Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Приключенческая и детективная литература для подростков

Яркие современные авторы, создающие качественную приключенческую литературу для детей и юношества, — это Виктория Ледерман, Евгений Рудашевский, Тамара Михеева.

Если дебютная повесть Виктории Ледерман «Календарь ма(й)я» была яркой, но одинокой звездой на небосклоне профессиональной отечественной социальной фантастики, то после выхода в 2018 г. «Теории невероятностей» можно с уверенностью говорить, что в подростковой литературе 2000-х гг. появился крепкий писатель-фантаст, достойно подхвативший эстафету у писателей XX в. В. Ледерман уверенно заняла нишу, пустующую со времен В. Крапивина, братьев Стругацких, К. Булычева. Она имеет узнаваемый почерк, ее стиль не спутать с другими.

Герои «Теории...» — двое мальчишек и девчонка. Матвей и Милосла- ва Добровольские и Веня Ватрушкин поставлены в острую, драматическую ситуацию. Найти выход из нее — значит, вернуться к нормальной жизни, а если нет — то последствия будут печальными. Но чтобы спастись, нужно научиться быть терпимыми, внимательными к ближним, расстаться с эгоизмом. И, конечно, когда смертельно опасные обстоятельства оказываются преодолены, герои преображаются, по крайней мере, оказываются способны посмотреть на себя со стороны и критически оценить свои прежние неблаговидные поступки.

Хотя набор «кирпичиков», из которых строится этот роман Ледерман, уже знаком по первой, нашумевшей ее повести «Календарь ма(й) я», сюжет непредсказуем, и читатель, затаив дыхание, ждет, как же выпутаются герои из сложнейших обстоятельств. Сюжет повести свеж, оригинален. Используя традиционный фантастический прием создания художественных параллельных пространств, писательница идет дальше своих предшественников. Матвей попадает в параллельный мир, который ничем, на первый взгляд, не отличается от его собственного, с той разницей, что в этом мире у его мамы... нет его, Матвея, а есть дочка Милослава, очень похожая на него внешне, но гораздо более разумная, решительная, не страдающая компьютерной зависимостью, живущая активной реальной, а не виртуальной жизнью. «Да нет, вы не брат с сестрой, — сказал Веня. — Скорее, вы один и тот же человек. Вернее, разные варианты одного человека...» Матвей понимает, что его «девчачий» вариант в человеческом плане качественнее. Милослава думает прежде всего о родителях, не сидит в интернете, занимается музыкой, танцами — не по принуждению, а потому что ей это нравится.

«— Мы его отключили (интернет. — Прим. авт.). Еще летом... У мамы на работе есть, а мне не надо. Я в компьютерные игры не играю. Да у меня и времени на них нет. Музыкалка, танцы, школа, репетиции... — Ив телефоне тоже нет интернета? — Нет. — Матвей не мог прийти в себя от изумления. — А как же ты общаешься с людьми? — Вживую! — сказала Милослава и засмеялась, глядя на Матвея. Слишком уж ошарашенный был у него вид».

Как всегда у Ледерман, разговор о самых болезненных вопросах с самой непримиримой аудиторией, не терпящей нравоучений, получается убедительным, без морализаторства. Лаконичность слога, энергичность действия, спокойный юмор, строгое чувство меры в дозировке моральных истин — все это делает повести Ледерман чрезвычайно популярными как у подростковой, так и у взрослой аудитории.

Приключенческие остросюжетные романы Евгения Рудашевского «Солонго» (2017) и «Город Солнца» (2019) отразили богатый опыт автора, опытного путешественника-профессионала. Он был инструктором горного туризма в Саянах, в одиночку обошел много стран, побывал в самых экзотических местах.

В романе «Солонго» есть живописный образ, выражающий отношение автора к путешествиям. Для одного из героев, подростка Артема, мир раскрашен яркими зовущими красками. А вот у родителей иначе: «С каждым годом на их карте становилось все больше серых пятен — мест, куда они просто не хотели отправляться, — и черных пятен — мест, которые они не смогли бы посетить при всем желании»1. Серым туманом для Артема затягиваются те страны, куда уже нельзя попасть: Сирия, Ирак, где идет война, пиратские Уганда и Сомали. Для дедушки Артема, страстного туриста, невозможность путешествовать равна смерти мира вокруг. «Его карту затягивало безграничным черным пятном. Оно неумолимо съедало далекие страны, соседние города. Замерло, когда вокруг дедушки остался лишь тесный круг жизни — дом или даже комната»[1] [2]. Это ощущение почти физически пластичное, оно захватывает и читателя.

В «Солонго» подросток Артем вместе с родителями отправляется в Саяны на поиски деда-геолога, в «Городе Солнца» студент Макс — в страны Азии и Латинской Америки на поиски отца. Оба романа строятся по одной композиционной схеме. И в том и в другом таинственно пропавшие старшие члены семьи (дедушка, отец) оставляют родственникам прощальное письмо с подсказками, где его искать. И родственники с разной мотивировкой, но азартно устремляются по следам, попадая в смертельно опасные переделки. Оба романа написаны в жанре роман- квест. Это новое жанровое образование связано с приключенческой литературой XIX—XX вв. Так, в «Солонго» явственно звучит отсылка к романам Ж. Верна «Дети капитана Гранта» и В. Арсеньева «Дерсу Уза- ла». Однако в «Городе Солнца» квестовая сторона повествования усиливается. Подобно набравшим популярность в 2000-е гг. командным интеллектуальным играм, участники которых, решая головоломки, должны преодолеть препятствия и достичь цели, роман Рудашевского представляет собой цепь трудных задач, подсказок, которые предстоит разгадать Максу и его друзьям, чтобы найти некий таинственный артефакт, за которым также охотятся бандиты, уничтожая все на своем пути.

Сюжет обоих романов, особенно «Города Солнца», держит в напряжении от начала и до конца. Благодаря пластичным, осязаемым деталям возникает красочная, рельефная картина, наполненная звуками, запахами. Причем автор одинаково живописно описывает скромный подмосковный поселок, переулки Хамовников или пестрые, шумные города Индии и Шри-Ланки. Можно сказать, что приключенческая проза Рудашевского — достойное продолжение традиций русской научно- фантастической и приключенческой литературы XX в.

Правда, нельзя не отметить, что приключенческая, событийная часть в них перевешивает психологическую разработку характеров персонажей. Но в остросюжетном психологическом романе «Бессонница» Рудашевский обращает пристальное внимание на внутренний мир героя, поднимая важную тему сепарации взрослеющего подростка от родителей и поиска им своего собственного пути в жизни.

Девятнадцатилетний герой романа по настоянию отца учится в университете в Чикаго на юриста — так решили за него родители, он должен продолжить отцовское дело. Но в парне зреет протест: у него иные природные склонности и он не хочет быть юристом. Способ вырваться из зависимости от родителей он избирает радикальный. Но для него это единственный шанс обрести свободу. А «свобода — это не то, к чему ты в итоге приходишь. Свобода — это и есть та дорога, по которой ты идешь».

Дорога эта для героя крайне тяжела, почти смертельна. Но пройдя свой путь до конца, он учится главному — прощению и умению нести ответственность за свои поступки. «Я прощал своих родителей, которые меня не знали, своих друзей, которые не были моими друзьями, любимых, которых никогда по-настоящему не любил. Родственников, преподавателей, знакомых — всех, кто меня не понял и не услышал. Я их всех прощал...»[3] Мастерски исследуя глубины человеческой души, Рудашевский проводит своего героя через мучительные раздумья о прожитой жизни, через покаяние — к мужеству признать свою слабость и шагнуть на новую ступень личностного развития. «Никакой свободы. И так было всегда. В школе, в университете. Мне было приятно чувствовать себя жертвой, приятно говорить, что никто меня не понимает. Я не хотел, чтобы меня поняли. Боялся ошибиться, поэтому и отказывался сделать выбор. Так проще. Пусть отец выберет за меня специализацию. Пусть мама выберет за меня друзей. Пусть весь мир выберет за меня мою жизнь. И я всегда смогу обвинить их в том, что они сделали неправильный выбор, а сам его делать не буду, потому что боюсь. Боюсь ответственности и не понимаю, что свобода в том и состоит, чтобы делать свой выбор вопреки всему и принимать его последствия, какими бы они ни были».

Герой размышляет над причинами, приведшими к кризису. Это давление родителей, непрожитый вовремя пубертатный период, подавленный подростковый бунт. Протест может выплеснуться в любом возрасте, потому что сепарация от родителей должна произойти для здорового развития личности. В конце концов герой находит цивилизованный, достойный выход из ситуации: бросить обучение по специальности, на которой настаивал отец, и начать жить с нового листа.

После кризиса наступает выздоровление, скачок в личной эволюции. Экзамен во взрослую жизнь сдан. Герой учится принимать ответственность за свою жизнь.

«Я уже не сторонний наблюдатель своей жизни. Пока к этому трудно привыкнуть. По сути, мне нужно заново учиться жить. От этой мысли стало действительно легко, просторно... Теперь все зависит только от меня, и мне это нравится. Нравится, что я начинаю новую жизнь и могу быть кем угодно, а главное — быть самим собой»[4]. У романа жизнеутверждающий финал. Книга может стать поддержкой для подростков и молодых людей, мучительно переживающих поиск своего предназначения и обретения самостоятельности.

Весьма интересен роман Евгении Овчинниковой «Иди и возвращайся» (2019). Уже в дебютной книге этой писательницы «Мортал комбат и другие 90-е» обнаружился крепкий, уверенный стиль, почти лапидарный, лишенный как сухости, так и липкой сентиментальности, манерности. Собранность в каждой фразе, четкость и ясность мысли. При чтении возникает ощущение железного каркаса, продуманности сюжета, образов, диалогов. Ничего лишнего, все работает на идею. И глубокий психологизм. Главная героиня, Нина — талантливый график, занимается в художественной школе. Ее папа — айтишник, по ночам играющий в компьютерные игры, спящий по полдня. Мама — ученый-биолог, энергичная, углубленная в науку. Ее НИИ разработал лекарство, которое должно полностью победить туберкулез. Но мамины эксперименты идут вразрез с коммерческими задачами влиятельной преступной группировки, и мама Нины исчезает. Девочка начинает собственное расследование. Этот увлекательный психологический детектив выглядит свежо, остро и очень современно.

Сленг нынешних айтишников и вообще молодежные словечки здесь употребляются органично, к месту, а не натужно, как в иных современных книгах для подростков, где авторы буквально дырявят языковую ткань своих произведений жаргоном, стремясь выглядеть актуально, но на самом деле — вымученно и пошло-манерно. Детали в книге скупые, но говорящие, выразительные, благодаря которым вырастает живой, объемный мир. Это очень питерская книга — мрачновато-таинственная и одновременно пленительная. Автор обладает зорким глазом, достаточно холодным, чтобы схватить все детали, и в то же время сочувственным, но без слезливости.

  • [1] Рудашевский Е. Солонго. Тайна пропавшей экспедиции. М., 2017. С. 8.
  • [2] Там же. С. 9.
  • [3] Рудашевский Е. Бессонница. М., 2018. С. 208.
  • [4] Рудашевский Е. Бессонница. С. 217.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>