Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сказки А. С. Пушкина

Сказки Пушкина появились в период наивысшего расцвета его творчества. Они не предназначались для детей, но почти сразу вошли в круг детского чтения.

«...Дети, к которым и не думал обращаться поэт, когда писал своего «Салтана», «Золотого петушка» и «Царевну», ввели их в свой духовный обиход и этим лишний раз доказали, что народная поэзия в высших своих достижениях часто бывает поэзией детской»[1], — писал К. И. Чуковский.

В 1830 г. Пушкин начинает работу над сказкой о медведихе «Как весенней теплою порой», которая осталась незавершенной. В 1831 г. закончены «Сказка о царе Салтане» и «Сказка о попе и о работнике его Балде». В 1833 г. написаны две сказки: «Сказка о рыбаке и рыбке» и «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». В 1834 г. появилась «Сказка о золотом петушке».

Пушкин создает свои сказки на фольклорном материале. «Сказка о попе и о работнике его Балде» близка по сюжету к народной сказке «Батрак Шабарша». Сюжет «Сказки о рыбаке и рыбке» связан истоками со сказкой «Жадная старуха» и был подарен Пушкину собирателем фольклора и писателем В. И. Далем. «Сказка о царе Салтане» перекликается с народной сказкой «О чудесных детях». «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях» близка к сюжету народной сказки «Волшебное зеркальце». Обращаясь к устному народному творчеству, Пушкин видит в нем неисчерпаемые возможности для обновления литературы.

Поэт искал свой путь освоения большой поэтической формы. Он пересматривает все современные ему эстетические теории, считавшиеся неизменными. Так, сказку Пушкин рассматривает как большой эпический жанр литературы в отличие от многих современных ему писателей, считавших, что это жанр незначительный, мелкий. Живя в Михайловском, в ссылке, поэт писал брату Льву: «Что за прелесть эти сказки! Каждая есть поэма». Создавая сказки, Пушкин обращается не к какому- то одному сюжету, как делали многие его современники, а собирает и обрабатывает наиболее яркие варианты и мотивы русского и зарубежного фольклора.

Сказки Пушкина — сюжетные произведения, в которых показан резкий конфликт между светлым и темным миром. Примером может служить «Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди». Она была написана в 1831 г. и впервые напечатана в 1832 г. в третьей части «Стихотворений А. Пушкина».

Это была первая сказка Пушкина, появившаяся в печати. Она встретила разноречивые отклики. Далеко не все современники поняли новаторство поэта и увидели рождение нового поэтического жанра. Это произведение — не подражание и не переложение народной сказки, а прямой ее наследник не только по внешним признакам, но и по реалистической основе и глубокому социальному содержанию. В нем с самого начала дается тонкое сатирическое снижение образа царя: «Во все время разговора он стоял позадь забора...»

В связи с цензурой Пушкин не мог откровеннее высмеять высокородного любителя подслушивать. Но в черновой прозаической программе «Сказки о царе Салтане» поэт четко наметил черты его характера: «Царь имел привычку гулять поздно по городу и подслушивать речи своих подданных. Он с приятной улыбкой подошел к меньшой сестре, взял ее за руку и сказал: будь же царицей и роди мне царевича! Потом, обратясь к старшей и средней, сказал он: ты будь у меня при дворе ткачихой, а ты — кухаркой».

В сказке отражены многообразные оттенки человеческих чувств:

В кухне злится повариха,

Плачет у станка ткачиха,

И завидуют оне Государевой жене —

и раскрываются сложные взаимоотношения между людьми:

А ткачиха с поварихой,

С сватьей бабой Бабарихой Извести ее хотят...[2]

«Сказка о царе Салтане»

Действие развертывается динамично, без длительных описаний. Пушкин-сказочник выступил против монотонности поэзии, против стертых ритмико-синтаксических оборотов. Его стих подвижен, передает ритм движения и напряженность событий:

Едет с грамотой гонец,

И приехал наконец.

А ткачиха с поварихой,

С сватьей бабой Бабарихой Обобрать его велят;

Допьяна гонца поят И в суму его пустую Суют грамоту другую...

«Сказка о царе Салтане»

Динамизм и быстрота смены событий свободно и легко уживаются с пейзажными картинами, лаконичными и зримо-красочными:

Ветер весело шумит,

Судно весело бежит.

В синем небе звезды блещут,

В синем море волны хлещут;

Туча по небу идет,

Бочка по морю плывет.

Ветер на море гуляет И кораблик подгоняет;

Он бежит себе в волнах На раздутых парусах.

«Сказка о царе Салтане»

Энергична и действенна у Пушкина звуковая организация стиха. Значимостью обладает каждый звук — то передающий плеск морской волны, то воспроизводящий полет комара или шмеля:

Море вздуется бурливо.

Закипит, подымет вой,

Хлынет на берег пустой,

Разольется в шумном беге...

Тут он в точку уменьшился,

Комаром оборотился,

Полетел и запищал...

Тут он очень уменьшился,

Шмелем князь оборотился,

Полетел и зажужжал...

«Сказка о царе Салтане»

С. Я. Маршак в «Заметках о сказках Пушкина» дает мудрый совет: «Я не думаю, что мы должны объяснять ребенку, какое значение имеют в этих стихах звуки “з” и “ж”, характеризующие полет комара и шмеля. Пусть дети чувствуют звуковую окраску стихов, не занимаясь анализом. Но мы-то сами, прежде, чем прочесть стихи детям, должны хорошо услышать все эти “з”, “ж”, длинное, высокое “и” — в слове “злится” и низкое, гулкое “у” в словах “кружится” и “жужжит”».

В «Сказке о царе Салтане» Пушкин выступает как борец за народность языка, или «просторечье», как тогда говорили. Мягко, задушевно звучит речь героев, полная слов с ласкательными суффиксами, характерными для устного народного творчества:

...белочка при всех Золотой грызет орех,

Изумрудец вынимает,

А скорлупку собирает...

«Сказка о царе Салтане»

«Сказка о царе Салтане» завершается не моралистическим выводом, как было у многих других писателей-сказочников, а веселым пиром, славящим торжество добра.

Положительные персонажи в длительной борьбе побеждают: князь Гвидон встречается с отцом; ткачиха, повариха и сватья баба Бабариха посрамлены. Читатели всем сердцем на стороне «светлого мира» сказки, олицетворенного в образах царицы-матери, князя Гвидона, царевны Лебеди. Только образ царя Салтана вызывает сомнения и раздумья. Вот как говорит об этом К. И. Чуковский в книге «От двух до пяти»: «Какой-то мальчишка с большим увлечением слушал пушкинскую сказку о царе Салтане. Но все время его тревожил вопрос: что же такое этот самый Салтан? С одной стороны, он как будто человек симпатичный, а с другой стороны, он уж слишком поддается влиянию злой Бабарихи и ее коварных подруг. Поэтому ребенок все время перебивал рассказчика такими вопросами об этом непостижимом царе:

— А что он — правильный? А он хороший?»[3]

Подобные сомнения и раздумья — начало активной работы творческого сознания маленького слушателя. Это свидетельство большого воспитательного значения подобных произведений.

«Сказка о попе и о работнике его Балде» — сатира на обманывающих народ непорядочных служителей православной церкви. В ней высмеиваются человеческая жадность, глупость и лицемерие. Поп собирается нанять слугу, который будет за гроши выполнять обязанности повара, конюха и плотника. Глупость и жадность заставляют его согласиться получать щелчки от Балды, которого он взял в работники. Но поп не только жаден, но коварен и зол, он пытается обмануть Балду, давая ему невыполнимое поручение, — собрать оброк с чертей.

«Сказка о попе и о работнике его Балде» при жизни поэта не была напечатана. Впервые ее опубликовал Жуковский в 1840 г. в журнале «Сын Отечества» с большими переделками, вызванными строгостями цензуры. «Поп» был превращен в «купца Кузьму Остолопа». Начиналась она так:

Жил-был купец Кузьма Остолоп,

По прозванью Осиновый Лоб.

А вся сказка была озаглавлена: «Сказка о купце Кузьме Остолопе и о работнике его Балде». Изменения, внесенные Жуковским, искажали социальную направленность сказки, нарушали систему ее образов и поэтическую целостность.

У Пушкина сказочные персонажи психологически и художественно совершенны; в процессе работы над сказкой он постоянно оттачивал ее стих, приближая его к народному, заостряя сатиру.

Художественные средства пушкинской сказки неразрывно связаны с его поэтическим мировосприятием. Поэт выступил против вычурности и заумности стиха; он стремился приблизиться к народной поговорке с ее афористичностью.

Так, в черновом варианте было:

Попадья баба была догадливая,

На всякие хитрости повадливая.

А в окончательной редакции:

Ум у бабы догадлив,

На всякие хитрости повадлив.

«Сказка о попе и о работнике его Балде»

Пушкинский стих в сказке полон движения. Поэт порою целые строфы строит преимущественно из существительных и глаголов, чтобы передать остроту борьбы:

Бедненький бес Под кобылу подлез,

Понатужился,

Понапружился,

Приподнял кобылу, два шага шагнул,

На третьем упал, ножки протянул.

«Сказка о попе и о работнике его Балде»

В концовке сказки ясно выражено насмешливое отношение к попу:

А Балда приговаривал с укоризною:

Не гонялся бы ты, поп, за дешевизною.

В 1835 г. в журнале «Библиотека для чтения» появилась «Сказка о рыбаке и рыбке», написанная за два года до этого.

В «Сказке о рыбаке и рыбке» отразились мотивы, бытующие не только в русском, но и в зарубежном фольклоре. Так, в сборнике братьев Гримм есть похожая сказка. Но братья ограничились моралистическим выводом: жадность вредна, довольствуйся тем, что у тебя есть. Их сказка лишена социальной окраски: оба действующих лица — старик и старуха — поровну пользуются почестями и богатствами, доставшимися им по милости золотой рыбки. Сказка Пушкина представляет собой философское по замыслу размышление о противостоянии терпеливого добра и агрессивного зла. Не чужд поэт и социальных мотивов. Это подчеркивается резким противопоставлением старика и старухи: он остается крестьянином, а она поднимается все выше по социальной лестнице.

В образе старика олицетворяется народное начало сказки. Он вынужден покоряться воле жадной старухи, но не испытывает к ней почтения, как бы высоко ни вознеслась она. Об этом свидетельствует его обращение к ней, когда она захотела стать царицей: «Что ты, баба, белены объелась?»

Образ старухи постепенно выходит за рамки изображения жадности и становится символом социального гнета. В черновых вариантах сказки можно проследить, как Пушкин ищет наиболее емкое слово, чтобы дать определение характера и поведения старухи-дворянки: «осердилась глупая старуха», «осердилась (сварливая) нахальная...», «осердилась злая старуха...», «я тебе госпожа, я дворянка, а ты мой оброчный крестьянин...», «я дворянка, а ты мой крестьянин...»

В окончательном варианте сказки подчеркнуто тупое самодурство старухи, которая действует в соответствующей бытовой и социальной обстановке:

Осердилася пуще старуха,

По щеке ударила мужа:

«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,

Со мною, дворянкой столбовою?»

Подбежали бояре и дворяне,

Старика взашей затолкали,

А в дверях-то стража подбежала,

Топорами чуть не изрубила;

А народ-то над ним насмеялся:

Поделом тебе старый невежа!

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садися не в свои сани!»

«Сказка о рыбаке и рыбке»

В «Сказке о рыбаке и рыбке» отразилось народное отношение к тиранам. Добро не столько побеждает зло в открытом противостоянии, сколько пережидает его. Терпение в данном случае оказывается более действенным средством борьбы, чем открытый протест. Не знающая удержу и границ агрессивность в конце концов оказывается самоунич- тожающей. Сказка завершается поучительной картиной наказанного по законам высшей справедливости (их выразителем является золотая рыбка) самодурства:

Глядь: опять перед ним землянка;

На пороге сидит его старуха,

А пред нею разбитое корыто.

«Сказка о рыбаке и рыбке»

«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях» написана в 1833 г., а напечатана впервые в 1834 г. в журнале «Библиотека для чтения». В ней особенно четко отразилась гуманистическая направленность пушкинских сказок. В «Сказке о мертвой царевне» положительные персонажи наделены такими чертами характера, которые ценятся всеми людьми: добротой, великодушием, храбростью, преданностью в дружбе.

Царица-мать верно ждет своего мужа, отправившегося в дальний поход. Пушкин рассказывает об этом в ярких сценах, близких по стилю к устному народному творчеству:

Смотрит в поле, инда очи Разболелись, глядючи С белой зори до ночи;

Не видать милого друга.

Только видит: вьется вьюга,

Снег валится на поля,

Вся белешенька земля.

«Сказка о мертвой царевне»

В образе царевны-дочери преобладают романтические мотивы. Она вызывает любовь девушки Чернавки и семерых богатырей и тем, что «всех милее, всех румяней и белее», и, главное, своей добротой, отзывчивостью, готовностью прийти на помощь.

Образ королевича Елисея дан в былинных тонах. Герой «отправляется в дорогу за красавицей душой, за невестой молодой». Он близок к природе. Лирические обращения Елисея к солнцу, месяцу и, наконец, ветру поэтически окрашивают его образ, придают ему особое обаяние:

Елисей, не унывая,

К ветру кинулся, взывая:

«Ветер, ветер! Ты могуч,

Ты гоняешь стаи туч,

Ты волнуешь сине море,

Всюду веешь на просторе,

Не боишься никого,

Кроме Бога одного.

Аль откажешь мне в ответе?

Не видал ли где на свете Ты царевны молодой?

Я жених ее.

«Сказка о мертвой царевне»

Эти обращения представляют собой своеобразные лирические отступления, в которых ощущается синтез поэтических элементов устного народного творчества. Так Пушкин выступил как новатор в самой композиции сказки, развернув народные обращения-заклинания в поэтическую картину.

«Сказка о мертвой царевне» написана поэтом в творческом состязании с Жуковским. Но в отличие от него Пушкин не ограничивается романтическим изображением героев, он вводит реалистические картины жизни царского двора, создает и сатирических персонажей в своей сказке. Таков в какой-то мере царь-отец, поспешивший жениться, едва истек положенный срок вдовства. Пушкин иронически говорит о нем:

Долго царь был неутешен,

Но как быть? и он был грешен;

Год прошел как сон пустой,

Царь женился на другой.

«Сказка о мертвой царевне»

Основная же сила сатиры Пушкина направлена против царицы-мачехи, олицетворяющей «темный мир» в сказке. Мачеха «черной зависти полна», «горда, ломлива, своенравна и ревнива». Зависть и злость ко всему светлому и доброму приводят ее в конце концов к смерти: «Тут ее тоска взяла, и царица умерла». Так в сказке победа добра символизирует гибель зла.

Сказки помогли великому поэту обогатить русскую литературу новым поэтическим жанром, развить идеи народности и демократизма, создать в сказочных персонажах и конфликтах образцы глубоко народной философии жизни и социальной сатиры.

юз

В «Сказке о золотом петушке», которая написана в 1834 г. и впервые напечатана в 1835 г. в журнале «Библиотека для чтения», создан сатирический образ царя Дадона, который предпочитает царствовать без забот, «лежа на боку». Именно поэтому царь бездумно соглашается выполнить первую просьбу звездочета, подарившего ему золотого петушка. Царь Дадон изображен как человек, не способный любить не только страну, которой управляет, но и собственных сыновей. Слезы, вызванные их гибелью, легко уступают место сластолюбивому восторгу перед шамаханской царицей. В то же время царь показан далеко не безобидным: он самодур, способный из-за прихоти погубить старика, в свое время пришедшего ему на помощь: «Царь хватил его жезлом по лбу; тот упал ничком, да и дух вон».

Особенно четко демократические идеи Пушкина отразились в незаконченной «Сказке о медведихе» (1830), где сатирически, в образах зверей, высмеиваются правящие сословия от дворянского до церковного:

Прибегал туто волк-дворянин,

У него-то зубы закусливые,

У него-то глаза завистливые.

Приходил тут бобр, торговый гость,

У него-то бобра жирный хвост.

Приходила ласочка-дворяночка,

Приходила белочка-княгинечка.

Приходила лисица-подьячиха,

Подьячиха, казначеиха...

«Сказка о медведихе»

Дворянам, князьям, купцам даются эмоционально окрашенные отрицательные характеристики (зубы закусливые, глаза завистливые, жирный хвост). Симпатии Пушкина в этой сказке целиком на стороне народа, поэтому только крестьянин, зайка-смерд, изображен в сказке тепло: «Прибегал тут зайка-смерд, зайка бедненький, зайка серенький...»

Следует обратить внимание на то, что многие положительные герои сказок Пушкина — люди из народа: трудолюбивый, находчивый и веселый работник Балда («Сказка о попе и о работнике его Балде»); бескорыстный, добрый, невзыскательный труженик-старик («Сказка о рыбаке и рыбке»). А такие герои, как князь Гвидон, королевич Елисей, близки к народной системе ценностей, поведения. Основанием их сказочных побед становится близость к природе, вера в ее благодатное могущество, прочная и спокойная надежда на Бога. Напротив, отход от народных нравственных устоев пагубен для героев вне зависимости от их исходной социальной принадлежности — «Сказка о рыбаке и рыбке».

Для сказок Пушкина, как и для народных сказок, характерна вера в светлые силы и чувства. Сказки Пушкина оптимистичны, в них добро всегда побеждает тьму и злобу. Находчивость и трудолюбие Балды помогают ему победить попа; любовь и верность Елисея воскрешают его невесту; сыновняя преданность Гвидона, его борьба с завистью и клеветой способствуют торжеству правды.

Чертами народности отмечена и поэтическая речь сказок Пушкина. В них широко применяются народные поговорки, пословицы, слова и выражения:

Но жена не рукавица:

С белой ручки не стряхнешь Да за пояс не заткнешь.

«Сказка о царе Салтане»

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садися не в свои сани!

«Сказка о рыбаке и рыбке»

Ждут бывало с юга, глядь,

Ан с востока лезет рать.

«Сказка о золотом петушке»

Дурачина ты, простофиля!

Выпросил, дурачина, корыто!

В корыте много ли корысти?..

«Сказка о рыбаке и рыбке»

В сказках Пушкина много слов разговорного, иногда просторечного языка («и молва трезвонить стала», «не кручинься», «он стоял позадь забора», «инда плакал царь Дадон»). Поэт активно использует изобразительные средства народной поэзии — сравнения, метафоры, гиперболы, постоянные эпитеты:

В чешуе, как жар горя,

Тридцать три богатыря...

«Сказка о царе Салтане»

Царь скопца благодарит,

Горы золота сулит.

«Сказка о золотом петушке»

Но царевна молодая,

Тихомолком расцветая,

Между тем росла, росла,

Поднялась — и расцвела...

И к царевне наливное,

Молодое, золотое Прямо яблочко летит...

Отвечает месяц ясный...

«Сказка о мертвой царевне»

В пушкинских сказках широко применяется народно-поэтическая речь с ее своеобразной ритмикой и повторами («в путь-дорогу снарядился»; «свет наш солнышко»; «по морю, по океану к славному царю Салтану»),

Картины русской жизни и изображение персонажей из разных социальных слоев даны реалистически. Поэт с художественной точностью отбирает бытовые детали и воссоздает колорит той или иной эпохи и места действия:

Перед ним изба со светелкой,

С кирпичною, беленою трубою,

С дубовыми, тесовыми вороты.

Старуха сидит под окошком,

На чем свет стоит мужа ругает.

«Сказка о рыбаке и рыбке»

Живет Балда в поповом доме,

Спит себе на соломе,

Ест за четверых,

Работает за семерых,

До светла все у него пляшет,

Лошадь запряжет, полосу вспашет...

«Сказка о попе и о работнике его Балде»

Сказки Пушкина отличаются богатством творческой фантазии. В них гармонично уживаются реалистические картины быта и нравов различных сословий русского общества с чудесами волшебного мира, возникшего под пером поэта. Таков целый город на острове Буяне — столица князя Гвидона:

...Город новый златоглавый...

...Стены с частыми зубцами,

И за белыми стенами Блещут маковки церквей И святых монастырей.

...В колымагах золотых Пышный двор встречает их...

«Сказка о царе Салтане»

Поэтически совершенны такие персонажи, как царевна Лебедь, Золотая рыбка, Золотой петушок, тридцать три богатыря, белка-чудесница.

Для сказок Пушкина, как и для народных, характерны чудесные превращения: старухи крестьянки — в царицу; лебедя — в прекрасную девушку; князя Гвидона — в комара, шмеля, муху. Волшебные превращения не только увлекательны, они помогают раскрыть гуманистические идеи сказок. Превращение старухи снова из царицы в крестьянку связано с наказанием ее за самодурство и алчность. Превращение лебедя в прекрасную девушку выражает победу любви над волшебными чарами.

Сказки Пушкина пробуждают симпатии и антипатии читателей, формируют активное отношение к героям. Они помогают решать задачи эстетического и нравственного воспитания детей.

Произведения Пушкина указали детской литературе новый путь. Они стали классическими образцами литературы, вошедшей в круг детского чтения. Чтение Пушкина пробуждает чувство любви к родине и является лучшим средством приобщения детей к истинной поэзии. Творчество великого поэта повлияло на все последующее развитие русской детской литературы.

  • [1] Чуковский К. И. От двух до пяти. М., 1966. С. 266.
  • [2] Пушкин А. С. Поли. собр. соч. Т. III. С. 107.
  • [3] Чуковский К. И. От двух до пяти. С. 125.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>