Полная версия

Главная arrow Литература arrow История древней русской литературы. Часть 1

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Жития

К числу таких оригинальных памятников относится прежде всего целая группа их, служащая отражением и стоящая в связи с византийской житийной литературой — жития и сказания о русских святых и религиозных событиях. Часть их сохранилась в отдельном виде, часть же не дошла до нас в своем первоначальном виде, сохранившись с изменениями в составе других памятников. Уже в составе древнего переводного Пролога мы видели краткие, составленные по образцу греческих жития первых русских святых: княгини Ольги, Владимира, Бориса и Глеба, Феодосия и др. Но существовали и более обстоятельные отдельные жития этих святых[1]. Так, до нас дошли «Сказание о святых мучениках Борисе и Глебе» (есть список уже XII в.) и «Память и похвала князю Владимиру», отмечаемые именем Иакова Мниха, жившего, вероятно, около второй половины XI в. В житии Владимира Иаков пользуется уже ранее составленным (вскоре, может быть, по смерти Владимира — 1015 г.), но не дошедшим до нас житием того же князя. Оба эти произведения дают понятие о литературной манере Иакова: она просто, преследует фактические цели, довольно стройна; автор, видимо, боится быть многословным; единственное риторическое украшение речи, допускаемое невольно автором: это внесение разговоров (диалог), плачи: и то, и другое ясно указывают на влияние византийских образцов, любящих, как это мы уже знаем, это средство, для придания рассказу, речи драматичности, повышенного настроения (ср. у Кирилла Туровского). На ту же тему, вероятно, немного позднее и независимо от Иакова писал Нестор, печерский монах (род. около 1057 г.), «Чтение о житии и о убиении и о чудесах св. Бориса и Глеба» (писано вскоре после 1079 г.); ему же принадлежит большое и обстоятельное «Житие преподобного Феодосия Печерского» (писано около того же времени, до 1088 г.); оба произведения писаны, по-видимому, не позднее последней четверти XI в. и ясно рисуют Нестора, как писателя: в отличие от простого и по возможности деловито, фактически пишущего Иакова, Нестор любит красивую риторику, пересыпая свою речь лирическими отступлениями, цитатами из священного писания, снабжая искусно и хитро составленными красивыми введениями и заключениями. Это, положительно, начитанный в византийской (разумеется, уже по переводам) литературе, образованный писатель, воодушевленно, с пафосом относящийся к предмету своих писаний[2]. В житии Феодосия он уже характерно пользуется византийскими источниками, искусно подобранными: так, естественно, находя сходство в типе между основателем палестинского монашества св. Саввой Освященным (VI в.) и основателем русского монашества св. Феодосием, Нестор воспользовался в качестве образца житием св. Саввы, уже бывшим к XI в. в славянском переводе[3]; он не только заимствует из него отдельные выражения, подражает иногда в расположении материала; может быть даже кое-какие мелочи фактического характера перенесены в житие Феодосия из жития Саввы. В числе своих источников Нестор сам называет «Житие Антония Великого»; ему известны были, кажется, также и патерики. Но в общем житие Феодосия все-таки остается самостоятельным трудом Нестора, богатым и подлинным фактическим материалом, собранным по свежему преданию в монастыре[4], где сам Феодосий жил, действовал, прославился и, конечно, оставил прочную память; поэтому в житии находим обильный живой бытовой материал, местами яркие характеристики (например, матери Феодосия), находим вставленными и целые поучения Феодосия (к инокам), вероятно записанные кем-либо прямо со слов преподобного и т. д. Близко подходят к этой житийной литературе, по-видимому, киевской и даже печерской по месту появления, сказания исторического характера, и в то же время церковного: это сказание о начале Печерского монастыря: «Чего ради про- звася Печерский монастырь», сохраненное (правда, уже в измененном, может быть сокращенном виде) в летописи под 1051 годом, может быть в своем первоначальном виде восходящее к тому же Нестору и вошедшее предварительно в местную монастырскую Печерскую летопись.

С именем того же Печерского Киевского монастыря, бывшего, как видим, крупным литературным центром, связан и целый цикл агиографической литературы, вылившийся к началу XIII в. в крупный влиятельный памятник — «Печерский патерик»: он, в подражание переводным патерикам (см. выше), объединил целый ряд сказаний о печерских подвижниках, об истории знаменитого монастыря (например, упомянутое раньше сказание о начале монастыря, о создании главной Печерской церкви и др.). Он дает богатый материал для изучения такого крупного явления в нашем христианском миросозерцании, каково понимание аскетизма в древней Руси: оно в основе византийское, но рано уже переработалось в своеобразное и по-своему высокоальтруистическое воззрение, чуждое византийского огульного отрицания «мира», «мирского», сохранившее и связь с народностью в виде гуманного отношения к мирскому, народному воззрению при строгом отношении к себе, высокогуманное, мягкое, душевное отношение к ближнему в отличие от отдающего ревнивым эгоизмом аскетизма греческого и восточного. Таким типичным образом истинного монаха был, по представлению Нестора, именно Феодосий[5]; этот образ в различных деталях, в частях своих сквозит в жизни печерских подвижников, в глазах ближайшего потомства — в «Патерике».

  • [1] «Жития святых мучеников Бориса и Глеба и службы им» изданы по целому рядусписков и редакций Д. И. Абрамовичем в «Памятниках древнерусской литературы»(издание Академии наук), вып. 2 (Петроград, 1916); здесь сгруппирован весь материал,касающийся этих святых.
  • [2] Подробнее см. статью С. А. Бугославского «К вопросу о характере и объеме литературной деятельности преподобного Нестора» (Известия Отделения русского языкаи словесности Академии наук, XIX (1914), кн. 3); здесь — подробный анализ литературных источников и приемов литературной работы Нестора, доказательства зависимости«Чтения» от «Сказания» (Иакова Мниха?), определение времени написания «Чтения»(после 1108 года, по мнению С. А. Бугославского) и «Жития Феодосия» (еще позднее).Статья в общем ценная, но некоторые выводы автора вызвали возражения; см. статью,указанную в предыдущем примечании, стр. VI, XII, также А. А. Шахматова «Повестьвременных лет», т. I (СПб., 1916), стр. LXVIII и сл.
  • [3] Уже южнорусский текст этого жития известен из XIII века; он издан Обществомлюбителей древней письменности в 1890 году (СПб.) под редакцией И. В. Помяловского.О влиянии жития Саввы на Нестора см. статью А. А. Шахматова, Известия Отделениярусского языка Академии наук, I (1896), стр. 46—65.
  • [4] Феодосий скончался, как известно, в 1073 г.; труд же Нестора, по исследованиюА. А. Шахматова, писан не позднее 1088 г.
  • [5] Более или менее научное издание «Печерского Патерика» сделано В. А. Яковлевым«Памятники русской литературы XII и XIII столетий» (Киевские религиозные сказанияи Патерик Печерский), СПб., 1872. Недавно (1911) «Патерик Печерский» издан такжеАрхеографической комиссией.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>