Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

А. Л. Барто (1906—1982)

Поколение за поколением малыши легко запоминают четкие, звучные стихи:

Уронили мишку на пол, Оторвали мишке лапу,

Все равно его не брошу — Потому что он хороший.

А ребята постарше повторяют лукавые строки:

Что болтунья Лида, мол,

Это Вовка выдумал,

А болтать-то мне когда?

Мне болтать-то некогда!

Агния Львовна Барто родилась в Москве в семье врача-ветеринара. Учась в общеобразовательной школе, она одновременно посещала театральное училище, хотела стать актрисой. Писать стихи Барто начала рано: это были озорные эпиграммы на учителей и подруг, лирические наивные подражания Ахматовой. В 1925 г. Барто принесла в Госиздат стихотворение «Китайчонок Ван Ли». Ее стихами заинтересовался Луначарский: пригласив начинающую поэтессу к себе, он посоветовал ей писать для детей. Так начала свой творческий путь молодая поэтесса темой очень важной и почти не разработанной в 1920-е гг. — интернациональной темой.

В 1928 г. появляется знаменитая книжка Барто для маленьких «Братишки», посвященная детям разных народов, маленьким братишкам, отцы которых погибли в борьбе за свободу, счастье людей. В ней звучит призыв к борьбе за братство, равенство и единство всех живущих на земле, независимо от цвета их кожи. Написанная в жанре колыбельной песни, эта книжка глубоко гуманистична по содержанию, заключенному в доступную детям конкретную, образную форму. В цикле песен, которые поют четыре матери у колыбелей своих детей, создаются портреты то «черненького братца», у которого «волосенки не ложатся, завиваются в колечки, словно шерстка у овечки»; то «желтого братишки, косоглазого мальчишки», «вихрастенького» и «скуластенького»; то «третьего братика», «смуглого», «складного», «светло-шоколадного»; то «белого мальчонки», у которого «глазки озорные, волосы льняные».

Поэтесса рисует и образы взрослых — матерей и отцов, рассказывает об их трудной жизни, работе, мужественной борьбе. Маленький читатель узнает, что отец негритенка — носильщик («Он придет без сил, он тюки носил»); мать китайчонка — ткачиха («Целый день ткала шелка, ой, болит моя рука! ой, устала до чего, больше нету сил!»); отец маленького индуса гнет спину вместе с отцами других ребят на болотистых полях («Отдыхать нельзя им, не велит хозяин»); отец русского мальчика отстаивал в боях завод («Для того, чтоб ты, сынок, для себя работать мог»). Рефреном в песне каждой матери звучит обращение:

Подрастай, сынок,

У тебя есть братья,

Ты не одинок.

Будешь вместе с ними Ты в огне и дыме,

С ними победишь.

«Братишки»

Эта книжка поэтессы стала значительным событием в детской литературе. Много раз издавалась она и в нашей стране, и за рубежом.

С первых же творческих опытов Барто ощущается ее стремление освоить то новое, что уже было достигнуто в 1920-е гг. в области поэтического мастерства и проблематики детской литературы ее современниками и учителями: С. Маршаком, К. Чуковским и особенно В. Маяковским. Сама поэтесса говорила, что учится у Маяковского и думает, что детский писатель очень многому может и должен у него научиться. Во-первых, огромной связи с организмом страны и, во-вторых, умению горячо откликаться на большие и малые события жизни.

В дни Великой Отечественной войны поэзия Барто рассказывала о героизме и самоотверженности советских людей на фронте и в тылу. Поэтесса выступала по радио, писала стихи для газеты, выезжала в командировки на разные участки фронта. Многие ее произведения посвящены теме трудовых подвигов подростков, например, сборники «За работой» (1943), «Идет ученик» (1944), «Новичок» (1944).

Серьезные социальные темы продолжает разрабатывать Барто и после войны. В 1947 г. она создает поэму «Звенигород» — о детском доме, в котором живут дети, осиротевшие в годы войны:

Здесь со всех концов страны Собраны ребята:

В этот дом их в дни войны Привезли когда-то.

В основе поэмы — живая жизнь, поэтически воспроизведенная автором. Поэтесса создает выразительные портреты детей, раскрывает глубину их переживаний:

Вдруг настанет тишина,

Что-то вспомнят дети...

И, как взрослый, у окна Вдруг притихнет Петя...

У Никиты нет отца,

Мать его убита...

Был у Клавы старший брат,

Лейтенант кудрявый,

Вот на карточке он снят С годовалой Клавой.

Суровыми, сдержанными интонациями пронизаны строки, в которых говорится о горькой памяти войны, живущей в сердцах детей.

К сильным сторонам творчества Барто относятся также юмористические и сатирические мотивы многих ее стихотворений. Уже в начале поэтического пути, адресуясь к дошкольникам, она мастерски создает юмористические и сатирические зарисовки детских характеров «Девочка-рёвушка» (1929), «Девочка чумазая» (1928). Надолго запоминается сатирический портрет рёвушки Гани, у которой «нос распух, что свекла, платье все промокло».

Барто широко пользовалась средствами юмора и тогда, когда она рассказывала маленьким детям об игрушечных зайке, мишке, бычке, лошадке — сборник «Игрушки» (1936):

Идет бычок, качается,

Вздыхает на ходу:

Ох, доска кончается,

Сейчас я упаду!

Каждая игрушка в изображении поэтессы приобретает индивидуальность:

Спать пора!

Уснул бычок,

Лег в коробку на бочок.

Сонный мишка лег в кровать,

Только слон не хочет спать.

Головой кивает слон,

Он слонихе шлет поклон.

Игрушки у Барто — полноправные участники детской жизни, друзья малышей:

Я люблю свою лошадку,

Причешу ей шерстку гладко,

Гребешком приглажу хвостик И верхом поеду в гости.

Обращает на себя внимание такая особенность в стихах об игрушках: как правило, они написаны от первого лица, если речь идет о каких-то хороших поступках детей («Тяну я кораблик по быстрой реке...»; «Нет, напрасно мы решили прокатить кота в машине...»; «Самолет построим сами...»), и от третьего, когда нет активных поступков ребенка или это плохие поступки («Зайку бросила хозяйка...»; «Наша Таня громко плачет...»). Такой прием помогает утверждать в маленьких читателях положительные черты характера.

В творчестве Барто то лирически, то с юмором раскрывается поэзия детской личности, начиная с самого раннего возраста, когда ребенок едва начинает ходить — «Машенька» (1948). Малыш в этот период — открыватель мира, он только получает самые первые впечатления:

Здесь не комната большая —

Здесь огромная страна,

Два дивана-великана.

Вот зеленая поляна —

Это коврик у окна.

В стихах поэтессы прослеживается рост самостоятельности ребенка:

Целый день поет щегол В клетке на окошке,

Третий год ему пошел,

А он боится кошки.

А Маша не боится Ни кошки, ни щегла.

Щеглу дала напиться,

А кошку прогнала.

Ритмическая и интонационная структура стихотворений Барто, адресованных детям дошкольного возраста, рассчитана на восприятие маленького читателя. Стихи для дошкольников чаще всего написаны хореем, интонации их естественны, динамичны, близки к разговорным.

В поэзии Барто, обращенной к дошкольникам, всегда очень строго и серьезно отбираются факты и четко определяется отношение к ним автора и ребенка, читателя или слушателя. В художественных образах поэтесса стремится обратить внимание маленького читателя на то, что происходит в его родном городе, стране. Так появляются стихотворения с конкретными указаниями места действия и с точными зарисовками событий: «На станции “Сокольники”...» («Мы едем на метро»), «В огнях “Охотный ряд”...», «Сегодня площадь Пушкина в серебряном дожде...» («Что случилось на каникулах»); «На Красной площади».

Поэзия Барто способствует формированию у ребенка радостного, жизнеутверждающего мировосприятия, ощущения тесной связи его собственной жизни с жизнью всего народа. Так, в стихотворении «Где живет герой?» мальчишка лет восьми перечислил почти всех обитателей квартиры, когда понадобилось узнать, не у них ли «кого-то кто- то спас». После того как выяснилось, что пришедшие попали не в тот дом, он не растерялся:

— У нас пока героя нет,

Но он появится вот-вот,

Вы к нам зайдите через год!

Много произведений посвятила Барто большой дружбе между старшим и младшим поколениями, например, «Две бабушки», «Его семья», «У папы экзамен», «Дед Тимур».

Изображение взрослых занимает значительное место в творчестве поэтессы. Она раскрывала перед детьми героические черты бойцов Советской Армии («Уральцы бьются здорово...»), трудовой опыт родителей («Мама уходит на работу...»).

Но Барто создавала не только положительные характеры взрослых: она сатирически разоблачала отвратительную сущность самодовольных, брюзгливых обывателей, которые видят «все всегда не так» — «Наш сосед Иван Петрович» (1938). Часто поэтесса говорит о взрослых, изображая их не прямо, а опосредованно, через поступки, поведение, привычки их детей: «Леночка с букетом», «Жадный Егор», «Увлекательная речь», «Лешенька», «Дедушкина внучка». Ясно, что истоки тщеславия Леночки, жадности Егора, пустословия Бори, разгильдяйства Лешеньки, себялюбия «дедушкиной внучки» лежат в неверном поведении взрослых по отношению к младшим. Так раскрывается логика детских поступков, объясняются причины появления отрицательных качеств у детей. А это важно не только для детей, но и для взрослых. Произведения Барто почти всегда двухадресны: они обращены и к младшему, и к старшему поколениям.

Новым, не имеющим аналогов в детской поэзии мира, является последний цикл интернациональных стихотворений Барто — «Переводы с детского». Проблематика стихотворений цикла разнообразна: отношение к природе, любовь к матери, первая детская влюбленность, озабоченность будущим:

Зашел разговор Про двухтысячный год,

А в небе, над городом,

Плыл самолет.

— Погоды тебе! —

Крикнул длинный подросток И начал размахивать Кепочкой пестрой. —

В краю голубом Ты спокойно паришь,

Но тысячи бомб Не взорвут ли Париж?!

Их столько скопилось!

Куда их девать?

Двухтысячный год Их начнет раздавать!

«В саду Тюилъри»

Это произведение, философское по своему звучанию, основано на контрасте. Прекрасны сад Тюильри, сам Париж, притягательны детские игры, но страшно будущее. Стихотворение построено как полилог детей разного возраста. Начинается оно, казалось бы, оптимистически. Но радостное ожидание 2000 года омрачено мыслью об опасности войны. Может быть, самое сильное в этом стихотворении — его концовка: «Пусть лучше тогда никогда не придет двухтысячный год!» Ребенку так свойственно подгонять время, а тут вдруг желание остановить его! Эта не по-детски тяжелая мысль — приговор тем, кто лишает маленьких граждан не только детства, но и возможности по-детски светло мечтать о будущем.

Сегодня можно говорить, что некоторые социальные мотивы поэзии Барто, обусловленные временем, на которое пришлось ее творчество, устарели. Но ей удавалось выйти и на общечеловеческую проблематику, коснуться вопросов, значение которых не менее актуально и для сегодняшних дней.

«Переводы с детского» — этапное произведение не только в творчестве Барто, но и в мировой детской литературе. Этот цикл создал новаторскую традицию в области поиска поэтического самовыражения детских поэтов мира. Умение находить новые возможности поэтического самовыражения, передавать эстафету традиций — одна из важнейших особенностей творчества Барто на протяжении не одного десятилетия. Талант поэтессы не останавливался в своем развитии, каждому новому юному поколению читателей она стремилась сказать новое поэтическое слово.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>