Полная версия

Главная arrow Этика и эстетика arrow Эстетика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

4.5. Социологические и функциональные определения искусства

Еще одна группа определений искусства – это социологические его определения. Они исходят из идеи, что поскольку искусство исторически обусловлено, ошибочно предполагать существование такого универсального объекта – категории, деятельности или установки сознания, – который был бы совершенно независим от истории и одновременно являлся бы отличительной характеристикой искусства.

Во все времена представления о том, какие из созданных человеком вещей относятся к произведениям искусства, в большей мере зависят от социальных факторов, чем от самих этих вещей. "Социальная теория искусства показывает, – пишет социолог Д. Вульф, – что, во-первых, определенные типы предметов случайно становятся “искусством”. Во-вторых, они заставляют нас задаться вопросом о различиях, традиционно проводимых между искусством и неискусством, поскольку очевидно, что сущность произведения или творчества не содержит ничего такого, что отличало бы их от других видов деятельности, с которыми они могут иметь много общего"[1]. Художественная или литературная критика не может служить обоснованием какого-то истолкования искусства уже потому, что представления художественных критиков в не меньшей мере зависит от социального контекста, чем мнение аудитории, воспринимающей искусство.

Нельзя предполагать, что имеется именуемая искусством универсальная неизменная форма, обнаруживаемая всегда и всюду. Художественная практика, художественная критика и сама организация искусства являются продуктами развития общества и должны осмысливаться в терминах исторического развития.

К социологическим теориям искусства, противостоящим философской эстетике, относятся марксистская эстетика, структурализм, постструктурализм.

Функциональные определения искусства

К определениям социологического типа близки функциональные определения искусства. Произведение искусства выполняет многие функции: оно выражает определенные чувства и внушает их, оценивает окружающий человека мир и описывает его, говорит о том, и почти всегда одновременно о том, что должно быть. Смысл искусства и его функции – одна из наиболее сложных тем философии искусства.

О предназначении искусства речь пойдет далее, сейчас же можно выделить социальную и личностную (персональную) роль искусства. В социальном плане искусство является одним из действенных средств социализации индивида и преодоления чрезмерной, самодовлеющей структуризации общества, уравновешивания структурных и коммунитарных (общинных) социальных отношений. В личностном плане искусство – средство самопознания человека, расширения и углубления его душевной, чувственно-рассудочной жизни.

4.6. Неясность и неточность понятия искусства

Значение определений искусства не следует переоценивать. Никаких однозначных, сколько-нибудь жестких критериев отделения искусства от неискусства и произведения искусства от того, что не является им, не существует.

Употребление и понимание понятия предполагает знание его смысла, или содержания, и отчетливое представление о классе тех объектов, к которым оно относится. Понятие, отсылающее к размытому, нечетко представляемому множеству вещей или к множеству, граница которого неопределенна, является неточным. Понятие с неясным смыслом, размытым и неопределенным содержанием обычно называется содержательно неясным, или просто неясным[2].

Например, понятие "музыкальный концерт" является относительно точным: обычно мы уверенно распознаем, является ли прослушанное нами исполнение музыки концертом или нет. Вместе с тем содержание этого понятия не вполне ясно. Если исполняется только современная, атональная музыка, некоторые слушатели могут сказать, что это был не концерт, а какая-то какофония.

Многие общие понятия и естественного языка, и языка философии являются одновременно и неясными, и неточными. Их содержание расплывчато, сверх того, они отсылают к нечетко очерченному классу объектов. Таковы, в частности, понятия "бытие", "становление", "рациональность", "детерминизм", "причинность", "интуиция" и т.п.

Неясными и одновременно неточными являются и многие научные понятия. Одним из источников споров, постоянно идущих в биологии, особенно в учении об эволюции живых существ, является неясность таких ключевых понятий этого учения, как "вид", "борьба за существование", "эволюция", "приспособление организма к окружающей среде" и т.д. Нс особенно ясны многие центральные понятия психологии: "мышление", "восприятие", "темперамент", "личность" и т.п.

Нет ничего странного в том, что понятие искусства является одновременно неясным и неточным. Было предпринято много попыток выявить те особенности искусства (или, как иногда говорят, "настоящего искусства"), которые позволили бы отграничить последнее от многообразных подделок под искусство. Но полной определенности и отчетливости понятию "искусство" так и не удалось придать. Более того, есть все основания думать, что это понятие вообще не допускает вербального определения, так что наивно требовать, чтобы философия искусства начиналась с определения понятия искусства.

Важно также учитывать, что понятия, лежащие в основании отдельных философских теорий, по необходимости остаются содержательно неясными до тех пор, пока эти теории способны развиваться. Полное прояснение таких понятий означало бы, в сущности, что перед теорией уже не стоит никаких вопросов. Если бы, скажем, философская антропология дала безупречное определение человека, исчезла бы необходимость в существовании самого этого раздела философии.

Это относится и к понятию искусства. Как само искусство, так и философское его познание является, можно предполагать, бесконечным предприятием. И до тех пор, пока оно будет продолжаться, понятие искусства неминуемо должно остаться не вполне ясным и точным.

Понятие искусства можно отнести к тем понятиям, которые Л. Витгенштейн называл "семейными". Видя порознь членов некоторой семьи, мы можем не догадываться об их родственных отношениях; но как только они собираются вместе, сравнивая их друг с другом, мы сразу же замечаем, что они похожи. Тот, кто сталкивается поочередно с искусством Возрождения, классицизма, абстракционизма, кубизма, дадаизма, поп-арта и т.д., вряд ли увидит их внутреннее родство. И только если эти течения в искусстве будут собраны вместе, так сказать под одной музейной крышей, станет ясной их схожесть друг с другом. Абстракционизм совершенно не похож на дадаизм, но у дадаизма есть нечто сходное с футуризмом, а у футуризма – с абстракционизмом.

Понятие искусства подобно таким "семейным понятиям", как "язык", "игра", "пейзаж" и т.д. Мы говорим, в частности, не только об играх людей, но и об играх животных и даже об игре стихийных сил природы. Если брать только игры человека, то игрой будут и футбол, и шахматы, и действия актера на сцене, и беспорядочная детская беготня, и выполнение стандартных обязанностей, предполагаемых такими социальными ролями, как "роль брата", "роль отца" и т.п., и действия, призванные кому-то что-то внушить, и т.д. В случае многих ситуаций невозможно решить, делается что-то "всерьез" или же это просто "игра". В частности, само искусство может рассматриваться как определенного рода игра. Понятие игры является не только размытым, но и неопределенным по своему содержанию. Всякая ли игра должна иметь правила? Во всякой ли игре, помимо выигравших, есть также проигравшие? Даже на эти важные вопросы не так просто ответить.

Неясность и неточность понятия искусства не является, таким образом, чем-то из ряда вон выходящим. Эти черты свойственны многим понятиям как повседневного, так и научного языка.

Огюст Ренуар как-то заметил, что настоящее искусство должно быть необъяснимым и неповторимым. В этом искусство подобно таким внешне простым человеческим чувствам, как любовь, симпатия, дружба и т.д.

Те черты искусства, которые упоминаются обычно, – это лишь то, что понятно в нем, или, лучше сказать, то, что лежит перед глазами. Но в искусстве, несомненно, есть и что-то непонятное, таинственное, невыразимое и даже мистическое. И возможно, как раз эти ускользающие от вербальных объяснений стороны искусства и являются главными в нем.

  • [1] Wolf J. Aesthetics and Sociology of Art. London, 1988. P. 14.
  • [2] См. об этом более подробно: Ивин А. А. Неясность // Философия. Энциклопедический словарь / под ред. А. А. Ивина. М. 2004. С. 575–576; Его же. Неточность // Там же. С. 571–573.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>