Новгородская литература

В XIV–XV вв. Новгород был крупнейшим политическим, экономическим и культурным центром северо-западной Руси. Владения его простирались вплоть до Ураза, а ушкуйники проникали даже в далекую и богатую Сибирь.

По своему политическому устройству Новгород был типичной феодальной республикой.

Необходимость постоянной борьбы с ливонскими рыцарями, шведскими феодалами вынуждала новгородскую знать признавать известную политическую зависимость Новгорода от Владимиро-Суздальского княжества. После Куликовской битвы устанавливается зависимость Новгорода от Москвы.

В Новгороде складываются две своеобразные "партии": московская и литовская. Ремесленники, мелкие и средние торговцы, "черные люди", т. е. крестьяне, были заинтересованы в централизации управления, и они ратовали за присоединение Новгорода к Москве. Отсюда они и получали название "московской партии". Боярская торговая олигархия, князья церкви стремились сохранить свои привилегии – "вольницу новгородскую". Они отстаивали удельные порядки и в своей политике ориентировались на Литву. Отсюда и название "литовская партия". Между этими "партиями" часто происходят столкновения, отражающие острую классовую борьбу.

Древнейшим памятником новгородской литературы является летопись. С XIII в. ее тематика значительно расширяется: появляется понятие "Русская земля", и летописец внимательно следит за событиями в других княжествах. В круг его наблюдений входят также важнейшие события политической и военной жизни шведов, немцев и монголов. Это можно наблюдать в дошедшей до нас "Первой Новгородской летописи", относящейся к 30-м годам XIV в.

Дальнейшее развитие летописания и расцвет литературного творчества в Новгороде происходит в 30–50-е годы XV в. при архиепископе Евфимии II (1429–1459). Он стремился дать идеологическое обоснование сепаратистским тенденциям новгородской знати. С этой целью новгородские писатели обратились к историческим преданиям и легендам, к упрочению местных святынь.

По поручению Евфимия II в 1432 г. создается Софийский временник, в котором центром истории Руси признается Новгород. Но Софийский временник был летописью чисто новгородской, он слабо отражал историческую жизнь других русских княжеств.

Характерной особенностью новгородских летописей XV в. является включение в них историко-легендарного повествования. В поздних новгородских летописях большое место отводится повествованию о присоединении Новгорода к Москве Иваном III (1472–1478), появляются вставленные позже легенды, предвещающие падение новгородской вольности.

В XIV в. в новгородской литературе интенсивно развивается жанр путешествий – хождений. В середине века проявляется "Хожение Стефана Новгородца". Это первое в древнерусской литературе путешествие мирянина. Цель его путешествия – торговля. Стефан создал своеобразные очерковые записки, в которых описывались не только святыни, но и важнейшие достопримечательности Царьграда (Юстинианов столп, гавань и морские суда, архитектура города). Характер путеводителя носит "Сказание о Царьграде" и "Беседа о святынях Царьграда" (вторая половина XIV в.).

Примечательным произведением является "Послание новгородского архиепископа Василия к тверскому епископу Федору о земном рае", помещенное в "Первой Новгородской летописи" под 1347 г. Василий полемизирует с ортодоксальной позицией тверского епископа о "мысленном рае" и, ссылаясь на апокрифические источники, свидетельства очевидцев – новгородских путешественников, доказывает существование на востоке, за морем, "земного рая".

Расцвет новгородской агиографии падает на вторую треть XV в. Евфимий II устанавливает почитание местных новгородских святых, покровителей города: архиепископов Иоанна и Моисея.

Прибывший с Афона по приглашению Евфимия II Пахомий Серб (30-е годы XV в.) перерабатывает в риторическо-панегирическом стиле вторую редакцию "Жития Варлаама Хутынского" и летописное "Сказание о знамении от иконы Богородицы" (1169), повествующее о победе новгородцев над осадившими город суздальцами. В "Сказании" прославляются новгородский архиепископ Иоанн и Новгород, которым покровительствует сама Богородица, посрамляется "лютый фараон" Андрей Боголюбский, потерпевший поражение у новгородских стен. Нетрудно увидеть в этой повести связь с политическими событиями того времени: Новгород находится под особым покровительством неба, и всякая попытка Москвы посягнуть на его политическую независимость будет жестоко наказана.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >