Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Подросток в современной русской литературе для юношества

Наиболее часто в фокусе внимания писателей XXI в., как и в прежние времена, оказывается кризис подросткового возраста, когда происходит выстраивание своей личности, прохождение первого этапа сепарации от родителей. Чтобы понимать, что происходит в это время с растущим человеком, надо представлять себе психологическую и физиологическую картину подростничества (этот термин используется в профессиональной среде психологов, введен Д. Элькониным в капитальном труде «Детская психология»).

Психологи А. Лоргус и О. Красникова так описывают этот возрастной период: «Гормональная перестройка организма, стремительный рост, связанная с этими процессами повышенная утомляемость, сниженный иммунитет — это физиологическая сторона переходного возраста. Перепады настроения, неадекватные эмоциональные реакции, негативизм (противодействие всему и всем), обостренная чувствительность, сменяющаяся полным “бесчувствием”, — психологическая сторона. Чтобы почувствовать себя взрослым, подросток готов на все что угодно: курить, пить, сквернословить, приходить за полночь или вовсе не ночевать дома, грубить старшим... Все это в том случае, если родители заранее не позаботились о том, чтобы направить бурную энергию “дитятки” в мирное русло»1.

Для подростка характерно стремление к самостоятельности, развитие самосознания, обретение индивидуальности, освоение жизненного пространства и поиск своего места в нем, поиск идеалов; реконструируется система оценок себя и окружающих, возникают цели, жизненные планы, усилия по их осуществлению. Путь подростка — это путь к самому себе. Это поиски ответа на вопрос «кто я?». Самопознание, самоопределение, самоутверждение — вот векторы развития личности подростка. Фигурально выражаясь, в подростковом возрасте происходит «смерть» ребенка и рождение взрослого человека, нового, ответственного, сильного. Очень точно описывает это состояние подростка Юлия Линде в повести «Литеродура»: «Во мне прорастает пустота. Она незаметно спустилась ко мне на крошечном парашютике, как семечко одуванчика, и пустила крепкие ветвистые корни — живучий наглый сорняк. Меня откусывают по кусочку, и однажды я стану дыркой. Потом увезут в психиатричку: “Доктор, я потеряла саму себя, никто не находил?” Будут искать, куда подевалась моя личность. Человек вроде есть, а личность пропала — забавно получается, душевненько! Я написала объявление: “Разыскиваюсь я. Кто найдет, получит вознаграждение. Без особых примет, без вкуса, без цвета, без запаха, без формы, без объема, без структуры...”»

Итак, в подростковом возрасте происходит кризис идентичности, поиск своего предназначения. Происходит смена референтных групп: авторитет родителей вытесняется авторитетом сверстников. Необходимое условие здорового прохождения через этот опасный возраст — общение со сверстниками и «чувство собственной нужности, включенность в какую-то осмысленную и полезную (а еще лучше опасную) деятельность, в которой есть куда расти, развиваться», подростку нужен «вожак» — взрослый (не родители), с которым «интересно и не страшно, кто уважает других и сам вызывает уважение». «Не обойтись и без опыта успешности — чтобы то, что делает подросток, у него чаще получалось, чем не получалось»[1] [2].

При этом не надо путать опыт успешности и культ успешности, навязываемый массовой культурой начиная с 1990-х гг. Как это ни парадоксально звучит, но современная массовая культура унаследовала от советской искаженную систему координат, в частности, принятые в советской педагогике, официальной и семейной, методы воспитания: оценки, сравнения, озвучивание жестких условий, выполнение которых является гарантией социального одобрения. И если в 1970— 1980-е гг. это было присвоение ярлыков типа «тунеядец», «лентяйка», «флагман коммунизма», то в начале XXI в. критерием состоявшейся личности являются предприимчивость, конкурентоспособность, умение преподнести себя, интеллект и успешность. Доброта, щедрость, эмпатия, отзывчивость в этой искривленной системе ценностей просто отсутствуют. При этом забывают, что навязывание образцов для подражания обесценивает самобытность личности. А утрата ощущения ценности собственной личности, констатируют А. Лоргус и О. Красникова, «приводит к искажению восприятия самого себя (неадекватная самооценка), других людей (их идеализация или обесценивание), взаимоотношений и жизни в целом. Ведь индивидуальность вне конкуренции, так как ее ценность в ее неповторимости»1. Детям внушают, что быть собой не обязательно, порой даже предосудительно. Но для подростка это как раз вопрос смысла жизни — узнать, кто он на самом деле, и попробовать стать собой, начать врастать в полноту своего бытия, постепенно осознавая и реализуя данный изначально потенциал, отвечая на вопрос «какой я?». Если во время подросткового кризиса помешать этому естественному процессу развития личности, последствия могут быть непредсказуемыми, вплоть до утраты смысла и отказа от жизни[3] [4].

И подростки, которые остро чувствуют фальшь и бурно реагируют на несправедливость, выражают протест. Как отмечает психолог Е. Бурмистрова, это способ выработки собственной жизненной позиции. «Если у вас по большинству вопросов разные мнения и есть конфликты, это не означает, что вы — плохие родители. Это значит, что вам удалось вырастить человека с собственным мнением... Теперь надо научить его уважать мнение другого и принимать правильные решения, если мнения не совпадают»[5].

Растущее ощущение взрослости и ограничения со стороны родителей, учителей порождают диссонанс. Подросток ведет борьбу за личные границы, и напряжение может порождать неврозы и даже суицидальные мысли.

Выразительный образ для характеристики подростков нашла психолог Ф. Дальто, сравнив их с раками, которые меняют панцирь и, пока не вырастет новый, скрываются в расщелинах скал. Если им нанести в этот момент рану, то она останется навсегда, даже скрытая под новым панцирем. Вот почему с подростками надо обращаться очень бережно. «Ф. Дальто отмечала, что в период крайней ранимости подростки защищаются от всего мира или депрессией, уходом в себя, внешней покорностью, или негативизмом, бунтом, протестом, который только усугубляет их слабость»[6].

Также в подростковом возрасте происходит выстраивание образа собственного тела, иногда нарастает недовольство своей внешностью.

Таковы главные черты подросткового возраста. Общие законы и этапы взросления неизменны, но в каждую историческую эпоху они имеют свои закономерности и нюансы, по мнению таких выдающихся психологов, как Л. Выготский, П. Блонский, А. Леонтьев, Д. Эльконин. Новые жизненные условия диктуют детям свои правила взросления.

В XXI в. в России проблемы взросления осложняются следующими факторами и явлениями.

Бурное развитие цифровых технологий, информационная перегрузка, свободный доступ подростков в интернете к запретной ранее информации.

Преобладание дигитального, клипового мышления: восприятие исключительно визуальной информации (мемы, видеоролики, сто- риз — короткие истории в социальных сетях — и т. д.) — как следствие, трудности восприятия больших по объему текстов.

Радикальная смена молодежных кумиров. В 1930-е гг. — это герои гражданской войны, военные, особенно летчики, пограничники. В 1960-е гг. — космонавты и физики-ядерщики. В 1990-е гг., на сломе советской идеологической ценностной системы, — проститутки, киллеры, банкиры. В начале XXI в. — блогеры, ютуберы, СММ-щики, коучи, бизнес-тренеры — те, кто владеет информацией и создает себе успешный имидж (главным образом, с помощью интернет-ресурсов).

Установка на успех, преимущество результата перед реальными знаниями, следствие чего — «натаскивание» при подготовке к ЕГЭ, ГИА; поверхностные, отрывочные знания, отсутствие целостной картины мира у школьников.

Кризис семейных ценностей, подготовленный радикальными экспериментами по разрушению патриархальной модели семьи, особенно в 1920-х гг., изменение ролевых родительских функций (маскулинизация женщин, феминизация мужчин). Разводы родителей, неполные семьи.

Возникновение новой формы детской травли: кибербуллинга — травли в интернете, социальных сетях, мессенджерах.

Тяга детей к потустороннему, мистике, романтизация непознанного (феномен «Сумерек» С. Майерс и «Гарри Поттера» Дж. К. Роулинг).

Склонность подростков к обрядам, ритуалам, следствием чего является вовлечение в секты с оккультным уклоном, в «группы смерти» типа

«Синего кита». Популярность неформальных течений: готы, эмо, панки и др.

Проблема подростковых зависимостей, принявшая масштабы эпидемии: наркотическая, алкогольная, игровая, гаджет-зависимость. Об этом хорошо пишут А. Лоргус и О. Красникова: «В трудные периоды, когда подростку плохо в мире взрослых, когда ему не хватает веры в себя, он может находить поддержку в воображаемой жизни. Раньше это было “запойное” чтение и уход в мечты, сейчас все чаще компьютерные игры или сериалы. Но поскольку удовлетворение и облегчение подросток получает лишь воображаемые, у него не остается сил на поиски опоры в реальной жизни, в другом человеке, на поиски понимания, дружбы или любви, которые поддержали бы его и помогли выбраться из ловушки, в которую он угодил из-за равнодушия или агрессивности некоторых взрослых»[7].

Инфантилизация современного юношества. Пролонгация подрост- ничества до 21 года. Так, обращающая на себя внимание примета 2010- х гг. — искусственно затягивающееся детство. Молодежь физически, эмоционально, материально зависима от взрослых в гораздо большей степени, чем их ровесники из XX в., которые уже в 12 лет подменяли ушедших на фронт старших у станков, на колхозном поле; воевали в партизанских отрядах, ходили в разведку, брали на себя ответственность за воспитание осиротевших младших братьев и сестер. Подросток начала XXI в. вынужден повиноваться родительским требованиям, тем самым теряя ощущение своих собственных потребностей. Инфантилизация — явление, охватившее весь мир. Появляется термин кидал- ты — неповзрослевшие взрослые, эгоцентричные, живущие только для себя и не желающие создавать семью, избегающие ответственности.

Все эти явления становятся предметом изучения детских писателей, которые поднимают вышеперечисленные проблемы в своих произведениях и анализируют болезни роста подростка XXI в. Традиционно в детской литературе личность героя-ребенка раскрывается в двух плоскостях: «я и взрослые», «я и сверстники». Самые значимые взрослые для ребенка — это родители. Как же развивается тема отцов и детей в современной литературе для детей и юношества?

  • [1] Лоргус А., Красникова О. Жизнь после свадьбы. Как построить семейное счастье?М., 2018. С. 197.
  • [2] Там же. С. 198.
  • [3] Лоргус А., Красникова О. Жизнь после свадьбы. Как построить семейное счастье?С. 202.
  • [4] Там же. С. 203.
  • [5] Бурмистрова Е., Бурмистров М. Современная семья : психология отношений. М.,2017. С. 92.
  • [6] ЛоргусА., Красникова О. Жизнь после свадьбы. Как построить семейное счастье?С. 204.
  • [7] Лоргус А., Красникова О. Жизнь после свадьбы. Как построить семейное счастье?С. 205.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>