Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Алан Александр Милн (2882—1956)

Вполне освоились среди русских детей смешной медвежонок Винни- Пух, его хозяин, мальчик Кристофер Робин, и все, все, все герои книги английского писателя Алана Александра Милна. Это его произведение было переведено на русский язык Б. Заходером в 1960 г. и с тех пор прочно утвердилось в ряду книг, наиболее любимых дошкольниками и младшими школьниками.

Писатель оживляет окружающие мальчика игрушки, как бы реализуя детские фантазии, в которых все в мире предстает живым и одухотворенным. Сделано это без каких-либо предварительных предупреждений, вводных объяснений, мотивировок. Герои Милна живут по-детски естественно и эмоционально. Все в большом, странном и светлом мире привлекает их внимание, становится предметом для исследования, поводом для игры. Словесная клоунада, поиск неожиданного, неочевидного в мире, поэзия детских глаз, радостно впитывающих все впечатления жизни, — этим привлекает к себе добрый сказочник Милн.

Льюис Кэрролл (1832—1898)

Модернистские поиски рубежа XIX—XX вв., некоторые традиции британского фольклора стали основанием особой линии в развитии английской детской литературы, ярко представленной произведениями Л. Кэрролла, Д. Толкиена, К. Льюиса.

Странный, как бы деформированный мир создает в своих сказках Льюис Кэрролл (псевдоним Чарлза Латуиджа Доджсона). Он не был профессиональным писателем и свои истории об «Алисе в стране чудес» и «Алисе в Зазеркалье» сочинял первоначально в устной форме для вполне конкретных детей. Профессор математики по профессии, Кэрролл и в литературе как бы стремится доказать абстрактность многого в мире, относительность великого и малого, подчеркнуть соседство ужасного и смешного. С годами стало очевидным, что сказки Кэрролла обращены не только к детям, что их проблематика и образный строй апеллируют и к вполне взрослому сознанию. Читателю предлагается вернуться по однажды пройденной дороге, с тем чтобы заново открыть, разглядеть, понять то, что так непосредственно действует на человека в детстве, но позже уходит, забывается, и человек превращается в неполную дробь, усеченное число, потерявшее большую и лучшую часть себя — собственное детство. Кэрролл — один из немногих изначально детских писателей, творчество которых, в нарушение обычного порядка вещей, перешло из разряда детского в круг серьезного, взрослого и даже научного чтения. Его «Алисы» обрастают статьями, комментариями, трактовками. Оказалось пророческим замечание самого писателя о том, что слова «означают больше того, что мы имеем в виду, пользуясь ими, а потому целая книга означает, вероятно, гораздо больше того, что имел в виду писатель»[1]. В этой связи вызывает определенную сложность адекватный перевод не только стихотворных вставок, но и прозаического текста, полного в исходном английском варианте аллюзий, намеков, словесной игры.

  • [1] Кэрролл Л. Приключения Алисы в стране чудес. Сквозь зеркало и что там увиделаАлиса, или Алиса в Зазеркалье. М., 1991. С. 280.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>