Традиционная и современная эстетика

История эстетики отчетливо разделяется на два основных этапа. Первый из них, именуемый традиционной эстетикой, начался еще в античности и продолжался примерно до середины XIX в. Второй этап, называемый современной (иногда неклассической, или нонклассической) эстетикой, охватывает последние полтора столетия.

Современная эстетика не имеет, как и в прошлом, никакой общепринятой парадигмы (образцовой, общепринятой теории) и представляет собой множество несовместимых друг с другом и конкурирующих между собой концепций. В их числе марксистская, неомарксистская, позитивистская, феноменологическая, экзистенциалистская, прагматистская, неотомистская и другие эстетики. Существующие направления в эстетике различаются своими пониманиями искусства и его истории, теми общими понятиями, которые используются при анализе искусства, истолкованиями функций искусства, разбиениями истории искусства на основные ее этапы, выделением основных линий прошлого развития искусства и представлениями о тенденциях будущего его развития. Когда речь заходит об эстетике, всегда необходимо уточнять, какая из многочисленных ее версий имеется в виду. Но то, что эстетика существует в форме множества разнородных, не сводимых даже в расплывчатое единство теорий, и, надо думать, всегда будет существовать в такой форме, нс снижает ценности философского осмысления эстетического.

Идея существования "двух эстетик"

Традиционная эстетика, у истоков которой стояли Платон и Аристотель, развивалась очень медленно и обсуждавшиеся в ней проблемы зачастую не отличались от проблем, поставленных еще ее основателями. Современная эстетика явилась попыткой осмыслить ту революцию в искусстве, которая постепенно вызревала на протяжении всего XIX в. и совершенно недвусмысленно выразила себя уже в самом начале XX в. возникновением кубизма, футуризма, абстракционизма и т.д.

Новая эстетика на первых порах резко противопоставляла себя традиционной эстетике. Постепенно стало, однако, понятно, что преемственность существует нс только в развитии эстетического видения мира человеком, но и в философском осмыслении такого видения и выражающего его искусства, и что одна из задач новой эстетики заключается в уточнении, систематизации основных категорий и идей традиционной эстетики и в определении их места в более общей и более фундаментальной современной эстетике. Со временем основное содержание традиционной эстетики должно войти в состав современной эстетики, так что традиционные философские представления об эстетическом видении и искусстве окажутся одним из фрагментов современных философских представлений о них.

Вместе с тем, как показывает развитие эстетики в прошлом веке, процесс переосмысления традиционных философских представлений об эстетическом видении и искусстве идет пока что медленно и является внутренне противоречивым. До сих пор, в частности, распространенной является идея, что будто бы параллельно существуют и будут неограниченно долго существовать две совершенно разных, в сущности, несовместимых друг с другом эстетики – традиционная и современная.

Истоки этой идеи – в сложности процесса усвоения современной эстетикой категорий и концепций традиционной эстетики. Этот процесс действительно все еще далек от завершения. Но сама по себе идея двух параллельных, не зависящих друг от друга эстетик представляется по меньшей мере странной. Столь же странным было бы утверждение, что сейчас под видом единой науки физики развиваются две разных научных дисциплины – классическая (ньютоновская) физика и неклассическая, или современная, физика, включающая квантовую механику и общую теорию относительности. Или мнение, что в настоящее время на равных правах существуют две биологии, две разных химии или две экономических науки – скажем, одна, разработанная когда-то А. Смитом, и другая – современная экономическая наука и т.п.

Об одной и той же предметной области, рассматриваемой с некоторой единой точки зрения, может существовать только одна научная дисциплина. В период научной революции она может включать разные, конкурирующие между собой концепции, однако ни об одной из них нельзя сказать, что она является особой наукой.

Эстетика является наукой об эстетических аспектах, или эстетическом измерении, человеческого существования. Эстетическое меняется со временем, но не настолько, чтобы однажды возникли и параллельно существовали две совершенно разных науки об эстетическом, две разных эстетики.

Эстетическое находит свое наиболее концентрированное выражение в искусстве. Искусство и его философские истолкования постоянно изменяются, но нет оснований предполагать, что в настоящее время существуют две параллельных философии искусства, причем таких, что одна из них говорит о старом искусстве, а другая – исключительно о современном искусстве.

Между двумя последовательными этапами в развитии эстетики – традиционной и современной эстетикой – существуют серьезные различия. Они связаны как с радикальными изменениями в эстетическом видении и искусстве, имевшими место в последние полтора века, так и с изменением самой философии и, соответственно, принципов философского анализа искусства. Отличие современной эстетики от традиционной остается пока что почти неисследованным, что во многом обусловлено тем, что современная эстетика находится пока что в процессе своего становления.

Различия традиционной и современной эстетики. Тем не менее уже сейчас можно указать несколько принципиально важных моментов, в которых различаются старая и новая эстетика.

Традиционная эстетика утверждала, что искусство призвано представить мир в модусе красоты. Однако более важная задача искусства – расширение и углубление многообразной жизни человеческой души. Красота – не единственное измерение человеческого существования и не единственная ценность, реализуемая искусством. Задача искусства шире и сложнее – делать душевную жизнь человека более динамичной и разнообразной, и только в частности – давать ему образцы прекрасного.

Традиционная эстетика видела главное предназначение искусства, как и вообще эстетического созерцания, в том, чтобы доставлять человеку удовольствие. Иногда говорилось об особом эстетическом удовольствии. Искусство создает красоту, красота – источник удовольствия, ради этого специфического удовольствия, доставляемого созерцанием красоты, и существует искусство. Ради удовольствия существует всякое эстетическое созерцание.

Тема связи красоты с удовольствием проходит через всю историю старой эстетики. Не вдаваясь в детали, можно отметить следующее.

Созерцание далеко не всякого произведения искусства порождает в душе человека удовольствие. Особенно это очевидно в случае современного искусства, зачастую пытающегося не столько доставить человеку наслаждение, сколько шокировать его, выбить из привычной колеи, поднять дыбом волосы на его голове и т.п.

В пьесе Э. Ионеско "Лысая певица" герои говорят о болгарском бакалейщике Розенфельде и докторе Маккензи Кинге. Первый из них – "большой специалист по йогурту. Окончил институт йогурта в Андрианополе.

  • – Завтра же надо будет купить у него большой горшок болгарского фольклорного йогурта. Такие вещи редко встретишь у нас в окрестностях Лондона. Йогурт прекрасно действует на желудок, почки, аппендицит и апофеоз. Это мне доктор Маккензи Кинг сказал, который лечит детей наших соседей, у Джонсов. Он хороший врач. Ему можно верить. Он никогда не пропишет средства, которое бы на себе не испробовал. Прежде чем оперировать Паркера, он сперва сам лег на операцию печени, хотя был абсолютно здоров.
  • – Так почему же доктор выкарабкался, а Паркер умер?
  • – Потому что операция доктора прошла удачно, а операция Паркера неудачно.
  • – Значит, Маккензи плохой врач. Операция должна была пройти удачно в обоих случаях либо в обоих случаях дать летальный исход.
  • – Почему? – Добросовестный врач умирает вместе с больным, если оба они не выздоравливают. Капитан корабля вместе с кораблем гибнет в волнах. Если тонет корабль, он не может остаться в живых".

Какая красота может содержаться в этом абсурдном разговоре? Зритель или читатель пьесы, несомненно, получает удовольствие. Но нс от соприкосновения с прекрасным, а от ощущения банальности повседневности, осознания эклектичности обычного мышления, нередкой и совершенно не нужной его заумности, и в особенности от пронизывающего пьесу чувства, что абсурд – одно из непременных измерений человеческой жизни, и что эту ее сторону нужно принимать как что-то само собой разумеющееся.

Поэма Т. С. Элиота "Бесплодная земля" не является ни в малейшей мере развлекательной. В ней нет ни выдающихся, или хотя бы интересных, героев, нет сатиры или захватывающего описания грехов, нет пропаганды, призыва подняться и что-то совершить. Поэма не содержит ни приговоров, ни предложений. В ней описывается зло, в котором обвинять некого и нечего, зло, которое нс излечить, даже если разрушить дотла существующую социальную систему, настолько подорвавшую цивилизацию, что политические средства приблизительно так же полезны, как припарки при заболевании раком. Р. Дж. Коллингвуд, считавший Элиота поэтом, обладающим пророческим даром, говорил, что в "Бесплодной земле" Элиот показывает, "чем поэзия может быть", так как художник должен пророчествовать не в том смысле, что он может предсказывать грядущие события, а в том смысле, что он может раскрыть своей аудитории, рискуя навлечь на себя ее неудовольствие, секреты их собственных сердец[1].

Какое удовольствие доставляет, скажем, картина И. Репина "Бурлаки на Волге"? Группа уставших, одетых в лохмотья людей тянет на лямках небольшое судно, на палубе которого гуляют довольные собой, беззаботные, хорошо одетые люди.

На картине английского художника прошлого века Р. Бэкона "Портрет Джорджа Дайера на велосипеде" на розовофиолетовом фоне представлен молодой человек, мчащийся на велосипеде. Лицо этого человека затемнено, но удастся угадать, что он очень доволен. В центре головы намечен вырез, через который смотрит внимательный, несколько настороженный глаз. Фигура человека размыта, на месте переднего колеса велосипеда катятся сразу три зеленоватых обода, заднее колесо одно, но оно как будто сломано. Внизу валяется какая-то неопределенная жестянка с длинной ручкой. Бэкон прекрасно передаст радость жизни, удовольствие несколько легкомысленного молодого человека от езды на велосипеде. Почему, однако, зритель должен получать удовольствие от созерцания этой картины?

Эстетическое – это не столько красота, сколько столкновение прекрасного и безобразного, возвышенного и повседневного, трагического и фарсового, серьезного и игрового, рассудочного и чувственного, последовательного и абсурдного и т.д. Искусство, воплощающее эстетическое видение мира в наиболее прозрачной и чистой форме, если и сосредоточивается на прекрасном, то, скорее, не на прекрасном, существующем в реальности, а на прекрасном изображении всего того, что интересно человеку и что расширяет его опыт, будь то отвратительное, скучное, банальное и т.п.

В новой эстетике утвердилось гораздо более широкое понимание искусства как области человеческой культуры. Искусство является не просто средством воплощения красоты, особо эффективным способом установления чувственно-разумных отношений с миром, позволяющим индивиду и обществу совершенствовать себя. Утвердилось и более широкое представление о задачах, или функциях, искусства. С помощью искусства человек улавливает выражение чувств и мыслей других людей и выражает собственные чувства; познает мир в форме художественных образов, символов и т.д.; учится эстетически оценивать реальность; побуждает к определенной, представляющейся ему позитивно ценной деятельности.

Переход от традиционной к современной эстетике сделал очевидным изменение той системы категорий, или системы координат, в рамках которых эстетика рассуждает об искусстве.

Категории традиционной эстетики: искусство, произведение искусства, законы (или закономерности) развития искусства, художник, мимесис (подражание), художественный вкус, художественный образ, прекрасное, возвышенное, трагическое, комическое, безобразное, низменное, шедевр, эстетическое созерцание, катарсис, виды искусства, художественные жанры, композиция и др. В этой системе категорий существовала определенная и устойчивая иерархия.

Современная эстетика включила все эти категории, существенно переосмыслив, однако, их содержание. Она принципиально изменила старую иерархию категорий и ввела целую серию новых категорий, без которых, как выяснилось, не является возможным достаточно полный анализ не только современного эстетического видения и искусства, но и эстетического видения и искусства предшествующих эпох. В числе новых категорий можно упомянуть: художественный стиль, тенденция в развитии искусства, художественное пространство, художественное время, игра, абсурд, лабиринт, повседневность, символ, симулякр, деконструкция и др.

Радикально изменились сама иерархия категорий эстетики. Традиционная эстетика считала основной задачей искусства формирование и развитие способности человека осмысливать окружающий мир и самого себя в ракурсе красоты. Прекрасное выступало как центральная категория искусства и его философии. Современное искусство показало, однако, что прекрасное не единственная и не главная цель искусства. В связи с этим на первый план выдвинулась более широкая категория эстетического.

Современная эстетика исходит из мысли, что история искусства, как и сама человеческая история, представляет собой последовательность индивидуальных и неповторимых событий. В ней нет никаких общих законов, определяющих ее ход и предопределяющих будущее. Каким окажется будущее, во многом зависит от деятельности самого человека, от его ума и воли. В эстетике невозможны какие-либо предсказания, опирающиеся на научные законы ("законы развития искусства"), хотя в ней возможны предсказания, основывающиеся на знании причинных связей и устойчивых тенденций в развитии искусства. Будущее является открытым не только для индивидов, но и для отдельных обществ и для человечества в целом. Вместе с тем будущее в известной мере определяется каузальными связями, имеющимися между существующими явлениями и уже успевшими сложиться и проявить себя тенденциями развития. Предсказание развития искусства в будущем является сложным, во многом такое предсказание ненадежно, но, тем не менее, оно возможно.

Искусство столь же богато, как и сама жизнь, ткань которой оно пропитывает и делает ее эластичной. Его функции многообразны, и основные из них можно выделить только примерным образом: когнитивная (познавательная), экспрессивная (выражение чувств), оценочная (или оценочнонормативная) и оректическая (возбуждение и внушение определенных чувств). Кроме того, искусство является важным средством воспитания человека. Оно позволяет ему также отвлечься от реальности, уйти в мир вымысла и иллюзии и хотя бы какое-то время "жить чужой жизнью", жизнью героев романов, кинофильмов и т.п. Разнородность всех этих функций, а иногда и прямая их несовместимость – причина того, что далеко не каждое произведение искусства реализует их с одинаковым успехом. Но как раз широта задач искусства и его способность изменяться с изменением жизни, постоянно оставаясь столь же гибким и готовым к будущим переменам, как и она сама, не дают ему закоснеть в жестких разграничениях и абстрактных противопоставлениях прекрасного – безобразному, отображаемого – воображаемому и т.п.

В традиционной философии искусства основное внимание уделялось созерцательным, или пассивным, функциям искусства – когнитивной и экспрессивной. Современная философия искусства, как и современная философия в целом, подчеркивает прежде всего активные функции искусства – возбуждение чувств, переоценку реальности, побуждение к действию.

Традиционная эстетика мало интересовалась вопросом о развитии искусства, не пыталась выделить и проанализировать основные периоды этого развития, избегала сопоставления искусства разных эпох и стилей. В современной эстетике понятие эволюции искусства стало одним из центральных.

Одновременно новая эстетика установила более тесные связи с другими науками об искусстве – социологией искусства, психологией искусства, искусствознанием и др., а также с другими разделами философии, и в первую очередь с социальной философией и философской антропологией.

Это явилось одним из результатов постепенного утверждения в эстетике принципа социально-культурной детерминации искусства, обусловленности не только его содержания, но и его формальных приемов культурой общества, цивилизации, исторической эпохи. Восприятие искусства как одного из феноменов культуры дало возможность сопоставления искусства с другими областями культуры и сравнительного, конкретно-исторического его исследования. Таковы, в частности, развиваемое Г. Г. Гадамером сравнение искусства с игрой, сопоставление искусства с наукой, понимаемой не как совокупность чистых результатов, а как протяженная во времени человеческая деятельность, подчиняющаяся определенным канонам и преследующая известные ценности, и др.

Современная эстетика рассуждает в координатах иных эстетических категорий, чем традиционная эстетика. Кроме того, новая эстетика, будучи составной частью современной культуры, опирается в своих теоретических рассуждениях на совершенно другие категории, чем предшествующая культура. Утвердившееся начиная с середины XIX в. новое эстетическое видение мира – всего лишь незначительный фрагмент нового видения мира современной культурой. Изменение системы эстетических категорий – только следствие более глубинного преобразования категориального аппарата современной культуры, или, иначе говоря, утверждения современного "духа времени", современного способа видения мира.

Более подробно об этих проблемах говорится далее, сейчас же можно отметить, что принципиальная новизна вырастающего из глубин современной культуры нового видения мира связана с тем, что это – видение мира не в ракурсе бытия, т.е. постоянного повторения одного и того же, а в аспекте становления, постоянного обновления, связанного, в частности, с деятельностью человека. Формирование нового духа времени имело далеко идущие последствия во всей современной культуре, включая философию, искусство, эстетику, философию искусства и т.д.

Завершая анализ соотношения традиционной и современной эстетики, необходимо еще раз подчеркнуть, что нет двух параллельно существующих эстетик, одна из которых применима только к традиционному эстетическому видению и искусству, а другая – исключительно к современному эстетическому видению и искусству.

Подобно тому, как современное искусство является не обрывом постепенности в развитии искусства, а продолжением и естественным развитием тех тенденций, которые начали складываться еще в старом искусстве, так и современная эстетика является не только радикальным пересмотром, но и продолжением и развитием тех линий, которые существовали в рамках традиционной эстетики. Сложность установления связей одновременно разрыва и преемственности между старой и новой эстетикой во многом обусловлена тем, что контуры нового эстетического видения и современного искусства еще не вполне ясны, а основные понятия современной эстетики остаются во многом неясными и спорными.

  • [1] См.: Коллингвуд Р. Дж. Принципы искусства. М., 1999. С. 303–304.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >