Полная версия

Главная arrow Туризм arrow ГЕОГРАФИЯ ТУРИЗМА. ЮЖНАЯ ЕВРОПА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

История и современное развитие туризма в Испании

Туризм средневековья, паломничества к святым местам

Испания — страна с невероятно богатой и интересной историей, в которой сохранилось очень много знаменитых памятников архитектуры. Впервые, признаки поселенцев на территории Испании появились еще 10—15 тысяч лет назад, примерно такой возраст имеют наскальные рисунки, которые были найдены в пещерах Альтамиры в Кантабрии.

Типичный вид передвижений эпохи средневековья (если не считать путешествий купцов и торговцев) — это паломничество и миссионерство, которые изначально никак не связывались с развлечениями. Одобрялся только один вид паломничества — ради покаяния.

Три великих пути паломничества в средневековом христианстве вели в Иерусалим, Рим и Сантьяго де Компостела. Паломничество в Сантьяго де Компостела начинает развиваться примерно с IX века, после того, как были найдены останки Апостола Иакова, убитого Иродом Агриппа в 44 г. в Иерусалиме, и позднее переправленные в Испанию, где и преданы погребению. Однако впоследствии место погребения было утеряно и только в 813 г. некий отшельник Пелайо (780—840) получил откровение об обретении мощей апостола Иакова (по-испански — Сайт Яго), сына Зеведеева, обезглавленного в Иерусалиме. Легенда гласит, что через несколько дней после видения Пелайо пастухи увидели на небе звезду, которая остановилась над местом, где и был обнаружен саркофаг с телом Апостола. Поэтому поселение Компостела, которое возникло на этом месте, берет свое название от латинского «Campus Stella» — что переводится как «Поле Звезды». Гробница Святого Иакова находится в подземелье под престолом главного собора города Сантьяго де Компостела; серебряная рака с мощами стоит в зарешеченной нише в 2 м от тропы паломников и благодаря подсветке хорошо видна восьмиконечная путеводная звезда, украшающая раку.

После того как епископ Теодомиро признал найденные останки подлинными, к ним по легенде приходил поклониться даже Карл Великий (768—814). Новость об обретении мощей Святого Апостола быстро распространилась по всему христианскому миру, и в Галисию отправились тысячи паломников, поклониться Апостолу, ориентируясь по Млечному пути — «дороге Святого Иакова» (имя города «Сантьяго де Компостела» означает «Святой Иаков на звездном поле»). Согласно легенде, Святой Иаков начертал его на небе, чтобы указать направление Карлу Великому в походе против арабов (сарацин[1]).[2]

Первым паломником, чье имя нам известно, был епископ Годе- скальк (936—962) из Ле Пюи, он совершил путешествие из Франции в Компостелу зимой 950—951 годов. Идея паломничества в Сантьяго базировалась не только на посещении святых мощей, но была связана с легендой о Карле Великом и Роланде, которая мистическим образом объединена с Млечным путем, ведущем к Finis Terrae (краю земли).

Новое паломничество получило статус великого после того, как папа Калликст (1159—1181) установил полное прощение грехов всем паломникам, прибывшим в Сантьяго в Святой Год или Год Юбилея Иакова, который традиционно отмечается, когда 25 июля (День памяти Иакова) приходится на воскресенье. «Святое путешествие» в Сантьяго совершили в разное время английский король Эдуард I (1239—1307), Жан де Бриенн (король Иерусалима, 1170—1237), святой Франциск Ассизский (1182—1226), фламандский художник Ян ван Эйк (1609— 1769), папа Иоанн Павел II (1978—2005) и миллионы безвестных паломников, которые шли по этому пути в течение девяти столетий и которые отправляются в паломничество в наши дни.

Чтобы облегчить путь паломникам в их путешествии до Сантьяго де Компостела, были написаны, так называемые «Гиды для паломников». Самая ранняя версия «Гида для паломников» приписывается папе Калликсту. Эта книга входит в Codex Callixtinus, написанный примерно в ИЗО—1170 гг. Ученые не пришли к единому мнению в определении авторства «Гида». Человек, написавший «Гид» и действительно совершивший паломничество в Сантьяго, скорее всего, был жителем провинции Пуату, хорошо образован и имел достаточное количество денег, чтобы путешествовать верхом. Современные путеводители для туристов во многом повторяют структуру «Гида». Хотя книги для путешественников писались и до XII в., но основу их составляло описание местности, и если книги были про паломничество, то главное место занимали жития святых. Наш «Гид» изобилует мельчайшими подробностями в описании быта и языка других провинций. Главы, посвященные качеству воды, описание земель и людей на этой дороге, придают не только особый колорит повествованию, но и содержат сугубо практическую информацию, которой не было раньше в книгах подобного рода. Вот, например, некоторые выдержки из «Гида»:

«В месте, называемом Лорка, в западной части Испании, течет река, называемая Соленый Ручей. Не вздумайте смочить свои губы или разрешить вашим лошадям пить там, потому что воды ее смертельны! На ее берегу, когда мы добирались до Сантьяго, мы встретили двух мужчин из Наварры, затачивающих свои ножи; у них было в обычае снимать шкуру с верховых лошадей пилигримов, которые испускали дух, отпив воды из этой реки. Когда мы спросили добрая ли вода в этой реке, эти лжецы уверили нас, что пить можно без опаски. Поэтому мы напоили наших лошадей и немедленно две из них околели, эти люди тут же их и освежевали. Воды всех рек между Эстеллой и Логро- ньо опасные для питья, как человека, так и животных, и рыба этих рек ядовита и есть ее нельзя... ибо без всякого сомнения, вы умрете вскоре после этого или же, по крайней мере, заболеете. И если случится, что кто-нибудь съест немного и не заболеет, то только потому, что он здоровее остальных или оставался на долгое время в этой стране. Вся рыба, говядина и свинина по всей Испании и Галисии несет болезнь иностранцам. Затем, вокруг Порта де Сиз расположена страна Басков, с их столицей Байонн, на морском побережье по направлению к северу. Эта страна, чей язык просто варварский, покрыта лесами и горами, лишена вина, хлеба и телесного пропитания разного рода, но все это восполняется яблоками, сидром и молоком. В этой стране есть зловредные сборщики пошлин, недалеко от Порта де Сиз, в городе называемый Остабат и в городе Сен Жан и в Сен Мишель Рид де Пор да будут они прокляты окончательно! Они стоят на пути паломников с двумя или тремя огромными палками, вымогая несправедливую пошлину силой. И если кто-нибудь, проходящий мимо, не хочет давать им денег согласно их требованиям, они бьют его палками и вырывают требуемую сумму, обругав его и обыскав до нижнего белья. Это лютые люди, и сама земля, на которой они обитают, предполагает грубость, как в лесах, так и на их диких дорогах. Свирепость их лиц и их варварский язык вызывает великий страх в сердцах тех, кто видит их»[3].

Сегодня в путеводителях, конечно же, мы вряд ли встретим подобные предостережения, но в то время главы, посвященные безопасности передвижения на безлюдных дорогах, и описания гастрономических пристрастий жителей той или иной провинции являлись обязательными. Популярность Пути Святого Иакова в Средние века можно объяснить еще и тем, что он объединяет в себе местные паломничества, путь проложен так, чтобы обязательно посетить самые почитаемые святыни.

Чтобы паломникам было легче передвигаться, на всех четырех путях во Франции и далее в Испании были специально построены дороги, возведены мосты и устроены приюты для ночлега. Автор «Гида» посвящает смотрителям дороги Святого Иакова целую главу, а также особого упоминания удостаиваются странноприимные дома, которые «расположены там, где более всего это необходимо. Это священные места, Божьи дома, места восстановления сил для святых паломников, для отдыха от тягот пути, для излечения от болезней, для спасения от смерти, для защиты живых».[4] Благодаря приходскому священнику из Себреро дону

Элиасу Санпедро, на всем пути были поставлены специальные указатели, на которых изображены звезда с расходящимися лучами в форме раковины.

Другим не менее важным центром паломничества стал Бенедиктинский монастырь Монсеррат. Это величайшая святыня Каталонии и ее патриотический символ, центр паломничества верующих и популярнейшая достопримечательность, притягивающая толпы туристов со всех концов мира. Расположенный в сердце самого известного горного массива Каталонии, монастырь Монсеррат окружен необычайным скалистым ландшафтом, поражающим причудливыми очертаниями гор. Народная и поэтическая фантазия представляла эту гору с ее заостренными пиками в виде огромного корабля, величественного замка, гигантского органа с нагромождением труб или застывшего костра окаменелых языков пламени.

Название горного массива Монсеррат происходит от каталонских слов mont (гора) и serrat (разрезанный, распиленный), то есть его можно перевести как «распиленная гора». Такое название объясняют необычной морфологией массива, который выглядит так, будто кто-то пытался распилить ее гигантской пилой. По одной из легенд, гору изрезали своими золотыми пилами скучающие ангелы. Как поется в обращенном к Богоматери Монсерратской гимне Virolai на стихи известного каталонского поэта Вердагера, «ангелы пилой золотой разрезали сии вершины, чтоб сотворить для тебя дворец».

История монастыря Монсеррат и его развитие как духовного центра началось в Средневековье и происхождение монастыря до сих пор до конца не выяснено. Первоначально здесь находился ряд небольших вестготских часовен, в VIII—IX вв. появились первые отшельники, облюбовавшие уединенные пещеры на горе Монсеррат. После Реконкисты, в конце IX — начале X в., граф Барселоны Вифред I Волосатый (870—897) передал эти места (включая четыре церкви) бенедиктинскому монастырю (Santa Maria de Ripoll).

Официально датой основания монастыря Монсеррат считается 1025 год, а его основателем — аббат Олива (971—1046). До тех пор Санта Мария де Монсеррат представляла собой лишь простой скит, ничем не выделявшийся на фоне остальных церквей этой горной местности, но после 1025 года ее статус кардинально изменился. В документах она начала именоваться «монастырем».

Скит Девы Марии, ставший основой нового монастыря, стал самым важным из всех религиозных центров на горе Монсеррат благодаря хранившемуся в нем чудотворному образу Черной Девы Монсерратской (La Moreneta), главный предмет паломничества, по легенде обнаруженному в горной пещере еще в 880 г. Согласно преданию, статуя была вырезана Святым Лукой и затем перенесена в Испанию Святым Петром. В 718 г. статуя была спрятана в горах Монтсеррат, чтобы укрыть ее от нечестивцев-сарацинов, после чего и была потеряна. В 890 г. La Moreneta была чудесным образом обнаружена пастухами в пещере, куда их привели загадочное сияние и ангельское пение, и на этом месте была воздвигнута часовня, а пещера получила название Santa Cova (Святая пещера)[5].

Распространение славы о чудесах Девы Марии Монсерратской привело к тому, что в монастырь стали толпами стекаться верующие со всех концов Каталонии и Европы. Монастырь превратился в настоящее святилище, а это, в свою очередь, повлекло за собой рост пожертвований и обеспечило возможность для непрерывного роста самого монастыря и увеличения его влияния в регионе.

Уже в XI в. началось расширение монастыря и его владений. Общине часто делали пожертвования, завещали или оставляли в дар земли, церкви и иное имущество; увеличивалось и количество паломников, желавших поклониться Деве Марии Монсерратской. Почитание это разделял как простой народ, так и церковные и гражданские власти, оказывавшие покровительство этому месту.

В марте 1522 г. в Монсеррат совершил паломничество исцелившийся от полученных на войне ран Игнасио де Лойола (1491—1556), будущий основатель ордена иезуитов. На исповеди он раскаялся в своих грехах, переоделся в рубище и отказался от военной деятельности, отдав свое оружие исповедовавшему его монаху, а военное облачение оставил у образа Мадонны Монсерратской. Затем он провел несколько месяцев в уединенной пещере близ соседнего городка Манреса, где соблюдал строгую аскезу, после чего отправился в паломничество в Святую землю. Считается, что именно после ночи молитв, проведенной перед Черной Мадонной Монсерратской, началась новая жизнь Лойолы и к нему пришла мысль основать Общество Иисуса.

В 1881 г. состоялась церемония канонической коронации образа Черной Мадонны и ее провозглашения святой покровительницей Каталонии.

Дикая природа Монсеррата и его огромное религиозное значение издавна привлекала романтично настроенных путешественников и являлась источником вдохновения для художников, поэтов и музыкантов. Первые поэтические творения, связанные с Монсерратом, носили в основном религиозный характер. В качестве примера можно назвать «Песни Деве Марии», записанные при дворе короля Альфонсо X Мудрого (1221—1284). Об уникальном пейзаже этих гор тогда еще не писали. Французский поэт XIV в. Жан д’Аррас (1165—1210) в своем романе

«Мелюзина» (1393) первым упоминает о красоте этих мест, и, начиная со времен Возрождения, авторы уже не скрывают своего восхищения фантастической природой Монсеррата. Примером может служить книга «История и чудеса Богоматери Монсерратской» (1514) аббата Педро де Бургоса. У Мигеля Сервантеса (1547—1616), Лопе де Веги (1562— 1635) («Пилигрим в своем отечестве») и Хуана Переса де Монтальба- на (1602—1638) («Происшествия и чудеса любви») Монсеррат и его отшельники становятся героями сентиментальных новелл, события которых развертываются на фоне живописных горных пейзажей.

  • [1] Со времени крестовых походов жители Европы стали называть сарацинами всехмусульман. Слова «сарацин» и «мавр» стали синонимами.
  • [2] Frey Nancy Louise. Pilgrim stories: on and off the road to Santiago. P. 126.
  • [3] Церковь Ингрии. 2011. № 4. С. 52.
  • [4] Там же. С. 58.
  • [5] Существуют различные гипотезы, объясняющие странный черный цвет Мадонныи Младенца, но ни одна из них в достаточной степени не обоснована. Согласно однойиз теорий, первые изображения Мадонны с Младенцем базировались на иконографииИзиды и ее сына Гора, которых иногда изображали черным цветом. Согласно другой,черный цвет — это отсылка к Песне Песней («Черна я, но прекрасна»), комментариик которой были в то время популярны. Возможно также, что черный цвет ассоциируетМадонну с Матерью-Землей, подобные параллели проводились раннехристианскимитеологами (св. Амвросий: «От девы-земли — Адам, Христос — от Девы»). Впрочем,вполне вероятно, что статуя просто потемнела от копоти множества свечей, деннои нощно на протяжении веков рядом с ней возжигаемых.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>