Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Вильгельм Гауф (2802—1827)

Вильгельм Гауф попытался на основе сказочных традиций различных народов создать совершенно особый тип литературной сказки — фантастико-аллегорические новеллы, объединенные в циклы. Для него прежде всего важны традиции восточных сказочников, закрепленные в сборниках «Тысячи и одной ночи», и немецкие предания и поверья, которые он преобразует в сказочные сюжеты.

Первый том сказок автор сопроводил предисловием, где объясняет свой взгляд на законы жанра. В соответствии с ними он насыщает свои произведения восточной экзотикой, уводит читателей далеко от тех мест, где они живут, рассказывает никогда не слыханные истории об испытаниях и победе Маленького Мука, о любопытстве Халифа- Аиста, которое едва не стоило ему расставания с человеческим обликом, но и помогло обрести любовь, понять, кто чего стоит в этом мире. Не менее увлекательны и другие сказки этой книги.

В последовавших вслед за первым еще двух сборниках сказок восточный колорит не является непременным атрибутом. Усложняется символика, в произведения входят философские и сатирические мотивы. Так, сказка «Карлик Нос» для детей младшего возраста может быть интересна загадочно-фантастической историей превращений мальчика Якоба в белку, уродливого горбуна, возвращением в нормальный человеческий облик. Затронет чувства ребенка и налет жутковатой «кровавой» романтики, связанной с деяниями злой волшебницы. Читатель постарше вполне может отметить для себя, что в отличие от традиционной сказки, герой у Гауфа не статичен в своих внутренних качествах, достоинствах и недостатках. В испытаниях меняется характер Якоба, он становится человечнее, терпимее к недостаткам других. Повествованию свойствен даже некоторый психологизм. Ну, а дети, как говорил Салтыков-Щедрин, «изрядного возраста» обратят внимание, как саркастически высмеивает автор порядки и нравы властителей многочисленных мелких немецких государств. За маской внешнего почтения к ним героев скрывается авторское изображение самодурства, обжорства, пустого чванства монархов, готовых из-за пустяков жертвовать жизнями подданных, по собственной прихоти казнить и миловать.

Сказки «Обезьяна в роли человека», «История Альмансора» писатель до такой степени насыщает злободневным социально-политическим содержанием, что в полной мере оно может открыться лишь людям, хорошо знающим эту сторону жизни Европы начала XIX в.

Наибольший успех Гауфа связан все же с произведениями иного плана. Лучшая сказка третьего тома — «Холодное сердце» — иллюстрирует все то значительное, чем обогатил жанр этот рано умерший писатель. Бытовое повествование органично совмещается с волшебным элементом. Герой проходит сложной дорогой нравственного поиска, потерь и обретений. Классически простая и традиционная идея сказки заключается в утверждении добра, справедливости, великодушия, воплощенных в образе Стеклянного Человечка в противовес жестокости, корыстолюбию, бессердечию Михеля-Великана и его подручных. Но свежесть сюжета, острота конфликта, увлекательность стилистически разнообразного повествования делают очередное утверждение сказочных истин ярким, захватывающим. Дидактическая идея произведения не навязывается, мораль становится естественным выводом из всего хода действия.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>