Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Гражданская и правовая культура российской молодежи

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Образование — основной фактор политической и правовой социализации молодежи

Системе образования принадлежит наиболее ответственная роль в осуществлении политической социализации молодежи. Эту мысль подчеркивали и французские исследователи М. До- ган и Д. Пеласси в своей книге «Сравнительная политическая социология». Учебные заведения, по их мнению, определяют во многом политические, экономические и даже нравственные возможности государств.

Уровень образования — пожалуй, один самых могучих базовых объективных факторов, который влияет на электоральные ориентации. Это подтверждается данными многочисленных исследований за рубежом и в нашей стране.

В России сегодня, по свидетельству журнала «Полис», в университеты и вузы приходят выпускники средних учебных заведений, не обладающие даже минимальными представлениями о гражданственности и правах человека. Но и заканчивая вузы, они остаются столь же неграмотными.

Поколение, заканчивающее сегодня вузы и университеты, через 10—15 лет сменит правящую элиту в политике, экономике, администрации и управлении, социальной сфере. Какие политические знания получит это поколение и какие усвоит ценности, такой и будет политическая культура российского общества через эти 10—15 лет.

Сфера образования способна сфокусировать ментальную энергию общества на решение тех или иных социальных задач. Но эта энергия ментального характера способна либо усугубить процесс уже достаточно очевидной нравственной деградации современного российского социума, сделать его практически необратимым, либо, напротив, переломить деструктивные тенденции, преодолеть все более углубляющийся всесторонний раскол общества, внести долгожданную гармонию во взаимодействие разнонаправленных мотивов, интересов, приоритетов и ценностей в поведении как индивидов, так и общественных групп разного уровня и масштаба.

Важно осознать, что сфера образования, школа находятся не только в социально-экономической и социокультурной среде, как принято считать. Они находятся и в среде политической, в том динамичном идеологическом и политическом пространстве, которое, вне всякого сомнения, оказывает огромное влияние на школу, предопределяя прежде всего ее общие целевые установки и критерии.

Возникает вопрос: может ли человек, выросший и воспитанный в тоталитарном обществе, внезапно обрести независимость суждений, инициативу, умение отстаивать свою точку зрения и терпеть инакомыслие, на деле руководствоваться демократическими ценностями? Вероятно, должно пройти определенное (причем довольно длительное) время, пока человек из подданного превратится в гражданина. Значит, необходимо настраиваться на кропотливую и длительную работу по воспитанию гражданственности.

В этом смысле известный, но уже изрядно подзабытый тезис о том, что «школа вне жизни, вне политики — это ложь и лицемерие», сам по себе, несомненно, верен. Конечно, речь идет не о том, чтобы вновь вернуться к насаждению в школах и других учебных заведениях партийных организаций, к вовлечению учителей и тем более учащихся в политическую борьбу и политические интриги.

Школа, сфера образования в целом являются важнейшим прогностически ориентированным социальным институтом общества, направление развития которого не может быть стихийным. Весь вопрос только в том, кто, как и в каком направлении идеологически и политически ориентирует школу, насколько она способна разглядеть во множестве разновекторных ориентаций те, которые действительно следует принять и поддержать, и те, которые необходимо решительно отвергнуть. На протяжении долгих десятилетий через насквозь идеологизированные и политизированные образовательные ведомства и конформистские научные структуры всегда удавалось насиловать школу, заставляя ее служить тем, кто ее, грубо говоря, кормит.

Для самостоятельной избирательности и оценки политических приоритетов советской школе, сфере образования в целом никогда не хватало реальных возможностей, не хватало гражданской ответственности и мужества.

К концу XX в. ситуация стала принципиально иной. Политическое многоцветье можно было бы только приветствовать, имей мы дело с устойчивыми демократическими институтами власти, осуществляющими, независимо от персональных носителей этой власти, естественную фильтрацию политических идей и отбрасывающими те, которые не соответствуют ценностям большинства народа.

Но в условиях пока еще не состоявшейся в России демократии, когда действуют формальные механизмы демократических процедур, но нет ясности в объективных критериях оценки содержательных параметров конкурирующих стратегических приоритетов, реальное влияние на общественное сознание оказывается во многом стихийным и определяется зачастую лишь эффектной, популистской риторикой, броской и навязчивой формой их представления.

Только в свободном, демократическом, гражданском обществе, где административное влияние государства на школу сведено к минимуму, можно рассчитывать на реальный самостоятельный статус школы, способной противостоять насилию и руководствоваться при этом не политическими ценностями государства, отдельных политических партий и их лидеров, а абсолютными гуманистическими, нравственными приоритетами жизни, разума, добра, вечности.

Вопрос же об источнике этих ценностей в конечном счете — дело совести каждого свободного человека, независимо от того, придерживается ли он определенной религиозной доктрины или предпочитает считать эти абсолютные ценности коллективной мудростью человечества, концентрированным выражением многовекового нравственного опыта его развития.

В идеале, конечно, следовало бы стремиться к совпадению официальных, неизбежно политизированных и идеологизированных общественных и образовательных доктрин с этими нравственными абсолютными ценностями. Но до их полного совпадения пока еще далеко.

Более того, как это ни парадоксально, но именно от школы, от ее усилий во многом зависит, когда такое поистине спасительное совпадение сможет состояться, когда государство, социум в целом, воспитанные школой, признают верховенство абсолютных нравственных ценностей перед ценностями рукотворными, относительными, искусственными, преходящими. Студенты в сегодняшней ситуации сами как никто иной заинтересованы в том, чтобы школа функционировала как можно лучше и давала бы им качественные знания и умения.

Теперь же, в новых условиях жизни, когда по крайней мере одной из важнейших проблем молодежи является поиск перспектив в будущем, и в первую очередь — престижной и высокооплачиваемой работы в будущем, после окончания учебы. Школа уже сейчас должна хотя бы стремиться к идеологической и политической избирательности и разборчивости, и в тех случаях, когда рассогласование нравственных идеалов с конъюнктурными политическими доктринами становится вполне очевидным, решительно брать сторону ценностей гуманистических, соответствующих природосообразным правам и свободам человека и гражданина, проявляя при этом, если понадобится, необходимые бойцовские качества.

Сегодня российская система образования переживает кризис, который является отражением системного кризиса общества, возникшего с распадом прежнего режима, и сопровождается разрушением традиционных ценностей и деструкцией личности. Кризис в полной мере захватил и политическое образование. Однако это вовсе не означает, что сделать ничего нельзя и все усилия бессмысленны. Более того, образование — именно та сфера переходного общества, воздействие на которую наиболее продуктивно для того, чтобы вывести его из кризиса. Интеллектуальные и материальные инвестиции в образование в этом аспекте более выгодны, чем в любые другие сферы.

Когда в обществе не сложился консенсус относительно направления и целей его развития, попытки навязать учащимся ценности демократии, как им в свое время навязывались догматы марксизма-ленинизма, может дать обратные результаты, даже если они совершаются с благими намерениями.

Но и деидеологизация мира политики невозможна в принципе, ибо ответственное политическое участие в любой форме предполагает обладание определенным ценностным видением мира.

Для переходного общества проблема формирования гражданственной политической культуры в образовательном процессе состоит прежде всего в демифологизации обыденного, унаследованного от тоталитарной социализации представления о мире политики через адекватное концептуальное и фактологическое знание, которое способно сделать политический процесс более прозрачным для понимания. Степень ее решения определяется тем, насколько абстракты теоретико-концептуальные построения политологии удается раскрыть в конкретном контексте национальной политической традиции России, ее культурно-исторического опыта и современной реальности, т. е. от решения проблемы концептуальной эквивалентности.

Одна из основных целей преподавания заключается в максимальном совершенствовании способности студентов самостоятельно анализировать и интерпретировать на основе полученного знания смысл и динамику событий политической жизни, чтобы в будущем, после завершения обучения, не только ориентироваться в происходящих процессах, но и целенаправленно воздействовать на принятие политических решений в соответствии со своими ролями в обществе — просто ответственных и сознательных избирателей, работников СМИ, сотрудников административного аппарата, представителей бизнеса, академической науки, высшей школы и пр.

Эта цель предполагает формирование деятельностного отношения к объекту познания. Ее достижению способствует активное осмысление учащимися получаемой на занятиях информации через личный опыт участи я в различных формах живого политического процесса вне учебного заведения — в избирательных кампаниях, деятельности общественных организаций, на стажировке в административных структурах и структурах представительной власти. Важной задачей является поддержание разнообразных контактов с политическим окружением, обеспечивающих возможность приобретения студентами такого опыта.

При создании программ политического и правового образования полезно учитывать не только положительный, но и отрицательный опыт, чтобы избежать повторения ошибок. Для возрождения интереса молодежи к политике и политическому образованию ей необходимо показать, каким образом и зачем она может участвовать в политическом процессе.

Образовательные потребности будущего находят свое воплощение в развитии системы непрерывного дистанционного интерактивного образования на базе телекоммуникационных технологий, которые снимают пространственно-временные и национальные ограничения.

Сфера образования находится не только в социально-экономической и социокультурной среде, но и в среде политической, в том динамичном идеологическом и политическом пространстве, которое, вне всякого сомнения, оказывает огромное влияние на происходящее.

Сфера образования представляет собой технологически наиболее работоспособный компонент широко понимаемой культуры, оказывающий непосредственное влияние на формирование и преобразование индивидуального и общественного менталитета — тех глубинных, корневых оснований личностного и коллективного мировосприятия и мировоззрения, которые предопределяют устойчивые мотивы жизнедеятельности, поступков и поведения людей, особенно молодежи.

Значительное увеличение объема знаний и навыков, которые должны быть усвоены за относительно короткий период обучения, требуют радикальной интенсификации учебного процесса на основе внедрения новых методологий и обучающих компьютерных технологий.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>