Полная версия

Главная arrow Литература arrow История древней русской литературы. Часть 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Кириллица и глаголица

Вопрос о кириллице и глаголице не является безразличным для русской литературы, так как это вопрос не только формального свойства, не только о шрифте, но в науке с ним связывают известную тенденцию, не лишенную значения и для понимания литературных явлений, в частности у нас. Представители преимущественно западной науки смотрят на дело так, что глаголица стала выразительницей преимущественно католических традиций; а так как глаголица, по их мнению, ведет свое начало от самого Кирилла, то в связи с этим предполагается, что и католическая традиция идет от самих первоучителей славянства. Тот же алфавит, который принято называть кириллицей, считается в этом случае позднейшего происхождения и притом тем, который находился в употреблении преимущественно у восточных славян православных и является, таким образом, выразителем православных греческих традиций.

Однако новейшие исследования показали, что подобное решение вопроса не имеет под собой прочных оснований. Нельзя полагать, что глаголица неразрывно связана только с католицизмом. Древние памятники, судя по их характеру и языку, говорят нам, что глаголическая письменность была и в Болгарии, и в Македонии, и в восточной Сербии, где о католическом влиянии не может быть и речи. Такими памятниками являются, например, «Зографское Евангелие» (конца X в.), «Мариинское Евангелие» (XI в.) и другие тексты, писанные глаголицей в среде, где католицизм не был господствующей формой веры.

С другой стороны, несомненно, что глаголическая письменность действительно происхождения очень древнего и была распространена во время деятельности Кирилла и Мефодия и на месте их проповеди — у западных славян. Об этом говорят некоторые старинные письменные памятники, правда, сохранившиеся лишь в отрывках: таковы, например, известные глаголические «Киевские отрывки», которые заключают в себе отрывок богослужебной книги. По языку этот отрывок, несомненно, относится к старославянским памятникам, но по содержанию это служебник по католическому обряду (Миссал). Таким образом, становится ясно, что глаголица служила и католической традиции, но в то же время ею пользовались и там, где никакой католической традиции она с собой не несла.

Что касается изобретения глаголицы, то большинство ученых теперь полагает, что она была изобретена именно Кириллом, в большинстве своих начертаний представляет переделку греческой скорописи (минускул), причем греческие буквы преобразуются в славянские путем прибавки петель, кружков или путем округления, применения греческих лигатур (связных начертаний) для отдельных славянских звуков. Один из известнейших славистов нашего времени И. В. Ягич дает наглядное сопоставление между начертаниями греческой азбуки, именно в скорописном ее виде, и буквами глаголицы: сходство несомненное[1]. «Кирилловская» же азбука появляется, по-видимому, позднее, на почве Болгарии, причем, несомненно, возникает также из греческого письма, но уставного (майюскул), так называемого «литургического», то есть употреблявшегося в IX—X вв. для книг богослужебных. Обе азбуки существуют, безусловно, известное время рядом, но потом кириллица, особенно на востоке, вытесняет глаголицу как более удобная, более простая. Относительно возраста кириллицы нужно сказать, что она, если и моложе глаголицы, то во всяком случае ненамного. Если глаголица восходит к IX в. (письменными памятниками она зарегистрирована не ранее X в.), то и кириллица, безусловно, существовала и была распространена в X в. Не очень давно была найдена в Болгарии надгробная надпись, сделанная по повелению царя Самуила, сына царя Шишмана I; надпись относится к 993 г. и сделана кириллицей[2]. Таким образом, ясно, что в X в. кириллица не только существовала, но была настолько распространена, что надгробная надпись сделана была именно ею, как шрифтом общепринятым. Но рядом существовала и глаголица. Как долго продолжалось это совместное существование, мы точно определить не можем. Наибольшее число глаголических болгарских и сербских (православных) памятников относится к XII— XIII вв., затем число их уменьшается; стало быть, берет верх кириллица. По местностям памятники встречаются вперемешку. Таким образом, ни кириллица, ни глаголица не несли с собой какой-либо особой вероисповедной тенденции.

Кириллица на юге и востоке Балканского полуострова начинает с XII в. вытеснять глаголицу; эта последняя удерживается лишь на западе южного славянства — у католических хорватов, где продолжает в измененном виде существовать вплоть до XVIII в., служа целям уже римско- католической славянской письменности у них. Таким образом, факты древнего времени и история славянской письменности показывают, что вопрос о кириллице и глаголице должен быть отделен от вопроса о характере первоначальной славянской письменности, чисто византийском или византийском с примесью католицизма, или даже с преобладанием последнего. Если вскоре после Кирилла и Мефодия придают кириллице и глаголице такую тенденциозность, то это вызвано посторонними, преимущественно церковно-политическими условиями времени, а не сущностью дела. Но допрос о двух азбуках как о внешней форме письменности не лишен значения и для письменности русской. Взаимоотношение их дает указания на источники нашей письменности, определяя, по крайней мере, местность, откуда шла к нам главная масса памятников. Поэтому история кириллицы и глаголицы и для нас небезынтересна.

Каким образом случилось, что глаголица замерла, это, по крайней мере по отношению к южным и восточным славянам, может быть объяснено удовлетворительно. Кириллица, образовавшаяся из греческого уставного литургического письма, была несомненно более проста и удобна, чем глаголица, очертания букв которой сложны и труднее усваиваются, запутаны. Как происшедшая из литургического письма, то есть письма, употреблявшегося для богослужебных книг, требовавших по своему значению красивой внешности, кириллица стала употребляться для церковных надобностей как более красивый и строгий шрифт, соответствующий важности богослужения. Аналогию дает и византийская письменность, знавшая два шрифта — скорописный для мирской книги, и уставный — для церковной. Поэтому кирилловская письменность и стала скоро преобладать и оттеснила глаголицу без большого труда, особенно там, где влияние Византии было сильнее. Глаголица осталась в тех местах, где впервые появилась славянская письменность в виде глаголицы — в Боснии, Герцеговине, Хорватии — вдали от Византии. Этим и объясняется, почему мы не имеем хорватских глаголических памятников старше XIII в. Там же совершился и переход от круглой глаголицы к угловатой, «готической», по типу глаголицы, выработавшейся, надо полагать, не без влияния угловатого латинского письма Запада. В восточной же Болгарии никогда, по-видимому, глаголическая письменность особенного распространения не имела: эти места были ближе к центру византийского просвещения. Главным же очагом глаголицы в Болгарии была ее западная часть и Македония. Но и здесь ее судьба оказалась непрочной в отношении к культурным течениям страны. Политический центр Болгарии оказался не в Македонии, а гораздо восточнее, в Тырнове — в восточной Болгарии, подверженной влиянию Византии. С этой стороны понятно, почему кириллица вытеснила глаголицу и в Македонии: культурное влияние шло с востока на запад Болгарии. Это постепенное исчезновение глаголицы можно проследить и наглядно по памятникам. В древних болгарских рукописях XI—XIII вв. мы встречаемся со следом борьбы между кириллицей и глаголицей. Так, мы имеем, правда, очень редко, рукописи кирилловские с глаголическими приписками, глаголическими буквами между кирилловскими; но зато довольно часто попадаются, наоборот, рукописи глаголические с кирилловскими приписками. Это значит, что кириллица становится все более и более распространенным привычным письмом, и глаголические рукописи снабжаются пояснительными приписками, написанными кириллицей. Такие древние приписки мы видим в Мариинском, Зографском, Ассемановом Евангелиях и других глаголических памятниках; чисто глаголических болгарских рукописей в XIII в. мы уже почти не знаем.

Таким образом, на Балканском полуострове глаголица — письмо преимущественно западное, кириллица — преимущественно восточное, восточной Болгарии; глаголица уже в раннее время — письмо менее распространенное, кириллица — общепринятое.

Этот краткий очерк истории письменности на Балканском полуострове поясняет нам, почему в русской письменности мы почти не встречаемся с глаголицей. Мы заимствовали славянское письмо от Болгарии, а оттуда к нам перешла именно кириллица.

  • [1] Полный обзор истории изучения глаголицы с целым атласом снимков дан И. В. Яги-чем в «Энциклопедии славяноведения», вып. III (1911 г.).
  • [2] Напечатана не раз; см. хотя бы в альбоме при «Палеографии» Е. Ф. Карского(«Образцы», изд. 2 или 3).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>