"Сказание о Магмете-Салтане" Ивана Пересветова

Выдающимся пи- сателем-публицистом, идеологом служилого дворянства является Иван Пересветов. Приехав на Русь из Литвы в 1538 г., в разгар боярского "самовластия", он активно включился в политическую борьбу: в "обидах" и "волокитах" "истерял" всю свою "собинку". Неоднократно подавал Пересветов челобитные на имя юного великого князя, выступал с аллегорическими публицистическими повестями, доказывая необходимость единодержавной формы правления государством и устранения боярства. Прибегая к историческим параллелям, он изображал существенные недостатки политической жизни Москвы и давал практические советы к их устранению.

О пагубном влиянии на судьбы государства боярской формы правления говорил Пересветов в "Сказании о царе Константине". Положительную политическую программу – смелый проект государственных преобразований он изложил в публицистическом памфлете 1547 г. "Сказание о Магмете-Салтане".

Памфлет построен на прозрачной исторической аллегории: императору Константину противопоставляется Магмет7Салтан. В описании правления царя Константина, вступившего на царство после смерти отца трех лет от роду, чем и воспользовались вельможи царевы, современники узнавали события недавнего прошлого: малолетство Г розного, борьба за власть бояр Бельских и Шуйских. Эти вельможи "до возрасту царева богатели от нечистого собрания", они порушили праведный суд, осуждали неповинных по "мздам", "богатели от слез и от крови роду человеческого". Бояре, которые "царя мудрого осетили вражбами своими и уловили лукавством своим и укротили воинство его", явились главной причиной гибели Царьграда. Именно вельможи, по мнению Пересветова, являются причиной оскудения и нестроения Русского государства.

Свой политический идеал Пересветов воплощает в грозном самодержавном мудром владыке Магмете-Салтане. Пересветов как бы преподаст наглядный политический урок юному Ивану IV, только что венчавшемуся на царство и объявившему себя царем всея Руси.

Магмет-Салтан, опираясь на мудрость "греческих книг" и на свое воинство, т. е. служилое дворянство, непреклонно следует девизу: "Не мощно царю без грозы держати... Хотя мало цар оплошится и окротеет, ино царство его оскудеет и иному царю достанется". Личная охрана Салтана состоит из 40 000 янычар, "чтобы его недруг в его земли не явился и измены бы не учинил и в грех не впал". Магмет понимает, что только "войском он силен и славен", и Иван Пересветов ставит вопрос о необходимости создания регулярного войска с обязательным денежным вознаграждением за службу. Он подчеркивает, что Магмет-Салтан отмечает заслуги своих воинов – тех, кто горазд "против недруги играти смертною игрою... А ведома нет, какова отца они дети. Кто у меня верно служит и против недруга люто стоит, тот у меня и лутчей будет", – заявляет Магмет-Салтан.

Здесь четко выражена точка зрения служилого дворянина, который хочет бьггь награжден государем за верную службу, за свои личные заслуги, а не за заслуги рода. Именно за воинскую доблесть награждает Магмет воинов и даже того, кто "от меншаго колена, и он его на величество поднимает".

Пересветов считает, что управление войском лучше всего строить при помощи десятских, сотских и тысяцких, что позволит укрепить моральное состояние воинов и сделать их надежной опорой государя. Он предвосхищает в памфлете учреждение опричнины (ведь опричники – это своего рода преданные янычары, верные псы государевы).

Предлагает Пересветов провести ряд преобразований и во внутреннем управлении: в местном аппарате, суде, государственной казне. Он считает необходимым уничтожить систему "кормления", когда наместник (воевода) собирает налоги в свою пользу, и предлагает все налоги с городов, волостей, вотчин, поместий собирать в государеву казну, а сборщикам платить жалованье. Тем самым наместник превращается в государственного чиновника.

Управление в городах должно строиться по типу войскового, что позволит, по мнению Пересветова, вести борьбу с "лихими людьми".

Магмет-Салтан выступает у Пересветова поборником правды, справедливости. Он искореняет "неправду", лихоимство и взяточничество в судах при помощи крутых и жестких мер: судей-взяточников он приказывает "живых одрати", говоря: "Есть ли оне обростут телом опять, ино им вина отдается". А кожу их велит набить бумагой и прибить в суде с надписью: "Без таковые грозы правды в царстве не мочно ввести". Пересветов верит в возможность установления справедливого суда при помощи таких "радикальных мер". Столь же крутыми мерами добивается Магмет-Салтан искоренения в своем царстве воровства и разбоя: "А татю и разбойнику у царя у турецкого тюрьмы нет, на третий день его казнят смертною казнью для того, чтобы лиха не множилося".

Выступает Пересветов противником рабства, разумея под ним кабальное холопство: "В котором царстве люди порабощены, и в том царстве люди не храбры и к бою против недруга не смелы: порабощенный бо человек срама не боится, а чести себе не добывает, хотя силен или не силен, и ренет так: однако если холоп, иного мне имени не прибудет".

Это положение публициста XVI в.– предыстория "Беседы о том, что есть сын отечества" А. Н. Радищева.

Как отмечает А. А. Зимин[1], в своих социальных религиозно-философских воззрениях Пересветов перерастает рамки дворянской ограниченности. В его сочинениях отсутствуют традиционные ссылки на авторитет "отцов церкви", богословская аргументация положений. Он резко критикует монашество, выступает против церковной иерархии. Его утверждения: "Бог не веру любитправду", не бог, а человек управляет судьбами страны – звучали еретически.

Пересветову присуща гуманистическая вера в силу человеческого разума, в силу убеждения, в силу слова. Эта вера заставляет его писать челобитные царю, публицистические памфлеты. Создаваемый им идеал самодержавного правителя Магмета-Салтана также связан с этой гуманистической верой. "Сам... мудрый философ", Магмет присовокупляет к турецким книгам книги греческие, благодаря чему "ино великия мудрости прибыло у царя". "Таковому было быти християнскому царю, во всем правда имети и за веру християнскую крепко стояти", – написал Магмет-Салтан "в тайне себе". В этих словах заключен идейный смысл "Сказания".

Пересветов относится к Магмету-Салтану апологетически, доказывает необходимость "грозной" самодержавной власти; только она одна способна установить "правые" порядки в стране и защитить ее от внешних врагов.

Пересветов не разъясняет смысла своей аллегории, как это делал Максим Грек. Аллегория у Пересветова носит светский, исторический характер. История, по его мнению, дает наглядный политический урок настоящему. Прием антитезы позволял ему четко раскрывать основную политическую мысль. Живая деловая разговорная речь (без риторического украшательства), обилие афоризмов делали эту мысль ясной и предельно выразительной.

Как отметил Д. С. Лихачев[2], в дворянской публицистике пафос преобразования общества сочетается с идеей ответственности государя перед своими подданными за их благосостояние. Этому действенному характеру дворянского мировоззрения лучше всего отвечали формы деловой письменности, которая начинает активно проникать в литературу, способствуя ее обогащению.

Публицистические памфлеты Ивана Пересветова явились той политической программой, которая частично была осуществлена Иваном Г розным.

  • [1] См.: Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники: Очерки по истории русской общественно-политической мысли середины XVI века. М., 1958.
  • [2] См.: Лихачев Д. С. Иван Пересветов и его литературная современность // Сочинения Ивана Пересветова / Подгот. текста А. А. Зимина. М.; Л., 1956.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >