"Повесть о Еруслане Лазаревиче"

К переводным повестям примыкает "Повесть о Еруслане Лазаревиче". Она возникла в казачьей среде на основе восточного сюжета, восходящего к поэме великого таджикско-персидского поэта Фирдоуси "Шах-намэ" (X в.). Герой поэмы Рустем в русской переработке превратился в удалого богатыря Уруслана, а затем Еруслана. Он называет себя "русином" и "крестьянином", блюдет благочестие, отправляется на "вещем коне Араше в чисто поле казаковать".

Уруслан обладает гиперболической богатырской силой. В десятилетнем возрасте, играя со сверстниками, он причиняет им увечья: "...ково возмет за руку, и у тово руку вырвет; а ково возмет за ногу, тому ногу выломит". Он проявляет доблесть и мужество, в бою не знает устали и постоянно одерживает победы: разбивает войско Данилы Белого, пленившего царя Киркоуса и его советника Залазара, отца Уруслана; побеждает в поединке русского богатыря Ивана; с помощью волшебного меча убивает Зеленого царя; побеждает "сторожа" границ "Индейского царства" богатыря Ивашку Белая поляница; убивает "чудо о трех головах", пожиравшего людей; вступает в единоборство с собственным сыном.

Уруслан бескорыстен, благороден и незлопамятлив. Он выручает из плена изгнавшего его Киркоуса; убивает Зеленого царя, чтобы вернуть зрение Киркоусу и своему отцу, помазав их глаза, печенью и кровью Зеленого царя. От предложенной ему Киркоусом награды Уруслан отказывается: "Государь царь! одно взяти: либо корыстоватися, или богатырем слыти!" Уруслан горд и самолюбив. Он гордится своей богатырской силой и не силах снести обиды, "сшибает голову" царь-девице, когда та хвалит Ивашку Белую поляницу и хулит его, Уруслана. Поверженному на землю Ивашке говорит: "Брате Ивашко! за то тебя убью, что тобою девки хвалятца".

Уруслану чужды хитрость, обман, коварство. Наехав на спящего богатыря Ивана, он не решается его убить: "Убити мне сонного человека не честь мне, богатырю, будет".

Свои подвиги Уруслан совершает во имя правды, чести и справедливости, но его подвигами также руководит стремление найти совершенную в мире женскую красоту.

Герой был близок и понятен русскому читателю, видевшему в нем отражение своего идеала человека[1].

Живая сказовая речь, широкое использование поэтики фольклора способствовали превращению "Повести о Еруслане Лазаревиче", как и "Повести о Бове Королевиче", в настоящие народные книги, характеризуя которые Ф. Энгельс писал: "Народная книга призвана развлечь крестьянина, когда он, утомленный, возвращается вечером со своей тяжелой работы, позабавить его, оживить, заставить его позабыть свой тягостный труд, превратить его каменистое поле в благоухающий сад; ...она также призвана... прояснить его нравственное чувство, заставить его осознать свою силу, свое право, свою свободу, пробудить его мужество, его любовь к отечеству"[2].

Итак, вследствие изменений, происшедших в жизни, быте и сознании людей, меняется характер переводной литературы. Переводятся произведения преимущественно светского содержания. Однако переводчики по-прежнему не ставят своей целью передать с максимальной точностью оригинал, а приспосабливают его к вкусам и потребностям своего времени, наполняя подчас чисто русским содержанием, используя достижения и открытия в изображении человеческого характера, сделанные оригинальной литературой.

Герои переводных повестей изображаются многогранно, их поступки органически вытекают из свойств и качеств характера. Исключительные обстоятельства, в которых они действуют, служат средством заострения положительных сторон их натуры.

Образы переводной литературы в ряде случаев тесно сближались с персонажами устного народного творчества. Благодаря этому переводные произведения становились достоянием национальной народной литературы. Следует отметить, что приверженцы старины по-прежнему переводят с греческого языка хроники (хронограф Дорофея Монемвасийского), житийные сборники и сборники чудес ("Грешных спасение"), Однако доля переводной литературы подобного рода становится незначительной.

Усиление культурных связей России с Западом отражается и в повестях русских послов. И хотя их официальные отчеты – "статейные списки" – не могут быть отнесены к произведениям художественной литературы, они содержат ряд конкретных наблюдений быта, нравов, культурной жизни европейских стран XVII в. Таковы "статейные списки" посольства В. Лихачева в Ливорно, Чемоданова в Венецию, П. Потемкина в Испанию и Францию, Б. Шереметева на Мальту и дневник путешествия по Италии П. Толстого.

  • [1] См.: Пушкарев Л. Н. "Восточная" редакция повести о Еруслане Лазаревиче // ТОДРЛ. Л., 1969. Т. 24 . С. 214–217; Пушкарев Л. Н. Сказка о Еруслане Лазаревиче. М., 1980.
  • [2] Маркс К., Энгельс Ф. Об искусстве: В 2 т. М., 1976. Т. 2. С. 525.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >