Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЮЖНАЯ ЕВРОПА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Религиозные миссии португальских иезуитов

[1]

Основание ордена иезуитов в Португалии пришлось на эпоху ее героического расцвета, когда торговые пути простирались по всему известному европейцам миру. Иезуиты были приняты с энтузиазмом и в полной мере использовали полученные возможности. Франциск Ксавье (1506—1552), «Апостол Индий», бороздивший португальские колонии и поселения, добился своего блестящего успеха. Миссионерские завоевания были продолжены в таких удаленных землях, как Абиссиния, Конго, Южная Африка, Китай и Япония падре Нуньесом, Силвейрой, Акоштой, Фернандешем и другими. В Коимбре, а затем в Эворе общество достигло больших успехов под руководством профессоров Педро де Фунсеки (1530—1599), Луиша Молины (1545—1600), Криштовао Жила, Себаштиану де Абреу и др. Оно же дало жизнь первой подробной серии философских и теологических учебников для студентов.

Миссии в Африке. В 1506 году в Мозамбике появились первые португальские священники. Их главная задача заключалась не столько в обращении африканцев, сколько в служении капелланами в португальских гарнизонах. Под юрисдикцию созданного в 1534 г. епископства Гоа в Индии поставили все Восточное побережье Африки.

В то время как большинство португальских священников оставались на побережье под прикрытием португальских пушек, многие иезуиты шли вглубь континента. Наиболее известным из них был иезуит Гон- сало де Сильвейро, который дошел до Зимбабве, где обратил в веру и окрестил правившего там вождя. Но африканские торговцы, опасавшиеся, что успехи миссионеров откроют путь португальским купцам, убедили вождя в шпионской деятельности Сильвейры и занятии черной магией. Узнав о намерении убить его, Сильвейра решил не бежать, а остаться на своем посту, но был задушен во сне. Восхищение многих африканцев заслужили и многие другие миссионеры, отдавшие жизнь в течение последующих пятидесяти лет. Но хотя многие принимали мученическую смерть, преобладающее число священнослужителей не проявляли особой заботы об африканцах, что отражало позицию официальных властей Португалии, обративших свой взгляд на Дальний Восток, и уже не очень интересовались африканскими колониями[2].

Миссии в Индии. На заре истории общества Португалия и Испания были основными колониальными державами в мире. Карьера Франциска Ксавье, если говорить о ее географических границах, определялась пределами португальских поселений на востоке и торговыми путями португальских коммерсантов. Прибыв в Гоа в 1542 г., он вначале успешно проповедовал евангелие на западном побережье и Цейлоне, затем в Малакке в 1545 г., в 1549 г. в Японии. В то же время он направил несколько своих помощников и катехистов в другие центры и в 1552 г. отбыл в Китай, но умер в конце года на одном из островов у его побережья. Работа Ксавье была продолжена, преемником его стал падре Бар- зэус (1515—1553), который руководил миссиями из штаб-квартиры в Гоа. Падре Антониу Криминали, первый иезуитский мученик, пострадал в 1549 г., за ним последовал падре Мендеш. Существенную волну обращений в христианство вызвали действия преподобного Роберта Нобили (1577—1656), объявившего себя Брахмином Саньяси и ведшего жизнь брахминов (1606). В Танжоре и других местах ему удалось обратить в христианство большое число людей, которым позволялось сохранять ограничения своей касты и исполнять многие религиозные обычаи, что в конечном итоге осудил папа Бенедикт XIV в 1744 г. Это осуждение оказало депрессивный эффект на всю миссию, хотя именно в это время падре Лопеш и Акошта с героизмом одиночек посвящали себя служению ордена. Последовавшие вскоре гонения довершили опустошение когда-то процветавшей миссионерской области. С Гоа были также организованы миссии к восточному побережью Африки. Абиссинская миссия под руководством падре Нуньеса, Овиеду и Пайша просуществовала с переменным успехом более века (1555—1690). Миссия Замбези под руководством падре Силвера, Акошта и Фернандеша в ближайшее время прекратила свое существование, недолгой была и работа отца Говеа в Анголе. В XVII в. миссионеры проникли в Тибет, Дезидери и Фрейр, достигли Лхаса, другие принимали участие в персидской миссии, от Ормуша до Испахана (около 1700 персидских миссий насчитывали 400 000 католиков). К 1610 г. Южное и Восточное побережья Индии и Цейлона были выделены в отдельную провинцию Малабар.

Миссия в Китае. Китай был полностью закрыт для любого иноземного вмешательства, за исключением небольшого торгового «окна», открытого в Макао. Вскоре после смерти Ксаверия испанский миссионер с Филиппин, тоже пытавшийся проникнуть в Китай, заявил, что «попытка войти в Китай при поддержке солдат или без нее равнозначна попытке отправиться на луну»[3]. Но, несмотря на такие трудности, иезуиты не забыли о мечте Ксавье. Поняв, что Китай представляет собой страну с высокоразвитой цивилизацией, относившуюся ко всему остальному миру как к варварам, иезуиты решили, что единственный способ оказать воздействие на этот огромный народ заключается в изучении не только его языка, но и его культуры. Этим и занялась группа иезуитов, которая обосновалась на границах Китайской империи. С течением времени образованные китайцы, жившие в близлежащих районах, пришли к выводу, что эти европейцы, в отличие от многих авантюристов, пытавшихся просто проникнуть в Китай, заслуживают уважения. В конечном счете, после длительных переговоров им разрешили создать поселение в Чаочине.

Среди прочих в Чаочине поселился Маттео Риччи (1552—1610). Он не только изучил язык и культуру Китая, но был также географом, астрономом, математиком и часовщиком. Зная, что дружелюбие — важная добродетель в глазах китайцев, он написал трактат на эту тему, в котором, придерживаясь канонов китайской литературы, мудрость этой страны дополнил материалами западной философии. Вскоре его уже называли «мудрецом с Запада», и к нему приходили ученые для обсуждения вопросов, связанных с философией, религией и астрономией. Составленная Риччи карта мира, с неизвестными китайцам обширными территориями, привлекла внимание пекинского двора. Он завоевал еще большее уважение, истолковав движение небесных тел в соответствии со сложными математическими законами. Наконец, в 1601 г. его пригласили к императорскому двору в Пекин, где он получил необходимые средства для строительства большой обсерватории и где оставался до самой смерти в 1615 г.

Риччи не стремился в Китае обратить как можно больше людей в христианскую веру. Он опасался, что в случае религиозных волнений, вызванных его деятельностью, его вместе с другими миссионерами вышлют из страны и вся их работа окажется напрасной. В связи с этим он не построил ни одной церкви или часовни и никогда не проповедовал большому количеству людей. Немногих обращенных он приобрел у себя дома в узком кругу друзей и почитателей, собиравшихся у него, чтобы поговорить на темы, связанные с часовым делом, астрономией, а также религией. После его смерти осталась небольшая группа верующих, принадлежавшая к интеллектуальной элите. Но они в свою очередь обращали других, и в конце концов, в стране появилось немало христиан под предводительством иезуитов, которые продолжали служить при пекинском дворе в качестве официальных астрономов.

Когда в 1581 г. в Китае была впервые организована миссия, она состояла из 54 португальских священника. Ими были основаны четыре колледжа, одна семинария и около сорока постов.

Миссия в Японии. В XVI в. всю власть в провинциях Японии захватили военные губернаторы, превратившие их в свои вотчины. Между ними и крупными феодалами шли беспрестанные войны. Государство представляло собой множество враждующих княжеств и почти на столетие погрузилось в кровавую смуту самурайских междоусобиц и крестьянских восстаний. В японской историографии этот период принято называть «Сэнгоку дзидай» — «Эпоха воюющих провинций».

Именно в эту грозную пору, в 1542 г., на Японских островах появились первые европейцы — португальские мореплаватели. Объявились они случайно, якобы из-за шторма. Чужаки были похожи не на странствующих искателей приключений, а на колонизаторов, вооруженных доселе неведомым японцам огнестрельным оружием. Поскольку они прибыли со стороны южных морей, их стали называть «намбандзин» — «южные варвары».

От португальцев японцы узнали, что кроме Кореи, Китая и Индии существует целый мир со множеством стран и народов, например, государства Европы со своей историей, культурой и религией. Вскоре в Японию прибыл и первый христианский миссионер — монах-иезуит Франциск Ксаверий, после смерти причисленный Католической Церковью к лику святых за свои апостольские труды.

Проповедуя на Малаккском полуострове, в 1547 г. Франциск впервые услышал от японца Ядзиро о далекой стране Ниппон. В августе 1549 г. миссионер с несколькими сподвижниками и принявшим крещение Ядзиро приплыл на японский остров Кюсю. Хотя европеец плохо говорил по-японски, ему удалось обратить в свою веру 150 островитян. Так японцы впервые познакомились с религией «кириситан» — португальским католицизмом конца XVI в., перенесенным на японскую почву.

В Японии Франциск пробыл всего лишь два года, но это было плодотворное время. С помощью Ядзиро он проповедовал перед благородными князьями и простым людом. Желая заручиться поддержкой правительства, иезуит побывал в Киото, но ему не удалось встретиться ни с императором, ни с военным правителем. Когда в 1551 г. Франциск покинул Японию, здесь насчитывалось примерно две тысячи христиан.

Дело Франциска Ксаверия успешно продолжили его собратья-иезуиты. К 1570 г. количество христиан в стране достигло 30 тысяч.

Что же способствовало широкому распространению христианства в Японии? Для японцев учение «кириситан» было не только религией, но и символом всего европейского, новомодного, необыкновенного. Оно стояло в одном ряду с такими заморскими диковинками, как огнестрельное оружие, кровати, стулья, часы, очки и табак. Португальцы с удовольствием делились данными благами западной цивилизации с торговцами и самураями, принимавшими христианство. Купцы получали возможность выгодно перепродавать экзотические товары. А феодалы, снабженные мушкетами и пушками, с успехом вели войны с соседями, вооруженными по старинке луками и мечами.

Кроме того, в католицизме, объединяющем всех людей без различия, дворяне видели альтернативу неподконтрольному буддизму, разделенному на множество школ, которые в «Эпоху воюющих провинций» были постоянными источниками социальной нестабильности. Знаменитые храмы и монастыри, обладавшие обширными землями, превратились в феодальные владения, а их настоятели — в независимых князьков. Святилища и обители, собиравшие тысячи паломников, нередко становились центрами массовых антиправительственных восстаний.

Если купцы и дворяне принимали религию «кириситан» из соображений политической и экономической выгоды, то простолюдины находили в евангельской проповеди поддержку и утешение в смутное время. Миссионеры учили народ, что миром управляет не множество местных божеств — «ками», а единый всемогущий Бог. Они проповедовали, что все люди, независимо от национальности, пола и общественного положения, одинаково равны перед этим Богом. А учение о существовании христианского рая помогало верующим переносить тяготы земной жизни.[4]

Японская миссия постепенно продвигалась в провинцию, но семинария и правление оставались в Макао. К 1582 г. число христиан достигло 200 тысяч, с 250 церквами и 59 миссионерами, из которых 23 были проповедниками, и 26 — японцами, принятыми в орден. Но в 1587 г. начались преследования иезуитов, что привело к первой великой казни 26 миссионеров в Нагасаки 5 февраля 1597 г. Затем последовали 15 лет относительного мира, когда число христиан насчитывалось 1,8 млн, а иезуитских миссионеров 140. В 1612 г. снова грянули преследования, становившиеся все тяжелее и тяжелее, пока более 120 христиан не приняли мученическую смерть. В последующие двадцать лет продолжалась беспощадная резня, причем любые иезуиты, пристававшие к берегу, казнились безотлагательно. В 1644 г. падре Гаспар де Амарал был утоплен при попытке причалить, и его гибель положила окончание вековым миссионерским усилиям, которые португальские иезуиты приложили к евангелизации Японии. Имя Японской провинции было сохранено, и к 1660 г. число верующих достигло 57, но миссия находилась в Тонкине и китайском Кочине.

Центральная и Южная Америка. Миссии в Центральной и Южной Америке были поделены между Испанией и Португалией. В 1549 г. падре Номбрега (1517—1570) с пятью компаньонами — португальцами, направились в Бразилию. Вначале прогресс был незначительным, но, когда им удалось изучить местный язык и приобрести доверие населения, распространение христианства набрало значительные темпы. Если не учитывать инцидент с Блаженным Игнасиу де Азеведу, принявшим мученическую смерть вместе с товарищами в 1570 г., миссия и в дальнейшем процветала. К 1630 г. она насчитывала 70 000 обращенных. К началу гонений на иезуитов, в Бразилии служили около 445 членов ордена и 146 в вице-провинции Мараньао.

В 1607 г. в Парагвае иезуитами были основаны поселения, просуществовавшие до 1767 г., наставляя и обучая коренное население как самостоятельно управлять своими делами и защищаться от испанских работорговцев. Они учили индейцев сельскому хозяйству, строительству, металлургии, книгопечатанию, музыке. Гуарани в Парагвае печатали книги по искусству, литературе и школьные учебники вплоть до американской революции. Иезуиты были изгнаны Карлом III из Парагвая, когда там насчитывалось 57 поселений, под опекой 385 пастырей находились около 114 тысяч местных жителей.

В 1773 г. Папа Климент издает буллу о подавлении влияния общества Иезуитов, их собственность была конфискована и либо распродана, либо передана под контроль государств. Школы были проданы или стали частью государственных систем образования, библиотеки расформированы, часть книг сожжена. Общество восстановил 41 год спустя папа Пий VII (1742—1823), и оно действует успешно по сей день во множестве стран.

Хотя роль Ордена иезуитов в истории Португалии была противоречивой, они внесли огромный вклад в национальную систему образования и развитие инфраструктуры португальских колоний.

  • [1] Иезуиты, также Орден святого Игнатия (основатель) — мужской духовный орденРимско-католической церкви, основанный в 1534 г. Игнасио Лойолой, активно занимался миссионерской деятельностью.
  • [2] Хусто Гонсалес. История христианства. Том 1. С. 69.
  • [3] Там же. С. 95.
  • [4] Там же. С. 157.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>