Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

С. А. Баруздин (1926—1991)

Поэт, прозаик, публицист Сергей Алексеевич Баруздин — не самый обычный детский писатель. Современность у него и в тематике произведений, и в социальной остроте конфликта, и в стремлении вывести читателя в широкий мир, за пределы страны детства, и в умении найти подход не только к сердцу, но и к разуму ребенка.

Это определяет характерную особенность многих произведений Баруздина: они часто воспринимаются двухадресно, на грани детского и взрослого восприятия. Такой двухадресностью отмечен, например, его автобиографический роман «Повторение пройденного», который был издан сначала для взрослых, а позже для детей.

«Мысль, содержание — вот, по-моему, без чего трудно представить себе вообще стихи и стихи для детей в частности, если, конечно, они стихи настоящие... Ведь поэт, как и родитель, педагог, отвечает за воспитание ребенка...»[1] Так представлял себе Баруздин задачи писателя, работающего для детей.

Родился Баруздин 22 июля 1926 г. Он рано увлекается поэзией, пишет стихи, становится юнкором «Пионерской правды». Еще одним сильным увлечением детства была юннатская работа. На все, конечно, не хватало времени, поэтому учился мальчик неровно, были срывы по предметам, требующим терпения, усидчивости. И когда десятилетний Сережа пришел в Наркомпрос по вызову Н. К. Крупской, обратившей внимание на его стихи, он не скрыл своих школьных огорчений. В записке, которую Н. К. Крупская дала мальчику, было написано:

«Директору Московского Дома пионеров.

Направляю Вам талантливого мальчика Сережу... Прошу определить его в литературный кружок. Отметка по арифметике будет исправлена. Он дал слово.

С коммунистическим приветом. Н. Крупская»1.

Занятия в литературном кружке были хорошей школой для начинающего поэта. Позже он посвятит теплые строки Московскому Дому пионеров: «.. .Вот уже почти четыре года этот дом был заветной несбыточной мечтой московских мальчишек и девчонок. Несбыточной потому, что он был единственным в Москве и даже, может быть, во всей стране. И попасть в него было труднее трудного»[2] [3].

В творческой судьбе юного поэта все складывалось на редкость удачно: стихи печатаются в «Пионерской правде», «Пионере», «Дружных ребятах». Но началась война, и изменилась вся жизнь. Осажденная Москва, борьба с немецкими зажигалками, работа в типографии, уход на фронт, служба в артиллерийской разведке — это только отдельные факты биографии. А за ними — глубокая духовная жизнь, раннее взросление, вызванное жестокой необходимостью военного времени.

Когда он вернулся к мирной жизни, за плечами оказалось так много пережитого и пройденного, что его с полным основанием можно было причислить к той доброй армии «бывалых людей», о пользе прихода которой в литературу часто говорил Горький. Первое послевоенное десятилетие — период овладения писательским мастерством, поиски своей темы в искусстве.

Баруздин заканчивает Литературный институт им. А. М. Горького, печатается во взрослых и детских издательствах «Молодая гвардия», «Советский писатель», «Детская литература». Дорога Баруздина в детскую литературу пролегала рядом с дорогой в литературу взрослую. Это особенно чувствуется в произведениях с военной и морально-этической тематикой «Повесть о Елке», «Какое оно, море?», «Только не завтра», «Верить и помнить».

В этих произведениях для среднего и старшего школьного возраста нет глухой стены между взрослым и детским миром, но нет и размывания границ между взрослой и детской литературой. Есть поиск новых художественных возможностей в создании, разработке характеров и в обрисовке взаимоотношений между взрослыми и детьми. Это точно подмечено в очерке И. Мотяшова, посвященном писателю: «Мне даже думается, что именно на путях баруздинских поисков естественнее всего ожидать сегодня рождения того самого необыкновенного героя, правофлангового славной ребячьей когорты, о котором уже много лет — чуть ли со времен гайдаровского Тимура — тоскуют и юный читатель, и критика»[4].

Поиски Сергея Баруздина связаны не только с произведениями для среднего и старшего школьного возраста, но и с повестями, рассказами, стихами для младших школьников.

В небольшой трилогии о Светлане отразилось в полной мере умение писателя показать взрослый и детский мир. Первая часть — «Большая Светлана» — рассказывает о трехлетней девочке, которая живет в Москве, на Петровке. В повести — маленькие главы-рассказы, композиционно самостоятельные, но объединенные развитием характера героини. Остроумные и поучительные, эти прозаические миниатюры читаются легко и запоминаются ребятами.

Всё впервые для героини повести. Вот она встретила собаку и покрепче уцепилась за папину руку (глава «Самая храбрая»). А вот первая правда, сказанная Светланой сознательно, наперекор желанию спрятаться от ответственности. Дело было за обедом, когда стали выяснять, кто виноват в том, что разбита тарелка. Может быть, она сама разбилась? И вот тут-то девочка не выдержала: «Вот и неправда, — вдруг тихо сказала Светлана. — Тарелки сами не бьются. Это... это... я... ее нечаянно разбила» (глава «За обедом»),

В одной из глав рассказывается о том, как Светлана начинает понимать, насколько важно помогать взрослым. И, главное, интересно! Светлана приходит к выводу: «Время летит быстро, а работа идет еще быстрей» (глава «Когда не бывает скучно»).

Вторая часть трилогии — «Светлана-пионерка» — сосредоточивает внимание читателя на морально-этических вопросах. Светлана-тре- тьеклассница убеждается в важности бережного отношения к окружающим ее людям. Если сначала ей кажется, что не обязательно извиниться, толкнув старика на лестнице (все равно, мол, он ее не знает), то позже она чувствует необходимость помочь незнакомому человеку. И она совсем не считает, что совершила что-то особенное. «Я ничего не сделала... Просто “скорую помощь” вызвала», — растерянно сказала Светлана». Автор подмечает эту растерянность девочки, не ожидающей похвалы за добрый поступок, смущенной вниманием к ней.

Расширяется мир, в котором Светлана живет и действует; это отражается в названиях глав: «Светлана выросла», «Подход», «Библиотека», «Папин галстук», «Морской кортик». Писатель готовит ребят-читателей к новой встрече со Светланой. Эта встреча происходит в заключительной части трилогии «Светлана — наша Сейдеш». Взрослая Светлана, работающая медицинской сестрой в далеком киргизском селении, по- прежнему близка детям.

В повести — перекличка юности Светланы с ее детством. Девушка рассказывает киргизским ребятам о своем друге-моряке Виталии и вспоминает, как ходила с ним когда-то в детский сад, училась в одном классе.

«— Тогда он маленьким был, меньше вас, — улыбнулась Светлана. — Ия была маленькой. Виталик уже в те годы моряком хотел быть, и мы с ним поспорили».

Баруздин намечает путь взрослой Светланы к детским сердцам через взаимную откровенность, добрую заинтересованность. Ребята несут к Светлане Петровне, как зовут они ее, перепелку с разбитым крылом, веря, что она вылечит птицу. Они рассказывают Светлане о своих играх и делах, зная, что найдут в ней внимательного собеседника и заботливого друга.

Писатель воспитывает интернациональное чувство, показывая, как Светлана находит свое место среди жителей киргизского колхоза. Девушка спасает чабанов, пасущих отару овец. Она, не думая о себе, стремится помочь этим людям, отрезанным от дороги обвалом. За это в селении стали звать ее по-киргизски — Сейдеш. «У нашего народа издавна обычай есть. Хороших русских людей киргизскими именами называть. Как своих родных!» Так объясняют киргизы, почему они дали новое звучание имени героини повести.

От дошкольного периода жизни до взрослого провел свою героиню Баруздин, сумев так построить повествование, что оно незаметно проводит нити от читателей младших школьников к читателям среднего школьного возраста. Писатель нашел простые слова, которые помогают читателю-ребенку понять героиню трилогии переживать вместе с нею.

Проза Баруздина, адресованная младшим школьникам, широка по диапазону жанров и тематики. Писатель обращается к морально- этической теме, пишет публицистические рассказы и повести, создает маленькие рассказы-новеллы о животных.

Морально-этическая тема разрабатывается, например, в повести «Алешка из нашего дома». Мальчик-первоклассник начинает освоение мира с познания простых, но необходимых вещей. Когда у него не ладится на первых порах с учением, не складываются буквы, Алеша решает бросить школу и пойти работать. Но, оказывается, работать без знаний нельзя, необходимо сначала учиться.

Алеша любит столярничать. Он сделал самокат, хвастался им перед ребятами, пока не надоело: кроме него, никто самокату не был рад. Потом сделал ящики для рассады, принес в школу. Все обрадовались. Отец объяснил Алеше, что ящики были сделаны для всех, и это совсем не то, что делать вещь только для себя.

Баруздин часто в книгах для школьников дает такие беседы отца с сыном, которые помогают понять необходимость труда, важность открытого отношения к людям. Эти беседы только названием могут напомнить распространенный в дореволюционной детской литературе жанр бесед или путешествий отца с сыном. По сути баруздинский прием не нарочитое сталкивание старшего и младшего поколения, а искренний и нужный разговор, компас для ребенка в сложном мире взрослых. Такие беседы старших и младших помогают писателю объединить морально-этические и публицистические аспекты в произведениях.

Своеобразный тематический цикл составляют маленькие рассказы и сказки Баруздина о животных. В них воплотилось поэтическое и гуманное видение мира писателем. «На первый взгляд может показаться, что герои этих произведений — животные, но на самом деле их главный герой — благородная мысль о необоримой силе добра и дружбы»[5], — писал С. Михалков в предисловии к сборнику рассказов и повестей.

«Благородная мысль о необоримой силе добра и дружбы» объединяет такие произведения, как «Простуженный ежик», «Хитрый симпатяга», «Рави и Шаши», «Как Снежок в Индию попал». Эти произведения издаются и для младших школьников, и для дошкольников. В них удивительно светлое и мягкое отношение к животным.

Вот один из рассказов — «Простуженный ежик». Он о том, как в последний год войны солдаты нашли в лесу в Польше простуженного ежика, который постоянно чихал. Взяли его с собой в походный «газик», поили теплым молоком, возили с собой до весны. Выпустили в теплый солнечный день — уже в Чехословакии. Так возникает в рассказе еще один мотив — интернациональный. Он звучит лирически, негромко. И остается в душе прочно, пробуждая теплое чувство общности людей разных стран с природой.

Писатель строит свои произведения о животных как небольшие новеллы, в которых есть место и остросюжетным эпизодам, и лирическим раздумьям об отношении к братьям нашим меньшим. В рассказе «Хитрый симпатяга» автор подтверждает право животных на поведение, порой идущее вразрез с прихотями человека. Хитрый бурундучок, которого отец вез в подарок дочери из дальневосточной командировки, распорядился своей судьбой иначе, едва появилась такая возможность. «Не успел я опомниться, как мой Симпатяга уже бежал по бетонному полю аэродрома в сторону леса». Огорчение отца было недолгим, и когда он через месяц увидел в подмосковном лесу своего Симпатягу, то порадовался, что тот остался цел и прижился в новом месте.

В рассказах Баруздина о животных нет антропоморфизации в привычном ее понимании, но ощущается особое отношение к животному миру, к природе. Животные не наделяются человеческими характерами, но какие-то черточки очеловеченности проступают: ежик чихает, он простужен; Рави, Шаши, Снежок путешествуют, привыкают к новой обстановке, вживаются в нее; полосатый бурундучок воспринимается как симпатичный хитрец. Это воспитывает в читателях ощущение единства с природой, бережное отношение к животным.

Баруздин создает для детей и поэтические произведения. В них он обращается к ребятам часто с беседой, призывая к осмыслению, раздумью. Поэт разговаривает серьезно, стремясь к наиболее полному контакту с читателем. Его поэзия так же разнообразна, как и проза. Басни, стихотворные рассказы, стихотворные сказки — это лишь некоторые из поэтических жанров Баруздина.

Но есть общее, что объединяет их: тема труда человеческого, любимая тема Баруздина-поэта. Уже в самом первом детском сборнике стихотворений он обращается к ней. «Кто построил этот дом» — так назван сборник, дающий стихотворные портреты архитектора, каменщика, кровельщика, плотника, штукатура, маляра.

Первый сборник был не во всем удачен, не все портреты были достаточно художественны, но он послужил отправной точкой для разработки темы труда, для дальнейших творческих поисков.

Зрелость мастерства чувствуется в таких поэтических произведениях, как «Стихи о человеке и его словах», «Стихи о человеке и его делах», «Герой», «Какое над нами небо?», «Человеку, мечтающему стать взрослым». Для них характерны риторические вопросы, публицистические обращения, раздумье о будущем человека.

Человеку свойственно мечтать.

Человек мечтает взрослым стать,

Мать догнать, с отцом сравняться ростом...

Что же! Это просто! Очень просто![6]

Но простота оказывается призрачной, она только в воображении человека, мечтающего стать взрослым. На самом деле путь к взрослости непрост и нелегок. Об этом беседует автор с читателем, дает советы:

Нужно лишь работать научиться —

Ведь без дела взрослым не сидится Не мешает также, по возможности,

Чуть ума добавить и серьезности.

Так, с доверием, по-товарищески обращается Баруздин к ребятам, разделяя их мечты, поддерживая стремление стать взрослыми, напутствуя добрыми словами молодое поколение.

  • [1] Баруздин С. // Детская литература. 1968. № 6. С. 46.
  • [2] Шишов В. Как равный с равными // Уральский следопыт. 1966. № 10. С. 46.
  • [3] Баруздин С. Повторение пройденного. М., 1970. С. 12.
  • [4] Мотяшов И. Мастерская доброты. М., 1969. С. 110.
  • [5] Михалков С. Об этой книжке // Баруздин С. От семи до десяти. М., 1969. С. 4.
  • [6] Баруздин С. Человеку, мечтающему стать взрослым // Какое над нами небо? М.,1965. С. 17.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>