия квалифицированного туризма. Получение такого знака стало своеобразным делом чести для многих активистов туризма. Существовали знаки: горного туризма, пешеходного, горнолыжного, велосипедного, байдарочного, парусного и краеведческого туризма.

Характеристикой деятельности ПТТК могут послужить количественные показатели. В 1980 г. эта крупнейшая польская туристская организация имела 585 отделений, свыше 730 тыс. членов, свыше 18 тыс. квалифицированных инструкторов по туризму. В экскурсиях, организованных этим обществом приняло участие 2,3 млн человек, в том числе — 1,3 млн — дети и молодежь. Материальная база ПТТК состояла из 417 объектов для размещения туристов — на 32 тыс. мест. Общество имело 915 библиотек, 420 кабинетов краеведения, 491 пункт туристской информации. В ведении ПТТК было свыше 35 тыс. км туристских маршрутов.

Обратимся теперь к развитию международного туризма. Прежде всего нужно заметить, что этот вид туризма в первое послевоенное десятилетие практически не существовал. Строгая изоляционистская политика, наличие так называемого «железного занавеса», идеологические установки и административные ограничения — делали невозможным пересечение границ Польши обычными туристскими группами. Единственная возможность побывать в другой стране была попасть в состав какой-либо официальной делегации: партийной, профсоюзной, общественной или молодежной, а туда отбирали только пользующихся доверием властей людей. К тому же выезды таких делегаций ограничивались, как правило, странами социалистического лагеря. Не лучше обстояло дело и с въездным туризмом: из-за рубежа в Польшу приезжали изредка делегации такого же характера, имевшие мало возможностей для подлинного знакомства со страной. Первым событием, изменившим положение дел в этой области, был Международный фестиваль молодежи и студентов, который состоялся в восстановленной из руин Варшаве летом 1955 г.

Приезд массы гостей из разных стран мира надолго остался в памяти варшавян.

После известных событий 1956 г. начинается постепенная либерализация в области заграничного туризма. Возникает так называемый семейный заграничный туризм. В силу исторических причин много поляков оказались за границами своей родины, многие семьи оказались разделенными. Теперь появилась возможность посещать своих родственников, в том числе и в западных странах, а также принимать их у себя в Польше. Становится возможным выехать за границу в организованной группе через бюро путешествий, такие как «Орбис», «Громада» или молодежные «Ювентур» или «Альматур». Основное направление движения этих групп — это социалистические страны, но есть и поездки на запад, главным образом во Францию и Италию. В Польшу же начинают приезжать туристы из зарубежья, прежде всего из соседних социалистических стран: Советского Союза, Чехословакии и ГДР. Но едут также и туристы из стран Запада (очень часто индивидуальным образом, но пользуясь услугами польских бюро путешествий, главным образом «Орбиса») основной поток идет из скандинавских стран и из ФРГ. У последнего направления была своя специфика: многие западные немцы, посещавшие Польшу были родом с тех земель, которые после Второй мировой войны отошли к Польше. Теперь они ехали посмотреть на места, где жили когда-то или они сами, или их предки.

Следующий этап в развитии заграничного туризма начинается в 1971 г. Новое руководство страны, проводившее более либеральную политику во многих областях жизни, согласилось на значительные послабления для поляков, желающих путешествовать за границу. Заметно увеличилось число людей, получивших возможность иметь заграничный паспорт, были упрощены формальности для выезжающих посещать родственников за рубежом. Тем, кто выезжал с организованной группой в социалистические страны, теперь вообще не нужен был заграничный паспорт: достаточно было получить в милиции по месту жительства специальный вкладыш во внутренний паспорт.

С помощью таких вкладышей осуществлялся и так называемый приграничный туризм, ставший возможным после заключения соответствующих договоров Польши с Чехословакией и ГДР. Имея соответствующий вкладыш во внутренний паспорт, жители приграничных зон могли многократно посещать соседнюю страну, причем это движение осуществлялось в обоих направлениях.

Перечисленные шаги повлекли за собой заметное оживление движения через границы, хотя в этой сфере оставалось, безусловно еще немало ограничений и запретов, и далеко не каждый в Польше мог позволить себе удовольствие заграничного путешествия. Много трудностей таила в себе и финансовая сторона вопроса: путевки были недешевые, количество обмениваемой валюты было строго ограничено. Желание оправдать расходы на поездку, выгадать, просто подзаработать было причиной так называемого торгового туризма, когда многие туристы везли с собой товар, дефицитный в посещаемой стране, с выгодой продавали его там и на вырученные деньги покупали дефицитные в Польше товары. Но все же это была лишь одна сторона польского заграничного туризма. Так или иначе, поляки стали путешествовать все больше и проникать все дальше, добирались до таких стран, как Турция, Египет, Таиланд, Индия.

Таким образом, мало-помалу поляки подтверждали свою давнюю репутацию одного из самых подвижных народов Европы. Достаточно сказать, что в 70-е и в 80-е гг. на территории Советского Союза группы польских туристов можно было встретить практически на всех маршрутах, которые «Интурист» предлагал в то время зарубежным гостям. Для примера можно привести несколько названий городов Казахстана и Средней Азии, о которых большинство туристов из других стран никогда и не слыхало: Джамбул, Чимкент, Кентау, Караганда, Темиртау, Шахрисябз, Пенджикент — во всех этих городах неоднократно бывали польские туристы. В такой «вездесущности» с ними могли поспорить разве что туристы из ГДР.

Говоря о польском туризме в Советском Союзе, нельзя не упомянуть о той роли, которую сыграло в его развитии Общество польско-советской дружбы. Эта общественная организация постоянно устраивала разного рода совместные мероприятия, как в Польше, так и в СССР, поездки делегаций, встречи в городах-побратимах. Особенно впечатляющей формой туризма по линии Общества дружбы были так называемые поезда дружбы, когда сотни туристов одновременно путешествовали на железнодорожном составе по городам нашей страны. Были поезда отдельных профсоюзов, городов-побратимов, ветеранов войны, молодежные и т. д. Со временем Общество польско-советской дружбы создало свою собственную турфирму «Калинка», которая специализировалась на поездах польских туристов в Советский Союз.

Что касается въездного международного туризма, то в 70-е гг. он продолжал неуклонно расти. Этому способствовали и заключенные в начале 70-х гг. соглашения между Польшей и ФРТ, нормализовавшие отношения между двумя странами, благодаря чему еще более возросло количество туристов из Западной Германии. Их приезжало в Польшу больше, чем туристов из всех других западных стран, вместе взятых. В 1975 г. в Польше побывало 253 тыс. западных немцев, а через десять лет — 298 тыс. Правда, это не идет ни в какое сравнение с числом граждан другого немецкого государства — ГДР, которые посещали Польшу.

В 1975 г. Польшу посетило свыше 6 миллионов граждан ГДР! Но разумеется, это огромное количество посещений — результат соглашения о приграничном туризме. Эти посещения ограничивались лишь зоной, прилегающей к границе. Для сравнения — в этом же году в ГДР побывало свыше 5 млн 600 тыс. поляков. Внушителен (хотя и раза в три меньше) был объем приграничного туризма с Чехословакией. Что же касается других стран, то здесь по количеству приезжающих туристов неизменно лидировал Советский Союз. В 1985 г. количество побывавших в Польше советских туристов приближалось к миллиону (в три раза больше, чем туристов из ФРГ).

В начале 80-х гг. в развитии польского туризма произошла определенная остановка, связанная с драматическими политическими событиями 1980—1981 гг., которые закончились введением военного положения в стране 13 декабря 1981 г. На какое-то время туристская деятельность прекратилась вообще (в начальный период военного положение было запрещено любое несанкционированное передвижение). Однако постепенно положение нормализовалось, запреты последовательно отменялись и через какое-то время туристское движение возобновилось. К середине 80-х гг. по большинству показателей туризм вернулся к прежним уровням.

Исходя из вышеприведенных фактов, можно сделать вывод, что в послевоенный период были сделаны важные шаги по созданию польской туриндустрии. Немалую роль сыграли в этом турфирмы и бюро путешествий, на которые ложится обязанность непосредственной работы с туристами. Перечислим основные фирмы, действовавшие на туррынке в описываемый период.

Первой и главной турфирмой Польши был всегда «Орбис», который, как уже было сказано был создан во Львове в 1923 г. Его деятельность возобновилась сразу же после окончания военных действий, и все последующие время «Орбис» играл ведущую роль на туристском рынке и прежде всего, в деле обслуживания заграничных туристов.

В 1970 г. Польское Бюро Путешествий «Орбис» и гостинично-гастрономические предприятия «Орбиса» были слиты в Объединение Туристских Предприятий «Орбис». Предметом деятельности Объединения было туристское хозяйство, в частности — гостиничные и гастрономические услуги, транспорт, обслуживание туристов и путешествующих, скупка и продажа зарубежных платежных средств, развлекательные мероприятия для туристов, а также туристская реклама и информация. Кроме этого Объединению была доверена общеотраслевая координация обслуживания заграничного туризма.

Другие фирмы, действовавшие в то время на туррынке:

  • — Кооперативное Бюро Туризма «Турист», созданное в 1957 г. и работающее в сфере внутреннего и заграничного туризма для работников кооперации.
  • — Общепольский Туристский Кооператив «Громада», деятельность которого была возобновлена в 1957 г., и который обслуживал жителей сельской местности.
  • — Бюро Заграничного Туризма ПТТК, действующее с 1961 г.
  • — Туристская фирма «Спорттурист», одной из задач которой была организация выезда болельщиков на соревнования.
  • — Турфирма Общества Польско-Советской Дружбы «Калинка», организующая выезды туристов в СССР.
  • — Бюро Заграничного Молодежного Туризма «Ювентур» — существует с 1957 г.
  • — Бюро Путешествий и Туризма Almatur — «Альматур» (1957 г.) — организует путешествия для студенческой молодежи.
  • — Бюро Польского союза автомотолюбителей — обслуживает туристов, передвигающихся на своем автомототранспорте.

Немаловажным дополнением к предложению услуг в сфере туризма со стороны вышеперечисленных общенациональных турфирм и бюро путешествий была деятельность местных государственных туристских предприятий, которые оказывали туруслуги на территории конкретного воеводства или туристского региона. В 1973 г. функционировало 13 таких предприятий, а в 1986 г. их было уже 56. Чаще всего эти предприятия осуществляли деятельность в сфере предоставления гостиничных, гастрономических, транспортных услуг, а также в деле организации всевозможных мероприятий и предоставления информации туристского характера

В деле развития туристской информации в этот период были сделаны важные шаги. Осознавая необходимость дальнейшего развития туризма и продвижения польского туристского продукта, главный орган польского туризма — Главный Комитет по Физической Культуре и Туризму принял в самом конце в 1962 г. решение о создании Главного Центра Туристской Информации. Таким образом, было дано начало созданию системы туристской информации в Польше. Она состояла из вышеупомянутого Главного Центра, воеводских и региональных центров и самостоятельных пунктов туристской информации. Была создана унифицированная система обозначения бюро туристской информации и разработан свод прав и обязанностей информатора в сфере туризма. В середине 1976 г. в стране действовало 78 центров и 1336 пунктов туристской информации, которые обслужили 2540 туристских информаторов. В задачи Главного Центра Туристской Информации, кроме обычной передачи туринформации, входила также подготовка унифицированных материалов для продвижения на рынок польского туристского продукта, организация заграничных выставок посвященных туристским богатствам Польши, создание туристских видовых фильмов, а также проведение мероприятий в области туристской пропаганды в средствах массовой коммуникации.

Важнейшим элементом развития туризма является подготовка профессиональных кадров для обслуживания движения туристов, а также проведение исследования туристского рынка. В послевоенный период сформировалась система подготовки кадров для работы в области туризма. В системе среднего профессионального образования готовили специалистов среднего звена — техников гостиничного хозяйства и обслуживания туристских потоков. На уровне высшей школы можно выделить три направления подготовки специалистов в сфере туризма. Первое направление — это география туризма, которую изучают на географических факультетах университетов. Пальму первенства здесь держит Ягеллонский университет в Кракове, где еще в 1936 году было начать изучение курса «Туризм» под руководством профессора Станислава Лещинского. Второе направление — это изучение экономики туризма — такие курсы наук имеются в экономических институтах, в университетах, высших школах и академиях экономики. Самыми богатыми традициями в этой области обладает Главная Школа Планирования и Статистики в Варшаве, получившая позднее название Главная Школа Торговли, где уже в 1956 г. существовали кафедра Юридических и Экономических Вопросов Туризма. Другим экономическим вузом с давними туристскими традициями является Академия Экономики во Вроцлаве, которая в 1969 г. начала подготовку кадров для сферы туризма в своем филиале в городе Еленя Гура.

И наконец, третье направление в области подготовки кадров для туризма, это направление «Туризм и отдых», которое находится, в основном, в ведении институтов физической культуры. Здесь самые богатые традиции у Академии Физического Воспитания в Варшаве, где уже в 1962 г. возникла кафедра туризма.

С 1972 г. в Варшаве существует также Институт туризма. Он проводит систематические исследования рынка туризма, готовит подобные планы и анализ освоения туристского хозяйства.

Подводя итоги третьего периода (1945—1989 гг.), т. е. с исторической точки зрения — периода Польской Народной Республики, — следует указать на следующие факты.

Развитию туризма в этот период пришлось столкнуться с рядом существенных трудностей.

Хозяйство страны вообще, и туристское в частности, было сильно разрушено после войны. Во многих сферах приходилось начинать с нуля, воссоздавать уничтоженное, а что-то начинать на других основаниях.

Долгое время существовала система политических запретов и ограничений, прежде всего в области свободного перемещения людей, что, разумеется, не способствовало развитию международного туризма.

Определенным препятствием для спокойного развития туризма были частые общественно-политические кризисы (1956, 1968, 1970, 1980—1981 гг.). С другой стороны, часто последствиями этих кризисов были уступки и послабления со стороны властей, что, в конечном итоге, расширяло возможности в деле свободного перемещения граждан.

Основным достижением этого периода можно считать создание (пусть медленное и не полностью осуществленное) основ польской туристской индустрии и базы для развития массового туризма. Необходимо отметить значительную помощь государства и особенно профессиональных союзов.

Очень много сделали здесь и общественные организации, прежде всего — ПТТК. Благодаря этому содействию в стране стал общественным явлением массовый туризм — прежде всего внутренний, а с течением времени и с переменами в жизни страны — также и международный. Перемены в политической жизни европейского континента повлекли за собой и постепенное развитие международного въездного туризма.

Продолжалось развитие и освоение основных туристских регионов. В южной части страны это горные области Татр и Бескид, область Силезия. Это регион альпинизма, горнолыжного спорта, отдыха и лечения. Область Мазурских озер — на северо-востоке страны — парусный и гребной спорт, водный туризм.

Север Польши — это прежде всего Балтийское побережье, отдых на море, курорты. И наконец, старинные средневековые города, всегда привлекательные для туристов. Здесь нужно прежде всего выделить два древних города, обладающих неповторимой индивидуальностью, незабываемым очарованием средневековых кварталов и богатой бурными событиями историей: Краков и Гданьск. Но и другие древние города Польши тоже богаты интереснейшими памятниками.

На основе этих природных и исторических богатств создавалась инфраструктура туристской индустрии Польши, возникали предпосылки для того, чтобы страна смогла занимать довольно заметное место на туристской карте Европы.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>