Трансформация российско-американских отношений и подписание договора СНВ-2

Американское руководство поддерживало президента М. С. Горбачева до попытки государственного переворота в СССР 19 августа 1991 г. Осознав, насколько слабы его позиции, Соединенные Штаты переориентировалось на контакты с президентом РСФСР Б. Н. Ельциным. США были заинтересованы в том, чтобы Москва, связанная с Вашингтоном договоренностями, стала гарантом нераспространения ядерного оружия бывшего СССР. В Вашингтоне опасались появления новых ядер- ных держав в лице Украины, Белоруссии и Казахстана, на территориях которых было дислоцировано советское ядерное оружие. Требовалось предотвратить утечку ядерного оружия и технологий его производства в страны, стремившиеся стать ядерными. Москва тоже не хотела превращения бывших советских республик в ядерные государства. Вот почему происходило сближение США и России в вопросе о «ядерном наследии» СССР.

В феврале 1992 г. президент России Б. Н. Ельцин совершил первый официальный визит в Вашингтон. Хотя визит носил ознакомительный характер, в его ходе в Кэмп-Дэвиде была подписана Декларация о новых отношениях между РФ и США, в которой обе страны заявили, что не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников. В документе содержался ряд важных новаций. Во-первых, в нем впервые говорилось о готовности России и США сотрудничать в утверждении «общих демократических ценностей». Это было шагом вперед по сравнению с периодом 1970-х гг., когда основой отношений между СССР и США провозглашалось мирное сосуществование.

Во-вторых, в документе было сказано о стремлении США и России создать «новый союз партнеров». Это позволяло вести речь о переходе Москвы и Вашингтона от ситуативного сотрудничества на базе сходства интересов по ограниченному кругу вопросов к союзническому типу отношений, подразумевающему наличие обширной сферы общих устремлений, устойчивой ориентации на сотрудничество и взаимную терпимость. В-третьих, в документе говорилось о наличии для России и США «общих опасностей», что в принципе могло означать намерение подчеркнуть доверительный и долговременный характер российско- американского сближения.

В июне 1992 г. президент Б. Н. Ельцин отправился в Вашингтон вторично. В Хартии российско-американского партнерства и дружбы, подписанной во время встречи, ничего не говорилось о «новом союзе партнеров», и слово «партнерство» фигурировало только в названии одного из разделов этого документа без пояснения, что это партнерство должно подразумевать. Это воспринималось как желание обеих сторон или одной из них отказаться от форсированного сближения.

В американской и российской элитах шли дебаты о допустимых пределах российско-американского сближения. В США предстояли президентские выборы, и соперники критиковали Дж. Буша за его внешнюю политику. В Москве, в Верховном совете России и в обществе в целом, шла борьба между сторонниками и противниками Б. Н. Ельцина. Российские левые считали политику Б. Н. Ельцина не соответствующей интересам страны.

В Вашингтонской хартии 1992 г. содержалось положение о «неделимости» безопасности Северной Америки и Европы. В нем было сказано: «Безопасность неразделима от Ванкувера до Владивостока». Из смысла текста хартии следовало, что Россия впервые официально связала свою национальную безопасность с национальной безопасностью стран НАТО. Это не было заявкой Москвы на присоединение к Североатлантическому альянсу, но свидетельствовало, что в понимании российского руководства обеспечение безопасности России мыслилось в контексте сотрудничества с ним.

Особое значение имела первая часть хартии, где оговаривались принципы, которым обязывалось следовать российское руководство в проведении внутренней политики. К ним были отнесены демократия, свобода, защита прав человека, уважение прав меньшинств, в том числе национальных. Это был первый случай в российской истории, когда в документе, заключенном с иностранным государством, регламентировались положения, касавшиеся государственного строя и внутренних дел России. Хартия представляла собой «кодекс поведения», которому российское руководство обязалось следовать. Фактически Москва согласилась признать за США право быть неформальным арбитром в оценке российских реформ. В литературе стало фигурировать выражение «домашнее задание» России — набор принятых ею на себя морально-политических обязательств относительно проведения внутренних преобразований, которые должны были подготовить ее к полноценному партнерству с Западом.

В российском политическом сообществе возник поток комментариев о российско-американском «союзе» («партнерстве»). Большая часть рассуждений не имела под собой реальных оснований. Отношения России и США стали невраждебными. Но для их преобразования в союзнические или партнерские требовались солидные экономические и иные основания, которые не могли сложиться быстро. Поэтому российско- американские отношения в 1990-х гг. можно было определять как квазисоюз — т. е. «почти», «незавершенный» союз.

Улучшение наметилось в торгово-экономических отношениях России и США. В июне 1992 г. вступила в силу договоренность о предоставлении сторонами друг другу режима наибольшего благоприятствования. Это не означало, что США отменили поправку Джексона — Вэника 1974 г. Она продолжала действовать, но американская администрация смогла добиться согласия конгресса предоставить России искомый режим сроком на один год. С тех пор он предоставляется России ежегодно решением сената по упрощенной процедуре. Но на постоянной основе режим наибольшего благоприятствования России не предоставлен. США сохранили возможность оказывать на нее давление посредством угрозы отменить его в любое время.

Для экономических отношений России с США и другими странами Запада большое значение имело решение о роспуске КОКОМ (Комитета по контролю над экспортом в социалистические страны), принятое в ноябре 1993 г. в Гааге на совещании стран — участниц этого комитета. Вместо КОКОМ была создана организация по контролю над экспортом товаров и технологий двойного назначения и обычных вооружений в государства, политика которых вызывает озабоченность международного сообщества.

В ноябре 1992 г. Республиканская партия потерпела поражение, и президентом США стал кандидат от демократов Билл Клинтон. Формирование квазисоюзнических отношений между Россией и Соединенными Штатами продолжилось. В США говорилось о том, что основой российско-американского сближения является сотрудничество в демократическом преобразовании России, строительстве в ней свободного общества и рыночной экономики. На несколько лет идея «демократической солидарности» России и США, России и Запада заслонила противоречия, которые существовали в российско-американских отношениях.

3 января 1993 г., еще до вступления в должность новоизбранного президента, Дж. Буш-старший посетил Москву. В ходе его визита был подписан российско-американский Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2, START II). При подписании стороны полагали, что договор вступит в силу после того, как Украина, Белоруссия и Казахстан ратифицируют договор СНВ-1 от 1991 г. и присоединятся к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных государств. Договор предусматривал сокращение к январю 2003 г. числа ядерных боеголовок у России и США до 3500 единиц.

Договор был ратифицирован конгрессом США в январе 1996 г. В июне 1995 г. он был внесен на ратификацию в Федеральное Собрание России. Процесс ратификации затянулся до 1997 г. Российский депутатский корпус не соглашался утвердить договор, официально ввиду отсутствия в бюджете средств на реализацию обязательства по замене разделяющихся головных частей российских ракет моноблочными боеголовками. На самом деле позиция депутатов была связана с начавшимся к тому времени обострением российско-американских разногласий из-за вмешательства стран НАТО в Боснии и планов расширения НАТО на восток, в которых Москва усматривала угрозу для российских интересов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >