Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Тема буллинга в современной литературе для подростков

Тема травли (буллинга) в детском коллективе в советской литературе не была широко распространенной. Но если писатели обращались к ней, то такая книга становилась явлением, как повесть В. Железнико- ва «Чучело». Тема эта красной нитью проходит через многие произведения Вл. Крапивина. В последние годы буллинг стал предметом обсуждения психологов, педагогов, юристов. Чтобы защитить детей от травли, создаются родительские сообщества (как в соцсетях, так и в жизни). То, о чем говорить было не принято («в советской школе такого быть не может!»), в последнее время стало предметом пристального изучения современных писателей. О буллинге пишут Д. Доцук в повести «Поход к двум водопадам», Ю. Линде в повести «Литеродура», Т. Михеева в рассказе «БГ» из сборника «Доплыть до грота».

Современные писатели скрупулезно исследуют особенности поведения, характера, мировоззрения детей, которые становятся жертвой травли. Виктимное поведение может отличаться провоцирующей агрессивностью или, что в современной подростковой литературе изображается гораздо чаще, пассивностью, неумением и нежеланием давать отпор обидчикам. Наиболее уязвимыми являются подростки, в силу своих психофизических особенностей: доверчивости и любопытства, жажды приключений и внушаемости, отсутствия жизненного опыта и стремления самоутвердиться. Виктимность обусловлена и личностными характеристиками, среди которых эмоциональная незрелость и неадекватная самооценка, тревожность и низкая стрессоустойчивость, негибкость, конформность, низкая степень самоконтроля и самоанализа. Когда возникает конфликт, дети с виктимным комплексом уходят в себя, чтобы смягчить эмоциональный дискомфорт.

Ю. Линде в «Литеродуре» создает образ такой вот потенциальной жертвы с характерным виктимным поведением. В возрастной психологии есть понятие социальная робость — оно относится к главной героине, Жене Щетининой. «В детстве я была грушей — той самой, которая для бокса. По крайней мере, грушей меня считали в детском саду. Есть еще козел отпущения, но слово “груша” мне больше нравится. Били меня скорее по привычке, чем по злому умыслу — такая уж традиция сложилась, будь добр соблюдать. Иногда на тренировку заглядывали даже из других групп во время общей прогулки. Как объяснила мне однажды Наташа У.: “Характер тебе тренируем, учись давать сдачи, а то никто с тобой дружить не будет”, — и ехидно улыбнулась». В детском саду Женя страдала физически («Били весело, беззаботно и увлеченно пластмассовыми и деревянными игрушками по голове, сопротивляться было глупо, я никогда не плачу на людях — не дождутся!»). В элитной гимназии, где ценность человека измеряется маркой папашиной машины, она страдает душевно: «В новой школе меня никто не бил, а зря: уж лучше бы игрушками или там гаджетами своими били, чем игнорили и тихо презирали...» В литературной студии ее стихи беспощадно критикуют — снова унижение и усиление виктимного комплекса.

С детства Женя учится приспосабливаться: «Я не видела смысла в сопротивлении: их много, а я одна, дам сдачи — вконец их разозлю и еще больше пинков огребу, а если никак не среагирую, то рано или поздно надоест ко мне приставать: скучно же, если жертва валяется себе кверху лапками и не подает признаков жизни. Мимикрия у меня срабатывает. Каждый защищается, как умеет». Становясь старше, она оправдывает свой стиль поведения врожденной бесконфликтностью: «Не люблю вопли, психоз и драки, гораздо эффективнее молчание». Но при этом корит себя за малодушие и понимает, что эта ее безответность и вызывает озлобленность сверстников.

Автохарактеристики Жени (повесть написана в форме автобиографии, дневника) заставляют задуматься о причинах комплекса неудачницы и жертвы. Это, конечно, неполная семья: отец погиб в Чечне еще до рождения дочери. Это юность и неопытность ее мамы, которая так и не вошла полностью в социальную роль матери и через 15 лет после рождения ребенка проявляет инфантильность, а в молодости демонстрировала бурный протест против рутинного быта, была рокершей. Бабушки, принимающие участие в воспитании Жени, имеют непреклонные характеры, причем мать отца с энтузиазмом ушла в религию, и обе они — лидеры по натуре.

Женя, как и большинство подростков, недовольна своей внешностью, которая представляется ей серой. Желание «стать невидимкой», которое возникает у людей, находящихся в конфликте с миром, преследует Женю постоянно. При этом она глубоко чувствующий, тонкий человек с поэтическим видением мира, мечтательная фантазерка, она пишет стихи. Такие подростки часто белые вороны на фоне приземленных, прагматичных сверстников и раздражают их своей непрактичностью. Преодоление комплекса жертвы нарастает в Жене постепенно. Чувство собственного достоинства крепнет, критическая масса обид и унижений увеличивается, и, наконец, наступает эмоциональный взрыв. Очистительный взрыв, вызванный оскорбительными словами одноклассника о погибшем отце Жени. И тогда она дает волю копившемуся годами гневу, и читатель испытывает удовлетворение, видя, как торжествует справедливость, и спесивый директорский сынок побит собственным гаджетом. Так жертва перестает быть жертвой и обретает самоуважение и внутреннюю свободу.

В повести «Поход к двум водопадам» Д. Доцук восьмиклассница Вера подвергается регулярным унижениям одноклассника, развязного хулигана Тоши. Причем оскорбления принимают форму не просто детской шалости, а уголовно наказуемого деяния (грязные ярлыки, наносящие девочке глубокую психологическую травму). В классе Веру, интеллектуально превосходящую сверстников, музыкально и поэтически одаренную, если не травят откровенно, то одобрительно относятся к ее публичному унижению Тошей. В этой повести, в отличие от «Ли- теродуры», преследования связаны не с виктимной структурой личности героини, а со странностями любви. Ведь Тоша влюблен в Веру и таким нецивилизованным способом демонстрирует ей свою симпатию. Автор не ограничивается описанием душевных переживаний героини, но анализирует причины агрессивного и асоциального поведения ее обидчика. Оказывается, враждебное отношение к миру — результат заброшенности Тоши и дефицита эмоционального тепла в его семье. Недополученное от матери внимание привело к тому, что мальчишка обозлился на весь мир, а отсутствие взаимности от объекта его внимания вызвало протестную реакцию, которую Тоша не умеет облечь в цивилизованную форму.

Героиня рассказа «БГ» Т. Михеевой — «безглютеновый ребенок» Галя — сидит на жесткой диете, малейшее нарушение которой грозит серьезным разладом в организме. Одноклассники это знают и относятся со снисходительным пониманием к ее ограничениям в рационе. Но однажды на вечеринке дружелюбная компания приятелей превращается в беспощадную стаю. Галю насильно кормят пирожными, от которых ей очень плохо. Но главное — не физические страдания, а предательство друзей. Буллинг всегда ставит под угрозу доверие к людям. И если человек в детстве столкнулся с холодной, обдуманной, выматывающей травлей, то личность может быть сильно повреждена. Душевнои сопротивляемости нужно учиться, нужно учиться прощать людей, как бы ни было тяжело. Об этом рассказ Михеевой.

И Линде, и Доцук, и Михеева рассматривают проблему буллинга с разных углов зрения.

По мнению Линде, жертва может и должна дать отпор насильникам, защитить свое человеческое достоинство. Это гарантия самоуважения себя как личности.

Доцук вскрывает причины асоциального поведения агрессора и даже вызывает у читателя сочувствие к его непутевой судьбе (на одной из встреч с читателями она рассказала, что повесть имеет документальную основу, а прототип Тоши так и не смог порвать с асоциальной средой и погиб в криминальной разборке).

Михеева с присущей ей активной гуманистической позиции показывает, что обидчиков надо учиться прощать, тогда будет легче жить тебе самому.

Все это говорит об углублении психологизма в произведениях, посвященных теме буллинга.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>