Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Гражданская и правовая культура российской молодежи

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Развитие гражданского общества как фактор укрепления национальной безопасности

По мере развития общества и мировой цивилизации формальное право и юридическое мировоззрение занимают все более прочные позиции в институциональной и регулятивной структуре общества и выполняют всевозрастающие по значимости функции осознанного обеспечения взаимной ответственности, уважения интересов, согласованности взаимодействия.

Нормы права — островки стабильности в меняющемся мире. Правовые системы в принципе малоподвижны; они меняются скачками, порой опережая события, но большей частью отставая от текущей жизни. Меняются и представления о праве, причем именно кризисные ситуации способны выявить, подчас в неожиданном ракурсе, все позитивное и негативное в теоретических построениях и постулатах, которые казались до этого бесспорными.

В России, где уровень безработицы достаточно высок и в перспективе будет расти, развитие занятости в сфере негосударственных организаций имеет большое значение. Для этого государство и общество должны создать необходимые правовые и организационно-экономические условия для поддержки новых социально ориентированных предприятий — условия, которые обеспечивают прозрачность деятельности и облегчают доступ к рынку.

Чем многослойнее гражданское общество, тем выше уровень его жизни. Структуру гражданского общества в любом государстве составляют социальные институты в основных областях жизнедеятельности общества.

Важнейшим является блок экономики (экономическая свобода воплощается в институтах рыночной экономики; в сфере политики свобода реализуется через институт демократии, в духовной сфере — через СМИ, которые обеспечивают экономическую и политическую властность). Независимое от государства функционирование гражданского общества означает неуправляемость. Институты гражданского общества действуют на основе права и подчинены закону.

Сегодня одной из глобальных проблем является определение сути, формы и соотношения правовой культуры и правосознания в гражданском обществе. На современном этапе значение категории «гражданское общество» имеет значительную эволюцию, начиная от концепции социалистического гражданского общества с присущим ей обращением к ценностям и нормам демократического социализма, до концепций, которые впитали в себя положения неоконсервативной идеологии. Последние включают в себя мысли о пагубности поглощения гражданского общества государством и политизации всех сфер жизни; идеи о необходимости освобождения регионов от управления центром, развитии местной власти.

Необходимость строительства институтов гражданского общества обусловливается следующими основными факторами:

1) гражданское общество — наиболее оптимальная форма человеческого общества, в которой возможна реализация многообразных потребностей человека;

  • 2) механизмы гражданского общества позволяют на практике гуманизировать общественные отношения;
  • 3) обязанности людей в гражданском обществе образуются как предпосылки реализации их прав.

Гражданское общество структурно представлено своими организациями и объединениями во всех общественных сферах. Наибольшая их часть приходится на три сферы: экономическую, социально-политическую и духовную. Организации и объединения социально-политической сферы гражданского общества создаются и действуют на основе общественной инициативы. Духовная сфера призвана обеспечить свободу мысли, реальную возможность публично высказывать свое мнение, самостоятельность и независимость творческих объединений.

Структура гражданской и правовой культуры гражданского общества многогранна. Правовая культура как степень особого развития общества проявляется в подготовленности к восприятию прогрессивных идей и законов, в оценке знаний, умений реального права.

С данных позиций правовая культура характеризуется наличием правовых культурных ориентаций. Правовая культура — это определенный характер и уровень деятельности членов гражданского общества, в процессе которой они приобретают и развивают свои знания, умения, навыки. Она может существовать и как результат культурной деятельности в сфере права, и такой способ существования правовой культуры обозначается как правовой потенциал гражданского общества.

Политика и деятельность государства в области развития правового и духовного потенциала страны в обстановке экономической и социальной реформ рассматривается как условие формирования гражданского общества. Процессы интеграции в области науки, культуры, экономики создают залог нравственного здоровья общества и формируют основу его социальной безопасности.

Уровень гуманности общества проверяется не только в процессе выборов или референдумов, но и в повседневном участии граждан в делах государства, региона, коллектива и т. д. Сегодня формирование гражданского общества тесно связано с развитием демократии, рыночной экономики и становлением правового государства, т. е. с глобальным социальным переустройством. Возрождение интереса к гражданскому

ю обществу связано прежде всего с социально-политическими переменами.

Правовое сознание является в гражданском обществе одной из важнейших форм общественного сознания, порождая юридическое мировоззрение и программы совершенствования сложившихся правовых систем как в стабильных, так и в переходных обществах. Оно, по большому счету, способно как ускорить, так и отторгнуть внедрение юридических новаций. Поэтому для России первостепенной является проблема формирования правосознания и правового поведения, отвечающего духу времени и происходящих общественных перемен, дающего возможность сохранять самобытность и стать в то же время открытым обществом, демократичным, основанным на законе, с активной рыночной динамикой. Без этого «хорошие» законы не будут работать, а наиболее деятельные общественные субъекты будут постоянно уклоняться от выполнения закономерных требований и обязательств.

Развитие правовой культуры в современной России является процессом повышенной общественной значимости. Принимаемые законы, образующие костяк будущей системы права как обновленного социального института, придают прагматичную определенность новым социальным (экономическим, политическим и духовным) связям и взаимодействиям.

Но даже очень хорошие законы могут оказаться недейственными без двух обязательных составляющих: механизмов их реализации и адекватной правовой культуры и правосознания. Это актуализирует вопрос о формировании более развитого, преодолевающего архаичные стереотипы правового поведения и значительно более высокой правовой культуры граждан.

Требования к новой правовой культуре состоят в повышении компетенции ее носителей (т. е. в стремлении к более обширным и точным знаниям принципов и содержания законодательства со стороны самих граждан), а также в формировании правового поведения, заведомо ориентированного на сознательное и ответственное выполнение норм права, поддержке принципов гуманизма, демократизма и законопослушания в реальном правовом поведении.

Всего этого не достичь наскоком, изданием декретов или применением репрессивных санкций. Культура, как и природа, имеет свои «естественные законы произрастания», и поэтому, при всей революционности происходящих в стране перемен, применительно к правовой культуре можно корректно говорить только о развитии, но никак не о создании нового. А это развитие, безусловно, подразумевает и сохранение чего- то прежнего, что вовсе не подготовлено для рационалистического правового культивирования.

Поэтому нужно заведомо отдавать отчет и исследователям, и юристам-практикам, что правовая культура не просто требует совершенствования, она нуждается в постоянной и неусыпной заботе, в больших осмысленных программах, планомерных действиях государственной власти, правовых учреждений, образовательно-просветительной и воспитательной системы.

Но так ли безоговорочно господствуют в культуре мягкие, эволюционные процессы? Действительно ли, как доказывают социологи, нужно мыслить временными категориями размахом в три-четыре поколения, чтобы представить себе формирование принципиально более совершенной правовой культуры, отвечающей совершенно новым стандартам права и общественных отношений?

Видимо, это не совсем так, поскольку правовая культура и само право, в частности, законы, являются частями одной системы и взаимно «подпитывают» друг друга, ускоряя развитие как позитивных, так и негативных процессов.

Правовые нормы и идеология могут ухудшать параметры правовой культуры, поскольку насилие, социальная несправедливость, подавление естественных прав человека и достоинства личности даже в части общества приводит к нигилизму, криминализации сознания и поведения, к негативному восприятию права и государства, что нередко в российской социальной истории приводило к бунтам, революциям, хозяйственному застою и экономическому отставанию, которые вновь вызывали насилие, репрессии. Порочный круг социальной борьбы возобновлялся, так и не дорастая до согласия.

Исследователи считают, что принятие современного, прогрессивного законодательства приводит к социальной стабилизации, расцвету инициативы, развитию нации и экономическому росту. Таким образом, идущее в современной России правовое строительство не просто самоценно, а чрезвычайно важно для формирования культуры, которая будет способствовать легитимизации новых общественных (политических, экономических, духовных) установлений и закреплению созданных в процессе реформ социальных учреждений и институтов.

Проблема правовой культуры предстает совершенно в новом свете, когда мы начинаем задумываться о ее содержании с точки зрения целей и факторов национальной безопасности общества. «В перечне проблем национальной безопасности современной России первое место занимают угрозы внутреннего характера: региональный сепаратизм, национальный, религиозный и социальный экстремизм, масштабная криминализация экономики и некоторых других высокодоходных сфер деятельности, «просачивание» криминальных элементов в правящие элиты страны и т. п.

Одна из характерных особенностей этих нарастающих угроз — то, что в России наблюдается широкая «массовизация» разнообразных форм антисоциального или социально-деструктивного поведения.

Страну охватила эпидемия массового мошенничества. И это, пожалуй, самое безобидное из всего, что происходит в обществе. Такая негативная, но в то же время обоснованная характеристика сложившейся ситуации показывает, как важно сегодня сформировать правовое поле и запустить в действие механизмы, эффективно регулирующие правовое поведение во всех сегментах общества.

Проблема культуры как фактора безопасности содержательно связана с развитием сознания, мышления и отношений, стимулирующих социальную конкурентоспособность и индивидуальную конкурентность как основную характеристику современного гражданского общества. Ведь основа гражданского правового общества — не рыночная экономика и демократические формы правления как таковые, а именно склонность к честной конкуренции свободных личностей, где более энергичный, трудолюбивый, способный и профессионально подготовленный человек естественным образом имеет больше шансов опередить конкурентов и заработать больший объем социальных благ. Это и является основой социальной культуры современного общества, и там, где подобная культура выше, существенно ниже уровень внутренних угроз национальной безопасности.

Однако именно в этом пункте и возникает существенная культурная проблема: ведь российская традиция культивировала соборность, затем коллективность — и как же на этом фоне может возникнуть поощряемый обществом индивидуализм?

По всей видимости, этические нормы не скоро начнут поощрять соревновательность, исключительность, как они и сегодня не одобряют социальное расслоение и дифференциацию возможностей разных людей и групп. Чтобы новая норма и соответствующая ей практика прижились, необходима санкция самого авторитетного общественного субъекта — государства — и постоянная протекция его органов, а все это, в свою очередь, невозможно без преемственности, основанной на выверенной и стимулирующей социальную конкурентность законодательной базе.

Другая сторона «приживаемости» установленных законом норм и стимулов социальной и экономической активности — действенность самого правового механизма, в немалой степени зависящая от квалификационной подготовки, социальных ценностей и инициативы юристов, проводящих законы в жизнь.

Следовательно, установление новой правовой культуры и новой культуры правоотношений в обществе в будущем зависит от наличной, сегодняшней правовой культуры людей, профессионально занимающихся законотворчеством, правоприменительной и правоохранной деятельностью.

Но и их культурный уровень, в свою очередь, зависит и даже определяется в массе своей той правовой культурой, которая господствует сегодня в России. Именно поэтому так заражена сегодня правоохранительная и административная сфера нигилизмом и меркантилизмом, а отчасти и криминализацией.

Таким образом, сегодня мы можем твердо рассчитывать только на тот определенный лаг, который отделяет более высокую профессиональную культуру юристов от бытовой правовой культуры и стереотипов массового правосознания. Однако, возможно, следует принять в расчет и инновационные возможности сложившейся в России правовой культуры, которая, безусловно, обладает существенной национальной спецификой, но в то же время открыта и восприимчива к успешному инонациональному опыту, дающему привлекательные основы для заимствования.

Тем не менее, и для дальнейшей профессионализации юристов, и для построения собственной законодательной базы социальной жизнедеятельности с учетом чужого опыта, и для повышения национальной правовой культуры необходимо учитывать и осознавать те отличия, которые делают современную российскую правовую культуру уникальной и неповторимой.

Концепция правовой культуры суммирует характерные черты правовых институтов, которые отличаются друг от друга даже в западных индустриальных странах. Эти институциональные признаки отчасти установлены самим правом: виды судов и их компетенция; мера легализма, т. е. степень связанности публичной администрации и частных организаций точными юридическими нормами; глубина «пронизанности» различных областей социальных отношений легалистическими ожиданиями.

Хотя данные характерные признаки находятся в пределах нормативных ожиданий, концепция правовой культуры охватывает также различия в поведении: уровень реальной «мобилизации» юридических норм и степень имплементации сложных правовых проблем.

Подытоживая сказанное, можно прийти к выводу о необходимости дальнейшего развития в России правовой культуры всех слоев общества, что обеспечит внутреннюю стабильность и должный уровень национальной безопасности, без чего невозможно развитие гражданского общества.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>