Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow Детская литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Изображения животных в детской книге

Изображения животных в детской книге могут встречаться в произведениях различных видов и жанров. В научно-познавательной литературе[1] [2], народных сказках, поэзии, прозе, драматургии для детей животные могут быть как основными персонажами (рассказ Л. Н. Толстого

«Лев и собачка»), так и сопровождать человека (сказочная повесть А. М. Волкова «Волшебник изумрудного города»).

В детской книге встречаются правдоподобные, сказочные и условные изображения животных. При этом выбор того или иного визуального решения зависит как от жанрово-видовой классификации произведения, так и от творческого замысла художника. Хотя история иллюстрации детской книги знает примеры требований к изображениям животных, предъявляемые социально-культурным контекстом эпохи.

Так, например, в изданиях 1950-х гг. практически не встречаются животные на белом фоне, как это было в 1920-е гг. Обязательное требование подлинности, сходства с действительностью в иллюстрации, изображения среды обитания коснулось даже тех художников, которые условность иллюстрации провозглашали одним из своих художественных принципов. Так пишет об этом периоде Л. С. Кудрявцева: «...в то время в детской книге требовалось жизнеподобие, это называлось “реализмом”. Конструктивистский стиль 20-х годов отрицался и был даже наказуем. Лебедев сделал новые иллюстрации к “Сказке о глупом мышонке” (1956), подчиняясь официальным требованиям времени — появилась норка, голубая кроватка, желтая луна на небе, тучи, все гуще закрывающие луну»[3].

Близкие к правдоподобным изображения животных в детской книге встречаются в лучших образцах научно-познавательной литературы. Таковы иллюстрации немецких художников к «Жизни животных»

A. Брема — одной из самых популярных энциклопедий о животных, начиная с середины XIX в. Увеличение количества иллюстраций от издания к изданию стимулировало и рост тиражей энциклопедии. Рисунки животных в энциклопедии выполняли художники, обладавшие познаниями в зоологии, следившие за жизнью животных не только в зоопарках, но и в природе во время экспедиций (как, например, Вильгельм Кунерт). В третьем издании энциклопедии появились и фотографии — характерная примета оформительской практики многих современных научно-познавательных книг для детей.

В нашей стране развитием анималистической детской книги, сочетающей в себе словесный и визуальный образ животного, занимались

B. А. Ватагин, ученый-зоолог, создавший множество книжек-картинок в 1920-е гг. («Дикие звери», «Птицы», «Обезьяны»), А. Н. Комаров, Е. И. Чарушин и др. Чарушин был и писателем, и художником, иллюстрировал произведения Маршака, Бианки, а также свои собственные. Последний тип изданий — авторские анималистические книжки-картинки и иллюстрированные произведения — представляют особый интерес.

Среди особенностей стиля Чарушина-художника выделяют следующие.

  • 1. Отсутствие антропоморфизма в изображениях: состояние, настроение героев передается без уподобления человеку, но исходя из особенностей поведения, свойственных тому или иному животному. Хотя к Чарушину относится и понятие шутливый антропоморфизм, кажущееся олицетворение, когда читателю может показаться, что животное, например, улыбается.
  • 2. Отсутствие излишней декоративности. Животные у Чарушина редко изображены в среде их обитания. Чаще всего фон — нейтральный или белый. Чарушина интересует животное как таковое, с присущими ему повадками или позами. Характерны в этом отношении, например, чарушинские медведи, которые в схожих позах встречаются в различных жанрах (в сказках «Теремок», «Заячья избушка» или в рассказе «Медведь-рыбак»). В отдельных работах можно встретить изображения леса или поляны, но они, скорее, выполнены в импрессионистической манере.
  • 3. Динамика изображений, которая выражается двояко. Рисунки, во-первых, располагаются в разных частях страницы, что само по себе задает определенный ритм. Во-вторых, в книгах для самых маленьких, текст и изображения «глагольные». Обратимся к книге «Тюпа, Томка и сорока» (1963). На первой же странице череда глаголов.

«Когда Тюпа очень удивится или увидит непонятное и интересное, он двигает губами и тюпает: “Тюп-тюп-тюп-тюп...”

Травка шевельнулась от ветра, пичужка пролетела, бабочка вспорхнула, — Тюпа ползет, подкрадывается поближе и тюпает: “Тюп-тюп-тюп-тюп... Схвачу! Словлю! Поймаю! Поиграю!”»

Динамичны и иллюстрации: котенок Тюпа постоянно меняет позы, прыгает или готовится к прыжку, бежит, резвится, успокаивается рядом с мамой.

4. Монохромность иллюстраций. В иллюстрациях Чарушина цвет всегда приглушен. Изображения не имеют четких границ, иногда напоминают пятна.

Продолжателями традиций иллюстраций к научно-познавательной детской книге стали сын Е. И. Чарушина, Н. Е. Чарушин и правнучка Е. А. Чарушина-Капустина. В рассказе «Мартышкины джунгли» повествуется о знакомстве любопытной обезьянки-непоседы с различными обитателями африканских джунглей.

В тексте рассказа мало описаний, акцент — на особенностях поведения того или иного животного или птицы: «...на дереве большие птицы-носороги сидят. Они своими клювами легко плоды с веток срывают — очень фрукты любят, — а могут крупных насекомых или ящериц ловить»[4]. Даже цвет назван лишь в связи с необходимостью корректно обозначить персонажей-животных: красный буйвол, розовый фламинго. Функцию украшения полностью берет на себя иллюстрация. Художница передает все краски обитателей джунглей, при этом не увлекаясь экспрессией цвета. Ритм визуального повествования задан благодаря постоянной смене фона: дерево с плодами инжира, ветви деревьев, река, озеро, пространство водопоя.

Изображения животных в творчестве всех представителей династии Чарушиных стремятся к правдоподобным, с большей или меньшей степенью детализации, независимо от жанрово-видовой классификации произведения: в энциклопедии («Моя первая зоология»), в рассказах («Медведь-рыбак») и даже в сказках («Теремок»). Иной образ животного встречается в иллюстрациях Ю. А. Васнецова к русским народным и литературным сказкам. Его персонажи одеты в русские народные костюмы.

Иногда сказочный образ животного может соответствовать вполне реалистическому повествованию. Один из рассказов об «умной собачке Соне» А. Усачева начинается так: «Больше всего на свете собачка Соня любила нюхать цветы. Цветы были такие душистые и так приятно щекотали в носу, что, понюхав их, Соня сразу же начинала чихать. Чихала она прямо в цветы, отчего они пахли и щекотали еще сильнее, а собачка Соня чихала еще сильнее...»[5]. При этом иллюстрация Антоненкова изображает героиню вольготно расположившейся на лавочке в парке в человеческой позе, с цветком одуванчика в передних лапах.

Условный образ животного, выражение движения, повадки одной линией или пятном, пренебрежение общепризнанными канонами в передаче цвета, абстрагирование от действительности — все то, что характерно для детского рисунка, было возведено в художественный принцип иллюстраторами-авангардистами в начале XX в. и нашло отражение в изобразительной стороне детской книги того периода. Например, иллюстрации В. В. Лебедева к «Слоненку» (1922) Р. Киплинга представляют собой непривычные для юного читателя сконструированные формы, пятна без контуров. Африканские звери живут на белом фоне. В изображении животных В. В. Лебедев опирается на различные стилистические течения в искусстве: импрессионизм, кубизм, экспрессионизм и натурализм.

Условно-абстрактными выглядят животные в книжке-картинке американского иллюстратора Эрика Карла «Мишка, бурый Мишка, что ты видишь» (1968). Каждому животному посвящен разворот. В этой книге помимо привычной зеленой лягушки или желтой утки можно встретить фиолетового кота, синюю лошадь. Все персонажи даны ярким и крупным цветовым пятном, ограниченным ломаной линией контура, занимают целый разворот на белом фоне и, скорее, близки к причудливым геометрическим формам, из которых, благодаря экспрессии цвета, высвечиваются узнаваемые образы животных. Интересно, что книга адресована самому маленькому читателю, который, возможно, впервые увидит в книге кота в фиолетовом цвете. Однако именно абстрагированные от действительности, неправдоподобные, а также сказочные рисунки могут быть наиболее близки восприятию ребенка в раннем возрасте.

Об особенностях детского восприятия и передачи художественных образов, писал Чарушин в методической статье «Мой метод рисования с детьми» (1943): «Считаю, что для дошкольника на первых порах сказочный образ особенно важен. Не беда, если ребенок, не умея еще все логично себе представить, изобразит шесть ног у сказочного зверя и глаза у жар-птицы будут на затылке. В сказке все бывает и все может быть — результат не разочарует, а порадует его. Сказочный образ дает ему возможность фантазировать без тормозов».

Визуальный образ животного в детской книге важен еще и потому, что книга нередко служит первым и иногда единственным источником образа экзотического животного или птицы в научно-познавательной литературе. В художественной литературе важно обращать внимание на те характеристики персонажа-животного, которые из текста перешли в изображение, или, наоборот, задуматься о том, почему те или иные черты были иллюстратором опущены, переданы намеренно условно.

Таким образом, независимо от предмета изображения, детская книга — это всегда сложное единство текста, иллюстрации как вида графического искусства и художественного оформления.

  • [1] Драгунский В. Ю. Рыцари и еще 60 историй. Собрание Денискиных рассказов. М.,2017. С. 196.
  • [2] Научно-познавательная литература подразделяется на учебно-познавательную(энциклопедии, учебники, справочники, словари и т.д.) и художественно-познавательную (очерки, рассказы и сказки, раскрывающие образ животного).
  • [3] Кудрявцева Л. С. Собеседники поэзии и сказки. Об искусстве художников детскойкниги. М., 2008. С. 35.
  • [4] Чарушина-Капустина Е. А. Мартышкины джунгли. СПб., 2017.
  • [5] Усачев А. А. Умная собачка Соня. М., 2018. С. 14.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>